Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Без вести пропавший, или письма из двадцатого века, ч. 5 гл. 45. Поэт и гражданин 2






Замечательному советскому писателю Юрию Либединскому исполнилось сорок три, когда он добровольно вступил в ряды народного ополчения. Автор широко известного романа «Неделя», он ещё не написал своих главных книг: трилогии «Горы и люди», «Зарево», «Утро Советов» и, конечно же, знаменитых мемуаров.

Известный поэт Борис Слуцкий, много писавл о войне. Он выступил на собрании коммунистов, приведены его слова: «На нас вероломно напали фашисты. И в отпор им, для их разгрома мы с вами добровольно пошли в ряды… что наша дивизия… действительно… образцы преданности нашей родине, нашему вождю тов. Сталину».

Вот что писал Борис Рунин: «Мне двадцать восемь лет, и я здесь один из самых молодых. Моложе меня из литераторов, наверное, только Данин и Казакевич. Да и то ненамного».

11 июля 1941 года Данин стал бойцом писательской роты в 22-м стрелковом полку 8-й дивизии народного ополчения. А потом было окружение. - Я это выписал, - Юрий по-привычке погладил свою грудь в области сердца, - потому, что мой дед Евгений пропал без вести в том районе. - Историю своего спасения Данин подробно описал в книге «Бремя стыда».

Он писал: «Мне тогда неслыханно повезло на заснеженно-слякотной платформе Нарофоминска. В разбитых ботинках, рваной шинели, пробитой осколком пилотке, с разряженным на два патрона чужим наганом в матерчатой кобуре. Без вещмешка, денег и хоть какой-нибудь военной справочки, словом - совершенно бездокументный, я ни к кому не рисковал обращаться ни за какими советами и разрешениями. Но зато и не был принят за дезертира носившимся вдоль пассажирского состава начальством».

Степан Злобин в литературе дебютировал в 1924 году с детской сказкой в стихах, как и мой отец – Феликс. Первый жеисторический роман Злобина: «Салават Юлаев» принёс ему успех. Он, как и мой дед попал в окружение под Вязьмой контуженный, с ранением в ногу, оказался в плену. В концлагерях вплоть до освобождения в 1944 году возглавлял подполье. После войны вышли исторические романы «Остров Буян», «Степан Разин», «Пропавшие без вести». Умер в 1965 году.

Сергей Васильев. В начале 1930-го появились его первые стихи в московских газетах. Автор поэмы «На Урале» (1943), сборников «Москва советская» (1947), «Подмосковный уголёк» (1948), поэтической трилогии «Портрет партизана» (1938-1943). После Вязьмы служил военным корреспондентом в Подмосковье, Украине, в Крыму, прошёл через Польшу и Германию. Умер в 1972 году в Москве.

Самуил Росин, с 1921 года в Москве работал воспитателем в детском саду. Дебютировал стихами в Минске в 1917 году. Много переводил на идиш с армянского, русского и венгерского языков. В июле 1941 года вместе с женой ушёл добровольцем в писательскую роту, оба погибли осенью того же года в оборонительных боях под Вязьмой. Сборник «Избранное» был издан посмертно в 1958 году.

Павел Бляхин. Самый старый ополченец. Писал пьесы, опубликовал приключенческую повесть «Красные дьяволята». Это по мотивам повести был снят сначала кинофильм в 1923 году, и уже в наши дни – «Неуловимые мстители». В июле сорок первого года 54-летний Бляхин стал красноармейцем 8-й дивизии народного ополчения, вписательской роте. После окружения служил в разных фронтовых газетах. Умер на 75-м году жизни в Москве.

Александр Роскин, литературовед, театральный и литературный критик. Автор двух книг, много занимался Чеховым, популяризатор наук. Погиб в октябре 41-го под Вязьмой в составе полка народного ополчения.

Борис Вакс. Драматург, автор пьес о Парижской Коммуне. Погиб в октябре 41-го под Вязьмой.



- Вот недавно в Москве, - Семён внимательно смотрел в глаза Юрия, - открыли дом Солженицина. Как вы относитесь к этому писателю?

- А как можно относиться ко лжи? Я думаю, что этот деятель брал данные с потолка, ведь у него не было доступа к архивам. А вот как он писал о себе. - Юрий полистал блокнот. – «Отмываться всегда труднее, чем плюнуть. Надо уметь быстро и в нужный момент плюнуть».

- Да, - поддержала мужа Надежда, - в своих книгах Солженицын врёт постоянно. Особенно характерна ложь о репрессированных, поскольку тут вскрывается вся схема Солженицына. Он утверждал, что в лагерях находилось «от 15 до 20 миллионов заключённых». Откуда такие цифры? Солженицын работал в архивах, ему предоставили секретные документы?

Я много читала авторов, анализирующих «литературную» ценность произведений Солженицина. Он брал цифру с потолка. Можно ли вообще о заключенных говорить - от 15 до 20 миллионов? Тут разница слишком значительна.

А сколько людей сидело в лагерях на самом деле? Максимально - 1.727.970 человек в 1953 году. Это было связано с тем, что после войны немцы и коллаборационисты попали в лагеря, что вряд ли кто-то посчитал бы несправедливостью.

Документы о репрессированных сегодня раскрыты, и видно, что Солженицын брал свои цифры неизвестно откуда.

- А я прочитал статью известного всей стране ученого Ленинского лауреата, депутата Государственной Думы Алферова. - Юрий лоистал блокнот. - В статье «Социализм вернется», напечатанной в «Советской России» 2 ноября, он писал: «Я думаю, что сегодня мы можем дать совершенно другую оценку, чем та, что давалась непосредственно в те времена (в 90-е годы) не только таким квазиреформаторам и врагам советской власти, как Гайдар и Чубайс.

Мы можем дать совершенно другую оценку нашей интеллигенции того времени, в том числе и таким людям, какСахаров и Солженицын, преуспевшим в своем творчестве людям, пользовавшимся в то время широкой популярностью не только среди интеллигенции».

- А я помню, - Надежда с улыбкой посмотрела на мужа, - книгу талантливой ленинградской писательницы Ирины Моисеевой «Синдром Солженицына», вышедшей в 2013 году. В книге 270 страниц, и вся она посвящена рассказу Солженицина «Матренин двор», в оценке которого, сошлись Алферов,Кургинян.

Но при своей въедливой скрупулезности Солженицын не знал многие данные, совершенно неизбежные для человека, окончившего университет да еще два курса Института истории и философии, знаменитого ИФЛИ.

Он, либо не знал, либо сознательно манипулировал цифрами. Писал, например, в «Архипелаге», что в 1928 году «Задумано было огромной мешалкой перемешать все 180 миллионов населения». На самом деле тогда население было несколько больше 150 миллионов. У Маяковского так и поэма называлась несколько раньше в ту пору написанная - «150 миллионов».

Другой раз Солженицын уверяет, что в 1941 год у нас было 150 миллионов, тогда как в действительности - было уже около195 миллионов.

То есть в одном случае ему хотелось сгустить краски путём увеличения цифры, и он без колебаний увеличивает её на 30 миллионов, в другом для этой же цели надо было уменьшить, и он запросто уменьшает её на 45 миллионов.

Так что прибавить или убавить 30-45 миллионов населения родной страны для Солженицына легко!

- А чего стоят его строки, - Юрий посмотрел поочерёдно на Семёна и Варю, - когда он писал, о прокладывании Кемь-Ухтинского тракта, как однажды «роту заключенных около ста человек за невыполнение норма загнали на костёр - и они сгорели».

Почему Солженицын никогда не задается простым вопросом: а как практически возможны те ужасы, которыми он нас пугает?

В другой раз Солженицын пугает ещё сильнее рассказом, как за невыполнение плана заморозили в лесу 150 человек.

Он пишет, был случай в каком-то лагере: безо всякого плана, а просто для развлечения взяли и расстреляли 960 человек. Но где и когда это было, не сообщает.

- А помнишь, - Надя остановила мужа, - я тебе зачитывала, чтоМоисеева однажды уличила Солженицына в шестикратном вранье. Но самое для меня неприятное, Солженицын, представляя себя, как борца за правду и на этом обрёл широчайшую известность, но ведь он никогда не сообщал, что приобрёл огромные богатств: чего стоят только два роскошных имения по обе стороны океана. Он никогда ни копейкой не помог, ни больным детям России, ни начинающим писателям.

И ещё, - Надя помолчала, - я прочитала все его произведения, считаю самый занимательный текст, Солженицын написал в 1975 году, когда изложил свою концепцию Второй мировой войны, и место Советского Союза в ней.

Там же описал место в ней коллаборционистов, и своё видение послевоенного, ялтинского мироустройства. Он обвинил Запад в том, что тот дал Советского Союзу сформировать свою зону влияния по результатам Второй Мировой, а так же в том, что признал советские послевоенные границы, включая Прибалтику и Молдавию.

При этом Запад он именует победителем во Второй мировой войне, Советский же Союз - государство, в лучшем случае, к войне отношения не имевшее.

Юра, у тебя ведь есть статья Солженицына «Третья мировая?». Прочитай её.



Юрий встал с места вместе с Надей, они подняли нижнюю полку, Юрий достал старый кожаный портфель, полку опустили, портфель открыт, Юрий достал папку, на которой было написано: «О Солженицыне».

Вот и его статья, Юрий стал читать: «...Третья Мировая война началась немедленно за Второй, даже перекрывая её конец, она началась в 1945 году в Ялте под расслабленными перьями и ложными идеями Рузвельта и Черчилля, спешивших начать победу с уступок - Эстонии, Латвии, Литвы, Молдавии, Монголии, миллионов советских граждан, насильственно возвращаемых на смерть и в лагеря, созданием недееспособной Организации Объединённых Наций, отдачей во власть безграничного насилия - Югославии, Албании, Румынии, Болгарии, Польши, Венгрии, Чехословакии, Восточной Германии». - Юрий поднял глаза на собеседников, - Можно сделать вывод, что Солженицын был неудовлётворён результатами Второй Мировой, желал для Родины расчленения.

Я понимаю его слова так, что под возвращаемыми на смерть и лагеря «миллионами советских граждан» подразумевались коллаборционисты власовцы и воевавшие на стороне Германии экс-казаки, руководители которых были повешены. Солженицын бы их всех отпустил.

Вот что он пишет дальше: «Когда теперь мы оглядываемся на эти 30 лет, - мы видим их как долгий извилистый спуск - только спуск, только вниз, только к ослаблению и упадку.

Могущественные западные державы - победительницы в двух первых мировых войнах, в этот мирный 30-летний период только ослаблялись, только теряли союзников - реальных или возможных, роняли их уважение к себе, только отдавали беспощадному врагу - территории, население, великий многолюдный Китай - своего крупнейшего союзника во Второй Мировой войне, Северную Корею, Кубу, Северный Вьетнам, теперь и Южный, теперь и Камбоджу.

Итак, если державы-победительницы превратились в державы побеждённых, отдавших в сумме столько стран и столько населения, сколько не отдавалось ни в одной капитуляции, ни в одной войне человеческой истории, - то не метафора сказать: Третья Мировая война - уже была - и закончилась поражением Запада. ...»



Как я понял, - Юрий передёрнулся всем телом, - Солженицын таким образом заявляет о том, что Вторая Мировая была войной Запада против СССР, не закончившаяся в 1945 году - в 45-м Запад победил, а потом свою победу упустил, превратившись из держав-победительниц «в держав побеждённых».

Но вот послушайте, как он оканчивает статью: «Третья Мировая война вонзилась в самое податливое место Запада: в то свойство человеческой природы, что при благополучии хочется продолжать его любым самообманом и уступками. От этого и радость подписать всякое новое соглашение (как будто хоть одно выполнялось Советским Союзом дольше, чем оно было ему выгодным). Вот скоро на «конференции 35» страны Западной Европы охотно увековечат рабство своих восточных сестёр - и будут мнить, что укрепили мир».

- Я читал «Архипелаг ГУЛАГ», - Семён посмотрел на Варю, - вот она меня поправит, если я ошибусь. Мне показалось, что автор ведёт себя не корректно с цифрами репрессированных, он точной цифры не приводит, но везде пишет про многие миллионы. В 1941 году на момент начала войны, он пишет, что в СССР были пятнадцати миллионные лагеря.

- Я думаю, - Варя поддержала мужа, - точной статистики Солженицын не имел, поэтому цифры брал с потолка. Я недавно прочла, что за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления всего с 1921 по 1954 было осуждено около четырёх миллионов человек. А на момент смерти Сталина в лагерях находилось только два миллиона пятьсот тысяч человек.

Мы с Семёном были в Санкт-Петербурге и я много читала о Ленинграде, вот Солженицын утверждает, что во времена массовых посадок в Ленинграде «сажали четверть города, но в 1935 году население Ленинграда составляло всего около трёх миллионов человек. Если допустить, что в Ленинграде репрессировали четверть города, то получится семьсот тысяч.

Из них мужчины должны были составлять около шестьсот пятьдесят тысяч, то есть половину от общего количества мужского населения города.

Если вычесть от оставшейся половины детей и стариков, получим, что в Ленинграде осталось около двухсот пятидесяти тысяч трудоспособных мужчин.

Но кто же тогда работал на ленинградских заводах, кто в 1941-42 отражал натиск гитлеровцев на блокадный город, ведь только в народное ополчение уже к июлю 1941 года записалось около ста тысяч человек? А вед за период блокады на Пескорёвском кладбище похоронено около 900 тысяч ленинградцев. Зачем Салженицин лгал?

- Солженицын сейчас некоторыми людьми воспринимается как герой, - Надя тяжело вздохнула, - даже как классик литературы. Но вот у Юрия есть высказывание героя Советского Союза летчика Алексея Маресьева, воевавшего в истребительной авиации без обеих ног. О нём написал в своей повестив 1946 году «Повесть о настоящем человеке» писатель Борис Полевой, кстати, он являлся участником советско-финской войны.

С первых дней войны Борис Полевой был на Калининском фронте военным корреспондентом. Ему приходилось бывать во многих горячих точках. В статьях и очерках он отражал свои фронтовые впечатления и яркие события величайшей битвы с фашизмом, свидетелем которых он являлся. Все они собраны в книге 1945 года «От Белгорода до Карпат».

Накопленный за время войны материал стал основой для будущих книг писателя. Всеобщую славу и мировую известность Борису Полевому в 1946 году принесла книга, написанная им во время присутствия на Нюрнбергском процессе в качестве военного корреспондента. За 19 дней он написал состоящую из четырех глав «Повесть о настоящем человеке».

Полевой (Кампов) Борис Николаевич родился в 1908, умер в 1981 году, его наиболее известные произведения: «Горячий цех», «Повесть о настоящем человеке» где описан знаменитый подвиг летчика Маресьева,сборник рассказов «Мы - советские люди», романы «Золото»,«Доктор Вера». Юра, прочитай высказывание Маресьева о Солженицине.



Юрий достал из портфеля папку: «О личности «гражданина», раскрыл её и достал несколько листов:

- Вот что сказал Маресьев и Солженицыне: «Только обезумевший от ненависти маньяк, человек без рода и племени может так глумливо говорить о подвиге нашего народа в Великой Отечественной войне, о героях, память о которых священна для каждого советского патриота».

А вот, что я ещё хочу вам зачитать, - Юрий хитро улыбнулся, - это письмо Дина Рида американского киноактера и певца: «Дорогой коллега по искусству Солженицын!

Я, как американский артист, должен ответить на некоторые ваши обвинения, публикуемые капиталистической прессой во всём мире. По моему мнению, они являются ложными обвинениями, и народы мира должны знать, почему они ложные. Вы заклеймили Советский Союз как «глубоко больное общество, пораженное ненавистью и несправедливостью». Вы говорите, что Советское правительство «не могло бы жить без врагов, и вся атмосфера пропитана ненавистью, и еще раз ненавистью, не останавливающейся даже перед расовой ненавистью».

Вы, должно быть, говорите о моей родине, а не о своей! Ведь именно Америка, а не Советский Союз, ведёт войны и создает напряженную обстановку возможных войн с тем, чтобы давать возможность своей экономике действовать, а нашим диктаторам, военно-промышленному комплексу наживать ещё больше богатства и власти на крови вьетнамского народа, наших собственных американских солдат и всех свободолюбивых народов мира! Больное общество у меня на родине, а не у вас, господин Солженицын!

Именно Америка, а не Советский Союз, превратилась в самое насильственное общество, которое когда-либо знала история человечества. Америка, где мафия имеет больше экономической власти, чем крупнейшие корпорации, и где наши граждане не могут ходить ночью по улицам без страха подвергнуться преступному нападению.

Ведь именно в Соединенных Штатах, а не в Советском Союзе свои же сограждане убили в период с 1900 года больше людей, чем число всех американских солдат, погибших в боях в первой и второй мировых войнах, а также в Корее и во Вьетнаме!

Именно наше общество считает удобным убивать любого и каждого прогрессивного лидера, который находит в себе мужество поднять голос против некоторых наших несправедливостей. Вот что такое больное общество, господин Солженицын!

Далее вы говорите о расовой ненависти! В Америке, а не в Советском Союзе, на протяжении двух столетий остаются безнаказанными убийства негров, которых держат в полу рабстве. В Америке, а не в Советском Союзе, полиция без разбору избивает и арестовывает любого и каждого негра, пытающегося выступить в защиту своих прав.

Затем вы говорите, что «свобода слова, честная и полная свобода слова - вот первое условие здоровья любого общества, и нашего также». Попытайтесь распространить эти мысли среди страдающих народов, вынужденных бороться за существование и жить вопреки своей воле под гнетом диктаторских режимов, держащихся у власти лишь благодаря военной помощи США.

Скажите о своих мыслях людям, чье «здоровье» заключается лишь в том, что половина их детей умирает при рождении, так как у них нет денег на врача, и они всю свою жизнь мучаются из-за отсутствия медицинского обслуживания.

Скажите об этом людям капиталистического мира, чьё «здоровье» состоит в том, что всю свою жизнь они проводят в постоянном страхе перед безработицей. Скажите американским неграм, как много им помогли на деле «здоровье» и «свобода слова» в процессе их справедливой борьбы за равноправие с белыми, когда после двух столетий «свободы слова по-американски» во многих районах США считают, что убить негра - это все равно, что поохотиться на медведя!

Скажите трудящимся капиталистического мира о ваших идеях по поводу «свободы слова как первого условия здоровья», если из-за нехватки денег их сыновья и дочери не смогут развить свои умственные способности в школе, а поэтому никогда не сумеют даже научиться читать!

Вы говорите о свободе слова, тогда как, бóльшая часть населения земного шара пока ещё говорит о возможности научиться читать слова!

Нет, господин Солженицын, ваше определение свободы слова как первого условия здоровья неверно. Первое условие заключается в том, чтобы сделать страну достаточно здоровой морально, умственно, духовно и физически, с тем, чтобы её граждане умели читать, писать, трудиться и жить вместе в мире.

Нет, господин Солженицын, я не принимаю вашего первого условия здоровья общества и особенно в вашем определении и контексте. Моя страна, известная своей «свободой слова», - это страна, где полиция нападает на участников мирных походов. В моей стране разрешены мирные походы, и в то же время продолжающаяся война губительно отражается на жизни вьетнамского народа, ибо демонстрации, разумеется, нисколько не меняют политику правительства.

Неужели вы действительно думаете, что военно-промышленный комплекс, правящий моей страной и пол миром, печется о «свободе слова»?! Правители его сознают, что они, и только они, обладают властью принимать решения. Воистину, свобода слова на словах, но не на деле!

Вы заявляете также, что Советский Союз идёт не в ногу с ХХ веком. Если это и верно, то потому, что Советский Союз всегда идёт на полшага впереди ХХ века! Неужели вы предлагаете вашему народу отказаться от своей роли вождя и авангарда всех прогрессивных народов мира и вернуться к бесчеловечным и жестоким условиям, существующим в остальной части земного шара, где несправедливость воистину изобилует в атмосфере чуть ли не феодальных условий многих стран?

Господин Солженицын, в статье далее сказано, что вы - «многострадальный писатель из Советского Союза». По-видимому, это означает, что вы много страдаете из-за отсутствия моральных и общественных принципов, и что ваша совесть мучает вас в тихие ночные часы, когда вы остаетесь наедине с собой.

Верно, что в Советском Союзе есть свои несправедливости и недостатки, но ведь всё в мире относительно. В принципе и на деле ваше общество стремится к созданию подлинно здорового и справедливого общества. Принципы, на которых построено ваше общество - здоровы, чисты и справедливы, в то время как принципы, на которых построено наше общество, жестоки, корыстны и несправедливы.

Очевидно, в жизни могут быть ошибки и некоторые несправедливости, однако несомненно, что общество, построенное на справедливых началах, имеет больше перспектив прийти к справедливому обществу, нежели то общество, которое строится на несправедливости и эксплуатации человека человеком.

Общество и правительство моей страны отстали от времени, потому что их единственная цель заключается в стремлении сохранить во всем мире статус-кво. Именно ваша страна стремится делать прогрессивные шаги во имя человечества, и если в чем-то она несовершенна и порою спотыкается, то мы не должны осуждать за эти недостатки всю систему, а должны приветствовать ее за мужество и стремление прокладывать новые пути.

Искренне ваш, Дин Рид».



Время в пути пролетело незаметно, и вот Юденко стали собирать вещи. Они тепло распрощались с Семёном и Варей, которым подарили несколько ксерокопий книг Феликса Юденко и повесть Виноградова «Записки фронтовика».



Через пятнадцать минут, поезд остановился нажелезнодорожной станции Благовещенск, Свободненского региона Забайкальской железной дороги на линии Белогорск - Благовещенск. Построенный в старорусском стиле, с оригинальными архитектурными элементами, он скорее похож на терем, чем на административное здание.

Уже на перроне, Юденко почувствовали запах дыма, дежурный по станции, встречавший поезд сообщил, что ветер «нагнал в город дым от пожаров, что подошли к самому городу.

Лишь бы пожары не «перекрыли» дорогу, - подумал Юрий, и не отменили Кедровый Бор автобусные маршруты из-за пожаров.

Такие же мысли пронеслись в головах Надя и Германа. Только Лида и Женька, с удивлением рассматривали здание вокзала и морщились от запаха дыма.











Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 08.01.2021 Владимир Винников
Свидетельство о публикации: izba-2021-2988514

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1