Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ВЗГЛЯД НА МИРОВУЮ КУЛЬТУРУ. Буддизм. Джайнизм.




УЧЕНИЕ БУДДЫ. По сей день в среде буддологов идут споры о том, является ли буддизм самостоятельным религиозным учением, или, быть может, самой демократичной ветвью ведического брахманизма, по счастливому жребию завоевавшей огромную популярность. Значительная часть понятийного аппарата, позаимствованного у брахманов, свободно использовалась буддистами в их космогонических построениях – как в принятом варианте, так и в явно измёненном. При этом, существенным дополнением к учениям Упанишад, конечно же, были версии идей о страдании и Нирване. Основателем религии считают «пробудившегося» (санскр. – «Будда») к пониманию смысла всякой сущности Гаутаму Сиддхартху из рода кшатриев, проповедовавшего в VI в. до н. э.

Итак, жизнь человеческая есть не что иное, как страдание. Переживания состояний любви, болезни, смерти заставляют людей страдать ещё больше, и единственным средством выхода из порочной круговерти «желаний – удовлетворения желаний» является обретение в душе адепта состояния глубочайшего покоя, при котором человек не будет испытывать никаких чувственно-эмоциональных порывов. Добиться безмятежности можно при помощи соблюдения правил воздержания от многих соблазнов бытия, и постоянного самосозерцания. Уничтоживший в себе все признаки желания человек исправляет свою кармическую зависимость от предыдущих перерождений (даже если он шудра или чандала), и душа его перемещается в верхние прослойки небес, называемые Нирваной. Отсюда уже нет необходимости возвращаться на землю для новых воплощений – страдания закончились, душа отныне наслаждается вечным покоем и блаженством.

Вселенная, по представлениям буддистов древности, состоит из органичного сплетения земных и небесных сфер. В Нараке – глубочайших подземельях – томятся души людей, ожидающих очередных реинкарнаций. В самое нижнее из этих отделений помещены души законченных грешников, которые в муках ждут конца кальпы (периода мирового развития). Первые шесть от поверхности земли небес являются обиталищем множества мелких богов (образы которых достались буддистам в наследство от брахманов), следующие двадцать – жилища Брахмы. В каждой сфере присутствуют души, временно покинувшие бренные тела. Плотность воздуха разряжается по мере удаления конкретного неба от Земли, и закон присутствия душ в том или ином месте напрямую обусловлен поведением человека в последнем образе воплощения. Четыре самых отдалённых неба и есть Нирвана – это пространство до того эфирно, что душа полностью очистившего себя от желаний человека, попав сюда, просто физически уже не может приблизиться к земле. Душа сама становится частью эфира. Добавим, что Земля в период проповедей Будды мыслилась индусами как высокий цилиндр, окруженный морями. Вселенных, по представлениям Будды, существовало бесчисленное множество – они рождались, развивались миллионы лет, и разрушались до основания, расчищая место для новых образований.

ОБРАЗ ЖИЗНИ БУДДИСТОВ. Борьба со страстями, без сомнения, успешнее проходит в отшельничестве – мир с его плотскими соблазнами ежеминутно провоцирует в человеке вспышки желаний. С первых лет появления нового учения за Буддой, однако, стали ходить десятки увлечённых его идеями людей, что не могло не породить со временем ситуацию обоснования общинного способа существования адептов. Собрание монахов – сангха, по словам Будды, должно помогать монахам (бхикху), «укрепляя верой мысль и сердце, душой устремляться к Нирване».

Ранние буддийские общины не имели какой-либо оформленной структуры – монахи группировались кружками, строили себе монастыри; главными их заботами были многочасовые медитации и сбор пожертвований среди мирян на храмовые нужды. Каждая сангха имела наставника, который мог давать советы монахам в деле совершенствования – никаких специальных привилегий (кроме, может быть, проживания в более удобной келье) гуру не имел. Общины посещали и миряне (упасака), интересовавшиеся учением Будды. Наставники считали, что хоть упасака и не могут постичь сокровенный смысл Знания, и остановить в этом воплощении колесо перерождений, им также необходимо внушать до предела упрощённые идеи буддизма для использования их в повседневной суетной жизни.

До момента осознания себя Буддой бхикху необходимо было пройти «восьмеричный путь» просветления – он должен был впитать в себя «четыре благородные истины» о страдании, наблюдать за своим психическим состоянием, правильно сосредоточиваться и т. д. Способы сопутствующей последним этапам пути медитации были различны – ощущение себя в мировом пространстве песчинкой и представление Вселенной как песчинки в необозримости глубин сознания; мысленное отчуждение себя от мира или сосредоточение сознания на процессе полного растворения своей телесной оболочки в сферах Абсолюта. Важную роль в техниках обретения покоя играло чтение сутр, в которых

вербальная фиксация отмечала наиболее характерные черты учения (главный смысл, впрочем, всегда оставался между строк). Принесение богам символических жертв в виде раскуривания благовоний, судя по источникам, в раннем буддизме всё же существовало – ритуал жертвоприношения также требовал значительного сосредоточения духа и может рассматриваться как форма психофизической практики.

Обязательной нормой для бхикху было посещение два раза в месяц (в сутки новолуний и полнолуний) общего собрания сангхи, где, в присутствии монахов, каждый должен был честно рассказать об очередном двухнедельном этапе своей жизни. Если были совершены грехи, бхикху в них раскаивался, а община выносила приговор с объявлением наказания. Специальная книга праведности «Пратимокша» содержала в себе инструкции по форме ведения собрания и перечисляла степень градации грехов – за некоторые из них временно удаляли из общины, за что-то изымалась часть скудного имущества и т. д. За убийство, воровство, сово-

купление и лживые утверждения о чудесных способностях каких-либо проповедников монахи из сапнгхи изгонялись.

ДЖАЙНИЗМ. Основателем этого учения считают Вардхаману – современника Будды, Лао-цзы и Конфуция. Вардхаману часто называли Джиной – «победителем» (он побеждал свою плоть и наставников других общин). От второго имени и берёт название сама религиозная традиция. Принадлежа к сословию кшатриев, Джина оставил трон небольшого государства, и стал аскетом. Многочисленные жизнеописания Вардхаманы

не оставляют сомнений в неординарных качествах этого человека – он почти ничего не ел и ходил без одежды; однажды, во время исполнения обета молчания, его чуть не убили солдаты за то, что он не называл свое имя; в другой раз он сумел вернуть отправителю насланное на него магическое проклятье, чем того и погубил.

Главной идеей джайновского учения является разделение ипостасей вселенной на живое и неживое (хотя, выделить качества жизни объектов порой невозможно из-за скудности человеческих методов познания). Мощным структурам материального мира противостоят души (джива), стремящиеся вырваться из оков жёсткой кармы. Души находятся под воздействием невидимой глазу, но вполне материальной оболочки карманашариры, состоящей из бесчисленных комбинаций атомов ану (всё это сложилось в результате прежних форм жизни вселенских объектов, и определяет все будущие способы деятельности чего бы то ни было). Соблюдая строгие этические правила, человек может помочь собственной душе уйти от жёсткого пресса контактов с кармической действительностью, после чего освобождающаяся джива дематериализуется, и уходит в те слои атмосфер, откуда уже не возвращается на мучившую её своими законами Землю (космогония джайнов ничем не отличается от брахманской традиции – те же типы небес, асуры и девы, диск суши и Нарака; особо подчеркивается идея о том, что дживы могут выделить из себя «огненные» тела).

Главной жизненной нормой джайна является соблюдение принципа ахимсы – непричинения вреда любому живому существу. Приверженец этого учения обязан аккуратно разметать перед собой дорожку веником, чтобы не наступить на жука или гусеницу; пить воду через специальное ситечко, предотвращающее попадание в рот какого-нибудь муравья – нарушение этих заповедей автоматически повлечет за собой отягощение кармы конкретного человека, и, как следствие, отсрочку часа высвобождения души. Джайны никогда ничего не делают ночью, чтобы в темноте чем-нибудь не усугубить степень злокачественности внешнего мира.

Аскетизм также является величайшей добродетелью – развиваются чувства выносливости, непривязанности к вещам, независимости от еды. Понятно, что в пищу не употребляются продукты, имеющие хоть какое-то отношение к насилию. Проявлением качества святости считается добровольная смерть от голода – человек уже смирил в собственном теле позывы природной жизни, и душа его готова подняться в трансцендентные сферы покоя.

Внутри джайнского движения есть подвижники, считающие, что монахи должны всегда пребывать в обнажённом виде (этих людей называют дигамбарами — «облачёнными воздухом»).








Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 05.01.2021 Александр Алакшин
Свидетельство о публикации: izba-2021-2986001

Метки: Древняя Индия, культура, религия.,
Рубрика произведения: Проза -> История


















1