Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Волчица


Волчица
Опять эта пронзающая боль, сколько можно терпеть, волчица попыталась приподняться и жалобно заскулила. Сзади в ногу словно впились тысячи ядовитых пчел, а единственный, оставшийся целым глаз вновь начала застилать красная пелена, беспамятство услужливо предложило ей избавление от всех страданий.

Но нет! Нужно идти, во что бы то ни стало нужно двигаться вперед! Ведь где-то там, не так уж и далеко, где-то внизу оврага, усыпанного прошлогодней листвой, надежно укрытое густым бурьяном, притаилось теплое, уютное логово, в котором у нее остались щенки, веселые милые, самые-самые дорогие малыши.

Тело зверя содрогнулось, словно его пронзила болезненная судорога. Волчица попыталась приподняться на лапы, но не смогла...И тогда она поползла. Нос едва улавливает обычные лесные запахи, лишь один из них резок и неприятен-запах собственной крови оставляемый ею на траве, словно маленькие красные росинки.

Через несколько минут волчица вновь припала к земле, и принялась жадно лизать кровоточащую рану. Это конечно-же не лучший исход недавнего события, но трудно представить, что могло бы случиться в скором времени с ее щенками, не будь ее сейчас в живых, пускай даже в таком плачевном состоянии. И она будет жить! Она просто обязана выжить!

Трудно представить, но еще сегодня ранним утром все было по-другому. Малыши еще крепко спали прижавшись друг к другу теплыми боками, лишь только один из них-веселый и бесстрашный, самый любимый щенок-Пушистик, не спал, и внимательно следил за своей мамой, затем тихо тявкнул, как бы говоря:-Я знаю куда ты идешь-ты идешь на свою охоту, возьми меня с собой, я уже большой и буду помогать тебе, мама!-Но волчица лишь тихо ткнула носом неугомонного малыша отчего тот перевернулся на спину и забавно задергал лапами, потом все-таки выкрутился, спрятался за маму, и принялся клацать зубами пытаясь поймать ее большой лохматый хвост...

Кажется, это было совсем недавно, волчица выскользнула из норы и обнюхала лаз. Все было надежно, как всегда. Запах детенышей, способный привлечь другого хищного зверя сюда не доходил. Затем, заботливая мать, еще несколько раз оббежала логово, каждый раз все более расширяя круг и вперед на дальнюю полянку, где паслись такие милые и аппетитные кролики. Обычно, взрослого кролика, ее малыши могли уделать в один присест, они быстро росли и матери приходилось выходить на охоту снова и снова.

Так она бежала, вся в мыслях и хлопотах, не замечая темную тень, притаившуюся в сумраке леса.

Волчица нырнула между зарослями часто вдыхая разгоряченными ноздрями утренний воздух, пытаясь различить знакомый запах добычи. Нет, она не смогла заметить, зловещий силуэт человека, притаившегося в кустах.

Первый же выстрел, подобно пушечному залпу, оглушил, ошарашил ее. Свет померк, что-то теплое потекло с правой стороны головы-она лишилась правого глаза, и левый тоже начала застилать кровавая тьма. Но нет, нет же! Все ее существо сопротивлялось происходящему. Она приподнялась на лапы и почти слепая, не видя дороги, кинулась бежать. Охотник замешкал-он не ожидал такого от волка, сраженного наповал, почти в упор. Эти несколько секунд промедления и спасли ей жизнь. Ведь только по счастливой случайности пуля не вонзилась ей непосредственно в голову-а просто царапнула череп, выбила глаз и ушла боком. Охотник вновь поднял ружье. Острая нестерпимая боль пронзила ногу зверя, когда тот уже был у самого края леса.

Как больно, как нестерпимо больно ступать на раненую лапу, но нужно было двигаться вперед, во что бы то ни стало.

Волчица подползла к выходу из логова-это было очень опасно оставлять здесь запах раненого зверя, но у нее не было другого выхода. Чужой, непривычный, отвратительный запах присутствовал здесь повсюду. Он свидетельствовал о происшедшей здесь трагедии. Безжалостный и беспощадный убийца, причинивший ей столько боли побывал и здесь...

Наверное- это был опытный егерь, если он смог так быстро разыскать ее логово, и он возможно решил компенсировать себе потерю матерой добычи. Охотник унес всех волчат...

Волчица издала последний, душераздирающий вой, и рухнула возле входа в нору. Остаток сил покинул ее. Один единственный глаз застлала мгла. Ей больше не зачем было поддерживать в себе жизнь.

И вдруг, как будто издалека, до ушей безутешной матери донеслось жалобное повизгивание. Маленькое упругое тельце выкатилось из кустов и шлепнулось прямо на нее. Волчица приподняла голову, маленький жаркий язычок лизнул ее прямо в нос. Щенок тихо и как бы виновато заскулил.

-Ну, что же ты, мама, поднимайся! Я так ждал тебя! Когда мама покинула нору ему стало холодно и одиноко. -Почему мама не взяла его с собой? -И он неуклюже последовал за ней. Пушистик тщетно пытался бежать по ее следу, запах матери быстро растворился в утренней прохладе. Щенок жалобно заскулил, он немного заблудился, малышу не оставалось ничего другого, как спрятаться в кустах. Зато теперь услышав вновь, такой родной, такой близкий запах матери-он был чрезвычайно рад. Но к этому родному, близкому запаху примешивался другой-очень резкий несущий в себе угрозу запах крови, запах боли и страдания. Пушистик вновь обнюхал мать-в его угловатой голове никак не укладывалось в единое целое-этот жуткий запах, и запах его матери-могучего и отважного зверя.

P.S.

Этим тихим морозным вечером ничто не предвещало несчастья. Старый егерь вышел на крыльцо, огонек его цигарки равномерно попыхивал в холодной мгле. Чертовы лисицы, они то и дело ошиваются возле курятника, и противно тявкают словно трусливые койоты. Но Федор Кузьмич с ними разберется, недаром он вчера ездил в область и привез парочку крепких капканов!

- Чертовы лисицы! -Егерь смачно сплюнул, и сейчас он решил проверить не попался ли рыжий хитрюга, воротник ходячий!

Ночная тишина опустилась на землю, серебристый снежок звонко хрустит под ногами, ясное звездное небо повествует о том, что мороз к утру еще больше усилится.

-Крак, крак, -задумчиво произнес невидимый ворон.

Если бы старый егерь не был бы так занят своими нелегкими мыслями возможно он бы сумел заметить две темные, почти неразличимые тени отделившиеся от леса. Они были невидимы, и приближались все ближе и ближе-неумолимо словно сама смерть. И только когда за его спиной раздалось тихое, но грозное рычание, старик вздрогнул и обернулся.

Впереди, всего в нескольких метров от него появился огромный черный волк. Таких волков ему не довелось увидеть за всю свою долгую, безупречную, егерскую службу. Зверь повел носом, запах ему понравился-человек был слаб и безоружен. Холодный полный ненависти взгляд не оставлял человеку шанса. Вряд ли теперь, кто-нибудь смог узнать в этом матером звере-маленького Пушистика. Это было невероятно, но старику почудилось, что он помнит этого волка. Он просто почувствовал, всем своим нутром-волки его осудили и сейчас произойдет казнь...

Бросок был молниеносным. Федор Кузьмич шлепнулся на спину, ледяной ужас окатил его с головы до пят. Краем взгляда он успел заметить силуэт волчицы, надвигающейся на него с другой стороны, ее единственный глаз горел ненавистью и торжеством.

Победный ошеломляющий вой двух волков разорвал ночную тишину, сообщая всей округе о свершившимся правосудии...







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 08.01.2021 Марина Белоус
Свидетельство о публикации: izba-2021-2988638

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1