Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Маленький мальчик грустит


Маленький мальчик грустит
Это всего лишь лёгкое безвредное кокетство.

По крайней мере, именно так сказал себе Дэн, соблазнительно улыбнулся Борису. Якобы потягивая шампанское, Дэн стрельнул глазами в другую часть зала, где Валерка обсуждал дела с руководителем Отдела маркетинга. Он поймал его пристальный взгляд, но в момент, когда увидел, что он смотрит на него, он отвёл глаза с наигранным безразличием. Но краткая вспышка в его взгляде сказала Дэну, что он был далеко не равнодушен к тому, что он в данный момент вёл любезный разговор с его старым школьным другом.

Дэн решил «повысить ставки» в своей игре. И только Борис закончил рассказывать какую-то шутку, Дэн засмеялся, а его рука на миг задержалась на его предплечье. Валерке не понадобилось много времени, чтобы закончить свой разговор с чиновником из Министерства и направиться к нему. Когда он властно обернул руку вокруг его талии, ему пришлось приложить немало сил, чтобы удержаться от триумфальной ухмылки.

— А мы как раз думали, когда же ты к нам присоединишься, Валерка, — сказал Боря, пожимая руку Валеры в знак приветствия. — Хотя я действительно наслаждался обращённым на меня всё это время вниманием твоего парня.

— Я бы не привыкал к этому, Борь, — беспечно отозвался Валерка. — Ты знаешь, я не привык делиться.

— Да и я, к своему стыду, тоже, — карие глаза Бориса оценивающе пробежались по фигурке Дэна, и он почувствовал, как хватка Валеры на его талии стала жёстче.

— Что ж, день был долгим, — сказал Валерка, обращаясь теперь уже к Дэну. — Ты не возражаешь, если этим вечером мы вернёмся пораньше?

Дэн издал лёгкий вздох, делая вид, что разочарован перспективой покинуть приём и компанию Бори.

— Да, думаю, ничего страшного, если мы уйдём.

Борис посмотрел на свои золотые часы.

— Так рано? Ещё даже девяти нет! — Потом он, казалось, понял истинные мотивы Валеры для столь раннего ухода, и хитрая усмешка расплылась по его лицу. — Всё правильно. Приятной ночи вам обоим.

— О, уверен, она будет приятной для нас, — с ухмылкой ответил Валера, подталкивая Дэна к двери. Когда он прощался с Борей, то заметил потемневший взгляд глаз Валеры и понял, что попал.

Он едва сдерживался от желания узнать, какое наказание его ждёт.

Доехав до их квартиры, где они жили, Валера в течение ещё нескольких минут держал его в объятиях. А потом, к его удивлению и разочарованию, отстранился и вальяжной походкой направился в сторону их спальни.

— Что ты делаешь? — спросил Дэн.

— Иду спать. Я же говорил, что устал, разве нет?

— Но...

— Но – что? — спросил Валера, выгибая светлую бровь. — У тебя есть другие предложения?

Дэн заметил лёгкое подёргивание его губ, что указывало на то, что его что-то забавляет. За год, что они встречались, он хорошо научился читать выражения его лица. Дэн понял, что он точно знал, чего он хочет, но собирался заставить его просить об этом. Что ж, в эту игру можно играть вдвоём...

— Нет, никаких, — ответил Дэн.

И последовал за Валеркой в спальню, где он потянулся, зевнул и скинул ботинки. Сердце ухнуло, когда Дэн подумал, что у Валеры, возможно, в самом деле не было никаких других планов на вечер и он хотел именно лечь пораньше. Он попытался скрыть своё разочарование, направившись в смежную с их комнатой ванную.

Дэн посмотрел на своё отражение в зеркале и вздохнул. Последний месяц Валерка был погружён в работу, оставался допоздна в офисе и часто приносил документы домой. Он знал, что в следующем месяце его ждало повышение, и понимал, что ему нужны дополнительное время и определённые усилия, чтобы всё прошло гладко. Он с тем же понимаем вошёл в его положение, когда Дэн работал на повышение в начале этого года.

Валера тихо вошёл в пространство ванной комнаты. В отражении Дэн мог видеть, как его серые глаза снова темнеют, и немного откинулся назад, чтобы соприкоснуться с его телом. К его огромному разочарованию, он отошёл от него, лишая своего тепла.

Дэн повернулся к нему лицом.

— Валера, — начал он, но распознав взгляд на его лице, замолчал. Он что-то задумал, и эта мысль заставила его чувствовать нервозность и взволнованность.

— Повернись, — вдруг сказал он. — Повернись и обопрись о раковину обеими руками. Не говори, пока я не разрешу.

От его низкого и командного тона Дэн снова вздрогнул. Мгновение он колебался, не уверенный, хочет ли продолжения.

Валера, конечно, расширил его горизонты, когда дело дошло до секса, и он попробовал много вещей, которые никогда не мечтал сделать со своими прошлыми бойфрендами – в том числе игрушки, ролевые игры и даже немного лёгкого бондажа. Тем не менее, хоть частенько Валера и брал на себя роль ведущего в их занятиях любовью, он никогда раньше не пытался по-настоящему доминировать над ним. И Дэн был не из тех, кто с лёгкостью отдал бы контроль над ситуацией.

Заметив на лице Валеры бросающий вызов взгляд, он принял решение. Дэн доверял ему и знал, что не заставит его делать то, чего он не захочет. К тому же, если Дэн пойдёт на попятный, он победит, а это было просто неприемлемым результатом этой их маленькой игры.

Без дальнейших колебаний Дэн развернулся и схватился за бортики раковины обеими руками. Он наблюдал через отражение в зеркале, как Валера расстегнул три верхних пуговицы рубашки, приоткрыв полоску бледной кожи. Затем проделал то же с манжетами и засучил рукава, обнажив длинные худые предплечья с лёгким покровом светлых волос. Дэн едва сдерживался от восторга при виде них. Как бы глупо это ни звучало, он всегда находил руки – и руки Валеры в частности – невероятно сексуальными, и он знал, что это всегда будет его забавлять.

Когда он снял галстук, Дэн бросил взгляд через плечо, как бы спрашивая, не хочет ли он связать им его запястья. И, словно прочтя его мысли, он покачал головой и отбросил его в сторону.

— Позже, — прорычал он. — Сейчас я хочу, чтобы твои руки были свободными.

Свободными для чего, задумался Дэн. Но не позволил себе задать вопрос вслух, так как он должен был молчать, пока его не попросят говорить. Он никогда не играл роль саба раньше, но никто не мог обвинить Дэна в том, что он был плохим учеником.

Валера снова подошёл к нему сзади, достаточно близко, чтобы он мог ощутить исходящее от него тепло, но по-прежнему сохраняя небольшое расстояние между ними. Он наклонился так, что его губы почти коснулись его ушка, и выдохнул:

— Ты был непослушным мальчиком этим вечером, Дэн. Таким непослушным, что я думаю, ты должен быть наказан...

Дэн всхлипнул и прижался к раковине так сильно, что даже удивился – как фарфор не треснул от его напора. Он не понимал, как Валера это делал – как мог заставить его так возбудиться, даже не прикоснувшись к нему.

Когда Валера, едва касаясь, кончиками пальцев провёл вниз вдоль его спины, следуя по изгибу позвоночника, его глаза автоматически закрылись, и Дэн полностью отдался ощущением. Затем, без всякого предупреждения, он шлёпнул его достаточно сильно, чтобы заставить его глаза распахнуться, а бёдра – от удивления дёрнуться вперёд.

— Держи глаза открытыми, — сказал он грубо, вновь проводя рукой вниз по его спине. — Теперь, расставь ноги, как маленькая шлюшка, коей ты и являешься.

Дэн повиновался быстро.

— Шире, — приказал Валера, и он раздвинул ноги сильнее, благодарный, что может держаться за раковину.

Наконец, Валера сократил мизерное расстояние между ними, прижимаясь так, чтобы Дэн мог чувствовать пуговицы его рубашки, впившиеся в его голую спину. Он вздохнул от ощущения его мускулистой груди, касающейся лопаток, и его твёрдости, прижимающейся к чувствительной коже. Его руки переместились на его бёдра, разбираясь с ремнём джинсов.

Когда его ладони достигли цели и обнаружили, что Дэн без белья, он испустил стон удивления. Дэн обрадовался, что застал его врасплох, но он быстро пришёл в себя и снова вернул лицу бесстрастное выражение.

— Ты в самом деле гадкая маленькая грязная блядь, не так ли? — выдохнул он, сжимая руками его голую задницу.

Дэн поразился, что нисколько не обиделся на слова Валеры, ведь в них не было никакой реальной угрозы. И, как ни странно, вместо гнева они воспламенили совершенно иное чувство внутри него.

— Пожалуйста, Валерка, — умолял он. Дэн толкнулся попкой назад, чтобы коснуться твёрдой длинны его члена, который всё ещё был заключён в его брюках. В ответ он шлёпнул его ещё раз, достаточно сильно, чтобы он почувствовал жжение и кровь прилила к месту удара.

— Я же сказал: никаких разговоров. Если ты не можешь принять своё наказание надлежащим образом, тогда я просто вынужден наказать тебя более сурово, верно?

Дэн удержался от ответа, и Валера промурлыкал своё одобрение его молчанием. Он наградил его послушание, проведя губами по его голому плечу, к сгибу шеи и до основания его уха. Когда он поймал мочку губами и нежно потянул её, Дэну пришлось приложить немало усилий, чтобы удержаться и не закрыть глаза от удовольствия. И от этого он не смог удержаться и хныкнул ещё раз, качнув бёдрами в сторону раковины, пытаясь хоть как-то снять напряжение, разгоревшееся между его ног.

— Посмотри на себя – весь взвинчен, словно сука в период течки, — пробормотал Валера, пока его губы вытворяли греховные вещи с его шеей. — Я удивлён, что ты не отымел, как собачонка ногу Бориса на вечеринке, будучи в этом наряде.

Дэн ощутил праведный гнев, проскользнувший в его голосе, и покачал головой в знак безмолвного протеста. Его серые глаза неверяще сузились.

— Нет? — спросил он. — Хочешь сказать, что не пытался соблазнить Борю? Тогда как ты объяснишь свой флирт? И отсутствие трусов на тебе? Это нелепое совпадение?

Дэн закатил глаза, пытаясь без слов передать своё раздражение.

— Сейчас можешь говорить, — сказал он.

— Я просто пытался привлечь твоё внимание.

— Ну, сейчас всё моё внимание безраздельно принадлежит тебе, Дэн. Это я могу тебе обещать.

Когда его взгляд метнулся обратно к его лицу, его глаза были чёрными точно уголь, и каждый уголёк медленно тлел.

— Поласкай себя, — приказал Валера. Он обхватил одной рукой его талию, заменяя точку опоры, чтобы он смог отпустить раковину, за которую держался. — Поиграй со своими сосками.

Дэн с трудом сглотнул, а затем подчинился, зажимая оба соска пальцами.

— Правильно, — мурлыкал Валерка, внимательно наблюдая, как Дэн перекатывает соски между пальцами. Через несколько минут он добавил:

— Теперь потрогай член.

Заколебавшись на мгновение, Дэн ощутил, как его хватка на его талии усилилась, веля делать то, что он приказал. Так что Дэн закусил губу и опустил одну руку вниз, начав жёстко дрочить себе, обволакивая ствол пальцами и кружа одним по головке.

— Ох! — выдохнул Дэн, когда разряд удовольствия прошёл через его тело, исходя из того места, где он касался себя. Он задумался, накажет ли его Валерка за это восклицание, но он был настолько очарован его отражением, в котором он ублажал себя, что, казалось, даже не заметил его оплошности. Вместо этого он переместил свободную руку к груди, которую он оставил без внимания, и зажал правый сосок.

Дэн был загипнотизирован видом руки Валеры: длинные пальцы мяли его плоть, в то время, как напряжённые мускулы его предплечья перекатывались под кожей. Дэн ускорил темп поглаживаний, что подводило его всё ближе и ближе к разрядке, пока он ждал следующего указания.

— Введи один палец в себя, — потребовал он. Дэн перестал кружить над членом и скользнул одним пальцем в бездонные глубины себя, но всё ещё чувствовал, что ему нужно нечто большее.

— Добавь второй палец, — велел он, будто предвидя его потребность. Дэн мог бы поклясться, что слышал, как он едва сдержал стон, когда Дэн повиновался, но когда он снова заговорил, его голос был ровным и находился под контролем.

— Теперь трахай себя пальцами. Вот это хороший мальчик.

Задвигав пальцами, Дэн от смущения отвернул голову, не в силах больше смотреть на своё отражение. Это не было похоже на те разы, когда он мастурбировал раньше. Дэн занимался этим много раз и часто, и даже перед Валеркой всякий раз, когда хотел заставить себя кончить быстрее во время секса. Но никогда прежде ему не приходилось при этом смотреть на себя.

Внезапно Валера убрал руку с его груди и обхватил его подбородок, осторожно поворачивая его голову назад к отражению в зеркале.

— Смотри, — прохрипел он. — Я хочу, чтобы ты видел.

И он смотрел.

Дэн не был уверен наверняка, что именно он хотел, чтобы Дэн увидел. Дэн видел своё обнажённое тело в зеркале много раз – тайно пристально его изучая, ища недостатки. Но образ, который он видел в настоящее время, был на удивление возбуждающим. Его волосы свободно и дико раскинулись по его плечам, кожа покраснела и блестела от пота, а его глаза расширились от удовольствия. Он выглядел почти...

— Красивый, — прошептал Валера, вновь возвращая руку к его груди. Он смотрел на то место, где его пальцы ритмично двигались внутрь и наружу, а выражение на его лице – смесь благоговения и едва сдерживаемой необходимости – подтолкнуло Дэна ещё ближе к краю. Ощущая начинающийся пожар внизу живота, он был всё ближе... так невероятно близко...

— Стоп, — вдруг сказал Валера. Дэн разочарованно простонал, заставив свою руку остановиться. Когда он нерешительно замер, решая, вытаскивать ли её полностью, Валерка усмехнулся, аккуратно вытянув пальцы из его ануса и поднёс их к своим губам.

Дэн через зеркало смотрел, как Валера облизывает его пальцы, как медленными, извилистыми движениями двигается его язык, как он смакует вкус. Если бы он не выглядел так чертовски сексуально, делая это, Дэн бы отругал его за то, что остановил его, когда он был так близок к тому, чтобы кончить. Дэн страстно надеялся, что в какой-то момент он всё же позволит ему найти освобождение. Если он этого не сделает, это будет действительно жестоким наказанием.

Закончив дочиста облизывать его пальцы, Валера погрузил одну руку в копну его волос, отдёрнув голову назад, и смял губами его рот. Дэн мог чувствовать своё возбуждение на его губах, и этот вкус смешивался с виски, стакан которого Валера выпил на вечеринке, создавая опьяняющую смесь на его языке. Он не старался быть нежным, терзая его плоть губами, зубами и языком, беря то, что ему нужно, и оставляя его задыхаться от необходимости. Дэн застонал ему в рот и потёр бёдрами и членом о стену из кафеля перед ним, пытаясь удовлетворить потребность в дополнительной стимуляции.

Наконец, Валера закончил поцелуй и отстранился, изучая его лицо.

— Скажи мне, чего ты хочешь, — произнёс он тихим голосом. Дэн облизнул распухшие губы и попытался заставить голос снова работать.

— Я хочу... я хочу, чтобы ты трахнул меня, Валера.

— Хочешь? — глаза Валеры загорелись озорным блеском, что сделало его похожим на олицетворение греха. Намеренно медленными движениями он расстегнул брюки и приспустил их вместе с боксёрами.

— Да, — прошипел Дэн, тут же отмечая, как дёрнулся высвобожденный из штанов член.

— Попроси.

— Что? Ты же не серьёзно!

Глаза Валеры опасно сузились.

— Было ли в моих действиях сегодня что-то, что заставило тебя поверить в то, что я не серьёзен? — прорычал он. Прежде, чем Дэн успел ответить, он схватил его за бёдра и дёрнул назад так, что любовник плотно прижался к нему. Наклонившись так, чтобы его рот оказался рядом с его ухом, он прошептал:

— Я собираюсь так жёстко тебя оттрахать, что ты не сможешь даже сесть в ближайшую неделю. Ты объездишь мой член, как послушная шлюшка и будешь кричать, как и положено хорошей бляди. Но сперва – ты попросишь об этом.

Он начал дразнить Дэна, водя головкой вдоль входа, но всякий раз, когда Дэн пытался толкнуться на него, он отодвигался. Дэн зашипел от отчаяния, пытаясь придумать способ получить желаемое и избежать необходимости просить об этом. Он отказывался просить. Он не мог позволить ему выиграть. Но его мозг сжался до бессмысленного клубка необходимости, потребности, желания, нужды, и его тело кричало ему сдаться.

— Сделай это, Дэн. Попроси меня трахнуть тебя.

Голос его звучал хрипло, и Дэн мог сказать, что он едва держался за собственную сдержанность. Если бы Дэн мог сломать его первым... Но потом его член дразняще коснулся его ещё раз, вызывая бурную дрожь, пробежавшую через всё тело, и у него не осталось выбора, кроме, как сдаться.

— Умоляю, Валера. Ради Бога, я сделаю что угодно. Только, пожалуйста, трахни меня. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста... я твоя сука... только твоя сука...

Один мощным толчком он вошёл в Дэна, и он взвизгнул – наполовину от удовольствия, наполовину от удивления тем, что он так внезапно и полностью заполнил его. Дэн завёл руки назад и обернул их вокруг шеи Валеры, чтобы сохранить равновесие. Он никогда раньше не занимался сексом в такой позе, и хотя это едва ли было удобным, эта позиция позволяла Валере касаться той самой точки внутри него и совершать такие мощные ошеломляющие толчки, что Дэн с радостью простоял бы в этой позе оставшуюся вечность.

Когда Валера начал размерено двигать бёдрами, наступила нирвана. Неловкость ушла, Дэн смотрел в зеркало, где мог видеть, как он снова и снова входит в него, и один только этот вид усиливал его удовольствие. Наблюдая за собой и Валерой, любящим его, он чувствовал себя одновременно и как вуайерист, и как эксгибиционист.

— Смотри, — прохрипел он, и Дэн увидел, что его внимание тоже было приковано к месту, где соединялись их тела. — Смотри, как я трахаю тебя.

Он протянул одну руку и пальцами раскрыл его, давая им обоим лучший обзор того, как его покрытый смазкой член продолжает скользить меж его багровеющих ягодиц. Это было самым эротическим зрелищем из всех, что ему доводилось видеть.

— Скажи, ты думаешь, Борис смог бы заставить тебя чувствовать нечто подобное? — рычал Валера между толчками. Когда Дэн не ответил сразу, он переменил угол входа, заставляя его кричать от новых ощущений, вызываемых его движениями. — Ответь мне, Дэн! Заставил бы Боря тебя чувствовать себя так? А? Сука?

— Н-нет, только ты, — выдохнул Дэн. — Сильнее, — умолял он, — быстрее.

Впервые в тот вечер Валера действительно повиновался. Усилив хватку на его бёдрах до такой степени, что Дэн был уверен, что останутся чёрно-синие следы от его рук на его коже, он стал двигаться ещё жёстче, чем прежде. Каждый раз, когда Дэн почти отрывался от земли, он буквально насаживал его назад на свой член.

— Моя сука, — прошипел он ему на ухо. — Скажи это!

— Я твоя сука, Валера. Пожалуйста... не останавливайся.

Валера властно зарычал и впился в его шею, словно бы пытался пометить его. Дэн тонул в ощущениях: ощущениях тепла тела Валеры, прижимающегося к его спине; ощущениях размеренного движения его члена; обжигающих губ, жалящих горло. Дэн застонал и выгнул спину от чувственной перенагрузки, ощущая себя, как натянутая струна. А затем резко струна лопнула, и Дэн изогнулся в руках Валеры. Его челюсть напряглась, когда он попытался отсрочить свой финиш, но это было бесполезно.

— Кричи, — выдавил он. — Кричи для меня, маленькая упрямая шлюха.

Так Дэн и сделал. Дэн закричал так громко, что удивился, как зеркало, подобно ему самому, не разлетелось на миллион кусочков. На этот раз Валера не смог сдержать стона, почувствовав, как он выкручивается и сжимается вокруг него, и вскоре присоединился к нему, кончив.

Каждая клеточка тела Дэна пульсировала от ошеломительного удовольствия, а когда ощущение пошло на убыль, его ноги, наконец, подкосились. Он подался вперёд, но Валера поймал его, как раз вовремя, чтобы не дать ушибиться головой о раковину.

— Тпру, полегче, — пробормотал он. И опустился на пол ванной, придерживая его на своих коленях.

Дэн дрожал с головы до ног, его глаза оставались закрытыми, пока он пытался разобраться в своих запутанных мыслях. Он чувствовал молнию брюк Валеры, вжавшуюся в попу, и струйку его смени, стекающую по бёдрам, но всё остальное было, как в тумане. Потом он поднял его на руки, и несколько мгновений спустя Дэн ощутил мягкость кровати. Он услышал, как Валера убрал следы их спермы, как прогнулся матрац, когда он подполз ближе к нему.

— Дэн? Дэн, ты в порядке?

Он открыл глаза и сонно моргнул, глядя вверх на обеспокоенное лицо Валеры. Его светлые волосы прилипли от пота ко лбу, и он снял оставшуюся одежду.

Вдруг он перевернулся так, чтобы оказаться прямо стоящим на коленях и между его ног. Затем он наклонился и захватил его рот поцелуем, который был намного мягче, чем тот, что они зверски разделили ранее.

— Итак, — начал он, — ты признаёшь своё поражение?

Дэн нахмурился.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, эта маленькая игра, в которую ты играл со мной этим вечером – ты признаёшь, что я выиграл?

— Исключено! — возразил он. — Мы не ставили каких-либо условий для победы, и я...

— Да брось, я заставил тебя умолять о моём члене - не прошло и пяти минут, — протянул Валера.

— Не пяти минут, самоуверенный ты мерзавец. Десяти, быть может... Ты выиграл игру. Теперь счастлив?

— Очень, — ответил Валерка, его усмешка стала шире.

Прежде, чем Дэн успел среагировать, он быстро связал его запястья шёлковой тканью и прикрепил их к кованной спинке кровати. На его вопросительный взгляд он ответил злорадной ухмылкой и начал покрывать его грудь и живот горячими, жадными поцелуями.

— Ты знаешь, как говорят, — пробормотал он, пока его рот спускался всё ниже по его телу, — победитель получает всё.

Затем Валерка зарылся лицом между его ног, прижимаясь к его члену губами, и Дэн дёрнулся в оковах и закусил губу, чтобы подавить стон. Прежде, чем он смог отправить его на вершину блаженства ещё раз, Дэн пришёл к неожиданному выводу, который дал напористой черте внутри него спасовать.

Дэн решил, что по крайней мере в спальне его проигрыш Валере может хорошо окупиться.

Жить – ежедневно вскармливая ненависть
К сущности слова в предательской сути?!
Играя в «люблю», на приватных манерах,
С дворовой душою породистой суки.

Глазеть на глазницы, черпнувши помоев,
Рублём – не касавшимся в свадебном евро.
Обломинка щепки, а вовсе не Ноев,
Где б ты удержался на палубе третьим.

Смирившись с фрустрацией томных иллюзий –
Несбывшихся лет обнулив знаменатель –
Единожды, выключить чёртову люстру:
Заправив бессмысленность грунтом кровати.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 08.01.2021 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2021-2988543

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


















1