Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

С Улукитканом по Становому хребту!


С Улукитканом по Становому хребту!
Друзья!

Помню,как в юности наша семья выписывала широко издаваемую в Советском Союзе "Роман-газету", где были опубликованы многие замечательные произведения Григория Федосеева. Читал я их взахлеб, часто ночами! Уж больно были захватывающими сцены борьбы героев книг с дикой неисследованной дальневосточной природой! Особенно полюбился мне проводник горно-таежных экспедиций эвенк Улукиткан. Напоминал он знаменитого арсеньевского Дерсу Узала! Да и сам автор выказал себя подлинным героем, не боящимся ни смерти, ни болезней, ни даже медведя-людоеда...
Повесть "Злой дух Ямбуя" я перечитывал несколько раз!
И по сей день благодарен первопроходцу и писателю Григорию Анисимовичу Федосееву за вдохновляющие на подвиг строки его литературных творений! Ведь если они все это выдержали и победили, то и другие люди могут повторить их героическую эпопею!
Из Википедии.
Григорий Федосеев родился 7 (19) января 1899 года в станице Кардоникской (в настоящее время Зеленчукского района Карачаево-Черкесии). Мать — Анна Васильевна; отец — Анисим Федосеев, офицер 1-го Хопёрского казачьего полка, погиб в начале Первой мировой войны; старший брат — Пётр (погиб в июле 1920 года)[2][3].
В 1926 году окончил Кубанский политехнический институт. В 1930-х годах переезжает в Новосибирск, где работает инженером, участвует в полевых геодезических работах в Забайкалье и Восточных Саянах.
В 1938 году он становится начальником отряда, а позднее — начальником экспедиции, руководит топографическими работами на реке Ангаре, на Средней и Нижней Тунгусках, исследует Яблоновый и Становой хребты, Охотское побережье, Джугджурский хребет. Кроме того, Федосеев принимал участие в создании карт районов Братской, Усть-Илимской, Богучанской и Зейской ГЭС, БАМа. В 1948 году окончил Новосибирский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии.
Во время экспедиций Григорий Анисимович собрал и передал в дар Академии наук большую коллекцию растений, птиц, шкур и рогов представителей фауны Сибири и Дальнего Востока.
В 1940-е годы он начинает сотрудничать с журналом «Сибирские огни», в котором в 1949 году под рубрикой «Записки бывалых людей» были напечатаны записки «Мы идём по Восточному Саяну», вдохновившие писателя на целый ряд получивших всесоюзную известность произведений. Так, в 1955, 1959 и 1961 годах были опубликованы «В теснинах Джугдыра», «В тисках Джугдыра» и «Смерть меня подождёт».
Первый сборник рассказов Федосеева — «Таёжные встречи» — был опубликован в 1950 году.
В 1956 году Григорий Федосеев по состоянию здоровья переезжает в Краснодар, где пишет свои основные произведения.
В 1965 году Федосеев написал статью в защиту горной природы Саян, которая вышла в одном из июльских номеров газеты «Известия». В ней рассказывалось о браконьерском истреблении в Восточном Саяне многих видов животных и рыб ценных пород. Заместитель начальника Главного управления охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР в ответ признал факты незаконной охоты, ведущейся местными жителями, туристами и работниками геологических экспедиций. Был снят с работы директор Ирбейского коопзверпромхоза Красноярского края, а его заместителю объявлен строгий выговор. В итоге уже в том же году на территории бывшего Саянского заповедника был организован Тофаларский заказник местного значения, который в 1971 году получил статус республиканского.
Писатель скоропостижно скончался 29 июня 1968 года в Москве, не дожив полгода до 70-летия. По завещанию, одна из двух урн с его прахом была захоронена в Саянах, в отрогах высочайшего пика Восточного Саяна — Грандиозного, на перевале Идэн, получившем впоследствии имя Григория Федосеева; другая — в Краснодаре на Славянском кладбище. В Саянах друзьями и соратниками — Кириллом Лебедевым, Трофимом Пугачёвым и Михаилом Куцим — был поставлен обелиск из золотистого оксидированного металла, в восьмигранном основании которого была замурована одна из урн с прахом писателя. На одной из граней отлиты его слова[11]:
«…Карта… Как просто на неё смотреть и как не просто, порою мучительно трудно создавать её!».
Кроме того, в честь писателя была названа вершина с координатами 55°36′09" с. ш. 131°15′03" в. д.HGЯO и абсолютной высотой 2007 метров. Перевал с координатами 55°41′06" с. ш. 131°13′07" в. д.HGЯO и абсолютной высотой 2010 метров носит имя одного из героев произведений Федосеева — Улукиткана. Эти географические отметки расположены в точке, где сходятся хребты Становой и Джугдыр. Рядом водораздел горных рек, впадающих в Лену и Уду. В Краснодаре открыт музей всемирно известного писателя, одна из улиц краевого центра, перевалы в горах Западного Кавказа и Памира носят его имя, а могила, согласно постановлению Правительства Российской Федерации, нанесена на карту российских достопримечательностей.
Награждён двумя орденами Трудового Красного Знамени, медалями и правительственными грамотами.
Большинство произведений Федосеева напечатаны в 1952—1989 годах издательствами «Молодая гвардия», «Художественная литература», «Современник» и «Детская литература».
Издание повести «Меченый» было подготовлено Марком Либеровичем Гофманом, материалы к которому попали уже после смерти автора. «Местами приходилось писать самому вместо автора, — вспоминает Гофман, придерживаться его стиля. Рукопись состояла из разрозненных кусков. Автор не успел привести её в надлежащий вид».
Среди рассказов и повестей Федосеева — «Таёжные встречи», «Загадки леса», «В тисках Джугдыра», «Злой дух Ямбуя», «Последний костёр», «Меченый», «Мы идём по Восточному Саяну», «Пашка из Медвежьего лога», «Смерть меня подождёт», «Тропою испытаний», «Поиск».
Основные произведения писателя многократно выходили на болгарском, чешском, немецком, венгерском, словацком, польском, финском, иврите, английском, бенгальском, французском, голландском, шведском языках.
Григорий Федосеев создал несколько книг о природе Севера и Дальнего Востока, описывая природу этих регионов земли, их флору и фауну, коренных жителей, а также трудности, с которыми сталкивались экспедиции на пути к цели.
Он описывал быт и традиции местного населения, походную жизнь, охоту на снежных баранов и опасности, с которыми сталкивался автор и его товарищи. Все рассказы написаны от первого лица, но таким образом, что почти нигде не встречается имя автора и он сам как действующее лицо остаётся на втором плане.
Книги «В тисках Джугдыра», «Тропою испытаний», «Смерть меня подождёт» характерны точностью изложения. В произведении «Злой дух Ямбуя» просматривается элемент детектива со стремительным развитием сюжета, мучительными попытками понять причины исчезновения людей и напряжённым финалом.
Благодаря Федосееву были признаны заслуги Улукиткана. Именно Улукиткан как проводник провёл множество экспедиционных отрядов по непроходимым маршрутам. Жизнь Улукиткана оборвалась во время пожара на одной из стоянок. Эти события подробно описаны в повести Федосеева «Последний костёр».
Книги «Тропою испытаний», «Смерть меня подождёт», «Злой дух Ямбуя» и «Последний костёр» представляют из себя тетралогию. В этот цикл вошли ранее издававшиеся повести «В тисках Джугдыра» и «Пашка из Медвежьего лога».
Все произведения основаны на дневниках первопроходца, которые Федосеев составлял во время стоянок у костра. В них практически нет вымышленных имен: личности Улукиткана и других геодезистов-разведчиков воспроизведены с биографической точностью.
Библиография
Федосеев Г. А. Мы идём по Восточному Саяну (Как Сибирь наносится на карту) // Сибирские огни : журнал. — 1949—1950.
Федосеев Г. А. Таёжные встречи. — Новосибирск: Новосибирское областное государственное издательство, 1950. — 120 с.
Федосеев Г. А. Загадки леса. — Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 1953. — 68 с.
Федосеев Г. А. В тисках Джугдыра. — Новосибирск: Книжное издательство, 1956. — 408 с.
Федосеев Г. А. Тропою испытаний. — М.: Детгиз, 1957. — 270 с.
Федосеев Г. А. Глухой неведомой тайгою. Записки путешественника. — Краснодар: Книжное издательство, 1960. — 331 с.
Федосеев Г. А. Смерть меня подождёт. — Новосибирск: Книжное издательство, 1962. — 524 с.
Федосеев Г. А. Пашка из Медвежьего лога. — М.: Детская литература, 1964. — 208 с.
Федосеев Г. А. Злой дух Ямбуя. — М.: Молодая гвардия, 1966. — 349 с.
Федосеев Г. А. Последний костёр // Роман-газета : журнал. — М. : Художественная литература, 1969. — № 24 (646). — 77 с.
Федосеев Г. А. Меченый. — Новосибирск: Книжное издательство, 1989. — 188 с. — ISBN 5-7620-0035-4.
В Новосибирске на здании НИИ геологии, геофизики и минерального сырья по адресу Красный проспект, дом 35, где с 1937 по 1956 год работал писатель, установлена мемориальная доска[14].
В честь изыскателей трассы БАМ Григория Федосеева и Александра Побожия названы одноимённые разъезды на магистрали.
...Други! Его героическая жизнь и жизнь его сподвижников была прожита не зря! Они любили свою Родину и отдали ей все, что смогли!
В позапрошлом году по местам, описанным в книге Г.А.Федосеева "Смерть меня подождет", прошла совместно с РГО экспедиция газеты "Комсомольская правда". (см. файл ниже).
Даже отлично экипированные, снабженные современной техникой ребята не раз подвергались опасностям! А что уж говорить об отряде Г.Федосеева, мужественно преодолевавшим суровые горы Станового хребта и норовистые реки Дальнего Востока- Маю и Уду, впадающие в Охотское море!
Советские геодезисты навечно записали себя в героическую историю СССР!
Вл.Назаров
****************
ПО РЕКЕ МАЕ
Маршрутом романа Григория Федосеева
«Смерть меня подождет»
Советским геодезистам посвящается
Река Мая берет свое начало на южных склонах Станового хребта, в месте слияния рек Аюмкан и Кун-Маньё. Дальше, петляя среди высоких скал, она устремляется к Удской равнине. Преодолев около четырехсот километров, Мая впадает в Уду. Затем их общие воды текут на Восток и дуэтом вливаются в Охотское море.
Чтобы не путать эту Маю с ее северной тезкой, Маей алданской, уточним, что нашу Маю называют удской.
Из дневника экспедиции «Комсомольской правды»:
"Место старта нашей экспедиции – небольшой городок Зея в Амурской области. Он стоит
на берегу одноименной реки, перепруженной плотиной Зейской ГЭС.
В местном краеведческом музее есть экспозиция, посвященная Григорию Федосееву. Он шесть лет работал в этих краях начальником геодезической партии.
Перед геодезистами СССР стояла масштабная задача – построить первоклассную геодезическую сеть огромной страны. Особенно непросто пришлось на бескрайних просторах Сибири и Дальнего Востока – в топких болотах, непролазной тайге и на крутых сопках.
Полевой работе геодезистов посвящены романы, повести и множество рассказов писателя.
Произведения Федосеева предельно документальны. И главные герои его романа «Смерть меня подождет» – это реальные участники его экспедиций: сам Федосеев, проводник-эвенк Улукиткан, геодезист Мищенко и другие. Собирательным является только образ техника Трофима Королева, да и тот списан с реальных людей, работавших с Григорием Федосеевым.
…До реки Маи они добирались, ведомые чутьем и опытом проводника-эвенка Улукиткана. Грузы везли на оленях.
Сплав по реке довольно опасен. Недаром эвенки предупреждали начальника геодезической партии Федосеева, «если бросить бревно в реку у Большого Чайдаха, оно до устья не доплывет, измочалится».
Несмотря на уговоры Улукиткана, убеждавшего отказаться от сплава по опасной реке, Федосеев, Мищенко и Королев решили пройти на лодке по Мае, чтобы исследовать ее
и разведать новый маршрут доставки грузов в тайгу. Взяли с собой двух лаек, Бойку
и Кучума, не раз спасавших их в экспедиции.
Проводников с оленями и грузом отправили в обход, чтобы встретиться с Улукитканом
и оленьим обозом уже в сотне километров ниже по течению, в устье реки Эдягу-Чайдах.
Опытный проводник, следопыт, по национальности – эвенк. Шесть лет был проводником геодезической партии, возглавляемой Федосеевым. С участием Улукиткана были открыты проходы через хребты Приохотья, проложены новые тропы, нанесены на карту эвенкийские топонимы.
Улукиткан был проводником еще в царские времена,
когда водил по тайге военных топографов Российской империи.
Он прожил долгий век и погиб на 92-м году жизни. Замерз лютой зимой после пожара на таежной стоянке…
Из дневника экспедиции «Комсомольской правды»:
"Уже больше двух часов вертолет Ми-8, натужно тарахтя, летит к реке Мае. Порхает
как стрекоза над заснеженными сопками Станового хребта и, наконец, идет на снижение.
Под нами появляется извилистая Мая.
«Вертушка» делает контрольный круг, осматривая место посадки, и аккуратно приземляется на галечную косу.
Из романа Федосеева «Смерть меня подождет»
…Мы поднялись на перевал. Тут геофизическая граница: справа к седловине падают тесные отроги Станового, а слева поднимается Джугджур. Седловина длинная, она делит узкой щелью большие горы на два хребта, отличающиеся друг от друга только названием. Горы лежат и впереди нас, к югу. Но там мы видим не линии хребтов, а хаос вершин, разбросанных по огромному пространству. Зарождающаяся над перевалом Мая пронизывает их узкой щелью и по ней уползает к далекой Удской равнине, чтобы сбросить свои воды в Охотское море…
Все сплавы начинаются одинаково. Быстро выгружаются из вертолета вещи. Тут главное ничего не забыть. Весь груз складывается аккуратной горкой, а затем несколько человек ложатся на нее, чтобы вещи не разметало воздушным потоком от лопастей вертолета. Ищи-свищи потом унесённое ветром…
Вертушка с натугой отрывается от каменной косы и, сделав прощальный круг, улетает домой.
Мощное тарахтенье винтокрылой машины сменяется неспешным плеском Маи. Она еще покажет нам свой характер".
Из романа Федосеева «Смерть меня подождет»:
"…Я поднимаюсь на утес. Впереди, куда стремительно несется река, сомкнулись береговые отроги. Долина выклинилась, и Мая,
с гулом врываясь в скальные ворота, прикрытые сторожевым туманом, как будто уходит в глубину земли. Я долго прислушиваюсь
к этому предупреждающему гулу. Василий прав, с оленями по ущелью не пройти. На лодке – так на лодке!".
Есть что-то мистическое в превращении раскатанного на берегу куска алого ПВХ
в накачанное судно. Еще недавно на земле лежал лишь плоский «бублик», а спустя час – полноценное плавсредство. Этот шестиметровый рафт прошел с нами огонь, воду и бурлящие пороги. Он запросто берет на борт семерых крепких мужиков и полтонны груза!
Для нас он – живое существо. Большую часть года рафт проводит в зимней спячке, просыпаясь лишь летом. Радостно набирает полную грудь воздуха и решительно тащит нас по реке. Мы только помогаем ему, подгребая веслами и направляя то влево, то вправо.
А на тягучих плесах нас выручает маленький шестисильный мотор. Мы называем
его Малышом. Наши Рафт и Малыш помнят многие реки Сибири и Дальнего Востока: Витим, Олекму, Подкаменную Тунгуску, Амедичи, алданскую Маю. И вот пришла пора им пройти удскую Маю.
В сравнении с долбленками и плотами, на которых сплавлялся Федосеев, наш рафт – блистательный линкор на фоне дедовского недоразумения. Если бы у советских геодезистов той поры были подобные плавсредства, рисковых моментов на реке у них бы поубавилось.
Не говоря уже о нашей экипировке: джипиэс-навигаторе, спутниковом телефоне, невесомых палатках, спальниках и непромокаемых гидробаулах.
Из романа Федосеева «Смерть меня подождет»:
"Улукиткан стращал:
– Послушай старика: не ходи Мая, худо там, шибко худо, пропадешь…
– Я вижу, Улукиткан, ты очень озабочен этим маршрутом…
– Да, сердце делается холодным оттого, что ты не слушаешь старика…
– Неужели уж так никто летом и не ходил по Мае?
– Ты думаешь, люди дурной, жить не хочет?".
…Первые десять километров Мая пронесла нас, будто тройка с бубенцами! Впечатление грандиозное! Поражает глубина ущелья, мрачные контуры стен, нескончаемый рев потока и его разрушительная сила. Теперь мы реально представляем, какую опасность хранит в себе река…
Из дневника экспедиции «Комсомольской правды»:
"Ну, наконец, – в путь. Загруженный под завязку рафт отталкиваем от берега и беремся
за весла. Но река и так тащит, будь здоров! Здесь вплотную к Мае подходят отроги хребтов,
и характер реки резко меняется. Вроде, текла себе спокойно и вдруг рванула, встала на дыбы у скал! Лодка федосеевцев разбилась об одну из них, едва пройдя десяток километров…".
Из романа Федосеева «Смерть меня подождет»:
"…А лодку уже не удержать. Нас подхватывает поток, несет на скалу. Смутно вижу посредине реки черный обломок, делящий поток пополам.
– Правее, за камень!
Напрягаем силы, разворачиваем лодку. Устрашающая крутизна! Мелькают, как на экране, полосы зеленого леса, галечные берега.
Уже близко камень. Еще два-три дружных удара шестами, и мы минуем его. Но на самой струе, в самый критический момент,
когда мы уже были у цели, у Трофима вырывает шест. Нет времени схватить запасной. Опасность перерастает в катастрофу. В воду летит якорь. Долбленка, вздрогнув, замирает, придушенная бурунами, но в следующее мгновение якорная веревка рвется, и разъяренная река несет никем не управляемую лодку в дань скале.
На нас надвигается гранитная стена. Заслоняет небо. Мысли рассеиваются. Еще какой-то неуловимый отрезок времени, и долбленка
с треском липнет к скале. Море воды обрушивается на нас. Трещит, лопается днище, набои. Меня накрывает отбойная волна, подминает под себя и выносит за скалу. Ниже бьются в поединке с потоком Василий Николаевич, удерживая за веревки разбитое суденышко.
Не сразу приходим в себя. Собираемся вместе, мокрые, злые, обескураженные неудачей…".
Следующим утром они рубят плот, чтобы продолжить на нем свой путь вниз по Мае.
И каждый день их поджидают несчастья. Следующим днем громоздкий плот набрасывает
на мелкую шиверу, и он крепко садится на мель. Они ночуют прямо посередине реки. Разводят прямо на плоту костер, подсыпав под кострище речную гальку.
Похожий плот срубили федосеевцы, когда их лодка-долбленка разбилась о скалу.
Единственная скала, встреченная нами посредине Маи, называется Совиная голова.
Но крушение лодки-долбленки точно случилось не здесь, а километрах в сорока выше по реке.
Совиная голова упоминается в романе как ориентир…
Из романа Федосеева «Смерть меня подождет»:
"…Широкая лента реки, убегающая на юг. На ее зеркальной поверхности, почти на средине, мы увидели округлую скалу-останец, обточенную со всех сторон водою. Это, несомненно, Совиная голова, про которую говорил Улукиткан. Значит, со счета долой добрую половину пути до Эдягу-Чайдаха!
Причаливаем к берегу. Выходим на гальку…".
Из дневника экспедиции «Комсомольской правды»:
"Мы у Совиной головы останавливаться не стали, но отсняли ее на ходу детально, со всех сторон. Даже дрон запустили, чтоб полетал вокруг нее. Что и говорить, скала роскошная! Можно сказать, визитная карточка Маи. Она действительно, похожа на сову, хотя кому-то
из нас напомнила перевернутое яйцо, а кому-то – черепаху, ставшую на дыбы.
Совиная голова совсем не опасна при прохождении мимо нее сплавом. Впрочем, девять лет назад, когда мы снимали свой первый фильм о Григории Федосееве, здесь едва не затонул плот с нашими актерами".
Из романа Федосеева «Смерть меня подождет»:
"Тесно Мае в крутых берегах. В бешеной злобе силится она раздвинуть выступы скал, разметать стремительным потоком каменистые перекаты, срезать кривуны. Но пока что река не разработала себе сколько-нибудь спокойного русла. Почти треть своего пути Мая течёт
в тисках высоких гор…
…Ворчливая река несет наше расшатанное суденышко дальше. В ущелье нет тишины. Мая, пытаясь спрямить свое русло, подобно гигантскому жернову, день за днем, год за годом перемалывает камни и плоды своей работы уносит вниз в виде песка и гальки. Подточенные скалы рушатся, пытаясь запрудить реку, и тут-то, у каменной свалки, и зарождается нескончаемый грохот воды, потрясающий ущелье. За миллионы лет Мая сумела зарыться глубоко в материк, отполировать отвесные берега, воздвигла на пути сказочные чертоги из мрамора"
Из дневника экспедиции «Комсомольской правды»:
"После Совиной головы река снова сужается и убыстряется – на некоторых участках
наш навигатор показывает скорость до 20 км/час.
Пару раз волна накрывает с головой, гребущих на носу рафта. Своеобразный обряд крещения: веришь в мою силу, человек? Верю, Мая, верю!
Кое-где скальные породы имеют красноватый оттенок, словно подтверждая легенду
об эвенкийской девушке Мае, сбросившейся со скалы в речные воды из-за несчастной любви и обагрившей камни своей кровью…
Мы вспоминали эту легенду у костра. Ночь выдалась прохладная и ясная. Красиво! Справа – поднимается на сопку тайга, слева – стоит отвесно тридцатиметровая вертикаль скалы.
А над всем этим – звездный Млечный путь, пролившийся параллельно реке,
Полная луна, словно девушка в теле, стесняясь своей наготы, выглянула из-за отрога
и поползла по его гребню вверх. Как по ступенькам, зашагала по верхушкам лиственниц.
По берегам стремительно проплывают скалы. Некоторые обросли хлипкими лиственничками
и скрюченными березками.
Поразительно, как умудряются выживать на этих вертикалях деревца, но как-то вгрызаются корнями в расщелины и трещины.
Держатся и зеленеют! Жажда жизни крепче камня…".
Жми! Растительный мир Маи
Из романа Федосеева «Смерть меня подождет»:
"Буруны с гулом разбиваются о плот, окатывая нас ледяной водою. Одежда на всех мокрая. Напрасны наши усилия сняться с коряги
при помощи шестов…
…Остается последнее: разрубить плот вдоль, пополам. Развязываем груз, раскладываем его на две части. …Василий машет топором,
…а сам синий, трясется.
Вдруг треск. Суденышко раскололось. Меня на семи бревнах отбросило вправо… Рядом со мною причаливают к берегу и Трофим с Василием.
Переодеться не во что, груз весь мокрый. Разжигаем костер. Собираем плот.
…Теперь мы снова готовы … выйти на струю.
– Вставай, Василий, пора…
Он поднимает голову, смотрит на меня грустными, как у раненого оленя, глазами.
– Ноги отнялись…
…Переносим больного на плот, укладываем его на спальные мешки».
Из дневника экспедиции «Комсомольской правды»:
"В нашей экспедиции, тем временем, все нормально. Из неприятностей только погода –
часто льют дожди. Но на смену им всегда выглядывает солнце. Сплавляемся пока
вполне комфортно.
…На правом берегу показалась идеальная коса – высокая, просторная с чистейшей галькой. На ней чудом устоял в половодье одинокий высокий ясень. Место манящее, пройти мимо нет сил! Решаем стать здесь лагерем пораньше. Готовим уху из пойманной рыб
Место буквально магическое. Потрепанный жизнью ясень похож на священное древо,
которому поклоняются местные шаманы.
На другом берегу – отвесная скала, вся в шрамах, полученных за миллионы лет. Подумалось, она видела, как тут паслись мамонты. Да что там, она помнит даже динозавров!
Из ее расщелин растут, сплетясь корнями, юные березка и лиственница. Такие разные деревца… но все же вместе!
…Когда стемнело, на вершине скалы проявились два светящихся глаза… Оказалось – белые камни отражают свет луны.
Раздвигая мощной грудью бурный поток, он рванулся вперед.
Из дневника экспедиции «Комсомольской правды»:
"Восходящее солнце окрасило осенний лес в самые яркие краски. Наверное, так всегда бывает после морозной ночи. Все вещи снаружи и палатки покрылись инеем, а вода в котелке вообще затянулась хрупким ледком.
Но едва из-за горы показалась солнечная макушка, изморозь быстро улетучилась.
И снова по пути горы до небес, украшенные золотыми деревьями. Мелированная тайга очень к лицу красавице-Мае.
…Прямо на реке встретили крупного лося. Он стоял на середине Маи, по грудь в воде, раздумывая, перейти на другой берег или вернуться назад. Наше появление помогло зверю решиться. Раздвигая мощной грудью бурный поток, он рванулся вперед, выскочил на берег
и скрылся в тайге".
Из романа Федосеева «Смерть меня подождет»:
"…Плот подхватывает тугой поток воды и со всего разбега набрасывает на валун. Толчком меня сбивает с ног. …В последний момент, сваливаясь в воду, я пытаюсь поймать Василия, но руки скользят мимо.
Треск, визг собак, человеческий крик в бурунах… Я захлебываюсь, теряюсь.
Чья-то властная рука ловит меня за волосы в воде. …Вижу над собой на камне Трофима. Левой рукой он силится вырвать меня из потока,
а правой держит за шиворот Василия.
…С трудом вытаскиваем больного из воды. Он еще жив.
…Видим, как река уносит …перевернутый вверх брюхом плот, как бьются в смертельной схватке с потоком привязанные к нему Бойка
и Кучум. С необычайной силой меня охватывает ощущение, что вместе с плотом уходит от нас жизнь. Неужели конец?!
Нет, не конец. Они сделали новый плот. Но злоключения федосеевской троицы продолжаются и приобретают совсем трагический оборот. Трофим, самый молодой
и сильный, всегда выручавший старших товарищей, вдруг помутился рассудком
от перенапряжения, голода и переохлаждения. Настолько, что его пришлось связать
и привязать к плоту…".
Из романа Федосеева «Смерть меня подождет»:
"Стараюсь избегать скороспелых выводов, однако ясно: Василию не лучше, Трофим невменяем… Помощи, видимо, ниоткуда не дождаться. Надо плыть.
…Но как плыть с больными одному на плоту по бешеной Мае? Знаю, это безумство, но нужно рискнуть. Иду на это сознательно. Утром отплываем.
Хорошо, если это не последние строки…".
Нет, всё в итоге было не так критично. Их уже искали.
Федосеев, измученный до смерти, Трофим, помутившийся рассудком, и парализованный Мищенко, дойдут на плоту до коллег-геодезистов.
…Парализованного Мищенко отправят в Хабаровск. Его вылечат.
Трофим восстановится сам и отправится на геодезический пункт на реке Салге. Там он
и погибнет в таежном пожаре после грозы. Обгоревший Трофим умрет, фактически, на руках автора и последними его словами будут: «Смерть меня подождет…» Они и станут названием романа.
А сам Федосеев едва спасется от страшной смерти, охотясь на медведя…
Из романа Федосеева «Смерть меня :
"Медведь …ревет от злости, и из его открытой пасти брызжет слюна вместе со сгустками черной крови. …В напряжении я слежу за каждым его движением, чтобы вовремя отскочить. Но так не может продолжаться долго.
…Зверь не успевает прийти в себя, как на него наваливаются собаки. Одним рывком он сбрасывает со спины кобеля. Тот ударяется о кочку, …и его накрывает лохматой глыбой медведь. Но Бойка уже на спине хищника, и клубок сцепившихся врагов разрывается на три части.
…Вижу, Кучум сатанеет, лезет напролом, вот-вот попадет в лапы медведя…".
Кучум погибнет, преследуя раненого медведя… Сохранились фотографии, снятые Федосеевым, на которых запечатлена его любимая лайка.
Из дневника экспедиции «Комсомольской правды»:
"Кажется, река решила и нас наказать за какие-то грехи…
Идет холодный дождь, а дикий ветер едва не сдувает палатки. Сегодня последний день нашей экспедиции. Суеверные пусть скажут «крайний».
Заряды дождя усиливаются.
На реке усиливается сильный встречный ветер. Невыносимо зябко и мокро. Это, черт побери, не бархатный сентябрь, это, по ощущениям, жуткий ноябрь! Мотор работает, но мы все равно гребем, чтобы согреться.
Все промерзли, промокли до нитки и окоченели, но через силу улыбаются в камеру. Потому что «всё проходит, пройдёт и это».
Из романа Федосеева «Смерть меня подождет»:
"Право же, все, что мы претерпели, а претерпели мы поистине много, не убеждает нас в недоступности Маи. Скорее всего, это результат наших ошибок, результат того, что мы совсем не знаем режима реки. Все, с чем мы здесь столкнулись, поражало нас внезапностью,
и от этого трудности плавания казались преувеличенными, на самом деле все не так уж страшно.
Те, кто пройдут по Мае позже, учтут наши промахи, неудачи. И хотя путь по этой реке по-прежнему остается опасным, он уже не будет изобиловать неожиданностями.
Итак, Мая открыта для дальнейших исследований!".
Воистину титаническая работа была проделана советскими геодезистами, чтобы каждый метр нашей страны был измерен, записан и закартографирован. И сделали это люди, подобные героям романа Григория Федосеева.
Их работа пришлась на послевоенное лихолетье конца сороковых-начала пятидесятых годов. Эти люди прошли пешком непролазную тайгу, преодолели бурные реки, вскарабкались на крутые хребты и буквально на животе проползли бесчисленные болота и мари. Некоторые из них заплатили за это собственной жизнью и остались там навсегда…
Из дневника экспедиции «Комсомольской правды»:
"Тем временем, Мая незаметно впала в Уду. Казалось – просто очередной рукав. Но нет, мы прошли устье реки. Неожиданно вынырнувшая нерпа фактом своего появления здесь доказывает, что наш рафт уже идет по Уде. В погоне за рыбой, идущей на нерест в верховья, нерпы заходят из соленого Охотского моря в пресные воды прибрежных рек на десяток-другой километров.
Впереди Удская губа, а на ее берегу – поселок Чумикан. Наше путешествие подошло к концу. Прощай, Мая, – мы будем тебя вспоминать!
https://www.kp.ru/
*************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
5 января 2021 года.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 05.01.2021 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2021-2986003

Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1