Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Отрывки из Обрывков - 7


Исповедь

-Заходи, Жуткоблядова! Каяться пришла, сучара? Тебе хоть чуточку стыдно за свое поведение? Вот представь: веду я службу, а сам пьяный, с ног падаю, язык заплетается, ряса помятая, вместо «Отче наш» «Шумел камыш» распеваю! Непорядок ведь, правда?

-Живоглядова я, батюшка Вжопупьянов... То есть как гляну ласково на мужика, так он мигом оживает! А ещё ежели задом взбрыкну да бюстом взыграю! Вот, смотрите!

-Да какая на хуй разница, привередливая дщерь! Десять заповедей интенсивно нарушала? С удовольствием или скорбя? Это очень важно, понимать, что такое хорошо и что такое плохо! Если различаешь, то для тебя на небесах не всё потеряно.

-Как же без этого, батюшка... и балдела и скорбела... коли платили мало. Особенно когда еврейский поп Голопупенко шекелей не додал! А насчёт небес: чё я там не видала? Сиди на облаке в бестелесном виде да псалмы куриным гласом распевай! Скукотища, кавалеров нету, даже огурец не найдешь, чтоб слегка развеяться!

Поп вальяжно сидел в импровизированной исповедальне, расположившейся в заплетенной цветастой растительностью беседке церковного сада. Перед батюшкой имелся обильно накрытый стол с разнообразной снедью и дефицитными яствами, увенчанный громадной бутылкой перцовки, из которой хозяин стола время от времени приязненно употреблял посредством граненого стакана — с чувством, толком, расстановкой и огромадной пользой для раскрепощенного питием организма.

Поп указал многогрешной девице на стул напротив и гостеприимно предложил посетительнице последовать его примеру в отношении приятственного возлияния.

Ж., очень похожая на известную депутатшу Поклонскую, только что не в генеральском мундире, робко отказалась, да довольный трапезой поп и не настаивал... выпьет раскрепощенная дамочка да ещё приставать начнет, а матушка-то рядом бдит... Уж сколько раз бывало, что ни за что по черепушке сковородкой получал...

-Это хорошо, что блюдешь себя в единоборстве с Зеленым Змием!- поучительно похвалил девицу рассудительный поп.- А я вот уверенность чувствую, что очень даже способен одолеть этого давнего врага рода человеческого! Когда-нибудь точно допью, да, добью гадину! Вопрошаешь, что я буду пивать, когда изничтожу негодяя? Ты смотри, хоть волос долог, а трезво, почти как человек, рассуждаешь... Чего-нибудь придумаем, не впервой! Генетический код изменим в нужную сторону! При прежней утеснительной власти тоже ведь не пропали! Давай глаголь-реки, в чём зело грешна-повинна!

-Да вы ж знаете, батюшка! Плотью я отзывчивой, телесами женскими слаба... А как я иначе на кусок хлеба заработаю? На одежку, обувку, помаду, духи, панталоны завлекательные, педикюр-маникюр и прочие притягательные аксессуары ой сколько средств надобно! Иначе Вандербильдиху не обойдёшь! Хоть я и красивше в тыщу раз!

-Что за сексуары? Какая-то мерзопакостная гадость чужеземная? А вот скажи мне, многоразумная дщерь, не пыталась ли ты заняться чем-либо другим? Скажем, наняться в приличное заведение работницей почтенной профессии: санитаркой, кухаркой, стряпухой, горничной, швеей? Весьма достойные занятия, с полностью отсутствующим элементом греховности и нестерпимой нагрузки на легко изнашиваемые половые органы? И несложные по исполнению и приемлемые по трудозатратам!

-Не-а... а что, можно? Чего ж мне никто раньше не подсказал! Блядство какое!

-Нужно! В общем, даю тебе неделю сроку, попробуй переменить свой порочный образ жизни — и будет тебе счастье, и благодаря моему посредничеству простятся тебе все прошлые грехи! Про образумившуюся девку Марию Магдалину слыхала небось?

-Батюшка, я музыкой не интересуюсь. Я в балалайках ничего не понимаю!

-Ну, святая простота! Это ж надо, сладкозвучную мандолину не уважать! Помню, в бурсе как врежу по струнам да опосля еще стакан самогону как хватану — сразу такое блаженство в организме наступало! Спиртуозный дух вместе со святым меня посещали, совместно одобряя моё искусное музицирование! И собурсник Фома Пруд меня неоднократно одобрял! А уж он музыкальный критик был знатный, так прямо и говаривал: «Чайковский ваш — пидорас из пидорасов!» Ему, мол, Александр Третий три тыщи рублей занял — а этот голубой отдавать и не подумал! Хотя царь-батюшка, предвидя такой оборот событий, отдачи милостиво и не требовал! Мол, чего с пидара взять... да и негоже видному композитору с хлеба на квас перебиваться, имидж самодержца портить.

***

-Проходи, проходи, Жуткоблядова! Заждался я тебя, курву! Как твои позорные блядские делишки? Хватило ли тебе недели, чтобы образумиться и твёрдой поступью добродетельной целки вломиться на праведный путь? От пороков воздерживалась?Силой духа, молитвой способствовала торжеству приличий или пришлось в цепи да кандалы себя заковывать для удержания от соблазна?

-Ой, спасибо, батюшка, ещё как хватило! Воздерживалась, но не совсем.

-Ну и?.. Щи варишь, рубашки шьёшь и гладишь, в нумерах порядок наводишь?

-Да нет, батюшка... Нанялась я к кузнецу, новому человеку в наших краях. Как увидел меня, обомлел, как суровый Вакула при виде обворожительной Оксаны, и любезно говорит, павши на коленки: «Влюблен-с с первого взгляда на вас и просю трудоустроиться в моем огнепышащем заведении! Все ваши нужды обеспечу и вообще облагодетельствую! Даже готов умываться каждый день! Будьте моим молотобойцем!»

-Как... молотобойцем? Да ты глянь, дура, на ручонки свои слабосильные! Какой из тебя к чёрту молотобоец? Ты б ещё в китобои на год подалась или в цирковые силачи, гирями жонглировать! Ты ж тяжелее мужского органа ничего никогда в руках не держала! Тебя ж ветром шатает, тебя ж муха при столкновении насмерть зашибает!

-Да я только числюсь молотобойцем, чтобы за тунеядство не привлекли и к белым медведям не отправили! А так — мой кузнец после моих поцелуев и объятий аж тремя руками один кувалдами машет, лишь бы заслужить моё расположение и ласку!

-Ты того... - батюшка неуклюже потряс раскидистыми гривой и бородой, - замуж за него выйди, ибо жить в грехе беззаконного сношения не положено. Вот я... женился и только потом матушку познал! В вознаграждение за мое долготерпение многократно, неистово и с пользой для обильного деторождения! А ведь мог и до свадьбы трахнуть, но воздержался... кто бы знал, чего мне это стоило, чуть руки в ход не пустил!

-И выйду! Повенчайте нас, батюшка! Хочу отныне ступать по стезе благодати и примерной невинности! Готова даже на некоторое время ограничить свои естественные женские потребности на зависть нимфоманкам, которые не в силах такое сделать!

-А чё ж не повенчать... Правда, странно, мужика-кузнеца с молотобойцем-тож как бы мужиком окрутить... Да ладно, некоторые извращенцы и на лягушках сдуру женились! И, главное, счастливы были в браке! Я б удавился, кабы мне такая досталась!

-Вам бы, батя, на месяц на необитаемый остров, там бы быстро свои интеллигентские замашки на хрен бросили! Козе бы рады были! Вона, Пасифая да Европа с кем любовь крутили? А Золотой Осёл благодаря фантазёру Апулею как нуждающимся дамочкам угождал!

-Откель ты всё это, дщерь слаборазвитая, знаешь? Кто посеял в твоей душе ростки протеста и возражений духовному отцу?

-А спасибочки автору С.Д., добрейшей души человеку, за его ко мне снисхождение и щедрое одарение капелькой разума!И в молотобойцы это он мне рекомендовал податься! Говорил: видела знаменитую статую Мухиной «Колхозник и крестьянка»? И точно: в композиции и баба есть, и молот! Так что зря вы на меня бочку катите!




Анонимный подарок




Пробудившийся ото сна Н.Н. колобком резво скатился с кровати и мигом очутился на крыльце, привычно намереваясь оросить мощным утренним мочеиспусканием густые заросли дворовой крапивы и почесать любимое правое яйцо, но не успел, ибо был поражен представившимся ему диковинным зрелищем: у забора торчал привязанный к нему толстым канатом настоящий жираф и радостно скалился на сыкуна Колю.

-Ты, ты чего тут делаешь?- вскричал растерявшийся Н.Н., неумело притормозив уриноистечение, и ошибочно по инерции почесал левое нелюбимое яйцо.- Ходют тут всякие... Чего зыркаешь, недотёпа? Чё, не видел, как люди нужду справляют?

Жираф в ответ только нахально хрюкнул, переступил длиннющими ножищами и сорвал толстыми губами цветущую ветку акации, видимо, намекая на необходимость подзаправиться чем-то получше крапивы.

Коля бочком подскочил к пришельцу, снабженному каким-то расписным сундучком с маркировкой «Кавалерийские принадлежности» и папирусным манускриптом, болтавшимся на веревочке на боку жирафа.

Н.Н. опасливо посмотрел на незваного гостя:-Ты того... не кусаешься? А то смотри, я живо любому зубья выбью, ежели кусаться! Я бы и самого Лёву Задова не перепужался! И насчёт пожрать — я сам еще ни одной калории в организм не ввёл!

Жираф продолжил навязчивое хрюканье и лизнул зазевавшегося Колю прямо в нос. Не ожидавший слюнявых любезностей Коля неуклюже отшатнулся и неудержимо упал в крапиву. Но соприкосновение с жалящим растением живо привело его в чувство, да ещё в такой степени, что он подпрыгнул в воздух метра на полтора.

Придя в себя, он сорвал письмецо с веревочки и боязливо развернул его; написанный по-русски текст гласил: «Жираф натуральный в одном экземпляре. Следующая поставка: верблюд двугорбый, пингвин мадагаскарский. Упаковка: натуральная, естественная. Вес содержимого: две тонны. Инструкция по уходу прилагается. Важные указания: осенью и зимой зверю требуется защита от непогоды в виде шапки-ушанки, шубы 154 размера и двух пар валенок 90 размера. Возможная альтернатива: содержание в отапливаемом вольере или квартире типа «Жаркая халупа». Кормление: натуральные растительные продукты (трава, сено, солома, жмых, свежая ряска, водоросли и прочее.)» Совершенно непонятно, от кого сей странный презент... и тем более навязчивое обещание дальнейших непрошеных даров. Что тут, зоопарк, что ли ?

Н.Н. присмотрелся к животному: вроде бы достаточно упитанное, мясистое, шерстистое, подвижное существо... Завести бы его во двор да привычно кокнуть топором, разделив на две полезные части: шею с головой и туловище с лапами и хвостом (или нет у него хвоста?) Из выделанной шкуры можно наделать разных меховых изделий и озолотиться на их продаже втридорога, а деликатесное мясо всучить лакомкам-корейцам под видом собачатины и тоже получить приличный доход.

Жираф продолжал ласково смотреть на хозяина и пускать слюни умиления.

Коля всё же устыдился своих крово- и златожадных мыслей и, отвязав канат, завёл экзотичную скотинку во двор. Та, завидев обширные заросли молодой крапивы, от восторга и предвкушения так звучно пёрднула, что возившаяся в кухне колина матушка (варившая свежий борщец всё из той же сочной крапивы) схватилась за сердце, невольно заинтересовавшись природой явно неприличных звуков: -Сынок, ты чего, гороховой кашки изрядно переел? Взвару литра три испей с устатку, легче будет. А не поможет, пользительно и дозволительно водочки тяпнуть — но в меру! Литр, не больше!

-Маман, вы на меня напраслину не возводите! - обиделся Коля, не любивший приписывать себе чужие заслуги, тем более выставлявшие его в дурном свете. - А взвару испью, чего ж не испить, коли предлагают... А лучше зелье сразу с водочкой смешать для надежности лечебной процедуры! И в глотку лучше полезет!

Проведя жирафа к плантации репейника, полыни, лебеды и прочих сорняков, самозахвативших всё пространство между балаганами, он привязал его к дворовому сортиру и пустил пастись в обширные пампасы, поучительно приговаривая: -А вот и пригодились-то эти якобы вредные растения! Есть жратва для этого дылды! И буду отдавать его в аренду соседям, у кого огороды позарастали всякой хуйней! (Иногда Коле в отношении хозяйственности мог бы позавидовать и сам рачительный Собакевич.)

Ну, вот так жираф имечком и обзавёлся... Дылда — звучит высокопарно и отражает суть гигантского телосложения неутомимого сорнякоеда-недотёпы.

Уже вечером, когда многие усталые кривяне возвращаются домой после трудов праведных в городе, Коля незамедлительно устроил дикие скачки на резвом набравшемся сил после поедания репьев скакуне. Распаковав жирафий сундучок, он обнаружил там все принадлежности для умелого кавалериста- настоящего казака и его лошади: седло, стремена, удила, потник и прочие штуки, положенные для быстрого передвижения вскачь. Была даже веревочная лестница для карабканья на тулово скакуна и набор ремней для привязывания всадника к нему же, ибо техника безопасности превыше всего.

Коля вихрем мчался по станице и многообещающе орал: -Посторонись, зашибу! Я еду-еду не свищу, а как наеду — не спущу! Освободи проезжую и отхожую часть! Ко всем чертям с матерями катись — к мандатам почтения нету! Когда ветер свистит в ушах, то не страшен мне страшный Трах! Еще немного, ещё чуть-чуть, и я окончу по небу путь! На этой на крутой лошадке я к девкам попаду на блядки!

Народ попался сообразительный и догадывался, как именно Н.Н. может не спустить и своевременно сторонился и прятался за заборами. Бабки истошно голосили: «Хулюган! Чтоб ты сдох!», а пасшиеся на улице куры вовремя вспоминали свое почти утраченное искусство летать и пускали его в ход, спасаясь от неминуемой погибели.

Жираф оказался невероятно лихим да удалым скакуном и некоторые еле ползшие автомобили запросто перепрыгивал, до смерти пугая осторожных водителей.

На следующий день Н.Н. устроил вылазку к водоёму таким же кавалерийским способом. Прибыв на место, Коля организовал для оголодавшего за ночь жирафа сеанс пастьбы в неисчислимых зарослях сочного молодого камыша, а для себя — душеспасительное занятие в виде успокоительной рыбли и лечение водочкой, как профилактического средства от беспощадного пердежа. Жирафу, кстати, тоже досталось малость лечебной микстуры, чтоб не скучал и с аппетитом закусывал... Как ни удивительно, животное от угощения не только не отказалось (слоны, как известно, тоже пьяницы ещё те! А чем жираф хужее!), а еще и поглядывало на бутыль в надежде на добавку.

Матушка вначале восприняла появление жирафа в штыки, мол, обожрёт эта скотина их до нитки, но Коля успокоил её завораживающим описанием своих грандиозных замыслов в отношении значительного личного обогащения с использованием пришельца ниоткуда и последующих не менее выгодных в содержании и эксплуатации верблюдов и пингвинов. А когда Н.Н. пообещал матушке пристроить к жирафу что-то вроде расписного ламантина (или паланкина? Портшеза?) и возить в ём матушку в церковь и вообще, с собою в качестве кучера, куда она пожелает, она совсем растаяла и даже дала сыну какой-то лакомый огрызок для угощения многообещающего представителя гужевого транспорта, проконтролировав физическим воздействием и словесными заклинаниями невозможность противоправных действий со стороны Н.Н. (чтобы ненасытный Коля по привычке не сожрал его сам.)

Насчёт многоразмерного обмундирования для теплолюбивой животины Коля пока особо не беспокоился, надеясь, что проблема разрешится сама собой, когда доходы от, например, селфи с жирафом позволят ему заказать в соответствующих портновско-скорняжных заведениях необходимый для надлежащего сугрева носимый на тельце морозонелюбивого скота защитный инвентарь.

Несмотря на свой мощный аналитический умище, мозговитый Н.Н. никак не мог выстроить правдоподобную версию объяснения появления неизвестно откуда взявшейся животины и остановился, после длительных раздумий и колебаний, на краткой чеканной формулировке: «Бог дал — Н.Н. взял, ибо на всё воля божия!»




От триффидов до денежных деревьев




«Бумажная ярость, чернильное бешенство» (Шекспир, «Гамлет»)

«Пока не повезёт проломить упрямому оппоненту голову тяжелым предметом, нет другого надёжного способа убедить его в своей правоте» (народная мудрость)




Н.Н., сидя на крыльце родимой хижины в одних необъятных бархатных портках, сомбреро с бантиком и портупее с вострой саблей, вовсю благодушествовал... А чего ж не благодушествовать, коли рядом стояли значительно початая литровая бутыль крепчайшего самогона, на треть наполненный граненый стакан, миска с салатом из огурцов и помидор, краюха хлеба, дежурные сало и лук, десяток облупленных вареных яиц и на десерт цыганский леденец на палочке, а также валялся допотопный вороненый револьвер с наполненным сияющими патронами барабаном.

-Эй, залётные! - выкрикнул Коля, одобряя суетливые перемещения деятельных триффидов, носившихся с одними им понятными целями рядом со сменившим содержание балаганом, где на денежных деревьях зрела спеющая зелень очередного завидного урожая, а помидорами и не пахло.- Шевели копытами! Давай наяривай!

Чтобы показать, насколько он доволен собственной удавшейся жизнью, текущей ситуацией и похвальным трудолюбивым поведением триффидов, он пальнул из нагана пару раз в небо, где невозмутимо носились щебечущие стрижи, ласточки и щуры и пророкотал тягучим раскатом грома целиком и полностью одобряющий колино поведение Властелин Небес. А как же не одобришь, коли палят вовсю и того и гляди какой-либо атрибут отстрелят...

Стремясь не допустить тревожного упадка сил опосля произведенного энергозатратного действия, он попытался ухватить стакан с бодрящей жидкостью, но с первого раза промахнулся и попал на яйцо (может быть, даже и не на вареное...) Переведя дух, он сосредоточился и всё же смог осуществить задумку. Норовистая жидкость без всякого сопротивления непринужденно перетекла во внутренности упрямого питуха, показав дорожку трём яичкам и здоровенному куску хлеба с салом.

«Жаль, однако, что самогон не кукурузный...- вяло подумал Коля, почти всю жизнь безрезультатно мечтавший попробовать настоящий (не виски!) кукурузный самогон и пылкую негритянку, способную в порыве неистовой страсти даже ненароком откусить любодейную снасть у партнера по любовным шалостям. -Какая же шельма этот писака Саймак, как всё точно про меня расписал! Ферма у меня, значится, есть, я одинокий мудак, то есть пацак, самогон имею в неограниченном количестве, настроение для его ежедневного приёма сколько душа запросит и выдержит организм — вот оно! триффидов наловил и приспособил к делу (за это спасибо Уиндему), ну и Саймак не подкачал!»

Коле грех было пенять на судьбу. Весь гектарный подвал под его неприличной на наружный вид хижиной был заполнен мешками с натуральными долларами в количестве, превышающем преступные многотонные запасы вороватых полицейских- российских полковников (а у законопослушного Коли комар носа не подточит, всё честно, заработано растениеводческими трудами и собственными идеями в развитие трудов видных селекционеров прошлого Бербанка и Мичурина, а также физиков Бора, Шрёдингера и Белла, додумавшихся до такого не лезущего ни в какие ворота чудовищного облика Вселенной, от которого ряды физиколюбивых сумасшедших в дурдомах по всему миру многократно увеличились, притом без всякой надежды на излечение).

Помня, однако, о скромном поведении своего удачливого предшественника подпольного миллионера Александра Ивановича Корейко, Н.Н. старался не высовываться и вел непредосудительный образ жизни рядового полунищего кривянина, которому было явно не по средствам обзавестись океанской яхтой за полмиллиарда долларов, десятком золотых рудников, богатым нефтеносным шельфом, личным островом (не атоллом!) в Тихом океане. Много ли ему было надо: крыша над головой, запас простеньких харчишек и напитков, раз в месяц баба. Всё, братцы, отвалите, придраться не к чему!

Если он кому и причинял беспокойство, то только обезумевшей ФРС, вынужденной каждый месяц допечатывать триллионные тиражи качественных долларовых бумажек, постоянно неизвестно куда девавшихся. А ларчик просто открывался: денежные деревья, делавшие из воздуха и гумуса свои зеленые произведения, благодаря квантовой запутанности овладевали долларовыми запасами крупнейших банков и переносили квантовым туннелированием банкноты в колин подвал, где они и пылились без дела, взамен снабжая банки тем, что созрело на их ветвях, причём без всякого обману, а в соотношении один к одному, и даже гораздо лучшего качества, чем у ФРС, что страшно бесило финансового регулятора. (Деятели ФРС поражались, почему их высококачественные в художественно-полиграфическом исполнении купюры так быстро выцветают, делаются ломкими, теряют обсыпающиеся номера и во всем винили зловредные Советы. Частично они были правы, Н.Н.-то был явным русаком, отнюдь не считавшим USA сияющим градом на холме, а скорее вонючим замызганным сортиром, который вот-вот рухнет в собственные нечистоты...) У Н.Н., однако, имелись знакомые нелюбопытные валютчики, которые меняли на рубли, с немалой выгодой для себя, малость чужеземных деньжат из валютного подвала, порядка десяти тысяч долларов в месяц, чего вполне хватало для достойной (по колиным и общечеловеческим понятиям) жизни. Ну там, на местного жареного увесистого индюка, копченого норвежского лосося, отечественную черную икру, армянский коньяк...

Н.Н., несокрушимый в своей непреодолимой неприязни к юсовскому быдлу и его так называемой «валюте», заходя в свое тайное баксохранилище, истово крестился, неистово плевал через оба плеча и особенно старательно - на тугие денежные мешки, строго грозил им пальцем, задиристо приговаривая: «Тьфу, какая гадость! Я вам, падлам, устрою Варфоломеевскую ночь, то есть финансовую катастрофу! Обосрётесь так, что вам никакой туалетной бумаги не хватит, чтобы подтереться»! И с интересом следил, как в пустые мешки поступает свежая баксомакулатура прямо из юсовских баксохранилищ, внутренним взором внимательно наблюдая, как вихрь из белесовато-зеленой массы с денежных деревьев всасывается в трубу космической червоточины, чтобы через мгновение очутиться в обиталище Желтого Дьявола, родственника Золотого Тельца, украшенного тусклым оперением из гнусных зеленых бумажонок.

Иногда Коля позволял себе устроить праздник души, с диким омерзением сжигая на костре пару-другую мешков трофейной зелени и в знак протеста против существования на земле такой пакости с остервенением лобызал родную пятитысячную банкноту.

Н.Н. в этих приятных пирофорных случаях следовал одной и той же финальной сцене замечательно проработанного сценария: он лениво шевелил палкой ломкий серый пепел от позорно скончавшихся под валом огня зеленых юсовских недоразумений; кое-где еще корчились последние жертвы колиного возмездия и вился кольцами белесый дымок, радуя огнедела своим скорым неизбежным концом. «Девчонка Жанна д*Арк тоже выделывалась, какие-то видения ей были насчёт доверенной ей боженькой миссии... а спалили вопреки воле того, кто на небеси — и ничего никому из баловников с огнём плохого потом не было! И скопившийся у кострища народец не вякнул даже, а вроде бы как ещё и одобрямс кричал! Выпью-ка я за здравие нашего недоношенного рубля... хил, убог, непригляден — а свой!»

И, что интересно, всем кривянам казалось, что так и должно быть, никто не замечал, что колины балаганы не содержат никаких томатов, а их заменяют какие-то неприглядные кустики, на которых зрели и поспевали белесо-зеленоватые бумажонки, что по огороду носились корявые растения-осьминоги явно неземного происхождения.

А если кто-то всё же совал нос в чужие дела, подозревая тёмные делишки, то всё кончалось для такого пронырливого типа печально: прозорливец немедленно терял память, спивался, неоднократно падал в сортир, утрачивал дар речи и мочился мимо горшка, каждый раз при этом похвальном занятии отчаиваясь вовремя найти телесное приспособление для успешного мочеиспускания, а уж как он постыдно себя вёл по отношению к впавшей повторно в девственность супруге, неприлично и сказать...

Коля припоминал, как оно всё начиналось... то есть его переход из состояния почти беднейшего люмпен-пролетария в первейшие тайные богатеи планеты Земля.

Как-то рано утром он традиционно проснулся в зарослях крапивы после празднования с санкции государства или церкви какого-то очередного выдающегося события. И возмущенно почувствовал, как некая ребристая каменюка давит ему в бок и напрочь лишает утреннего кайфа. Коля с трудом перевернулся и гневно узрел причину своего недовольства. Это был подозрительно мутный стеклянный многогранник размером с кулак, который Коле удалось с трудом взять в трясущиеся руки, ибо тот строптиво обжигал ручонки и норовил выскользнуть. Надо ж, Колобок какой!

С трудом приняв вертикальное положение, Н.Н. сделал шаг по направлению к кухне с целью тяпнуть холодного кваску, но споткнулся и уронил предмет на пень для колки дров и прочих пользительных физических упражнений. Шар немедленно с удовольствием разбился, и оттуда выпал десяток, как счёл Коля, растительных семян.

«Ишь ты... - слегка подивился не утративший хладнокровия Коля, -поцелуйте меня в жопу, видать, панспермический метеорит прибыл! Ещё Авенариус об этом пописывал!Посмотрим, что из этой хуйни вырастет!» Н.Н. не впервой было встречать космических пришельцев, и большой пользы от них он не видел: по-русски ни бэ, ни мэ, настырно требуют пожрать, самок своего племени для немедленного удовлетворения своих сексуальных запросов, покаяния за причинение неясных обид, бесплатной починки своего дырявого космического корабля, почти корыта, принятия безусловного покровительства какой-то Звездной Империи с выплатой неподъёмной дани., а в случае отказа грозились немедленно превратить Солнце в красного гиганта, а Колю — в подножную пыль.

Скоро сказка сказывается, да не быстро дело делается... Кинул Коля залётные зёрнышки в землю, полил, удобрил — глядь, через неделю взошли фиолетовые всходы, еще через семь дней растения вытянулись ввысь метра на полтора, окрепли да ходить-похаживать наловчились, что привычного к чудесам Н.Н. совсем не удивило — мало ли каких диковинок не таит Космос! Да и на Земле уже сумасшедшие учёные чёрт те что вытворяют! В гены лезут! В жопе ковыряются! Утверждают, что делить на ноль нельзя, иначе, мол, арифметика разрушится и мир взорвётся! Ну, суки... дважды два уже им пять.

А через месяц уже солидные деревца наконец-то заговорили телепатически (а как же без контакта?) с кривянским благодетелем: мол, чего тебе надобно от жизни, старче? Н.Н., смущаясь, во всём чистосердечно и искренне и признался, и триффиды, то есть, как общеизвестно, всемогущие бродячие растения с мощным интеллектом и хищническими наклонностями, быстренько организовали ему путём направленного мутагенеза, насильственного убеждения и убедительного насилия из произраставших у Н.Н. на участке груш, яблонь, абрикосов, алычи, айвы и прочих тёрнов несколько разновидностей урожайных денежных деревьев, способных к телетранспортировке своих бумажных плодов в нужное место и отъёму аналогичных ценностей у хозяев взамен.

На всяких же прохожих, любителей бесцеремонно заглядывать через чужой забор, напоминаем, триффиды телепатически воздействовали так, что тем сдуру казалось, что Коля по-прежнему взахлёб неустанно выращивает помидоры, валясь с ног, загружает созревшими плодами своего труда огромные фуры заезжих купцов, получая взамен некоторое, не чрезмерное, количество принятых к хождению в России денежных знаков и, главное, ведет прежний крайне умеренный образ жизни. А самым же любопытным и непонятливым зевакам мерещились такие босховские ужасы, что куда там страшилкам Гоголя с его смешным неповоротливым Вием! Это всё говорится потому, что и вам не советуем (даже предостерегаем!) пытаться тревожить сребролюбивого нищеброда Н.Н. и его безжалостных опричников триффидов! Вспомните, как они в болезненной фантазии Уиндэма свирепствовали! А Коля их приручил и использовал себе на благо!

(А, может быть, все эти, мягко говоря, фантастические события Коле померещились. Всякие всесильные триффиды, урожайные денежные деревья, запуганная ФРС, телетранспортировка долларов, подвал, забитый мешками с зеленью, и особенно ритуальное сжигание провинившихся баксов! Ну, в самом деле, счастливое своевременное сочетание галлюциногенного самогона в достаточном количестве, злющей крапивы и замашек капитана Врунгеля способно породить и не такую бредятину! Тоскующий человеко-таракан Кафки, противореча своему создателю, на этом фоне кажется существом, переполненным оптимизмом и верой в свое светлое будущее!)




Медкомиссия для рыбаков

Не ожидавший подвохов и мерзопакостей Н.Н. получил официальную повестку, где указывалось, что такого-то числа он должен явиться по указанному адресу для прохождения медкомиссии на предмет годности для свершения ненаказуемых, а даже поощряемых действий в области рыбли. Сообщалось, что медкомиссию будет интересовать как психическое, так и физическое состояние испытуемого субъекта, поэтому настоятельно предлагалось, чтобы добиться приемлемых оценок по результатам обследования, подвергнуть себя временным ограничениям в приёме спиртного, пищи, зрелищ и развлечений, сочинении вредных измышлений и противоправных раздумий, а также глупых философствований насчёт возможности всеобщего процветания и какого-то бы то ни было недовольства властями, а тем более активного сопротивления их непрерывной всеобъемлющей заботе о благе нуждающихся граждан.

Ну... надо, значит надо. Коля был законопослушен и если и ворчал иногда, то только в связи с настигшим запором или противоположным явлением. А ежели принят закон о всеобщем медицинском обследовании рыбаков, то так тому и быть. Может, обнаружат какой-либо серьёзный недостаток в организме Н.Н. - и напрочь искоренят его, либо подскажут, как с ним жить дальше в упоительных счастии, гармонии и довольстве.

Поэтому Коля, наступив на горло собственной песне, потребовал у своего личного ангела-хранителя следить за тем, как хозяин справляется с почти непреодолимым легкомысленным желанием вволю нажраться, напиться, обозвать обнаглевшего атамана «кровопийцей» и длительно витийствовать в забегаловке насчёт загадочных дефляции, дефлорации и дефекации — то ангел должон это незамедлительно пресечь и внушить подопечному мысли о пользе благопристойного существования и разумения, можно с применением физического насилия (порка кнутом, ёрзанье провинившегося голой жопой по раскаленной сковороде, либо холодной сковородой, как в «Деревне дураков», выбивание из башки дурных помыслов), и прочих суровых воспитательных мер (непрерывная трансляция в мозг спящего Н.Н. разнузданных эротических фантазий при полной невозможности претворить их в жизнь.)

(Интерес государства к состоянию здоровья граждан связан с необходимостью иметь надежный источник поступления налоговых средств от торговли спиртными напитками. Что может выпить на большую сумму хилый несознательный пропойца? Пару напёрстков — и трупом под стол! То ли дело румяный русский богатырь в центнер весом! Он и литр осилит запросто! А там дело и до платного вытрезвителя дойдет... опять же денежка, и немалая, власть предержащим достанется. А им ой как надо побольше финансов: на яхты величиной с крейсер, дворцы на Марсе, драгоценности мешками, редкие съедобные деликатесы типа дуриана, трюфелей, крабов, вина-выморозков, лососей, и прочие радости и прелести жизни.)

(Вот, кстати, пример образцового вытрезвителя с его занимательной стенгазетой. Статьи и заметки от клиентуры и персонала: «Выпил сам — налей товарищу!», «Как необходимо патриотически способствовать благосостоянию родного государства, укрепляя личным потреблением развитие винокурения и оптимизируя налоговый пресс», «Как изобретательные слоны изготавливают себе африканскую бражку», «Как не умереть от жажды во время турпоездки в долбаное государство, где дураками и насильниками запрещено употребление спиртного», «Двусмысленный лозунг «Пей, да дело разумей» — неприкрытое насилие над личностью», «На всякое -50 градусов найдется +40, ежели вовремя употребить», «Как полностью постичь законы Вселенной с помощью всего лишь одного стакана водки», «Какой замечательный пример крепости духа и тела нам подают выдающиеся древние выпивохи Конфуций (Кун Цзы), Сократ, Хайям», «Одиноки ли мы во Вселенной и где в таком случае найти собутыльников», «Почему А.С.Пушкин пивал кружками — неужто в творческом экстазе всю посуду в доме перебил?», «Является ли самогон той самой квинтэссенцией, о которой упоминал Аристотель?», «Мировые заблуждения насчёт лучшей закуски и ценные мнения по сему важному поводу видных русских специалистов», «О Джоне Ячменное Зерно как ярком представителе одаренного неукротимой энергией сообщества пропойц», «Квас, медовуха, брага, самогон — русские бодрящие национальные напитки, способствующие экстремальному выживанию в жутких условиях суровой русской зимы».)

***

В назначенные день и час Н.Н. храбро переступил порог кабинета, где заседала медкомиссия. Его уверенная поступь произвела благоприятное впечатление на медиков.

-Представьтесь, пожалуйста, - ласково попросил его председатель медкомиссии, с удовольствием созерцавший круглого, как колобок, посетителя.-Посмотрите, какой орёл к нам залетел, господа!

-Ник Ник Деревенщина!- молодцевато доложил Коля, стараясь принять наиболее выигрышную позу и придать мордоватому лицу как можно более интеллигентное выражение. Для этого он сурово насупился, сделал ротик гузном и зашевелил ушами, как хитроумный ишак, делающий вид, что он не слышит команд хозяина.

-Ну, что деревенщина, мы с прискорбием наблюдаем,- заметил предком, продолжавший, тем не менее, открыто любоваться Колей.- Кроме имени и отчества, у вас должно быть ещё кое-что, отличающее вас документально от прочих человеков. Так ведь? Я понятно выражаюсь? Или вы, извиняюсь, родом из Кривянки, где принято несколько иное наречие, чем южнорусский вариант русского языка?

-Так точно!- гаркнул Н.Н.- Понял! Деревенщина моё фамилие! Аз есмь кривянский абориген! Благодаря каковому обстоятельству был принят на физическую работу в сумасшедший дом, где и провёл счастливейшие дни своей жизни! Видели б вы, каких безмозглых красоток я приводил в чувство и разумение! Только, бывало, покажешь...

-Вот оно как... ну что ж, бывает. Что-то из гоголевского репертуара... Разрешите вас поздравить со столь удачным трудоустройством!

Предком сноровисто выудил из кучи пухлых историй болезни личное дело Коли и с нездоровым (а каким же ещё?) интересом стал знакомиться с ним.

-Так, так... Диарея, запор, энурез, дрожь в коленках, приступы рукоблудия и приаппизма, беспокоящие эротические фантазии, систематические проявления гастрономического безумия. Вот, коллеги, ознакомьтесь! Деревенщина, водку кушаете?

-Жру-с! До усрачки и умопомрачения! Но без эксцессов и неприличных выходок!

-И какими дозами? Надеюсь, вы понимаете, что при вашем внушительном весе для достижения стабильного состояния пьяного дурмана ограничиваться детскими дозами не рекомендуется? Неудовлетворенный организм может жестоко отомстить владельцу!

Предком одарил Колю довольной улыбкой чародея при исполнении, благодарно ответившего ему тем же, и торжественно обратился к комиссии:

-Наш человек, клянусь Гиппократом! Несмотря на недалекий вид, подозрительную фамилию и связанный с диареей валящий с ног духан. Никаких хронических заболеваний не зафиксировано, в личном деле отражены лишь какие-то мелочи типа колокольного звона в ушах и призывов Сатаны к абсурдному неповиновению; а приаппизм это вообще дар божий, а никак не наказание! Батенька, вы абсолютно здоровый человек и можете продолжать и далее квасить в том же духе! Вы прямо-таки современное воплощение гладиаторствующего императора Коммода!

Совершенно не ожидавший такого оскорбительного вывода Коля даже обиделся:

-Вы меня еще бабушкиным сундуком назовите! Это я абсолютно здоровый человек? Да надо мной должен трудиться сутками взвод лекарей, чтобы привести меня в чувство и оздоровить как следует! Да я находка для любого медицинского НИИ!На мне штук 50 докторских защитить можно! А то, что я неоднократно психически травмирован разными наглыми профурсетками, требовавшими от меня по пять тысяч рубликов за сеанс продажной любви, это как? Я, значит, тружусь в поте лица и прочих задействованных органов, и мне же ещё и плати? Я, кроме всего прочего, ещё и сторонник промискуитета, то есть кого сгрёб, того и въёб — и без всяких безумных денежных отношений! Устроили тут безнаказанный разгул Золотого Тельца!

-Друг мой, не волнуйтесь так, а то видите, Кондратий Булавин в окошко на вас упырём заглядывается? Всё в наших силах! Мы уполномочены вышестоящими властными инстанциями на всестороннюю помощь проходящим освидетельствование столпам государства! В том числе и в вашем благопристойном лице. («Да ну, чего там...»-застеснялся Н.Н., скорчив такую ужасную рожу, что один из членов комиссии от неожиданности упал под стол.) Мы выпишем вам справочку, что предъявитель сего имеет полное право взимать достойную, какую он пожелает плату, за доставленное кому-либо, по его выбору, удовольствие. Мы, так и знайте, много чего могём! Даже сами иногда затрудняемся насчёт распространения пределов своего могущества!

Н.Н., не веря обретенному счастью, пустил прочувствованную слезу, его прошибли ведерные сопли, из недр его организма со стрельбой и раскатами грома вырвался не то что голубок, а целая птица Рух, и бросился на колени перед благодетелем, пытаясь расцеловать тому руки и всё, что подвернется под лобызания. Предком, неумело отбиваясь, гостеприимно и душераздирающе кричал «Следующий!» А Коля время от времени, выброшенный после бесполезного сопротивления в коридор здоровенным санитаром, хищно взрёвывал: «Всех безжалостно переебу, всех перебью, то есть перепью, а как озолочусь-то! Ну, держись, бывый начальник Чукотки Абрамович!»

И Н.Н. павой-лебедкой выкатился на улицу и пошёл вприсядку, изумляя своим плясовым искусством народ, обезумевших ворон и инфантильных котов...







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 05.01.2021 Сергей Пошевеля
Свидетельство о публикации: izba-2021-2986349

Рубрика произведения: Проза -> Сказка



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1