Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Переводы сонетов В.Шекспира. Часть 5


81.
Тебе ли эпитафию создам
Иль раньше в землю буду погребён,
Забвенью смерти ты не по зубам,
А я в ней быть забытым обречён.

Бессмертие найдёшь в глазах людей,
А я безвестно кану, умерев:
Тебе воздвигнут вечный мавзолей,
Меня ж простой могилы скроет зев.

Мой стих - твой монумент, и много раз
В том мире, где нас нет и жизнь не та,
Его вновь перечтёт немало глаз,
Переозвучат жизнь твою уста.

Дыханье жизни вечное на них
Моим пером тебе подарит стих.

82.
Коль с Музой ты не связан силой клятв,
Других читать свободен и привык
Ждать: авторы тобой благословят,
Предметом посвящений, много книг.

Коль равно хороши твой ум и стать,
Ты превосходишь похвалу мою
И потому стремишься вновь искать
В хвалебных стансах свежую струю.

Ищи, но знай: пока привнёс другой
В риторику искусственный приём,
Естественно прекрасный образ твой
Обычный слог воспел в стихе моём.

Изыски могут скрасить бледность щёк,
А твой в них не нуждается цветок.

83.
Не видел я, чтоб лести ты желал,
И потому не вплёл её в сонет;
Но знал, что выше ты любых похвал,
В которых расплатиться б мог поэт.

Мне пышных слов не нужно потому,
Что ты, живой, куда наглядней их;
Пером же не дано петь никому
Достойно о достоинствах твоих.

Молчание зовёшь моим грехом,
Хотя оно и делает мне честь:
Я красоту твою спасаю в нём,
Другие губят, облачая в лесть.

Один твой глаз вместить жизнь лучше смог,
Чем двух поэтов сразу дивный слог.

84.
Где тот, чей слог способен превзойти
Хвалу с мотивом "ты один есть ты"?
Ведь если можно равного найти,
Ему примером будешь красоты.

Беспомощно перо, коль свой предмет
Не приукрасит шлейфом пышных фраз.
Но если пишет о тебе поэт,
Суть "ты - есть ты" обогатит рассказ.

Дословно передать ему дозволь,
Не портя, чем природой одарён.
Тогда за точно сыгранную роль
Прославлен будет повсеместно он.

Своей красы не порти благодать
Стремлением её преумножать.

85.
Моя учтиво смолкла Муза там,
Где ты в плену хвалебных пышных уз.
Златым пером словесный фимиам
Запечатлён по воле многих Муз.

Мне сладость дум, другим - словесных строк.
Как дьяк неграмотный, кричу "Аминь!"
И бью поклоны тем, кто дивно смог
Тебе пером отточенным спеть гимн.

На восхваленья молвлю: "Ты такой",
Немного добавляя каждый раз.
Но мысленно, любя тебя душой,
Опережу витиеватость фраз.

Ты ценишь воздух слов, но громче их
Красноречивость дум моих немых.

86.
Ни гордый сильный нрав великих строк,
Которыми тебя прославил стих,
В мозгу не запер мысли, не нарёк
Гробницей лоно, что взрастило их.

Ни дух, кто духами творить учён,
Как смертным не дано, сломить не смог
Меня, ни те, с кем ночью равен он,
Чтоб нем был я и стих покорно смолк.

Ни он, ни призрак явственный ночной,
Ему внушивший знания впотьмах,
Победу не одержат надо мной -
Они во мне не вызывают страх.

Из-за того, что ты другим воспет,
Ослаб, тебя лишённый, мой сонет.

87.
Прощай! Владеть тобой себе в угоду
Не смею - слишком дорого владенье.
Ты знаешь это, обретя свободу.
Мои же обесценились вложенья.

Держал тебя твоим лишь дозволеньем,
Но был ли мной заслужен дар приятный?
Достоин ли его? Гоним сомненьем,
Я вынужден вернуть патент обратно.

Дар был вручён мне по ошибке явной:
Не знали ты и я, чего мы стоим.
Переоценка для меня бесславна:
Я счастья обладанья не достоин.

Король с тобой - во сне, и в сон я верил,
А пробудившись, осознал потерю.

88.
Когда меня захочешь унижать,
Насмешками глумясь на злобу дня,
Хуле в свой адрес буду подпевать
В поддержку, хоть и предал ты меня.

Я на твоей пребуду стороне
И, вдоволь зная о грехах своих,
Так расскажу о низостях во мне,
Что будешь славен, презирая их.

Так в выигрыше буду я и сам,
Ведь в целом мире нет тебя родней.
Коль вся хула, что я себе воздам, -
Тебе во благо, то и мне вдвойне.

Так велика к тебе моя любовь,
Что для тебя себя предать готов.

89.
Скажи, что мной был вызван твой уход,
И тотчас я вину признать готов;
Скажи: хромой - хромать я буду год,
Не защищаясь от обидных слов.

Не сможешь, чтобы оправдать разрыв,
Меня и вполовину очернить,
Как сам унижусь: зная твой мотив,
То, что знакомы мы, смогу я скрыть.

Сойду с твоей дороги, мой язык
Не молвит имя милое - никак,
Случайно даже, явственных улик
Знакомства не оставлю, как простак.

Я для тебя клянусь себя срамить,
Не в силах твоего врага любить.

90.
Меня возненавидеть можешь, но
Не в миг, когда весь мир повергнуть рад
Меня, сломив. Будь с роком заодно,
Но не ввергай в отчаянье утрат.

За побеждённой злобой не ударь,
Когда от скорби сердце оживёт.
Ночным ветрам не шли вслед утром хмарь
Знаменьем, что меня погибель ждёт.

Решив уйти, не покидай, когда
Измотан буду от других невзгод;
Уйди до них, как худшая беда
Из всех, что мне судьба преподнесёт.

Все горести померкнут пред одной
Бедой, когда ты больше не со мной.

91.
Кто славится родством, кто мастерством,
Кто силой тела, кто тугой мошной,
Кто соколами, гончими, конём,
Кто новым платьем, хоть пошив дурной.

И всем своя отрада по нутру,
Дарующая каждому восторг.
Себе ж я частности не изберу:
Я много лучший выбор сделать смог.

Твоя любовь ценней, чем знатный род,
Прелестней соколов и лошадей,
Дороже денег, ярче платья - горд
С тобой быть больше хвастовства людей.

Но можешь всё отнять, и я боюсь,
Что всех несчастней сразу окажусь.

92.
Уход твой станет самым страшным злом,
Ведь жизнь всецело связана с тобой.
Я жив, покуда мы в любви вдвоём,
И жизнь зависит от любови той.

И худшего из зол я не боюсь,
Коль наименьшим буду я сражён;
Но в лучшем положенье нахожусь:
От прихотей твоих освобождён.

Не причинишь непостоянством боль
Ведь этим можешь жизнь мою отнять.
О, я обрёл счастливую юдоль:
Я счастлив и любить, и умирать!

Но даже святость можно запятнать:
Могу я про неверность и не знать.

93.
Живу, уверен в верности твоей,
Как рогоносец. Лик любви легко
Любовью скроет перемены в ней.
Ты здесь, со мной, но сердцем далеко.

Не может ненависть сиять в глазах,
И мне измену не прочесть по ним.
А у других о лживых их сердцах
Рассказ в гримасах и морщинах зрим.

Рукой тебя создавших высших сил
На лик наложена любви печать,
И, что б ты в сердце, в мыслях не таил,
Вид будет только сладость источать.

Как Евы райский плод мог обмануть,
Краса твоя не отражает суть.

94.
Кто в силах ранить, но зла не творит,
Хотя наружность говорит, что мог,
Других сподвигнет, сам же - монолит
Холодный, не движимый на порок,

Увенчан он божественным венцом,
Дар принял и хранит богатства те;
Владея, властвует своим лицом,
Другие только служат красоте.

Благоуханьем лету мил цветок,
Хотя он только для себя живёт.
Но если вдруг он порчей занемог,
Сорняк его по славе превзойдёт.

Суть сладости испорченной горька;
Смрад сгнивших лилий хуже сорняка.

95.
Твоя постыдность дивна и сладка,
Но имени блеск может запятнать,
Как червь внутри душистого цветка.
О, как ты грех способен наряжать!

Кто про твои рассказывает дни,
О похождениях твоих язвя,
Твой грех хуля, поют хвалу они -
Назвав по имени, благославят.

Какой дворец облюбовал порок,
Избрав того в обитель, облик чей
Завесой красоты окутать смог,
Оборотив в усладу для очей!

Ты преимущество цени своё;
Порочный нож утратит остриё.

96.
Твои беспутство с юностью, мой друг,
Одних чаруют, для других - порок.
Но оба восхищают всех вокруг:
Ты грех в очарование облёк.

Фальшивый камень дивной красоты
На пальце короля превознесут.
Так и ошибки, что являешь ты,
За добродетель примут и поймут.

Сколь многих агнцев мог бы обмануть
Свирепый волк, коль с агнцем был бы схож!
Увлечь сколь многих на опасный путь
Ты в силах, коль все силы привлечёшь!

Не смей! В любви тобой владею я,
И репутация твоя - моя.

97.
Зиме подобно быть с тобой мне врозь,
Услада года, что проходит зря!
Какая темень, как же я замёрз
В пустынности седого декабря!

Угасло лето, осень настаёт,
Неся расцвета щедрые дары -
Беременной вдовы ненужный плод,
Ведь господин скончался до поры.

Казался мне богатый урожай
Надеждой обездоленных сирот.
Лишь для тебя прекрасен летний рай,
А нет тебя - и птица не поёт.

А коли свистнет, так уныл тот свист,
Что, будто пред зимой, поблекнет лист.

98.
Весна нас разлучила, милый друг,
Когда разряженный гордец Апрель
Дух юности вселил во всё вокруг.
С ним сам Сатурн, смеясь, плясал и пел.

Но песни птиц и сладкий аромат
Благоухающих цветов меня
Ни оду лету петь не вдохновят,
Ни рвать их, причиняя боль корням.

Не удивят ни лилий белизна,
Ни роз багряный цвет - их красота
Вторична, ведь с тебя взята она,
Ты идеал, их сладостность не та.

Ещё зима со мной, ведь ты вдали.
Цветы лишь тень твою мне дать смогли.

99.
Фиалке кражу я вменить готов:
Благоуханье сладкое взяла
В дыхании твоём, моя любовь,
Цветками пурпур вен переняла,
Сгустив и охладив при этом кровь.

За руку лилия заклеймлена,
Украл бутон душицы локон твой.
Шипами розы мучимы: одна
Красна стыдом, бела печаль в другой.

А третья, красно-белая, забрав
У них цвета, дыханье у тебя,
Расплачивается за подлый нрав:
Её съест порча, мстительно сгубя.

Какой цветок бы я ни замечал,
Он цвет иль сладость у тебя украл.

100.
О, Муза! Как же долго ты молчишь,
Забыв петь про того, кто вдохновлял.
Ужель петь глупости готова лишь
И меркнуть, чтоб в ничтожном свет сиял?

Вернись, неверная, чтоб искупить
Растраченные даром дни стихом.
Пой для того, кто может оценить,
Перо твоё наполнив мастерством.

Очнись, в любимое лицо всмотрись:
Когда морщинки там увидишь ты,
Сатирой злой на Время обернись,
Презреньем заклеймив его следы.

Воспой быстрей моей любви красу,
Отняв у Времени нож и косу.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 08.01.2021 Валерия Александрова
Свидетельство о публикации: izba-2021-2988853

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэтические переводы


















1