Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

В твоих глазах


В твоих глазах
Весь вечер проиграв в приставку, мы с Исми ложились спать уже около полуночи. Я привычно пихнул его локтем, прося чуть пододвинуться, Исми привычно занял место возле стенки, привычно прижался ко мне всем телом, когда я, наконец, устроился в постели, привычно положил свою светловолосую голову мне на плечо и непривычно тихо произнёс.

- Валера, поцелуй меня.

Я улыбнулся в темноту и наугад ткнулся губами в его щёку. Мальчик тихо выдохнул и заговорил снова.

- Не так, как брата, поцелуй по-настоящему, не смотри, что мне всего тринадцать...

Я замер, пытаясь понять, не ослышался ли я. Исми тоже не шевелился, поэтому я решил не предполагать никаких действий, ссылаясь на то, что, скорее всего мне просто послышалось. Однако, уснуть я всё же не смог... И, наверное, слава Богу. Как оказалось, Исми тоже не спал, как будто дождавшись, что я засну, он осторожно выбрался из моих объятий и начал одеваться. Я следил за ним краем глаза, а когда парень схватился за сумку, решил всё-таки раскрыть себя.

- Ты куда ночью собрался?

Исмаэль вздрогнул, выронив из рук сумку и попутно зацепив локтем стоящую на столе кружку. Последняя с грохотом разбилась об пол. Мда, уйти по-тихому не получилось. Однако мальчик замер, пытаясь как бы скрыться в темноте. Я усмехнулся и принял сидячее положение.

- Исми, не надо делать вид типа «меня здесь нет, тебе всё сниться», возвращайся в кровать. - брат тяжело вздохнул, но с места не сдвинулся, пришлось чуть подогнать его. - Исми, сядь рядом со мной...

Исмаэль немного помедлил, но всё же опустился на кровать. Я тут же оказался возле него, утыкаясь носом в висок брата. По его телу побежала дрожь, я отчётливо чувствовал её всем телом.

- Послушай...

Исми слушать не хотел, он тут же развернулся и впился в мои губы поцелуем. Это было ужасно приятно и... ужасно странно. Я не хотел и не мог отстраниться, потому что Исмаэль с силой обнял меня за шею. Перед моими глазами было столь привычное лицо, которое я много раз видел в зеркале, но никогда не думал, что увижу в таком ракурсе. В первый раз я видел близнеца таким смущённым, он ни разу не открыл глаза во время поцелуя. Падок до секса? Сейчас он выглядел, как маленький невинный мальчик, впервые пробующий целоваться, притом, что это у меня не было никакого опыта в подобных поцелуях. К тому же, я нашёл ещё один огромный плюс близнецов.

Мы настолько хорошо чувствовали друг друга, что поцелуй получился просто потрясающим, и я готов был целовать брата снова и снова, лишь бы он позволил мне. Мы оторвались друг от друга только когда начали задыхаться. Исми не поднимал на меня взгляд. Тяжело дыша, он буравил взглядом одеяло. А я просто пытался рассмотреть в темноте его лицо, потом улыбнулся и тихо произнёс:

- Ложись спать, братишка.

Исмаэль не стал сопротивляться, он послушно стащил с себя одежду и свернулся клубочком у стенки, пытаясь быть, как можно дальше от меня. Однако меня это не устраивало. Я в наглую прижался к нему сзади и обнял за талию, притягивая брата к себе. Исми глухо выдохнул, но всё ещё не произнёс ни слова. И, чёрт возьми, меня это возбуждало. Этот поцелуй, тёплое тело в моих руках, чуть подрагивающее от каждого прикосновения, тихие вздохи, слетающие с губ брата, всё это было слишком для меня. Я осторожно отодвинул светлые прядки и коснулся губами кожи на шее, чуть пониже маленькой родинки похожей на звёздочку. Исми тут же дёрнулся и протяжно застонал, потом зажал место поцелуя ладонью и резко повернулся ко мне.

- Что это было, вообще?

- Твоя эрогенная зона, – я широко улыбнулся и ткнул пальцем пониже пупка Исми. – И вот тут тоже. Слава Богу, я свои хорошо знаю, а значит и тебе смогу показать. Хочешь?

Собирался ли я заниматься с ним сексом? Нет, ни в коем случае. Я просто хотел поиграть, хотел показать, что тоже смогу возбудить его так, что Исми не захочет, чтобы я его отпускал. Я бы, конечно, помог ему потом справиться с возбуждением, но только задействовав руки, остальное было бы слишком для меня.

Исмаэль всё ещё молча смотрел на меня, поглаживая пальцами место поцелуя, а потом резко изменил все мои планы. Никогда бы не подумал, что он такой сильный. Брат буквально вдавил меня в кровать, устраиваясь на мне верхом. Он и правда изменился, от недавнишнего скромного мальчика не осталось и следа. Теперь сверху на меня смотрел вполне раскованный возбуждённый парень. И это было чертовски сексуально.

- Что же ты делаешь? – я приподнялся, принимая сидячее положение и обнимая брата за талию. – У меня же сейчас на каждое моё отражение вставать будет.

Исми широко улыбнулся и обнял меня за плечи, прижимаясь к моей груди и водя пальцем сзади по моей шее.

- А я тоже знаю свою эрогенную зону. Одну, но самую большую...

Я догадывался, что он имел ввиду, но уж очень хотелось продолжать играть с ним, поэтому я состроил невинное выражение лица и тихо произнёс:

- Правда? Покажешь?

- Хорошо, но на тебе.

Рука брата легко скользнула по моей груди, останавливаясь на резинке моих боксёров, а потом тонкие пальчики начали пробираться внутрь. То, что меня ласкает собственный брат, сейчас мало меня заботило. Все его движения были такие слаженные, что у меня просто сносило крышу.

Рука двигалась именно так, как я люблю – сначала мучительно медленно, потом резко ускоряя темп. Я тихо постанывал в висок брата, а Исми, пользуясь моментом, вылизывал мою шею. Никогда бы не подумал, что такое может случиться, но я так сильно захотел переспать с братом, что сопротивляться этому уже не мог. Может быть я тоже падок до секса?

Я подхватил Исмаэля под ноги и опрокинул на кровать, наваливаясь сверху. Близнец ни разу не возразил мне, что давало мне повод надеяться, что влечение сейчас испытываю не только я. Я абсолютно не знал, как делается это с парнями, но Исмаэль сам услужливо помогал мне. Надавив ладошкой мне на грудь, Исми заставил меня чуть отстраниться и тут же развернулся подо мной, занимая более удобную позицию.

- Слушай, это нормально?

- Да, так удобнее для первого раза.

- Я не об этом, – я наклонился, задирая футболку брата и осторожно целуя его спину. – Нормально, что мы это делаем?

Исми замолчал и опустил голову, пытаясь скрыть лицо под волосами, хотя в темноте его итак было плохо видно. Молчал он долго, однако я уже нашёл себе занятие, позволяющее скоротать эту паузу. Когда я добрался с поцелуями до копчика и уверенно потянул бельё близнеца вниз, Исми с тихой одышкой заговорил снова.

- Это не нормально, Валера... Поэтому, если боишься последствий, лучше остановись. Я помогу тебе с возбуждением, и мы спокойно ляжем спать.

Я поднял взгляд, на секунду отрываясь от своего занятия, потом легко поцеловал ягодицу брата и поднялся, наваливаясь на его спину.

- Слушай, я никогда не занимался сексом с парнем, а сомнений в моей голове сейчас меньше, чем в твоей. И если ты сейчас не скажешь, что хочешь этого... Ты действительно отправишься спать...

Обиделся ли я? Да. Разозлился ли я на него? Да. Ревную ли я его? Естественно да. Шантажирую ли я его? Да. Хочу ли я его? Безумно хочу. Хочу ли я, чтобы он видел во мне кого-то большего, чем брата. Да, хочу. Смогу ли я когда-нибудь сказать ему об этом? Вот в этом я глубоко сомневаюсь. Дерьмо, почему я такой трус? Что-то уж слишком много мыслей крутилось в голове человека, который просто бессознательно поддался влечению. Хотя, если бы не эта дурацкая пауза, может быть я никогда и не понял бы самого важного – я влюбился в Исми. Мальчик по-прежнему молчал, только теперь уткнувшись лицом в подушку. Я глубоко вздохнул и провёл рукой по волосам брата, скатываясь с него, поудобнее устраиваясь рядом и поправляя одежду.

- Прости, глупо получилось, ты в порядке?

Исми всё так же молча кивнул и до самого утра мы так и не произнесли ни слова, хотя ни один из нас даже не думал засыпать.

Это было самое поганое утро в моей жизни... Я боялся открыть глаза, потому что пришлось бы смотреть в глаза брата, но это было неизбежно. Исми ещё спал, по-детски мило сжимая в кулаке край моей футболки. Все мои страхи тут же прошли. Я, не удержавшись, осторожно убрал пару светлых прядок за ухо брату, замечая, что маленькая мочка, из которой я недавно вытаскивал серьги, уже покраснела.

- Надо бы что-то сделать с этим...

Я осторожно поднялся с кровати, стараясь не разбудить Исми, и вышел из комнаты, отправляясь к маме. После достаточно долгого объяснения, я всё же выпросил у неё пару золотых капелек и вернулся в кровать, нависая над спящим братом. От моих прикосновений, Исми моментально проснулся и долго просто молча смотрел на меня, ожидая, когда я закончу. Когда его терпение было уже на пределе, мальчик спросил:

- Что ты там всё же делаешь?

Я улыбнулся, застёгивая, наконец, застежку. Зеркало в моей комнате было найти практически не возможно, но я всё же сделал это, показывая Исми плоды моих трудов. Когда брат осторожно прикоснулся к одному из проколов, я тут же убрал его руку, касаясь серёжек своими пальцами.

- Не волнуйся, болеть не будет. Золото всегда лечит.

- Золото? – Исмаэль резко повернулся ко мне и через секунду уже начал снимать недавно одетые серьги. – Ты с ума сошёл, Валерка, я не буду это носить.

- Это ещё почему?!

- Потому что я не расплачусь, если потеряю хотя бы одну из них.

- Да плевать, это подарок!

Я резко накинулся на брата, начиная отрывать его руки от многострадальных ушей. В итоге завязалась небольшая потасовка и вот, я уже лежу на нём, прижимая обе руки Исми к кровати над его головой.

- Я не буду...

- Не снимай их, ладно?

Исмаэль тихо выдохнул и окончательно перестал сопротивляться, принимая всё, как есть. Серьги смотрелись на нём просто восхитительно, удачно контрастируя с бледной кожей. Мне внезапно захотелось поцеловать его, но воспоминания о вчерашнем несколько давили на меня. Однако, через минуту желание стало настолько сильным, что я забыл о любом давлении.

Исми упорно смотрел куда угодно, но только не на меня, поэтому я не стал дожидаться, когда встречусь с ним взглядом, и просто наклонился, осторожно прикусывая нижнюю губу брата. Несколько удивлённый взгляд Исмаэля вернулся ко мне, однако сопротивляться парень не стал, доверчиво приоткрывая рот и пропуская мой язык внутрь. Я вновь не мог насытиться им. С каждым прикосновением языка к языку, мне всё сильнее хотелось целовать его. Губы уже болели, Исми тихо постанывал мне в рот, мы оба были возбуждены, что было прекрасно видно, так как мы были почти полностью раздеты. Однако вчерашней решимости сделать что-то большее, чем поцелуй не было.

- Нам пора собираться в школу...

Тихо произнёс брат, когда из-за нехватки воздуха поцелуй пришлось прекратить. Он был абсолютно прав, но с таким возбуждением даже думать о школе было не возможно.

- В душ не хочешь?

- Нужно бы... - ещё тише произнёс Исми и я слез с него, позволяя мальчику скрыться в ванной.

Собственное возбуждение при этом никуда не делось. Я поёрзал на кровати минуту... две минуты... а потом сорвался следом за братом. В голове при этом вертелась только одна мысль: «Пошло всё к чёрту!». Через матовое стекло душевой я мог различить только силуэт Исмаэля, но его томные стоны слышались даже через шум воды. Когда я резко открыл дверь кабинки, Исми вздрогнул, но остановиться уже не мог. Один взгляд на то, как парень ласкает себя, заставил меня тихо застонать, а потом резким движением прижать Исмаэля к стенке.

- Позволь мне.

Я осторожно убрал руки Исми, продолжая ласкать его. От одного моего прикосновения мальчик так блаженно застонал, что я понял, чтобы не случилось, сегодня я не остановлюсь. Руки брата ответно скользили по моей коже. Он даже не ласкал меня так, как это делал я, но возбуждал, казалось сильнее. Поэтому, как только его ладони остановились на моих бёдрах, я содрогнулся и достиг пика. Было ужасно стыдно, но Исмаэлю такой исход даже очень понравился. Он улыбнулся и, убрав мои руки, опустился на колени, начиная вылизывать мой живот, стараясь успеть раньше беспощадных струек воды, смывающих с меня плоды моего оргазма.

- Исми, подожди, давай я с тобой сначала закончу.

Брат не обращал на меня ни малейшего внимания, сосредотачиваясь на вылизывании моего тела. Всё становилось слишком интимно. Для меня было шоком в первый раз поцеловать своего близнеца, а то, что происходило сейчас, вообще не укладывалось в рамки разумного, но, чёрт возьми, как же это было классно. Я возбуждался уже повторно, а Исми был несправедливо обделён этим, поэтому я подхватил его под мышки и поставил на ноги, заставляя смотреть мне в глаза. Исми смотрел непонимающим взглядом, пытаясь понять что же он сделал не так.

- Валер?..

- Всё в порядке, не волнуйся, – я улыбнулся, целуя висок брата, и скользнул ладонью по спине Исмаэля, задерживая её на его бедре. – Просто кое-кто из нас всё ещё не удовлетворён.

- Ты уверен?

- Я больше не боюсь последствий, Исми.

Брат широко улыбнулся и взял с полки то ли гель для душа, то ли шампунь, я не стал особо разбираться. Вылив небольшое количество жидкости себе на пальцы, Исми завёл руку за спину и внезапно вздрогнул.

- Что ты там делаешь?

- Подготавливаю себя, – Исмаэль чуть приоткрыл рот, продолжая непонятные действия за спиной. – Это не долго, потерпи немного.

Терпеть мне не хотелось, я резко развернул брата к себе спиной и убрал его руку. Теперь я по крайней мере, знал, что нужно делать. Исми был уже достаточно растянут, поэтому мои пальцы вошли в него относительно легко, однако я даже представить себе не мог, как туда может поместиться нечто большее, и я поспешил поделиться этим с Исмаэлем.

- Слушай, я тут опять начал сомневаться... как... туда?

Исмаэль усмехнулся и чуть повернул ко мне голову.

- Ты просто сделай это. На практике ведь лучше поймёшь.

Развязный, похотливый, сексуальный, возбуждённый и очень-очень соблазнительный. Именно таким был сейчас Исми. Думаю, перед ним не устоял бы даже натурал, не то, что я - извращенец, втюрившийся в своего брата. Закусив губу, я вытащил пальцы из Исми и вновь застыл.

- Я сейчас презерватив принесу...

Я попытался выйти из кабинки, но Исмаэль внезапно схватил меня за руку и притянул обратно.

- Тебе не нужно, Валерка, я хочу, чтобы с тобой всё было естественно.

Ну разве он не милый? В такое очаровательное создание влюбился бы каждый. Может быть я не такой уж извращенец? Я притянул брата к себе, подхватывая его под бёдра и приподнимая с пола. На весу его держать было тяжело, поэтому я прижал Исмаэля к стенке, чтобы обеспечить и себе и ему дополнительную опору. Мы снова целовались, как сумасшедшие и жадно ласкали друг друга, стараясь возбудиться ещё сильнее, хотя, казалось, что сильнее уже некуда. Исми не выдержал первый. Склонившись к моем уху, он только жарко прошептал несколько слов.

- Войди в меня...

Внутри брата было ужасно тепло и ужасно тесно. Исмаэль выгибался в моих руках при каждом толчке, и с его губ без остановки слетали тихие томные стоны. Я тоже постанывал, уткнувшись носом в его мокрое плечо и сжимая ладонями ягодицы брата. Заниматься сексом не просто с парнем, а ещё и с родным братом-близнецом, для кого-то это, наверное, ужасное извращение, а для меня всё было настолько естественно, что я даже не задумывался о том, что это возможно неправильно.

Я не был терпелив, темп моих толчков увеличивался с каждой минутой, однако Исми легко принимал его и иногда даже просил о большем. Его руки скользили по моим плечам, пытаясь зацепиться ногтями. Когда очередная попытка не увенчалась успехом, его пальцы просто вплелись в мои волосы, сильнее прижимая мою голову к его плечу. Мы оба были слишком возбуждены, поэтому растянуть этот чудесный миг надолго было невозможно. Я поражался терпению брата, даже сейчас я кончил раньше его, пусть и ненадолго.

Никогда раньше не любил время после секса и сразу же засыпал, однако с Исми хотелось ещё долго просто мило болтать, нежно поглаживая его светлую кожу. Ни о какой школе я уже не думал. Выскользнув из брата, я осторожно опустился на колени, усаживая Исмаэля на пол душевой кабинки. Парень несколько минут молчал, рассматривая какую-то точку на моей ноге, а потом поднял взгляд и широко улыбнулся.

- Теперь мне точно нужен душ.

Я был на седьмом небе от счастья.

Раскрасневшиеся, с влажными волосами мы с Исми со всей мочи неслись в школу.

А по возвращению из неё, раздевшись, я произнёс:

- Надо бы повторить наш утренний опыт, Исми...

Я вновь не успел договорить, Исмаэль резко пододвинулся ко мне, впиваясь в мои губы поцелуем. Его пальчики легко бегали по моей обнажённой груди и скользили по плечам, а потом руки Исми обвились вокруг моей шеи, и он легко прижался ко мне всем телом. Отказать ему в поцелуях я не мог, в ласках тоже, поэтому уже скоро перетащил брата на свои колени, зажимая в ответных объятьях. Сейчас всё было несколько по-другому, не так как утром, не так спонтанно. Сейчас всё было открыто, нежно, чувственно. Не было ни стыда, ни неуверенности, только жгучее желание, наконец, сделать его полностью своим.

- Валер, подожди...

Я даже не хотел слушать брата. Теперь учить меня было не нужно, я уже прекрасно знал, как нужно обращаться с его телом. Исми нервничал, он осторожно пытался слегка отстранить меня, но я перехватил его руки, за запястья прижимая их к дивану над его головой. Теперь брат был похож на запуганного котёнка, и я поспешил сказать ему всего несколько слов, надеясь, что они его успокоят.

- Я люблю тебя, Исми. Не нужно меня бояться, я никогда не сделаю тебе больно, – я немного помолчал, а потом продолжил. – Ты веришь мне?

- Да, просто... - Исмаэль смущённо отвёл взгляд, очаровательно закусывая нижнюю, а потом резко покрылся краской и почти прокричал. – Я стесняюсь заниматься с тобой любовью, а не сексом!

Очаровательный... Какой же ты очаровательный...

Я широко улыбнулся и навалился на брата сверху, рассматривая смущённое лицо близнеца.

- Глупый, мы и в прошлый раз занимались любовью, разве ты этого не понял?

Я сполз с брата и потянул его на себя, вновь заставляя его сесть на диван, а чуть позже залезть на мои колени. Обхватив его бёдра, я притянул Исми ближе к себе и замер.

- Стесняешься, да? – я широко улыбнулся и опустил взгляд. – Ты ведь возбуждён, братишка...

- А разве может быть иначе?

Я не видел лица Исмаэля, но отчётливо слышал в его голосе улыбку. Наверно, сейчас он безумно красивый. Я тихо выдохнул и прижался к брату, начиная покрывать его шею поцелуями. Школьная форма ужасно мешала, и я поспешил избавить своего любовника от неё. Когда мне, наконец, удалось это сделать, я тут же припал к обнажённой груди брата, начиная жадно вылизывать её.

С моих колен Исмаэль постепенно вновь сполз на диван, чему я не мог не радоваться – дотягиваться губами до самых интимных мест стало намного проще. Это был первый раз, когда я делал минет. Невероятно приятный привкус во рту, тонкие пальцы в моих волосах, тёплое тело, выгибающееся в моих руках и тихие стоны, нарушающие тишину комнаты – всё это заводило посильнее любой порнушки.

- Валера... Валерка, я сейчас... - пальцы брата сжались в волосах сильнее, и он попытался отодвинуть мою голову. – Валера...

Я и не подумал сдвинуться с места. Его вкус был потрясающим и я с аппетитом проглотил все плоды моих трудов. Исми, лёжа подо мной, тяжело дышал и прикрывал покрасневшее лицо руками, потом он резко поднялся и уставился на меня недовольным взглядом.

- Ты придурок, Валерка! Я же сказал тебе, что я...

Я заткнул брата поцелуем, после которого его гневная речь сменилась несколько смущённым взглядом. В итоге, плюнув на всё своё недовольство, Исмаэль полностью отдался мне. Он позволял мне делать всё, что я захочу. Я старался не перегибать палку, но иногда неосторожным движением всё же срывал с губ брата стон боли. После этого долго извинялся, нежно лаская полуобнажённое тело, и снова всё повторялось сначала.

Утомлённый Исми уснул в моих объятьях почти сразу после оргазма, а я ещё очень долго рассматривал знакомое лицо и считал маленькие пятнышки засосов, оставленные на бледной коже. Пожалуй, я всё ещё не верил тому, что сейчас происходит.

Я осторожно убрал за ухо брата светлую прядку и нагнулся, целуя его висок.

- Спасибо...

Исми, почувствовав поцелуй, улыбнулся во сне и что-то пролепетал, сильнее прижимаясь ко мне. Младший брат, чувственный любовник, верный друг и самая большая любовь. Чудесный подарок, отобранный и вновь подаренный судьбой, который полностью изменил мою жизнь. Пожалуй, теперь, я буду по-настоящему счастлив.

Блуждающий во тьме изгой,
Отринутый, забытый всеми.
Хоть раны залечило время,
Прогнило сердце пустотой.

Ты выбрал сам себе сей рок,
Уж тщетны жалкие порывы,
Из клети мрака душу вырвать –
На гибель ты её обрёк.

Ты болен, слаб и истощён.
Как пёс слепой, врезаясь в стены,
Ты остаёшься неизменно
В плену, в который заточён.

Сильно проклятие твоё,
И ты не рвёшься с ним бороться.
Надежда боле не вернётся,
Отчаянье ж тебя добьёт...






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 08.01.2021 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2021-2988551

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика любовная


















1