Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Владимир Кочкин. Право искушать. Часть 3. Глава 4.



О, Доблестный, рвешься ты в бой, осмелев.
Но прежде чем ринуться - дело бойца
Намерения вражьи постичь до конца.
Фирдоуси.

ГЛАВА 4. МАГ ИСЧЕЗ... - ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?!

1.
Самое время сказать, что такое сознание и подсознание с точки зрения магов. Без этих знаний говорить о колдовстве всё равно, что воду в ступе толочь. А мне хотелось бы, пусть не углублённо, пусть поверхностно, но так рассказать о том, чтобы даже Фома Неверующий, (если среди моих читателей такой найдётся), хоть чуточку да поверил. И не только поверил, но и попытался колдовать. И не только колдовал чтоб, а влил в душу человечества хотя бы немного своего душевного тепла.

Пожалуй, ликбез наш лучше всего начать с утверждения, что каждая живая клетка обладает сознанием. Это звучит кощунственно, но... Нет, не будете Вы оспаривать тот факт, что любая живая клетка, хоть в человеке, хоть в животном, хоть в насекомом, и тем более клетка какой-то бактерии, вынуждена добывать себе пищу и защищаться. А для этого ей - согласитесь! - необходимо ощущать, осмысливать действительность и всякий раз, в зависимости от обстоятельств, принимать конкретные решения. А это функции сознания.
Каждая живая клетка имеет подсознание. Основой подсознания клетки является эргоинформационное поле генетической наследственной программы клетки. Но если наследственная программа проявляет себя частями, как некое определенное информационное воздействие в каждый конкретный миг времени, то подсознание клетки вобрало в себя развертку всей этой программы по временной оси. Оно помнит, как нарождалась клетка и знает, когда ей предстоит погибнуть, (разделиться на две клетки). И помнит обо всех опасностях, которыми подвергались когда-либо клетки предшественницы, вплоть до тысячи, а возможно до миллиона поколений. На вооружении у него готовые методики, (программы и подпрограммы), как этих опасностей избегать.
Чуть упрощенно излагаю, уж простите.
Сознание и подсознание играют в жизни клетки более серьёзную роль, чем все её программы и подпрограммы. Они - живые сущности. Как любому живому существу, им свойственно совершать поступки и ошибаться.
Сознания и подсознания клеток дерева, создают эргоинформационное поле дерева, (ЭИП). Оно решает, в какие стороны дереву раскинуть ветви, сколько вырастить плодов для продолжения рода, когда включить какую-то защитную подпрограмму, но это не совсем осознанные действия - по сути своей, и это программы, которые запускают в действие другие многочисленные программы и подпрограммы. Говорить о какой-то сознательной деятельности дерева нельзя.
Совокупность эргоинформационных полей живой почвы, трав, грибниц, мхов, кустарников, деревьев, насекомых и даже животных и людей, (на некоторой замкнутой территории), формируют единое эргоинформационное поле леса, (ЕЭП), которое может осознать себя и обрести разум.
Да - разум!
Это не совсем чуждый человеку рассудок, ибо разумностью лес, по сути своей, заражает человек. Не напрямую, косвенно - через Высший разум Земли, ему выгодно наделить лес интеллектом.
Разум леса несколько иной, чем у человека, оперирует и руководствуется другими критериями, но опытный колдун может найти с ним общий язык. Вот только, не с каждым колдуном лес захочет разговаривать. Это очень сильная сущность, её почти невозможно подчинить себе. Только она, сама, решает, кто достоин... - нет, не дружбы. Тут нечто другое... - доверительности, что ли.
Попытайтесь, возможно, вам повезет. Хотя бы ради того, чтобы стать ходячей энциклопедией по лекарственным травам, стоит рискнуть. Колдовской прием тут один и он - прост. Нужно подойти к любому дереву в лесу, приложить к стволу ладони и представить, что разум леса концентрируется в этом дереве. Следом нужно как бы передать в дерево эргоинформационный слепок с самого себя.
Не знаете, как это делается, и шут с ним. Просто скажите:
- Здравствуй лес, это я!
Лес сам снимет с Вас эргоинформационный слепок, как моментально снимает его с каждого человека, который попадает в зону действия его разума. Но - крайне важно! - чтобы инициатива исходила от вас, лишь в этом случае возможен контакт.
Не падайте в обморок, если услышите внутри себя голос леса. Я не знаю, что именно он будет вам говорить, зато знаю стопроцентно - это ваша тайна, тайна двоих. Не стоит посвящать в неё всех, тем более людей посторонних, иначе можно лишиться благосклонности леса.
Лес никогда не передаёт человеку знания, которые его мало интересуют. Лес никогда не откроется тому, кто не верит в его разумность, хотя бы на уровне веры в сказку.
Чаще лес говорит с помощью образов и чувств, а не слов - на уровне интуитивного восприятия. А с обычными людьми, особенно на первых порах, посредством эмоций.
Впрочем, даже непосвященному (было бы желание и умение не столь сложное) в лесу можно найти посредника. Того же лешего, к примеру.
Раньше, в древние времена, общаться с лесом было намного проще. У каждого леса был свой бог, который явиться мог путнику в грозном обличье сказочного героя и строго спросить за плохое к нему отношение. Приняв облик человека, лес мог запросто посидеть у костра с мужественным охотником или искателем приключений. Рассказать о своем житье-бытье. Послушать забавные рассказы гостя. А то и помочь, явив сказочный подарок: волшебный лук, который не знает промахов; посох, приносящий удачу; бальзам, залечивающий раны.
Раньше у каждого старого дерева, пожившего на веку, была душа - подселенная сущность, которая могла явиться человеку в том или ином облике. У каждой реки, долины или горы были свои богини и боги. Они и сейчас есть, но люди перестали в них верить и уже не имеют они той силы, что была некогда дана воображением людским. Жаль, что так произошло. Жить рядом со сказкой интересней.
Подходя к лесу, я всегда говорю:
- Здравствуй дедушка лес!
А, уходя, (особенно от души, если уношу домой корзину грибов, либо когда душа звенит от восторга), кланяюсь и благодарю:
- Спасибо, дедушка лес!
Лесу не важно, хоть миленьким назови, лишь бы искренен был в своих чувствах... Ан, нет. В словах "отец" и "дедушка" более глубокий смысл: в собственном отце и в своём дедушке - мои "корни", опора. Называя так лес, я как бы провожу параллель родства с ним. Словно говорю: ты и я - "одной крови".

Лес - сильнейшая эргоинформационная сущность, готовая с любым поделиться, безвозмездно к тому же, своей энергией. Но он будет трижды благодарен Вам, если не только забирать будете его блага, но и щедро одарите его своей любовью.
Увы, сегодня взаимоотношения человека с лесом намного сложней. Чем сильнее становится сознание людей, тем более мощным делается Высший разум. Как следствие, преумножаются способности леса. А это уже прямая угроза благополучию человечества. Мы привыкли смотреть на лес, как на нечто неодушевленное. Лес же не только способен регулировать численность обитающих в нем насекомых, птиц и животных, но и постепенно обретает способность созидать.
Пока не всякий лес проявляет враждебность по отношению к человеку, но с каждым годом леса все больше и больше начинают от человека защищаться. Если мы и впредь будем продолжать относиться к лесам столь же варварски, их ЕЭП найдут сотни способов постоять за себя. Это могут быть, кроме клещей, еще какие-то насекомые, несущие в себе людские болезни, а то и смертельный яд. Съедобные грибы, деликатес, из-за которого не жаль намотать сотню километров на колеса личного автомобиля, вполне способны превратиться в страшную по воздействию отраву. А то обратятся леса в места, угнетающе воздействующие на психику и здоровье человека.
Собственно, так оно и есть, уже сейчас. Увеличивается количество людей, которые близко не подойдут к лесу летом - аллергия!
Я бы не советовал отдыхать жителям Северо-западного района Челябинска в километровой зоне леса, которая примыкает к городу около лыжной базы. Этот лес по-прежнему охотно впускает человека в свое энергоинформационное поле. (Не так-то просто ему изменить заложенные природой и Высшим разумом параметры). Он все еще дает заряд бодрости и положительной энергии, но излучения его уже не те, а в некотором спектре более вредны, чем полезны. Повинны в этом больные деревья и тонны мусора, который отравляет почву.
Неряхи и хулиганы, возразите Вы.
А я бы в первую очередь ткнул пальцем не в того, кто бесцельно вонзил нож в дерево, оторвал от березы кусок коры для розжига костра, сжег пустую пластиковую бутылку, образовав ядовитый дым и пепел - что взять с недоумков? А вон в ту благовоспитанную дамочку, которая часами способна вещать о прекрасном, но даже не подумала захватить в лес пакет, чтобы унести с собой часть мусора. Как же, ей унизительно нагнуться и убрать за кем-то грязь... Ей унизительно протянуть руку помощи другу, к которому пришла в гости!
Лес у лыжной базы отражает злые, недобрые мысли человека. А коль источник этой заразы - человек, то в него обратно, не разбираясь в кого именно, он стремится сие впихать - хоть этот мусор заберите обратно!
К счастью, не всю негативную энергию отражает. Процентов на пять-двадцать, в зависимости от загрязнённости. Но и это ужасает.
Раньше, всего каких-то пятнадцать лет назад, у этого леса не было такой функции. Он впитывал в себя всю негативную энергию и сбрасывал её в землю.
Что случилось?
Что?!
Не один год я задаю себе этот вопрос. Увы, ответить на него не могут даже маги.
Возможно, земля пресытилась? Как свалка мусором, переполнена негативной энергией. Отторгает излишки... А может, больна земля?! Лечить уже её надобно!
Если не хотите испортить настроение, пропустите полстраницы. Вот только, закрыть глаза и не видеть - не панацея от бед.

И город - сущность! Такая же живая сущность, как лес. Его ЕЭП, (единое эргоинформационное поле), складывается не из бездушных коробок домов, а из природы, которую мы давим, душим ограничениями, топчем, травим... - откровенно насилуем.
Город мстит нам болезнями: жадно впитывает не только положительные эмоции, но и нашу боль, наши страхи, наше безумие, вбирает в себя всю информационногнойность, а затем внедряет в подсознание людей свои программы, в которых концентрирует именно эту нашу боль, именно эти наши страхи, именно это наше безумие. А внедряет их прежде всего в наиболее слабых представителей племени людского. А наиболее слабые... - да, дети и старики, они страдают прежде всего.
На наше счастье, процессы такие идут медленно, но они ускоряются с каждым годом, как ускоряются темпы нашей жизни, как ускоряются процессы мышления. Не исключено, на родной планете человеку вскоре придется жить в скафандре. И не только оттого, что загрязним до невозможности окружающую среду. Мы загрязняем еще и эргоинформационную среду Земли, что гораздо более чревато неприятными последствиями.
Природа способна множить болезни людей, создавать новые вирусы и бактерии - чем не повод кричать от ужаса!
Наверное, не одну главу можно было написать, посвященную каждому ЕЭП: озера или реки, поля или луга, моря или океана. В каждой такой главе можно пугать Вас до полусмерти, криком кричать: человек, что же ты творишь, как можно быть таким слепым и не разумным?!

Сознание более-менее изучено земными учёными. Даже о том догадываться начали, что поведение человека производной является от биохимических реакций в организме. Мозг разложили на составляющие. Не далёк день, когда знать будут, куда ЧИП вставить, чтобы превратить человека в полуробота, которым нетрудно управлять с помощью искусственных спутников Земли и идентификаторов личности в "поумневших" личных браслетах, которые в будущем отчасти заменят сотовые телефоны.
Впрочем, я не силён в подобном прогнозировании. Мне рисуется более приземистая картина. Щёлкнул начальник цеха компьютерной мышкой, рабочий превратился в придаток к станку. Нажал социальный работник кнопку на клавиатуре, тот же работяга стал примерным семьянином. Придавили в полиции другую, тайную кнопочку - забился трусливо под кровать... В свою очередь, кнопочки такие, тайные, будут и для начальника цеха, и для социального работника, и для полицейского, и для...
Уф, нет предела фантазии!
Только подумайте, какие перспективы открываются. На работе не придётся мучительно поглядывать на часы - когда же закончится эта чёртова смена? Муж не на "рогах приползёт", не бросят его мешком у порога собутыльники, а с цветами домой вернется, с улыбкой радостной. Осыплет женушку словами ласковыми, словно лепестками роз. И детям найдёт время сопли утереть, и сказку перед сном почитать. Вечером безбоязненно можно будет гулять по самым тёмным улицам. Морду набить попросту никто никому не сможет: во-первых, не будет причин драки затевать,
во-вторых, программы во вживлённых ЧИПах не позволят человеку вести себя антиобщественно. Никто, ни у кого, ничего не сможет украсть. А молитва будет сродни оргазму... Нет, что Вы, это отнюдь не страшно. По сравнению с тем, о чём мечтают вояки, что в сверхсекретных лабораториях творят и вытворяют, это не более чем детские страшилки.
Или страшно?!
Простите мою иронию. Знаю, случись выбирать, каждый из Вас избрал бы безумие сегодняшней жизни, чем добропорядочное "муравьиное счастье".

Сознание человека земными учёными более-менее изучено.
А подсознание?
По сей день - "тёмная лошадка". Маги, и те, сравнивают свои сведения о подсознании с айсбергом. Большая часть знаний о нём скрыты в океане неведения.
Напрашивается такое сравнение: душа человека - два водителя в одной машине (в теле, то есть). Один (сознание) постоянно кричит:
- Желаю это! Желаю то!
И рулит!
Другой водитель (подсознание) терпеливо нажимает нужные кнопочки, дергает рычаги управления, переключает скорости. А ночью, когда сознание спит, торопливо ремонтирует организм, подчищает, настраивает, смазывает...
Представили?
А сейчас, забудьте! Я привел это сравнение только потому, чтобы впредь ни у кого не возникло искушения настолько все упростить. Это понятие - для дилетантов.
Земные учёные отвергают главное - наличие у человека души... Ох, так и хочется дать читателю совет мудрый. С этой строчки - очень прошу! - начните контролировать правую руку. (Левши - левую!). А лучше привяжите её к туловищу. Если в каждом последующем абзаце Вам захочется хотя бы раз покрутить пальцем у виска, косо глядя в сторону автора... - ой, к чему преувеличивать, дырку в голове не просверлите. Всего лишь мозоль натрёте. Возможно, две - на виске, и на пальце.
Шучу!
А если честно, только сейчас понял - время тяну. Страшусь этой темы. Боюсь, что вы зевнув, а то послав автора туда, куда Макар телят не гонял, захлопните книгу и я не успею сказать наиважнейшего.
Смеха Вашего опасаюсь и иронии.
Холодным потом обливаюсь - вдруг не поймёте меня, не так поймёте?!
А больше всего боюсь... - собственно, так и будет! Ещё не дочитав книгу до конца, многое забудете. Да-да, забудете. А вспомните о том, о чём я не помышлял писать.
Выдумка, скажете.
Как бы не так. Глаза, по установке подсознания, могут рисовать иллюзии. Забавный случай произошел в США в середине прошлого века - нет примера более поразительного. Когда по радио транслировался в виде прямого репортажа роман Герберта Уэллса "Война миров", по всей Америке началась паника. Позже многие слушатели постановки заявили, что марсиан видели собственными глазами.
Даже с той информацией, которая идёт от нашего мира, подсознание порой творит фокусы. Глаза наши - вот где чудо! - не иначе, как микрокомпьютеры по обработке информации. В сознание поступает лишь малая часть того, что фиксирует взгляд.
В качестве примера просится исторический факт - слепота целого народа. Не удивительно ли, индейцы Нового Света не видели в море каравелл испанцев. Смотрели на них и... не видели! Бухта первозданно пустой им казалась.
Удивлены?
В точности так же на интересной лекции мы не услышим посторонних звуков, не заметим опоздавшего, крадущегося вдоль стены к свободному месту, забудем о запахе краски от свежевыкрашенных рам, перестанем ощущать... - хотя бы зуд в том месте, который извечно мешает быть внимательными.

Для сознания первичны биохимические реакции в теле человека, а они медлительны. Если бы сознание частично не задействовало в мыслительных процессах подсознание, его память и уникальные способности к детальному и дотошному просчёту обстоятельств, (пресловутую интуицию), человек вряд ли бы смог стать разумным - он не успевал бы реагировать на возникающие экстренные ситуации, требующие быстроты в осмыслении.
Для подсознания первично эргоинформационное поле человека. В нём процессы формирования первичных корпускул, на которые записывается информация, проистекают сверхускоренно. Почти мгновенно, по сравнению с тем, как почти такие же корпускулы формируются в живом носителе информации нашего материального мира - в мозге.
Всю поступающую от нашего мира информацию подсознание тотчас помещает в резервное хранилище - в собственную долговременную память. Но если Вы полагаете, что на этом приключения информации в подсознании кончились, то глубоко заблуждаетесь. Информация немедленно дублируется. Копии рассылаются в подотделы подсознания. Их не менее четырёх десятков. Словно разные министерства в громаднейшем государстве, подотделы трудолюбиво дубль-информацию перерабатывают. Один подотдел занят запретами - решает, какую информацию можно пропускать в сознание. Другой вырабатывает программы и программки, затем переправляет их в следующий подотдел, чтобы тот, на их основе, вёл диалог с сознанием. Ещё один подотдел подсознания часть программ грубо навязывает сознанию - мы приобретаем привычки, нас порабощают потребности и мучают желания. Ещё один подотдел создаёт не столь надёжную долговременную резервную память - то, что человеку дозволено вспомнить... Подотделы настолько шустро работают, что сознание не ощущает насилия. Видит мир ограниченно, радуется куцым мыслям, и млеет от собственного величия.
Мозг, по сути, является носителем программ, среди которых испуганным мотыльком мечется разум, выискивая нектар познания. Чем сильнее сознание, тем больше информации предоставляет ему подсознание. Уж поверьте, мыслительные процессы директора завода на порядок выше, чем у уборщицы.
Для обычного человека, не для колдуна, огромное количество информации из Тонкого мира и о Тонком мире почти недоступно. Кое-что подсознание маскирует, стирает, а то выдаёт за нечто другое по "приказу" Высшего разума. Так, современный человек не видит домового. Не может его быть, значит - его нет.
В большинстве случаев, Тонкий мир человеку не позволяет видеть само сознание. Тут - свои заморочки. Чтобы информация о Тонком мире проявилась в сознании, она должна быть им затребована. Информация эта не может быть востребована сознанием, если человек не подозревает даже о существовании Тонкого мира. Замкнутый круг.

2.
Стоило прошептать простенькое заклинание вызова мага, он тотчас появился передо мной.
- Здравствуй Володя, как дела? - произнёс вполне дружелюбно.
- Добрый день! – с радостным блеском в глазах, поприветствовал я... скажем так: самого нелюбимого мной мага.
Колобок вреднее, требовательней, чаще остальных карает, но его уважают хранители. Как-то, Колобок жестоко и несправедливо наказал меня. Рассвирепев, в порыве жалости к собственной, драгоценной шкуре, я напал на Пашу:
- И за что только ты его любишь?!
Друг спокойно возразил:
- Его есть за что любить. За талант. За веселость. За шутки. За острый язык. За то, что он живчик, в то время как остальные маги ни рыба ни мясо. А то, что свирепствует иногда, не так уж страшно. Согласись, без этих его буйств мы бы со скуки сдохли.
Уж простите, отвлекусь чуток. Язык чешется рассказать, как умеет Колобок свирепствовать. К тому же, другой такой возможности часиками нашими похвастаться вдруг больше не будет.
Часы эти - в главной аудитории.
На стене, за трибуной для мага, на двадцатиметровой высоте туман клубится. Либо плывут слева направо белоснежные облака. На фоне тумана (облаков) объёмная полуреальность - двухголовый, пузатый дракон размером с годовалого слоненка, а если хвост учесть, шеи и головы, длиной с большегрузную фуру будет. Живой - натурально! И чешется порой, и фантом-огнем плюется. И крыльями машет - летит якобы.
Перед драконом, метрах в тридцати от клыкастых голов, почти на одинаковом расстоянии друг от друга одиннадцать объёмных изображений, увеличенных трёхкратно. Внизу пять животных: медведь, лось, тигр, волк и заяц. Улепетывают от дракона со всех ног, словно по земле. Вверху пять птиц: сова, гусь, утка, голубь и воробей. Оглядываются, вскрикивают испуганно, когда дракон поворачивает в их сторону одну из голов.
Полагаю, первоначально на Земле в сутках было двадцать часов. Это потом, гораздо позже, ввел кто-то в обиход современный циферблат. Иначе, зачем бы они, часики такие, древним магам понадобились?
К часам с драконом мы привыкли, полюбили даже, и прекрасно в них ориентируемся. С удовольствием новичкам объясняем, что если голова дракона, которая подальше расположена, вытянута к самой нижней фигурке - означает, что уже минуло шесть утра. А когда она на самом верху - скоро будет шесть вечера. А другая голова, ближняя, более жадная, которая через каждые семь целых, две десятых минуты по земному времени вздрагивает, и, клацнув зубами, выпустив клуб дыма, устремляется к очередной жертве изображает минутную стрелку.
Что?..
Что неясного?! Отщелкивает она 7,2; 14,4; 21,6 и т. д. земных минут. В часе древних магов, если по этим часам судить, 72 минуты.
Как пройдёт половина суток головы стремительно к нижней фигуре устремляется, к медведю, заставив его довольно громко изобразить "медвежью болезнь": древние маги своеобразно юмор понимали.
Как точное время узнать?
Весьма просто! Если дракон не чешется, не оглядывается, в аудиторию кровожадно не всматривается, точное время рог на его лбу показывает. Между ближайшими фигурками, либо животных, либо птиц, тень от него падает. Видишь?..
Ах, земно-о-ое! Что проще - пропорцию составь... Новичок хлопает глазами, понять не может, удивляется, а мы с хохоту покатываемся.
Сколько из-за этих часов хранители искорок-наказаний заполучили, не счесть. История эта давно приключилась, лет семь назад, но её до сих пор вспоминают. Колобок был в самом наилучшем настроении, шутил и смеялся беспрестанно, как вдруг замер на секунду, мило улыбнулся всей аудитории и рявкнул:
- Курсант Ги де Льяз!
Новенький (хотя, какой же он новичок, года полтора, как у магов пребывал) резко вскочил от неожиданности такой и тут же сел. Маг ужалил его искоркой, да такой, что Геннадий подпрыгнул и, потеряв равновесие (а может и сознание) повалился на более хлипкого соседа. А тот, вместо того чтобы магическую защиту поставить, или хотя бы представить на миг, что бугай этот не тяжелее воздушного шарика - так бы и было! - запищал испуганно. Колобок и ему врезал искоркой. Досталось тем, кто захихикал. Молния унеслась "на галерку", в последние ряды аудитории, откуда раздалась тихая реплика:
- Ну, всё, Хиросима начинается.
Этого Колобку показалось мало. Он наслал чесоточное заклинание на двух девушек с пятого ряда, посмевших обменяться взглядами, а Фёдора, молодого хранителя из Ижевска, который попытался нейтрализовать это его заклинание, превратил на час в мерзкую полуметрового роста жабу.
Прежде чем продолжить лекцию, Колобок посмотрел ласково на побледневшего Геннадия и нежно, медовым голосом заключил:
- Ты вполне способен одновременно слушать меня и часиками любоваться.

Темы, которые вел Колобок, невозможно было не знать на отлично. И всё же, его многие и многие хранители не только уважали - любили. Чего не скажешь о другом маге, которого большинство хранителей откровенно презирают. Прозвище у него - Как Дела.
К кому бы он ни подходил, о чем бы ни спрашивал, первый вопрос был неизменным – как дела? Так и прозвали, не мудрствуя лукаво.
У магов нет имен.
Маг – и все!
Ан нет, тут я не прав. Имена у них есть, но тайные. Порой настолько заковыристые, что обычный человек, если услышит случайно, вряд ли сможет запомнить. Язык сломает, челюсть вывернет, прежде чем выговорит. Имя мага мы узнаем только после его смерти, когда душа его уносится в мир Рунного посоха.
Скрывать собственные имена не прихоть - необходимость. Любой колдун, более-менее сведущий в магии, зная имя мага, с помощью несложных заговоров может подчинить его себе. Не совсем, конечно, об этом и речи быть не может.
Маги в курсе того, что всем им мы дали прозвища. По этому поводу нравоучений нам не читают, но и обращаться к себе по прозвищу не позволяют.
Как-то Эвелина назвала Колобка сударем.
- Сударыня! - нахмурился он. - В слове "сударь" сколько букв?!
- Шесть, - удивлённо произнесла наша "дюймовочка".
- Ровно столько минут быть тебе на столбе позора! - холодно сказал маг. И недовольно проворчал, когда Эвелина исчезла из класса: - Делать мне больше нечего, кроме как в каждом обращении выискивать элементы скрытного внедрения в своё сознание!
Даже кличка может быть для мага отчасти опасной, если прилипла к нему основательно... Ой, не удержусь, расскажу и эту историю.
Обычно экс-благодарности объявляются магами раз пятнадцать-двадцать в год. Позапрошлый год оказался особо урожайным. Отличились двадцать шесть хранителей. Одним из них был весельчак Дима из Саратова. Используя всего лишь слово "рыба", как кодовое, он сотворил дюжину снотворных заклинаний, "растворил" их в так называемом "тумане хорошего настроения" и наслал волшебство на мага. Эксперимент решил поставить: пройтись по лезвию бритвы и не порезаться.
Магическое вторжение маг почувствовал тотчас, но, как ни крутил по сторонам головой, как ни вслушивался в свои ощущения, как не сканировал аудиторию, понять не смог, от кого оно исходит.
И мы насторожились, ощутив магию. Но выявить, кто колдовал, не смогли. Полчаса, а точнее, если судить по магическим часам на стене - да, по тем самым, о которых только что рассказал, - тридцать четыре минуты Рыба чуть ли не спотыкался на ходу, клевал носом и зевал беспрестанно. Заметьте: лишь ради того подвергал себя мучениям, чтобы выявить "агрессора".
- Весельчаку Дмитрию объявляется экс-благодарность! - торжественно объявил он после того, как разгадал сей "ребус".
Экс-благодарность дорого стоит – отменяет десять наказаний, какими бы они ни были. Сам же Рыба захочет ужалить Диму искоркой-наказанием, ан нет, не вылетит из пальца искорка. Захочет другой маг приклеить его на столб позора - столб не примет провинившегося. Только и скажут маги - раз, и еще раз, и еще восемь раз:
- Благодарность аннулирована.
Если бы Рыба сразу раскусил ту хитрость, быть Димулечке нашему на столбе позора. На неделю, а то и на месяц разучился смеяться. Таков закон нашего извечного соперничества. Не мы его выдумали, не нам отменять.
Впрочем, нам нравится эта опасная игра - она делает нас сильнее. К тому же, нет ничего приятней, чем "щелкнуть по носу" мага.
На моем счету девять экс-благодарностей - на одну больше, чем у Паши. Ох, как это его нервирует! Ради того, чтобы отличиться, чтобы догнать меня, он несколько раз побывал на столбе позора - возможности не рассчитал.
Большинство хранителей считают, что Паша и я истратили свои экс-благодарности бездарно, на придурь. Пусть и впредь заблуждаются: тем, кто дальше собственного носа не видит, очки не помогут. Когда маги бурно реагируют на необъяснимые (с точки зрения здравомыслящего человека) порой откровенно-идиотские наши поступки, эти чудодеи раскрываются с самой неожиданной стороны.
Тайной являются в мире магов фамилии хранителей. Кроме имени, разрешены в общении прозвища: собственно, они официально признаны в мире магов. Так сделано для того, чтобы хранители учились непрерывно держать под контролем собственное сознание, выявляя элементы скрытого внедрения в него. И для того, конечно же, чтобы кто-то кого-то не смог разыскать на Земле.
По нелепым законам магов, (а может в чем-то и справедливым), не более трех друзей могут знать земной адрес любого хранителя. Остальные, если выведают что случайно, проснувшись, тотчас забудут.
В первый год, как попал в мир магов, я любил бродить по их саду, Каждое свободное мгновение для этого использовал. Кто-то обозвал меня Егерем. Прозвище прилипло, стало более значимым, чем имя - особенно для умерших. Против этого я не возражал. А вот Паша... ха, ему досталось прозвище Карась. Как он злился! Как возмущался! Как стремился исправить "великую несправедливость": сам себе придумал тысячу кличек. Но - увы! - прозвище Карась привычным стало для магов, а против них, говоря словами же Паши, не попрешь. С тех пор любимую поговорку: на то и щука, чтобы карась не дремал, друг возненавидел.
Однако, пора продолжить разговор по существу, не отвлекаясь на отступления.

Бессмысленно идти с магами на конфронтацию, когда есть возможность поиграть в растерянность. Спрятал я в тайник до поры до времени вступление моих добровольных помощников. А вот три главы, которые факс чуть позже выдал (вводные, можно сказать, в них слащавой лести магам на порядок меньше было) оставил на столе. Для маскировки, чтобы не разоблачили тотчас моих недотеп-помощников, насовал в них спешно, куда надо и не надо, любимых своих и Пашиных жаргонных словечек, разбил длинные, заковыристые предложения, кой-где изменил манеру письма. И титульный лист изготовил другой. Огромными буквами отпечатал на нём: "АЗБУКА МАГИИ".
Не раз, и не два, перед тем, как выйти из кабинета, клал на стопку листочков волос со своей головы, предварительно активизировав его. Конечно же, он не мог говорить. Зато "вопил от боли" (на "волне" работы моего сознания) когда касалась его чужая воля. Уж этот-то вопль я в полукилометре от дома слышал. Ощущал, то есть.
Когда возвращался, все лежало на своих местах, но след оставался. Остаточная магия витала в кабинете, словно запах духов экстравагантной красотки в будуаре. По ней понял, что наблюдатели пользуются силой одного и того же мага. Что этот маг, скорей всего, и есть мой куратор.
Данная информация таинственной незнакомке пригодится, самое время разобраться с этим.
- ...Ох, столько проблем с этой книгой, столько проблем, а подсказать некому! - разводя руки в стороны и изображая полную дебильность, выдал я заранее заготовленную фразу.
- Почему некому? - расплылся в самодовольной улыбке Как Дела. - Обращайся, я помогу!
- Спасибо! Огромнейшее спасибо!!! - провопил я, глядя в глаза мага взглядом преданной собаки (ха, видел бы меня кто из хранителей!). - Неужели Вы готовы тратить на меня личное время?!
- Я буду с тобой, пока не отвечу на все твои вопросы, - заявил маг.
За фразу эту я готов был его расцеловать. Такой оплошности от него не ожидал. Любые, самые идиотские вопросы могу задавать, терзать ими мага (точнее - его копию) до тех пор, пока не проснусь. Он будет отвечать - обещал!
Не обещал одного - не наказывать. Но этого... хм, стоило ли опасаться? Пока пишу книгу, я под защитой Высшего разума.
- Вот скажите, как, каким образом объяснить читателю, что мысль материальна? - задал вопрос, ответ на который был для меня абсолютно неинтересен.
- Материально все, что существует, - пожал плечами Как Дела.
- А как объяснить про критическое количество первичных элементов живой материи, при котором возникает стабильное эргоинформационное поле, способное осознать себя?
- Об этом твоим читателям зачем знать? – удивился маг.
- Иначе не объяснить мне, как зародился Высший разум Земли, и что представляют собой его подпространства?
Как Дела нахмурился, пристально посмотрел мне в глаза и рявкнул:
- Курсант, ты задаешь вопросы, на которые сам обязан знать ответ!
Я мысленно расхохотался: ещё разговор как следует не начался, Как Дела вспылил.
В неофициальной обстановке, хотя бы в кабинках для индивидуальных занятий, маги обращаются к хранителям довольно вежливо - по именам. Если хотят подчеркнуть свое недовольство или превосходство, если унизить хотят, произносят сначала кличку, а следом имя хранителя. Но если особо раздражены чем-то, если на место хотят поставить зарвавшегося хранителя, не прибегая к наказаниям, в чести у магов хлесткое слово "курсант".
- Знать и объяснить доступно – большая разница! - подобострастно посмотрел я магу в глаза. И выдал заведомую ложь: - А Вы самый лучший лектор из всех магов.
- Вопросы не имеют отношения к той задаче, которую тебе предстоит выполнить, - потеплел голос мага. - Задавай по существу!
- Если я не приведу в книге чего-то необычного – не смогу заинтересовать читателей! – с жаром выпалил я. - К тому же, без знания подосновы колдовства читатели не поверят в его приемы!
Во взгляде мага любопытство мешалось с откровенной скукой. Он не прочь был поговорить со мной. Но объяснять, да еще разжевывать, да в рот вкладывать очевидное... - это было выше его сил.
- Отвечаю на вопрос, что такое подпространства Высшего разума? – неохотно заговорил он. – Есть Земля, а есть память о Земле.
Вот уж, действительно, краткость сестра таланта. Мог добавить хотя бы примера ради, что коль на Земле есть океан, то в памяти Высшего разума может быть точно такой же океан. Да не один, а хоть сотни тысяч. И все они, как настоящий земной океан, материальны, ибо состоят из вполне материальных элементов Тонкого мира, хотя и существуют в ламиропидных слоях памяти Высшего разума... Эк загнул! Это же повод понудить полчаса, добросовестно разъясняя то, к чему у читателя вряд ли появится интерес. Так что, забудьте слово это - “ламиропидные”. Так полагаю, об устройстве памяти Высшего разума расскажу ещё, но своими словами. Во-вторых, не о каждом жаргонизме мира магов следует в книге этой говорить.
- А о том, что подпространства могут делиться, дробиться, расслаиваться, как объяснить? – спросил я со всей серьёзностью.
- Особенности подсознания Высшего разума, - пожал маг плечами.
- А как объяснить, что такое мыслеформа?! – спросил я так напористо, словно это был наиглавнейший вопрос моей жизни. - Да так объяснить, чтобы читатель зримо представил, что она из себя представляет!
- Разве земные физики могут описать внешний вид элементарных частиц? – удивился маг моей тупости. – Мы всего лишь знаем, что мысль материальна. Напиши, что техника создания мыслеформ отработана природой до совершенства. Как только человек закончил мысль и отложил ее в памяти, рождается в готовом и законченном виде мыслеформа. Мысль развивается, дополняется – появляется следующая, более сложная мыслеформа.
- Согласен, но не совсем. Я при желании вижу внутренним зрением мыслеформы.
Как Дела посмотрел на меня так, словно решил насквозь проткнуть взглядом.
- Курсант! - рявкнул он. - Ты ведешь курс по теме "Заговоры" и эту информацию должен знать на отлично!
Снова повёлся он: на "тупость" мою повёлся. Значит, и на грубость поведётся!
- Да пойми ты, дурья голова! - вскричал я. Тут же изменился в лице. - Ой, простите, вырвалось! Ради всего святого, простите, я не хотел Вас обидеть! Знаю я, все это хорошо знаю! Сформулировать не могу столь же образно, кратко и доходчиво, как это умеете делать Вы!
Уф, не ужалил искоркой, не изменился особо в лице. Значит, мой вводный психоблок, который заранее создал, внедрился в подсознание Как Дела, обойдя его магическую защиту.
Маг заговорил, тщательно выговаривая каждое слово:
- Напиши, что человек способен производить не выраженные, выраженные и направленные мыслеформы.
- Понял, - сказал я. - Но пояснить не мешало бы.
- Не выраженные - осколки мыслей, бред сознания, мысли по кругу, случайно всплывшее в сознании слова или образы. Не обладают большой эргоёмкостью. Через несколько минут или часов распадаются. Представляют интерес для сущностей-мусорщиков.
- Понял! - мотнул я головой так усердно, что случись подобное на Земле, пробил бы подбородком грудную клетку.
- Любая выраженная мыслеформа - почти сущность, - вбивал он в меня очередную банальность. - Их трудно назвать живыми. В них действуют всего лишь с полсотни примитивных программ. Самая сильная - нравиться сущностям. Их предназначение - быть для них пищей.
- Понял, - подкрепил я успех радостной улыбкой.
- Выраженная мыслеформа тотчас, как только народилась, уходит в подпространство Высшего разума. Если Высший разум не вбирает её в себя, она выбрасывает в земное пространство фантом-образы. Проявляются они в транспортных узлах решеток эргоинформационного поля Высшего разума, причём, в разных местах Земли.
- Понял. Вот только, читателям моим потребуются дополнительные разъяснения. Зачем она это делает?
- Так мыслеформа заявляет о себе. Она словно бы кричит: вот она я, вкусная и полезная.
- По-о-онял. - протянул я, в очередной раз подражая дебилу.
- Фантом-образы мыслеформ могут быть в миллионы, а то и в миллиарды раз больше, чем они сами. Колдуны видят их, а не саму мыслеформу. С помощью фантом-образа любая сущность-хищник, в том числе подсознание человека, может вырвать мыслеформу из подпространства, притянуть к себе и поглотить.
- Выраженная мыслеформа, как морковка в грядке. Пока не вырвешь, видишь только ботву, - решил я добавить образности.
- Нашел с чем сравнивать, - фыркнул маг. - Данное сравнение больше подходит к направленной мыслеформе. У неё один единственный фантом-образ. Высвечивается он только перед подсознанием того, кому предназначен.
- Ну вот, Вы же за минуту всё по полочкам... Вы же в миг...
- Володя, ты преувеличива...
- Рад, бесконечно рад, что именно к Вам обратился за разъяснениями! - перебил я. - Ох, у меня к Вам тысяча вопросов!
Как Дела кисло улыбнулся.
Подустал он от меня. Что и требовалось. Чтобы усыпить его бдительность, я задал еще вопросов пять, ничего не значащих, порой откровенно глупых, ускоряя и ускоряя темп.
Следующую абракадабру я произнес с еще большим напором. Стремительно. Резко. Хлестко... Надо же было замаскировать как-то заклинаньице, в вводный психоблок брошенное, словно семя в благодатную почву - оно обязано было мага подвинуть на невольное откровение.
- Как?! Доступно объяснить! Мыслеформы могут! Мгновенно перемещаться! Притягиваться и отталкиваться! Как?! Внедряться в человека!
- У тебя же написано, как... – начал было говорить Как Дела. Тотчас перевел разговор на другое: - Приведи пример ученого, которого опекают разведка и контрразведка. Сам он тоже конспирируется. Утечка информации исключена. Затем выясняется, что его тайной разработкой занимаются чуть ли не в каждой развитой стране. Спецслужбы ищут предателя. Невдомёк им, что повинен в утечке информации сам учёный. И ему это невдомёк.
- И как объяснить это читателю?!
- Объясняется просто. Учёному тесно в рамках секретной лаборатории. Ему хочется славы, признания. В мечтаниях он выступает перед коллегами с лекциями. Его мыслеформы становятся направленными. Уже не Высшему разуму они предназначены, а тем специалистам, которые работают над той же проблемой.
Подловил я мага. Сама по себе фраза: "У тебя же написано как..." почти ничего не значит. Не он один мог интересоваться шедеврами моих добровольных помощников. Зато её магическая окраска... А вот тут, похоже, без пояснений не обойтись.
Маги учат нас маскировать колдовство. Так вершить магию, чтобы след от неё всякий раз был другим. Дело это хлопотное, требует дополнительных затрат времени и внутренней энергии. Короче, не всегда нужное. У магов же, всякий раз, маскировка колдовства срабатывает сама собой, в автоматическом режиме. Они не задумываются даже над подобными мелочами. Создали некогда в себе ещё по одному, дополнительному дубль-сознанию, поручили ему эту работёнку и... о том забыли.
Для одного и того же колдовства такое дубль-сознание использует один и тот же настрой. Когда Как Дела сказал ту фразу, он понял, что сказал лишнее. Одним этим активизировал защитное дубль-сознание, выставив его напоказ.
Уже не сомневался, что мой куратор - Как Дела!
Замечательно, что он из мира магов за мной приглядывает. Расчудесненько, что любит чужими руками жар загребать. Вот только, колдуны, которые меня опекают, не хранители даже, простые смертные. Слабые колдуны, откровенно говоря... Стоп! Их как-то и кто-то готовит для работы той? В некоторых вопросах не совсем дилетанты.
Кто?!
А главное - как?!
Выходит, утечка информации поставлена магами на поток. Зачем тогда возня с ритуалом открытия тайных знаний... Позже обдумаю, решил я. Пора маскироваться, уводить разговор в сторону!
Маг продолжал разглагольствовать:
- ...когда человек напряженно думает над какой-то проблемой, он может притянуть к себе столько схожих мыслеформ, что они способны прорвать барьеры подсознания и пробиться в сознание. А так же...
Я перебил его самым наглым образом.
- У остальных почему не прорываются в сознание? – задал самый нелепый вопрос. Увидев, как глаза мага начали наливаться бешенством, торопливо выпалил: - Извините, ради всего святого извините, я знаю ответ, но... - И снова: - Мне очень! Важно знать! Ваше мнение!
Уф, заклинание снято!
О вводном психоблоке можно было не беспокоиться. Не пройдёт 10 секунд - самоуничтожится. Даже если Как Дела будет анализировать наш разговор, не найдет подвоха.
С кем-то другим из магов этот фокус вряд ли бы удался, но у Как Дела ещё лет семь назад я обнаружил в защите слабинку: невероятно больное самолюбие. А вскоре ещё одну открыл слабость: падок на лесть. И все же... - ох, знали бы Вы, как я боялся, что он объявит мне благодарность! Колени от страха дрожали!
- Невозможно вылить бочку воды в стакан: есть лишь один способ - нарастить стакан до размеров бочки, – сердито ответил Как Дела.
А мне осталось нанести последний штрих в нашем разговоре.
- А как объяснить, что целевые мыслеформы таких пророков, как Будда, Иисус и Магомед могут существовать вечно? Кстати, какие они из себя, и как взаимодействуют с земным миром?
- Молекула ДНК ничтожно проста по сравнению с их... - Маг произнёс это спокойно. Вдруг, словно подзатыльник получил от вездесущего Рунного посоха, вздрогнул и заговорил гневно: - Ты не должен знать об этом! Кто сказал?!
- Умерший один, из города, – выдал я заранее заготовленный ответ. И смиренно попросил: - Вы не могли бы рассказать свое видение книги, это очень поможет мне.
- Кто сказал о тайном?! Отвечай! – потребовал маг.
Не ответить нельзя.
- Слава. А кличка... вспомнил, смешная такая, Поцелуйчик.
- Когда?!
- Полтора года назад.
Как Дела остолбенел на пару секунд.
- Он не говорил тебе об этом! – провопил гневно. – Мы узнали бы и приняли меры!
Ну да, как же! Поцелуйчик мог придумать какую-то особую, известную только ему, защиту. Да и в программах магов сбои бывают, даже в охранных. Мне ли не знать!
И не докажет он, что Слава мне ничего не говорил. Ни один маг не сможет спросить его об этом. И наказать за болтливость не сможет. Потому как исчез он из мира магов чуть более месяца назад. Звездочкой душа его унеслась на Землю и вселилась в младенца: ищи ветра в поле.
И мое сознание "потрошить" не будет: не вправе. К тому же, не настолько важны эти сведения. Всего полвека назад они не были тайными для хранителей.
Поцелуйчик Слава об этом должен был знать, в мире магов прожил он не менее трёхсот лет. О целевых мыслеформах пророков рассказал мне, конечно же, не он... впрочем, имя этого умершего вам ни о чём не скажет, а вот ему навредить моя болтливость может.
- Вот уж не думал, что это знание засекречено, - посмотрел я на мага недоуменно. - Не смотря на то, что Вы обещали быть со мной, пока не ответите на все мои вопросы, не буду настаивать на продолжении разговора о мыслеформах пророков.
Как Дела остолбенел от такой моей наглости.
- Да ты...
А я опять перебил. Воспользовавшись его секундной заминкой, издевательски, откровенно тупя, умоляюще пролепетал:
- Расскажите пожалуйста свое видение книги, которую пишу?
И тут - ой, мамочки-папочки! - маг исчез.

Продолжение следует.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 11.01.2021 Татьяна Го
Свидетельство о публикации: izba-2021-2990959

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


















1