Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Чудачество чудаков


Сергей БОРОДИН

Разглядывая ночной порой звёздное небо невооружённым взглядом человек обычно проникается чувством безграничности космических далей и, хоть и ощущает себя мелкой частицей мироздания, его всенепременно наполняет осознание стабильности и неизменности окружающего мира. И правда же, все звёзды находятся на своих местах в созвездиях, туманностях, галактиках и каждую следующую ночь они обнаруживаются в тех же самых точках небосвода, где были и вчера. Всё статично и неизменно, и этот консерватизм, навеянный пассивным созерцанием устроения звёздных систем, наблюдатель рефлексивно переносит и в свою обыденную жизнь, относясь ко всему и всем вокруг него, как к малодинамичным стационарным системам наподобие небесных созвездий.

Однако же, люди в своём большинстве, любуясь звёздным небом, даже не задумываются о тех перманентных неимоверной силы бурях, что бушуют в якобы статичном мире звезд, поскольку человеческим глазам без помощи сложных технических устройств невозможно разглядеть все «драмы» и «трагедии», что в каждый момент времени происходят там наверху со всеми этими маленькими светящимися точками на небосводе. И тем не менее, вопреки стойкому консерватизму иллюзии неизменчивости космического пространства иногда среди этих звёздочек всё же происходят яркие вспышки, означающие, что в той или иной части звёздного полотна неуловимо для человеческих глаз что-то там меняется вслед за произошедшей световой иллюминацией, отстоящей за много парсеков от Земли. Такие необычные происшествия в жизни звёздных скоплений, во время которых высвобождаются мощные потоки световой энергии, запоминаются надолго, обостряя чувства и мысли наблюдателя.

По аналогии с подобными звёздными вспышками в общественной жизни различных человеческих объединений на фоне вполне себе нормальных, ничем не примечательных обывателей иногда ярко выделяются совершенно неординарные особи, которые степенные мещане, особо не задумываясь, тут же относят к разряду чудаков ввиду того, что они ведут себя совершенно неподобающим образом, по обиходному – чудачат.

Чудачество чудаков – это испокон веков самая глубокая, таинственная и принципиально непредсказуемая форма общественной жизни людей, граничащая с откровенным сумасбродством, что непрестанно пленяло изощрённое внимание поэтов и писателей, мотивируя их своими гротескными образами к созданию выдающихся шедевров литературного творчества, благо главных героев произведений не нужно было мучительно выдумывать – бери какого-нибудь колоритного чудака и переноси его образ жизни на страницы своего творения. Да, и учёные не отставали от литераторов, черпая от чудаков гениальные идеи своих открытий и научных изысканий, часто превращавшихся затем в самостоятельные разделы науки. А если говорить об инженерно-технологических разработках, то смело можно утверждать, что инженерия просто никогда не состоялась бы в качестве мощного направления научно-технического прогресса без чудаческих извивов мысли чудаков, над которыми субкультура добропорядочных бирюков и серых обывателей из века в век издевалась и улюлюкала, изголяясь на все лады, не брезгуя при этом самыми мерзопакостными методами морального уничтожения чудаков вместе с их талантами и мыслями о прекрасном будущем человечества.

Чудачить чудачеством чудаки начинают с момента своего появления на божий свет. По неотвратимому воздействию на собственные мысли и желания абсолютно непререкаемого волеизъявления могущественной силы неопределённой природы чудачат они вопреки всевозможным издёвкам и личностным лишениям всю свою жизнь, а некоторым удаётся оторваться заключительным высоким аккордом чудачества даже на смертном одре, хотя общепринятые ханжеские нормы гражданского общества требуют представляться в такие моменты итога жизни смиренными и благообразными в окружении родных и близких, выказывающих, как правило, лицемерную скорбь ввиду того, что все их мысли при этом заняты предстоящей делёжкой наследия умирающего…

Если же говорить о конкретных носителях этого славного прозвища, то они сразу же обнаруживают себя высокоразвитыми, разносторонними и талантливыми людьми. Вот, к примеру, Архип Васильевич, достойный самых лестных слов за свою многогранную человеколюбивую деятельность, от которой он не отступился ни разу в жизни.

В окрестном околотке он был отмечен ярко выраженным даром чудачества, которым был наделён с самого рождения не иначе, как самим провидением. Этот огневой дар свыше, собственно говоря, и повёл его далее по жизни, что по неписаным законам таинственных сторон социальной заданности безальтернативно определило его в сообщество чудачествующих чудаков, к которому невозможно было причислиться без прирождённого дара небес.

По молодости, когда любое удачное чудачество вызывало у него неимоверное веселье, он долго не мог уразуметь, что в среде своего обитания исповедуемые им жизненные интересы воспринимаются в целом негативно, неудержимо обрекая его на статус изгоя. Ощущая в какой-то степени неодобрительное отношение к себе, он, вместе с тем, ничего не мог поделать с собой, ибо нечто более высокоорганизованное, что было во много крат сильнее его воли и желаний, мощно будоражило его сознание, в результате чего им совершались поступки, откровенно девиантные по отношению к нормативному образу жизни большевиков, или изрекались почти сумасбродные идеи, никоим образом не укладывающиеся в устоявшиеся схемы существования окрестных обывательских масс. По этой причине довольно часто чудачества Архипа Васильевича вызывали полнейшее непонимание и бескомпромиссное отторжение со стороны окружающих персоналий, с детства приученных к роли безропотных винтиков античеловеческой системы, в древние времена навязанной людям врагами рода человеческого. Данная система известна тем, что воспитывает в своих подопечных равнодушное смирение с пожизненным существованием в качестве системных структурных элементов, исполняющих строго определённые функциональные обязанности, установленные в соответствии с имеющимися у них способностям, имеющими ценность для системы. При этом таким «винтикам» системой гипнопедически была привита психическая установка по восприятию всего своего окружения, включая каждого человека с его уникальным набором чувств и физиологических характеристик организма, в качестве товаров, имеющих свою индивидуальную цену, соотнесённую с потребительской себестоимостью данной товарной позиции, выраженной в денежном эквиваленте.

Вполне понятно, что такая среда обитания, сформированная и выпестованная системой, не могла оставаться нейтральной к чудачествами Архипа Васильевича. Непритязательное время его молодости быстро прошло, а по мере взросления и обретения зрелости слово «чудак», обращённое к нему, постепенно стало приобретать мрачноватый смысл, поскольку, называя его чудаком, добропорядочные граждане, присягнувшие служению системе, тем самым выражали ему своё осуждение, считая евоное поведение подобным асоциальным поступкам невменяемого в свой разухабистости дебошира, что позиционировалось как совершенно недопустимое для их устоявшегося уклада жизни, ибо такие деяния возмущали, раздражали, провоцировали нервозность и лишали личного спокойствия многих представителей служебного сословия. Причём даже в общем-то вполне нейтральные его суждения стали восприниматься этим обывательским по мироощущению сословием как презрительное уничижение кастового кодекса жизненных ценностей служивых биороботов.

Таким образом, без какого-либо серьёзного понимания не мифологизированной во славу недоумков, а реальной системности общества, в котором он чудачил, резвясь и веселясь при этом на полную катушку, Архип Васильевич довольно быстро стал объектом существенного противодействия упомянутой системы, внутри которой включился алгоритм социальной зачистки, запрограммированное задание которого состояло в подавлении и переформатировании неправильно функционирующего элемента или замене его на элемент с нормальным функционалом в случае невозможности восстановления работоспособного режима сбойного элемента. Впоследствии, по истечении многих лет ненормированной жизни, обдумывая свои первые столкновения вслепую с системой, он сожалел, что не представлял себе весь гигантизм этого привнесённого на планету технологического монстра, поскольку при условии хотя бы приблизительного знания того, с чем ему в молодости пришлось реально соприкоснуться, действовал бы он тогда совсем в другом ключе, что наверняка облегчило бы ему тяжёлую судьбу изгоя.

Алгоритмически реакция системы на все чудачества Архипа Васильевича основывается на досконально проверенной и наиболее эффективно действующей процедуре, суть которой состоит в максимально возможном лишении бузотёра денежных средств существования. Ведь на сегодня деньги стали для всех цивилизованных на западный манер землян фактически самым главным божеством планеты при том неоспоримом факте, что все остальные божества различных религий и культов подверглись перелицовке в его второстепенных помощников, всецело попустительствующих основной цели главного божества – купле-продаже бессмертных душ людей. Как это осуществляется? Да, нужно просто внимательно посмотреть вокруг, чтобы понять весь этот базарный торг, именно базарный, поскольку известный торг с Фаустом описывался в качестве эталона, а потому ему были приданы престижные атрибуты аристократичности. Сегодня ради денег людишки или их суррогаты продают даже самых близких и родных индивидуумов – родителей, детей, друзей, любимых. Апологеты западной цивилизации ныне преобразованы в биороботов, управление которыми осуществляется глобальной финансовой операционной системой. Любая же попытка со стороны кого бы то ни было вернуть этим человекообразным трансформерам их естественную природную форму с человеческим содержанием – адекватная их разумно-биологической природе мотивация к творческой мыслительной деятельности, духовные подвижки к освоению высоковибрационных миров, полнокровная жизнь в физическом мире Земли в противовес препарированности дополнительной и виртуальной реальности – идентифицируется алгоритмом зачистки как некий социальный вирус, способный вызвать системный сбой функционирования мировой финансовой системы, отлаженной по множественным целям и задачам и синхронизированной с программами существования и реализации дорожных карт каждого биоробота, созданного на базе конкретного биологического человека посредством энергии денег. После подобной идентификации в системе активируются различные антивирусные программы, в задачу которых входит устранение или карантинная изоляция случившегося вирусного вторжения в среду общества культа Мамоны.

Как бы там не было, инициированный системный алгоритм социальной зачистки отрабатывал чудачества Архипа Васильевича в полную силу. Никому не дано счесть все те шишки, которые этот чудак набил на своей талантливой голове за время полномасштабного функционирования алгоритма зачистки. И тем не менее, вопреки всем невзгодам, злобному противодействию, оговорам, высмеиванию и даже случаям физического воздействия на него самого он продолжал весело и беззаботно шагать по стезе чудачества, хотя уже начал отчётливо осознавать всю необузданность своей судьбины, исключающей путь добропорядочного гендера. Как впоследствии стало понятным, его молодой задор, бесшабашная весёлость и даже беззаботная легкомысленность – всё это вкупе стало для алгоритма социальной зачистки суперсовершенным разрушительным вирусом, от действия которого программа алгоритма оказалась начисто уничтоженной, что вызвало массовые сбои и ошибки ядра самой системы.

Ну, а Архип Васильевич обо всём этом даже не догадывался, с улыбкой и песней шагая по просторам родной земли! Из-за произошедшей непроизвольной ликвидации алгоритма социальной зачистки для его чудачеств более не возникло фактически никаких непреодолимых препятствий, чем он и не преминул в полной мере воспользоваться. Славное было времечко! Своими свершениями в этот благодатный период своей в целом плодотворной по жизни деятельности Архип Васильевич заслуженно гордился, ведь его чудачества в ту пору имели реальные продолжения, поскольку тем или иным ответственным лицам по ходу дела многое в округе приходилось совершенствовать и благоустраивать ввиду серьёзного общественного резонанса от чудачеств этого доморощенного чудака. Описывать же или даже просто перечислять все его чудачества, в которые вовлекалось множество самых разных людей едва ли не всего социального среза местного общества, не имеет никакого смысла, ибо тогда потребуется составить обширный летописный труд, сравнимый по объёму и насыщенности событиями с историческими хрониками Николая Карамзина.

И всё же, дабы читатель проникся дерзновенным полётом мыслей Архипа Васильевича при воплощении того или иного чудачества, весьма кстати осветить хотя бы одно их них, к примеру, чудачество со священной коровой «авторского права».

Как известно, авторское право обеспечивает законодательную защиту интеллектуальной собственности творческого человека, добившегося в своей профессиональной сфере какого-то конкретного результата. Существует хорошо отработанная система патентования, не позволяющая бесплатно использовать эту самую интеллектуальную собственность её владельца – автора или авторского коллектива запатентованного шедевра. Так велит закон об авторском и смежном праве. Но для Архипа Васильевича этот закон – не указ, так как он вполне осознанно полагал, что в этой сфере человеческой жизнедеятельности не может быть приватизационного подхода, поскольку считал, что любой продукт интеллектуально-духовного творчества по своей природе принадлежит всем людям. И слава Богу, если какое-либо изобретение люди будут массово использовать в своей обыденной жизни. Пусть везде звучат песни талантливых композиторов и поэтов. Пусть широко распространяются репродукции картин боговдохновенных художников. И так во всём и повсеместно – ты отдаёшь людям результаты своего творчества, но при этом имеешь неограниченный доступ к множеству достижений других людей. С точки зрения Архипа Васильевича именно так и надо обустраивать общественную жизнь людей. Тогда в обществе воцарится незыблемое единение народа. У людей будет большой выбор разнообразных изделий, облегчающих им реальную жизнь. Люди от души будут наслаждаться творениями культуры. Можно ещё долго перечислять все плюсы такого обобщённого доступа к результатам деятельности творческих личностей – пусть читатель сам пофантазирует на эту тему. Деньги же, которые при существующих правовых реалиях автор-творец должен получать чуть ли за каждую здравую мысль или за каждую оригинальную ноту симфонического произведения, не говоря уже о технических разработках бытовых приборов и устройств, самым серьёзным образом напрочь разъединяют людей на атомарные существа, когда каждый противостоит всем, а о едином народе при этом и речи быть не может. Такое вот оригинальное убеждение сформировалось у Архипа Васильевича по данному вопросу.

Самое же интересное, однако, состояло в практическом применении им своих убеждений в области авторского права. Являясь талантливым изобретателем, Архип Васильевич щедро делился принципами своих творений со всеми, кто был заинтересован в их использовании, полагая, что тем самым осчастливливает всех этих интересантов. Естественно, мимо такого дармового источника личного обогащения не могли пройти «пираты» рыночных отношений. В итоге, ушлые людишки, быстро смекнувшие что к чему, заработали на идеях Архипа Васильевича колоссальные деньги, патентуя его изобретения под своим именем. Несуразность ситуации доходила до того, что он сам, дабы использовать свои же наработки, вынужден был платить этим проходимцам положенные по закону суммы. И всё же, подобный откровенный грабёж его творений так и не привёл к какому-либо изменению в имевшихся у него воззрениях по данному вопросу, ввиду чего он продолжал открыто делиться с людьми своими мыслями и реальными достижениями. «Чудак, – говорили про него рассудительные практичные граждане. – Чудаком родился – чудаком и помрёт»… Но, как не странно, среди жителей округи вопреки взвешенному здравому мнению законопослушных умников почему-то стали объявляться последователи убеждений Архипа Васильевича, которые без всякого сожаления передавали свои творения во всенародное пользование. Вот такие непонятки случились из-за этого чудачества, пробудившего к жизни новую генерацию чудаков…

Древний мудрец в давние-предавние поры оповестил людей всех времён и народов о том, что всё в мире течёт – всё изменяется. Для Архипа Васильевича проистекли младость, зрелость, замаячила пенсионерская позолота жизни. Вместе с течением жизни поменялся и сам характер его чудачеств, которые всё меньше касались физических аспектов среды общественного проживания, уверенно смещаясь в область её нематериальных сторон. Проще говоря, его мысли, облачённые в слова, доносимые каким-либо экстравагантным способом до сознания людей, несли в себе такой заряд чудачества, который можно смело сравнить с энергетикой взрыва самых мощных армейских боеприпасов, что сразу же вызывало длительные, часто весьма болезненные, вплоть до нервного потрясения пересуды, где были замешаны и возмущение, и благоволение, и осуждение, и восторг, и отчуждение, и просветление, и оскорбление, и умиление и ещё масса всевозможных противоречий в ничем не прикрытых выражениях чувств и эмоций людей, так или иначе приобщённых к процессу его очередного чудачества.

К подобным чудачествам можно относиться по-разному, в том числе с принципиально противоположными оценками, и лишь в одном ни на йоту не приходится сомневаться – суждения Архипа Васильевича запоминались на всю жизнь всеми, кто внимал им пусть даже крайне неохотно или по необходимости. И при этом совсем неважно было, какое впечатление они производили на публику – отрицательное или положительное: его слова трудно было забыть, особенно в тех случаях, когда они относились к личной жизни человека. Достаточно сказать, что благодаря чудаческим выходкам Архипа Васильевича его родные, знакомые, а подчас и совершенно чужие люди сохранили незабываемые по причине нервозных переживаний воспоминания о тех или иных происшествиях в своих обычно спокойно и размеренно проистекающих жизнях. Надо особо отметить, что в благости подобных встрясок безрассудно крепко спящих граждан как раз и состоит одно из основных предназначений миссии чудачества как явления повышенной общественной значимости, оригинальным способом стимулирующего, ни много ни мало, социальный прогресс человечества…

Да, и ещё. На андронном коллайдере в Церне чудачат одни только чудаки. Нечудакам же к коллайдеру запрещено приближаться ближе, чем на пушечный выстрел – они не только никогда не смогут осознать бозон Хиггса, но и при их несанкционированном нарушении запрещённой для них зоны по команде машинного разума коллайдера произойдёт его переключение на особый режим функционирования, при котором нечудаки попросту будут поглощены миром зазеркалья, навсегда исчезнув из физического мира Земли.

Так что простолюдинам, принципиально не способным ни на какие чудачества, надо бы научиться почитать чудаков за святых во плоти.

13.06.2016 – 1.11.2019







Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 12.12.2020г. Явогор Смоленский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2967536

Рубрика произведения: Проза -> Новеллы











1