Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Крик души в пустоту чрева толпы


Сергей БОРОДИН

Время от времени посещая тусовочные мероприятия камерного характера, где обычно собирается просвещённая публика, интересующаяся различными таинствами альтернативного миропорядка, что воспринимается ею в качестве глотка свежего воздуха среди тяжеловесной застойности насыщенной отравленными испарениями манипулятивных измышлений атмосферы фальшивости примитивизированной официозной догматики якобы научной картины мира, мифологичность и лживая объективность которой мало чем отличаются от тех же религиозных постулатов, Василий Гаврилович супротив своей воли по какой-то странной закономерности проистечения неких специфических обстоятельств, как правило, приковывал к себе повышенное внимание собравшихся. В связи с этим у него за многие годы сформировалась довольно-таки неординарная черта характера: он всё более и более внутренне цепенел по мере того, насколько продолжительнее ему приходилось находиться в центре внимания толпы продвинутых.

Сия труднообъяснимая детерминированность тенденции своего непроизвольного выделения из пёстрой толпы экстрасенсорного андеграунда на подобных тусовках, однако же, донельзя угнетала его, хаотизируя мыслительные процессы и способность к познанию нового всё более существеннее, чем старше по возрасту он становился. Надо отметить, что Василий Гаврилович прекрасно сознавал причину такого притяжения просветлённых тусовщиков к своей персоне: всё дело было в его мировоззрении, основанном на развитой системе сакральных знаний, которые он стремился всемерно скрыть от толп поверхностно мыслящих людей, наиболее ухищрённые представители которых, в свою очередь, были исчерпывающе наслышаны об этой его наклонности, пытаясь всеми доступными способами приобщиться к его мировоззренческой концепции, ибо даже косвенные представления об этих знаниях открывали перед такими людьми низкого IQ массу возможностей среди той части общества, где они полностью ощущали себя в своей тарелке.

Честно говоря, в более молодые годы, когда он только начинал движение к соприкосновению с мирами духов, подобная таинственность и исключительность своей личности приятно тешила его завышенное самомнение, сознательно ублажаемое им через нарочито проявляемую напоказ гордыню, подпитываемую дешевым популизмом, зиждящемся на его мифической сопричастности к сообществу призванных к освоению уникальных мистических знаний, являющихся запредельными для обычных простолюдинов. Во славу Рода небесного, вместе со стремительно пролетевшей молодостью, канувшей в Лету подобно утреннему туману, растворяющемуся в воздушной стихии под лучами восходящего солнца, довольно быстро схлынула без каких-либо серьёзных последствий для самости Василия Гавриловича и пенная волна его безосновательного самолюбования. При этом в зрелые годы он без всяческого внешнего эпатажа, чем частенько грешил в молодости, много сил и времени отдавал процессу познания самого себя, всех своих сильных и слабых сторон, своего духовного потенциала и формированию собственной стези непрерывного восхождения к высочайшим вершинам духовности, что в итоге позволило бы ему навсегда прекратить цикличность возврата в материальный мир для усвоения дополнительных уроков духовной силы. Достижение этих вершин духовного мира означало бы для него завершение пути необходимого и достаточного совершенствования своей бессмертной сущности в земном мире юдоли и печали, после чего его дальнейшее развитие должно было происходить исключительно уже исключительно в духовных мирах, различающихся между собой степенью вибраций их полевых структур.

Понимание уникальных особенностей собственной натуры предполагало кардинальное различение Василия Гавриловича по отношению к массовым человеческим особям, безвозвратно погубившим своими делами и мыслями значительную часть изначально данных им духовных начал. Сказать по правде, подобное различение неотступно тяготило его, в частности, в психологическом плане, когда он в целях противодействия угрозам уничтожения или блокировки своего духовного существа вынужденно расплёскивал направо и налево драгоценную энергию жизни. Однако, помимо этого, тягота включала в себя и иную, весьма важную для любого человека, живущего на Земле, проблему личностного порядка, неспособность разрешить которую, тем более – в течение длительного времени, влекла за собой нарастание комплексной ущербности физиологической функциональности человеческого организма.

Чтобы была понятной суть данной проблемы для максимально возможного числа потенциальных читателей, следует пояснить ситуативную реальность, связанную с проблемой специфики личности Василия Гавриловича, в терминах, адекватных культурному уровню большинства населения страны.

Сама же проблема состояла вот в чём. При всём том удовлетворении, которое он испытывал от почитания людьми его ума и знаний, что, как уже отмечалось, чрезвычайно льстило его самолюбию, что особенно характерно было для прежних времен юности и молодости, Василий Гаврилович ощущал в себе ещё и некий недюжинный потенциал в части сотворения с женщиной расширенного сознания высшего духовного существа, называемого в соответствующих кругах герметической традиции «божественным гермафродитом». Если кратко, то процесс сотворения такого духовного существа мужчиной и женщиной состоит в полном объединении их духовных аспектов в единое целое при выравнивании биополей друг друга на резонансной частоте. На физическом же плане биоплоть того или другого ощущается и мужчиной, и женщиной как естественное продолжение собственной биоплоти. Таким образом, на всех уровнях наступает единство противоположностей мужской и женской энергий, то есть гармоничное сочетание инь и ян в энергоконтуре сотворяемого «божественного гермафродита», призванного благоденствовать в чертоге вселенской любви. При этом никоим образом не нарушаются пути поступления из физического пространства жизнедеятельности мужских и женских энергий, которые концентрируются и вплетаются в общую энергосферу духовного потенциала «божественного гермафродита», что на порядки ускоряет духовно-интеллектуальное развитие вступивших в духовное единение мужчины и женщины. К тому же особо важно знать, что даже один «божественный гермафродит» способен очистить человечество от его гибельный пороков, придать ему неисчерпаемую силу благости духовного завета, чтобы повести людей бессмертной души в светлое будущее, о чём испокон веков мечтали выдающиеся подвижники, положившие свои жизни на алтарь человеческого счастья.

При подобном целеполагании вполне естественным образом биоплоть Василия Гавриловича влекло к сближению с женщинами, способными оценить не только достигнутый им духовный уровень развития, но и чисто мужскую самость биологической формы, которую выбрала для своего пребывания на Земле его душа. Бесспорно, найти женщину с глубинным пониманием всего указанного процесса – задача крайне сложная, может даже и невыполнимая, поскольку по природе женщина всегда обожествляет своё биологическое тело, и на разделение его с кем бы то ни было из мужчин ради создания неосязаемого, невидимого, неслышимого, без запаха и вкуса духовного существа способны лишь единицы из всего женского населения планеты. Но как бы то ни было, Василий Гаврилович всё-таки надеялся рано или поздно встретить именно такую женщину, которая с радостью по велению своей души заняла бы рядом с ним место жены, друга, сподвижника, единомышленника, соратника.

Кто-то когда-то высказал вневременную истину о том, что надежда умирает последней… Метроном жизни Василия Гавриловича бесстрастно отсчитывал всё новые и новые дни и месяцы прожитых лет. Он искал, пытался разглядеть свою суженую среди множества круживших вокруг него женщин. Близко сходился с несколькими пассиями, каждую из которых поначалу ошибочно принимал за свою ненаглядную. Эти пассии, к слову, сразу же в оперативном порядке пытались безраздельно завладеть им с превращением его в обычного обывателя, нацеленного на нескончаемое обогащение и проживание в потребительском рае серых масс населения, управляемого в конечном итоге мифическими иерофантами. Ничего не вышло у этих акул опосредованного ума, как не вышло ничего и с мечтаниями самого Василия Гавриловича, для которого с очередным прошедшим годом жизни всё более блекла волшебная мечта о женщине-сотворце.

Истина всегда проявляет себя случайным образом в проблесках несуразных событий какими-то невозможными факторами или шокирующими мыслями. Так вот, в один из ненастных дней он вдруг с кристальной ясностью осознал, что всё окончено, ждать дальше, надеясь на материализацию иллюзий и миражей, больше не имеет смысла – такой женщины, которую он искал много лет, ему не найти, не дождаться её появления.

В силу чего он пришёл к такому заключению? Как бы это не казалось странным, но в течение нескольких последних лет женщины в принципе не решались приближаться к нему, поскольку между ним и ими непреодолимой преградой встали его особого спектра знания, умения и духовные практики. Его высокий духовный авторитет сыграл с ним злую шутку, вызвав нарушение природного естества, когда женщины, заслуженно восхищаясь глубиной и обширностью его познаний, напрочь перестали видеть в нём земного мужчину со всеми вытекающими последствиями.

Поначалу, выявив причину возникшего вокруг него вакуума живительных женских энергий, Василий Гаврилович не придал этому вопросу какого-то серьёзного значения, ибо был непогрешимо уверен в своём мужском обаянии, с помощью которого можно было прельстить многих особ женского пола. Однако уже через некоторое непродолжительное время ему пришлось испытать жестокий психической удар ввиду того, что, как оказалось, у него не было абсолютно никакой возможности преодолеть возникший между ним и женщинами энергоинформационный барьер. Вот тогда-то он не на шутку взволновался, представив свою одинокую судьбу на фоне несостоявшихся мечтаний о совместном духовном поиске с подругой жизни. Что самое печальное, он опасался не самого одиночества, к которому уже давно привык, с которым сжился за много лет после развода с женой – матерью его детей: его повергала в уныние другая причина – фактически потерпело полное крушение его убеждение в том, что исключительно в органическом единстве с близкой по духу и идентичной в биополевом плане женщиной только и возможно достичь вожделенных духовных высот Вселенной. Теперь же надежда найти и соединиться с подобной величавой женщиной на глазах угасала подобно затуханию костра под нескончаемо долгим ливнем.

В связи с такой предрешённостью Василий Гаврилович находился в неизбывной печали. Вглядываясь в выразительные лица окружающих дам на всех этих галдящих тусовках приверженцев альтернативных взглядов на устроение мира их грёз, ему хотелось кричать во весь голос о том, что он – живой человек во плоти, что он не желает более слыть отрешённой от жизни иконой некоего бесплотного образа, что он страстно желает и, главное, знает, как достичь физической и духовной цельности между мужчиной и женщиной ради резкого ускорения духовного развития человеческой цивилизации и познания высших духовных миров этой парой отчаянно смелых духонавтов.

Надо сказать, что возмущение его духа основательно потрясло небеса своим безгласным вскриком. В реалии же ничего не произошло видимого глазом или слышимого ухом. Женщины продолжали восхищаться его красочным в оттенках и полутонах внутренним миром, категорически не воспринимая его земную ипостась. И, конечно же, такую вопиющую дисгармонию его организм землянина не способен был долго выдерживать.

Развязка случилась самым банальным порядком, без каких-либо инсталляций духовных миров: земной путь Василия Гавриловича закончился обвально, упершись в могильный холмик как в некий барьер, не пропустивший его душу в божественные миры, привидевшиеся ему на заре жизни…

После его ухода из физического мира никто из близких ему людей никогда не вспоминал о нём как о реально существовавшем в плотном теле мужчине, обретшем значительные познания высших миров. Памятование Василия Гавриловича если и происходило, то исключительно в русле соотносившихся с ним духовных свершений, а о биологическом носителе его высокого духа все, с кем он при жизни был знаком, как-то быстро забыли, не узнавая данную телесную оболочку даже на совместных с ним фотографиях. И уж конечно, без всякого исключения, никто никогда нигде не вспоминал о его методе духовного просветления в полнокровном содружестве мужчины и женщины как в материальном, так и в идеальном мирах…

Такая вот притча о симбиозе людей и духов – светлых и тёмных.

1.06.2012 – 27.10.2019






Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 09.12.2020г. Явогор Смоленский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2965366

Рубрика произведения: Проза -> Новеллы











1