Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Великая Клоповия, том XII, 74


ГЛАВА 74

Славные последователи госпожи Х. переняли эстафету «святости клопиной», основали свою собственную молельню, понабрали духовных детей со всех окрестностей. Стекалось к ним в молельню в те месяцы полным-полно всякого бедняцкого сброду: все со своим горем, каждый со своими болячками, со своими нуждами. Бывший клопиный повелитель объявил сам себя «новым ясновидцем», всех построил в два ряда, разделил на «терпимо нуждающихся» и «осо-бенно отчаянно неимущих». Со всеми «терпимо нуждающимися», то есть полуголодными, полураздетыми, наполовину разутыми, по целым дням хнычущими, наставник обходился вполне сносно, даже, насколько хватало улыбчивости, благожелательно. Зато вот со всеми «отчаянно вопиющими» наставник не разводил политесов и не цацкался, а попросту не обращал на них никакого внимания, его доводило до белого каления извечное их жалкое состояние голода, холода и беспомощности. «Да сколько можно хныкать и жалиться, роптать на богов и богинь клопиных? ― возмущённо гудел отец и наставник общины, ― хнычете, яко не процветаете, да и за что вам небеса обязаны ниспосылать обильные dona, когда не заслужили и сотой доли тех благ?» «И чем же мы плохи, когда небожители нам, сиротам, ни в какую не желают ниспосылать земные услады?» «Да тем и плохи, что не уродились везучими, а когда не уродились ими и не суждено вам сделаться успешными и процветающими, то над вами надо всеми явно тяготеет некое старинное проклятие». «Если мы бедны, для чего же вы, наставник, не молитесь?» «Оттого отцы за вас и не желают возносить клопиным богам молитвы, что никто из вас не достоин этаких молитвословий и почестей: мы возносим, как правило, молитвы за преуспевающих». «Но какой смысл отцам молиться за везучих и преуспевающих, когда они и без отцовского попечительства везучи и преуспевают?» «Вот именно по причине, шатия моя, толикой везучести процветающие сородичи ваши суть достойны отцовских молитвословий; а когда бы не феноменальная их везучесть, очень надо отцам возносить за всякий сброд молит-вы!» «Совсем вы нас не любите, наставник, за скудость нашу». «За убогость никого любить, ни чествовать не полагается: бедность бо, чада моя, вельми прилипчива, ― пояснил наставник ореховый, ― имея с вами, босяцкими очёсками, соприкосновение, процветание, преуспевание скукоживается и отмирает, а сие недопустимо». «Но, отче, когда бы ты нас возлюбил бедненькими, мы бы сделались, по молитвам твоим, богатеньки, и многажды восхваляли тебя за милости твои», ныли босяки. «Небожители выказывают недовольство моими действиями, коли я примусь умолять их даровать беднякам и босякам богатства и уделить им некую малую толику от сих видимых жизненных благ». «Это почему же, наставник?» «Всё это для того, что indigni estis (вы недостойны) того милостивого попечения о ваших жизнях от вашего наставника, жалкие попрошайки».
Бедняки и босяки недоумевали, отчего за них не молятся богам.
Отец ореховой общины утверждал, что нищие того не достойны.
― Наставник, оставьте вашу софистику, помолитесь за бедных.
― Для начала докажите мне, что достойны моих молитв за вас.
― Неужели мы не достойны твоих молитв, да богаче сделаемся?
― Именно вот, яко недостойны: спервоначала станьте богаче.
― Откуда же мы заделаемся богаче, когда отец за нас не просит?
― А для того именно и не молюсь за бедных, что не богатеете.
― Так пущай отец помолится, и сразу сделаемся богатыми.
― Сие боги поставят мне в вину: чудесное богатство не впрок.
― Но что же тогда впрок? ― плачущими голосами ныли те.
― Чудесное задабривание не есть благо, сами потрудитесь.
― У нас нет ни сил, ни возможности самими стать побогаче.
― И вы ещё плачетесь, что не разжиреете, когда унываете?
― Хотя бы помолись, наставник, за умножение воли к рывку.
― Сами должны рвануться к преуспеянию, я вам не молельщик.
― Нищета вконец одолела нас, не хватает мощи рвануться...
― Non satis est ut voluntatem ditari, et opus non est orare.
― Отец милостивый, не понимаем не по-нашему, растолкуй.
― Я сказал: не хватает воли разбогатеть, и молиться незачем.
― Оттого и не богатеем, что никто из отцов за нас не молится.
― Не кажется ли вам, чада моя, что молиться за вас напрасно?
― Это почему же, наставник? ― удивились бедняки и босяки.
― Nulla re quantum et vos orate pro salute vestra: omne enim sunt.
― Не понимаем, отец наш: это что за тарабарщина? скажи ясней.
― Вот, языка богов не понимаете, а судить берётесь, достойны и в какой степени годны ли вы молитвословий отцовских! Стыдоба!! Сказано мною ибо: «сколько за ваше благополучие ни молись, всё без толку». Non fluit ab spiritualem directe terrenis bene, et ubi non est admonitus mentis statera spiritualem, non potest esse terrenum bene esse, т. е. земное благополучие напрямую проистекает из благополучия душевного, и где нет намёка на душевное равновесие и духовность, не может быть там никакого земного благополучия. Вы же все, всякий из вас, откровенно смердит нищетою и безволием, ни никогда не станете, никогда не сможете сделаться богаче, ибо в вас нет стержня воли к приобретению богатства, а потому и молитвы за ваше благополучие и преуспеяние тщетны и раздробятся о глухую стену трусости, мелкотравчатости и ничтожности ваших помыслов и мечтаний. Вы никогда не достигнете богатства, вам на роду написано влачить до кончины жалкое существование. И даже если я помолюсь на ваше ходульное благополучие, вам ни за что его не достичь, ибо нищета заразительна и прилипчива, вы не способны думать, как богатые, и для того вовек вам не подняться над земною поверхностью. Ежели вы нищие, за каким лядом отцам за вашу шатию молиться? Уж где вы немощны, так и оставайтесь в немощах ваших, при болезнях да при немоте ваших, не рвитесь вверх, к достижению высоких целей и всяческих земных услад, но ползайте во прахе, за порогом блага, утешения и преуспеяния. Процветание достигается благословением небес. Бедняки лишены этого благословения небесного, босяки, беднота и прочие всякие тёмные лица не процветают, они совсем к благосостоянию не имеют никакого отношения, оно бежит бедных десятыми дорогами, им предустановленно голодать в нищете, они вылупились для жалкой доли, им не предназначено сиять во славе, ибо нет на них благословения небесного, ибо такова воля богов. Те жалкие очёски, кому на роду написано ползать в пыли, вовек уж и близко не подвинутся к преуспеянию. Процветание предуготóвано лишь для одних везунчиков, кому то загодя предписано звёздами с пути благосостояния не сворачивать. Процветающий процветает, а бедняк лишён всякой возможности к процветанию. Тщетно ругать, роптать на небожителей ради своей бедности, когда вы уродились, шатия, бедняками и босяками, тщетно вам молиться о достижении земного благополучия. Суть на белом свете счастливчики, которые живут и не ведают, что такое нищета и голодное прозябание; такие везунчики достойны того, чтоб за них молились наставники, ибо в них сосредоточено благоволение богов и богинь, а следовательно, и милости клопиных повелителей. А где не предпослано небесное благословение, за каким лядом за таких бедняков и молиться, коли бедняк так и останется сидеть жалким бедняком в тощей халупе, у бедняка вовек не появится благоустроенного дома, тощий никогда не пополнеет, бедняк и босяк вовек не разжиреют, где процветание не написано течением звёзд, напрасно и умолять небеса о земных, видимых благах и усладах. Права светлой памяти госпожа Х., ибо, по её премудрому изречению, «процветание достигается особливой склонностью к тому самому процветанию, и когда склонности таковой не усматривается за босяком, бедняк останется в нищете и босяк пребывает разутым и раздетым». Процветание есть лучший, достойнейший повод для сугубых молитвословий в честь богатого, а когда нет никакого намёка на земное процветание, ты не наш, ты чужак, ты никто, тебе никто ничем не обязан, ступай себе с миром, ты нам отрезанный ломоть, мы тебя не знали и знать не хотим, ибо община наша принимает в себя исключительно обеспеченных, под обеспеченностью же мы подразумеваем независимость в финансах и готовность щедро пожертвовать свои денежки в нашу общину; и когда шатия бессильна жертвовать фёны в нашу казну общинную, таковую жалкую шатию о шести ногах мы выталкиваем за порог и не желаем впредь поддерживать с нею отношения. По мне, по нам, так вносишь лепту в общеполезное дело молитвенников, и ты ясен и виден клопиным богам и богиням, они тебя осеняют благодатью, дают тебе земные и духовные услады, утешения и богатства, а где, с позволения сказать, бедняк ни копейки, ни единого фёна не внёс, казну общинную их мошны своей не выудил и не подал, он вреден и опасен для нашей общины, ибо босяк есть наглый потребитель и не стремится к обогащению нашей ореховой общины, ей же имя от сего дня и до века: Услаждение. Нищие вовек услады не почуют и не сведают! Нищим не показано процветание, нищий на то нищий, что ему не написано не быть нищим до остатка дней и часов на сей земле, на этом свете, но вечно мыкаться в бедности да в голоде.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 10.01.2021 Лаврентий Лаврицкий
Свидетельство о публикации: izba-2021-2990547

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1