Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Как кум у кумы порося лечил


Как кум у кумы порося лечил Светлана Иванькова
Приключилась как-то у Антонины беда – поросёнок слёг…
Хороший такой боровок, килограмм на семьдесят будет!
Взял себе и враз свалился, как обезноженный.
Увалился под забор, лежит, похрюкивает тихохонько в носопырку, глазами поросячьими на хозяйку поглядывает, а голову от земли оторвать не может.

Антонина перед ним суматошится: и добром уговаривает подняться, и прирезать грозится, а ему – ну, хоть бы хны! Посмотрит на хозяйку тупым взглядом, хрюкнет в ответ на её уговоры и опять как в беспамятстве стонет: «Ох, ох!».

Что с ним одинокой бабе делать?
Без мужика не справиться!
Да где ж его взять–то, мужика? Лет пять прошло, как овдовела.
А в народе не зря говорят: «Без жены - как без шапки, без мужа – как без головы!»

Промаялась Антонина с боровком часа два, истерзала свою душеньку тревогой, погоревала, да и смирилась с мыслью, что резать придётся бедолагу.
Надо до кума бежать за помощью!

Кум Николай ещё ни разу в беде её не оставлял. Доброй души человек, кум-то!
А шутник какой – на всю деревню один такой!

Подалась к соседу.
Суббота нынче, может дома сосед…

Ещё в калитке поняла, что не ко времени явилась – гости к кумовьям нагрянули. Шум во дворе, застолье весёлое.
Хотела было развернуться назад, да поздно спохватилась – Валентина, кума, издали её заприметила, окликнула:

- Антонина, ну-ка стоять! Ты куда лыжи развернула? Или не родная? Давай-ка за стол проходи!
Пришлось подчиниться.


- О, вот и кума пожаловала! Как дела? – дежурным вопросом встретил соседку Николай.
- День добрый всем! – поприветствовала Антонина. - Дела? Да порой с квасом, а порой – с водой!
- А шо так? Кака жаба тебя укусила, шо ты така смурнА?
- Да нет, всё нормально, кум! – не захотела омрачать людям праздник Антонина.
- Кума, не лепи горбатого к стенке! Усами чую, шо скрываешь ты шо-то.

- Да поросёнок что-то не встаёт – заболел! – с горечью произнесла кума. - Думала, может, поглядишь да подскажешь, что мне с ним делать - то ли прирезать, пока не поздно, то ли поколоть чем?
Ну, да ладно! Я же понимаю, что у вас гости. Пойду до Федьки Фролова – пусть он глянет…

- Как же! По дворам она пойдёт! – вставила слово полногрудая Валентина. – Будто сирота казанская! Родни у ней нет! А кум для чего?
- Да что ж я отрывать его буду от застолья? – робко возразила Антонина.

- Вредно от работы отрывать, а от рюмки – полезно! – поглядев на мужа, выпалила Валентина.
Николай захлопал глазами.
- Чего ты зенки повылупливал? Поди, глянь порося! - скомандовала она мужу.

- Разве ж мати виновата, шо детына дурковато? - с юмором ответил Николай.- Ну, не скумекал сразу, шо к чему!Шо робыть-то надо? Побачить боровка? Щас, кума, сходим да разберёмся, шо там с твоим поросём!
Только для лучшего эффекта диагностического аппарата,- постучав по голове кулаком и подняв указательный палец вверх, деловито промолвил кум, - надо влить вовнутрь стопочку,чтоб мозги шибче шевелились, иначе ошибиться могу с диагнозом!

- Вот малахольный! Щас набузыришься и свалишься. А вдруг резать порося придётся? Совсем стыд растерял?! Не мужик, а торба с дымом!
- Цыц, баба, не дыми кадилом! Я свою норму знаю!
Наливай, Иван, перцовку – опрокинем стопки ловко! - обратился балагур к приятелю, а затем и к куме:
- Присядь, Антонина, поддержи компанию. Горе - не беда, с него выход есть всегда! Иван, налей и куме стопарик!

- Кум, ну тебя к лешему! Мне не до пьянки!
- Едят тебя мухи с тараканами! Говорю же – решим твою проблему!

Выпил, поковырялся в тарелке с салатом и бросил очередную шутку жене:
- Забот полон рот, а перекусить нечем! Валюх, а шо-то я нэ бачу мяса по-французски?

- Я тебе щас побачу мясо по- французски, балабол! Курица тебе уже не мясо? Закусывай и шуруй давай на «вызов»!
- Язык не лопатка – любит, что сладко! Ну, да ладно, я не гордый - отщипну куриную гузку…

- Ты только погляди на него – аристократ! Мясо ему по-французски подайте! А коктейлю с ананасами не желаете? – распалялась жена.

- Ну, во-о-от, понеслась косая в баню с полок тазики пинать! Говорю же: не баба, а отставной генерал в юбке! – воскликнул Николай.
- Бачили очи, что выбирали! Поздно пятиться назад! Выбрал мэнэ - будь и рад!- парировала Антонина.

И, обращаясь к женской половине компании, шутливо добавила:
- Пусть плачут те, кому мы не достались, и сдохнут те, кто нами пренебрёг! Правильно, бабоньки?
- Абсолютно верно! – прожужжали подруги.

- Это у плохой бабы мужик на печи лежит, а хорошая – сгонит! - продолжила словесную атаку в свою защиту Валентина.
Вроде и ругается, а озорные чёртики в голубых глазах её так и скачут.

- Ага, сова о сове, а всяк – о себе! Видал, Иван, какая у меня жинка «гарная»? Прямо палец в рот не клади! Ты ей слово – а она тебе кулаком под дых!

Поднялся из-за стола, подошёл к жене, обнял её за плечи:
- Валюх, ну шо ты тарахтишь, как дизельный мотор? Ты ж только свистни - мы и вашим, и нашим за пятак спляшем!
- Коля, я тя умоляю: иди уже!

- Пошли, кума, поросю приговор подписывать, если, конечно, он ещё в здравом теле и светлой памяти…

- Тьфу, тьфу! Накаркаешь беду мне!
- А шо за беда? Заколем порося да на рынок - гроши будут! Лимузин марки «Лада-копейка» у мэнэ на ходу.
Шо - тебе гроши не надобны?
- Да зачем они мне? Я и так богата!

- Ага, богата, как собака кудлата! Да шо ты шелестишь телом, как осина на ветру? Дай обниму тебя!

Схватил щупленькую Антонину в охапку и поднял со скамейки, как ребёнка.
Антонина поперхнулась и растерянно посмотрела на Валентину.

- Ты долго будешь глаза мои мозолить, чудИло баламутное! – с ласковой ноткой в голосе простонала нараспев Валентина.
- Всё-всё, уже иду! Вот всю жизть так: муж пашет, а жена пляшет! Полная дискриминация прав!
За столом дружно рассмеялись, а обрадованная Антонина повела, наконец, кума к боровку.

Лежит её выкормыш Васька под забором в тенёчке, головы не поднимает. Подвинула ему корыто с помоями – он даже не шелохнулся!
- Ну, что за беда с ним приключилась? Может, укол какой сделать?


Потрогал кум порося за пятак – влажный!
Потрепал за уши, положил ладонь на загривок – жару нет!
Помял бока щетинистые – тот только хрюкнул недовольно, да ноги вытянул!

- Похоже, резать придётся… – с нескрываемой тревогой в глазах пробормотала Антонина.
- Ага! Похожа свинья на ёжа, только щетинка друга!
Кума, а с чего ты решила, что он заболел? Может, он просто отдыхает?

- Кум, мне не до шуток! Видишь, совсем от еды отказывается!
- Отказывается! Может, он решил устроить себе разгрузочный день? Ты же кормишь его, как на убой!
- Да ну тебя! Я же серьёзно говорю – не притрагивается ни к воде, ни к еде! Утром хватал помои так, что за ушами хрустело, а в полдень даже смотреть в корыто не хочет! И от воды отказывается!


Походил кум вокруг боровка, осмотрел всего, пнул ногой в ляжку, а тот опять недовольно хрюкнул и ни с места!

- Ну, шо? Я тебе так скажу: видимых причин болезни я не обнаруживаю. Скорее всего, боровок твой получил тепловой удар – солнце полуденное жарит его, как леща на сковородке! А шо это значит?
Это значит, шо резать мы его сейчас не станем! Я предлагаю помиловать порося и дать ему шанс одуматься и прекратить голодную забастовку. Голод не тётка – пирожка не подаст. Проголодается – сам «хавки» попросит! Давай дождёмся вечера, а там… а там поживём и увидим, как безногий пляшет!

- Ой, не знаю, кум. А вдруг сдохнет?
- Не, кума, не сдохнет! Усами чую! Пусть отлежится малость.
На том и порешили – продлили жизнь борову до вечера.


Николай к гостям отправился, а Антонина – в огород.
Копошится в грядках, а сама поглядывает на кабанчика.

Через пару часов прибежала Валентина:
- Кума, что с поросёнком-то? Оклемался или нет?
- Лежит пока, похрюкивает … А что ж ты гостей бросила?
- Да не бросила! Они проездом были, уехали уже. А я беспокоюсь, думаю, горюешь тут одна… Пошли-ка, глянем на Ваську твоего.

Лежит раскрасневшийся боровок, постанывает по-поросячьи: «Ох, ох!».
- Давай его попробуем поднять! – предложила Валентина. – Может он разомнётся немного да воды попьёт…
- Да пробовала я уже – не встаёт!

Хлопают бедного боровка по круглым ляжкам, перевернуть на другой бок пытаются, а он встанет на передние ноги, посмотрит недоумевающе, хрюкнет и опять – бряк! и башкой о землю!
Пыхтит тяжело и стонет: «Ох, ох!».

И вдруг Валентина на боку у Васьки синюшное пятно заметила.
- Кума, гляди-ка – да ведь это рожа! Вишь, синие пятна пошли по телу?

- А, батюшки, что же делать-то?
- Что-что, глиной надо мазать! Есть глина?
- Да есть немного! Сарай мазать собиралась, привезла тележку с оврага.
- Давай разведём быстренько да обмажем его всего. Глина мигом жар снимет!

Размешали глину в ведре и принялись боровка мазать от ушей и до хвоста. Суетятся, торопятся быстрей покрыть всё тело «целебной мазью».
Тут и кум заявился.

- Гля, а шо это вы тут делаете? Иду и думаю: интересно девки пляшут – по четыре штуки в ряд!
- Что ты трындишь, балабол! Рожу у боровка распознать не сумел, а теперь ещё и насмехаешься! - ругнула мужа Валентина.

- А шо мне её распознавать? Рожа как рожа – чем носовитей, тем красовитей! А шо это вы так изгваздались?
- Шо-шо! Глиной же мажем! Сам погляди - пятна синие по телу у боровка пошли. Не веришь – сам проверь!

-Верю… всякому зверю, а тебе, ежу, погожу!
Одно мне непонятно: у боровка рожа- это понятно! Но себя-то шо так глиной маракать? Маня стряпала блины – все ворота в тесте. Так и у вас, што-ли?

Бабы и вправду все глиной перепачкались. Волосы от пота на лбу слиплись. Лица такие серьёзные, озабоченные.

- Валюха, ты бы себя со стороны щас видела – обмерла бы, ей-Богу! – подшучивает над женой Николай.
- Да иди ты!
- Не, ну, правда! Ночью такое чудище приснится – трусами не отмахаешься!

-Ты бы лучше не трындел попусту, а помог! – приструнила мужа Валентина, и запустила в него комок глины. – Помоги повернуть его на другой бок.

Увернулся Николай от глины, перевернул борова и присмотрелся к нему внимательнее.
И правда: пятна на Ваське синие! Как следы от ягод!
Понял он, откуда болезнь к боровку пришла: вино ягодное у кумы созрело!
Понял, но вида не подал!
Решил подшутить над бабами.

- Ну, вы даёте! Кто ж глиной рожу лечит?
- А чем, по-твоему, её лечат? Сколько себя помню, у нас всегда первым средством при роже глина была! – растирая глину по розовому брюху порося, рассуждала Валентина.

- Ага! Вспомнила бабка, как девкой была! Я знаю другой проверенный метод!
- Ну, не тяни кота за хвост – выкладывай.

- Водку надо! Или, на худой конец, самогон! Спирт – он ведь всякую заразу убивает наповал! А рожа – это самая шо ни на есть вреднючая зараза!
Кума, есть в твоей аптечке спиртосодержащее средство?

- Дома – нет, но могу в ларёк сбегать!
- Да не, не стоит! Это долгая история с географией! Пока дойдёшь, пока в очереди простоишь, пока вернёшься…
Может, вино какое осталось с прошлых запасов?

- Да вина сколько угодно! – не заметив подвоха, прощебетала растерявшаяся Антонина. – Щас достану с погреба!

- Ну, ты прыгай в погреб, а я на всякий случай за ножом схожу.
- Зачем тебе нож? – насторожилась Антонина.
- Да не трясись ты! Это я так, на всякий случай! Чем чёрт не шутит, когда Бог спит! Вдруг не успеем вылечить…

Кума метнулась в погреб, а кум - к себе домой.
Собрал в пакет недоеденный гостями салат, курицу, нарезанную буханку хлеба, аккуратно поставил три стопки, и отправился к куме.

- Ну шо, всё приготовила? – пряча в усы усмешку, деловито спросил он куму.
- Всё, как ты сказал! «Полторашки» хватит?
- Это как дело пойдёт! Боровка от рожи лечить - это вам не шубу в трусы заправлять! Тут сноровка нужна! И опять же, сами посудите: вы его всего глиной намаракали, а как теперь лечить – я в сомнении. Правда, один-то выход есть…

- Ну?
- Баранки гну! Смыть надо глину…
- Как смыть? А зачем мы тогда мазали?

- Всё! Хана логике!
Валюх, ты это у меня спрашиваешь? Я нэ бачу, зачем вы его изгваздали! Хотите, шоб я вылечил боровка – несите бадью с водой, тряпки и - вперёд! И самое-то главное – потом досуха обтереть надо! Иначе эффекта не будет!

- Вот што ты за человек?! Где ты раньше был со своими советами?
- Где-где! В пальте с блохой на вороте! Я как увидел ваши потуги по спасению, так меня и торкнуло!
Вы давайте не рассусоливайте долго – время работает против нас!

- А ты куда намылился? Помогай, давай!
- Ну, уж, нет уж! Заварили кашу сами – сами и хлебайте! А я пойду, прилягу - что-то мне заплохЕло… Шо б вам тако пожелать, шоб самому потом не позавидовать?
- Иди уже, малахольный! Пришёл, перебаламутил всё и - в кусты!

Посмеиваясь про себя, ушёл кум в сад, бросил висевший на заборе коврик под яблоню и прилёг.

- Да, ладно, кума, не ругайся! Я сама помою боровка. Ты отдохни пока… – заботливо пролепетала Антонина.
- Конечно, сама! Будем как на поле боя – вместе до победного конца!

Смыли с Васьки всю глину, вытерли насухо, и зовут Николая:
- Ну что, Айболит,все процедуры закончены, иди за работу принимайся!

- Шо, всё?
- Всё!
- Кума, теперь намочи холодной водой тряпку и положи её поросю промеж ушей!

Антонина торопливо выполнила поручение.
- Что дальше?

- А шо дальше! Дальше делаем следующее: переворачиваем ящик вверх дном, стелим на него газетку, открываем полторашку с вином и начинаем лечение!
Николай перевернул валявшийся на крыше сарая ящик, извлёк из пакета газету и всё содержимое, разлил по стопкам вино и обратился к недоумевающим женщинам:

- Дальше я так скажу: учись, Валюха, как за хмельным мужиком ухаживать надо! Сперва помой, потом оботри насухо, а потом и полотенце на лоб не забудь положить.
- Так, я не пОняла – ты это про что?

- Да не бери в голову, Валюха! Это я так, для примера!
А, вообще, кума, ты - молодец!Умная баба! Надо ж было так напоить порося, шо он на четырёх мослах устоять не смог!

Женщины переглянулись.
????

И вдруг до Антонины дошло: боровок-то её попросту опьянел!
Она закрыла лицо ладонями и расхохоталась.
Её смех был таким задорным и заразительным, что кум не удержался и стал потихоньку ей подхихикивать.

Вскоре смех перешёл в дикий хохот. Теперь уже и Валентина присоединилась к почти рыдающей Антонине и гогочущему мужу, хотя совершенно не понимала причину их смеха.

- Ой, прекратите, черти! – сквозь смех умоляла Валентина. – Я… щас… умру!
- Вот… Акулина … беспа… беспа…. беспамятная! Я же… утром … вино… про… про … процедила, а я ….. я … ягоды в коры… корыто выбросила. Думала… куры… подберут, а Ва… Ва… Васька их … опередил… видать! Опьянел от ягод!

- Раскудриттвоюкандибобер!Вот так вляпались! Не мой бы дурень – сама б смеялась! – пошутила Валюха.- И угораздило ж так лопухнуться!
Ах, ты, паразит окаянный!

Валентина толкнула мужа в грудь, и тот упал, потянув за собой Антонину. Падая, она успела схватить за руку Валентину, и все трое оказались на земле. Николай ловко перевернулся и подмял под себя обеих женщин.

- Ой, держите меня двое, а то втроём не удержите! - сыпал шутки Николай. – Отпустите меня, бабы, и не навязывайте своего счастья – у меня своё есть! Давайте лучше вино молодое попробуем, а то в горле от вас пересохло!

Молодое вино оказалось необычайно крепким
Не случайно, выходит, боровок на ногах не устоял...






Рейтинг работы: 10
Количество отзывов: 3
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 20
© 10.01.2021 Светлана Иванькова
Свидетельство о публикации: izba-2021-2990894

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Алла Веретина       11.01.2021   13:47:41
Отзыв:   положительный
...

Светлана Иванькова       12.01.2021   08:44:33

Спасибо за тёплые слова! И вам удачи и творческих успехов!
Геннадий Дергачев       11.01.2021   10:26:57
Отзыв:   положительный
Хороший сборник народных поговорок и выражений, даже в виде рассказа! :)
Rossiana ***       11.01.2021   10:02:19
Отзыв:   положительный
Интересный рассказ, Светлана!
Добро пожаловать на сайт "Изба-Читальня"!
чтобы полегче Вам было ориентироваться на сайте
почитайте путеводитель для новосёла по нашей "Избушке"
Людмилы Зубаревой
https://www.chitalnya.ru/work/2935370/
Что непонятно по сайту, спрашивайте!
Желаю, чтобы наша Избушка стала Вам родной!
Оставайтесь с нами, радуйте нас своими произведениями!
С уважением и теплом Елена


Светлана Иванькова       12.01.2021   08:45:49

Спасибо за теплоту и доброжелательность! Обязательно воспользуюсь вашим советом! С уважением Светлана.
















1