Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

12 минут глава 3


Глава 3

Вторжение


В кабинете никого не было. Виктор встал у окна, всматриваясь в ясное голубое небо. Необычно жаркая осень была жадна на дожди. В открытую форточку веяло сухим теплым воздухом с привкусом дыма от лесных пожаров. Толстые стены старинного здания института надолго сохраняли прохладу внутри. Не найдя смысла в таком проветривании помещения, Виктор плотно закрыл форточку.

После окончания очередной учебной пары в кабинете появился коллега-профессор. Воспользовавшись ситуацией, Виктор спросил его про излучения.

− Меня на лекции студенты спровоцировали вопросом об излучении. Вы говорили, что опасности пока нет. Значит, информации со спутников об изменениях параметров излучений не поступило?

− Да, Виктор, опасных излучений не обнаружено. Но никто не даст гарантий, что они не применят их вовсе.

− А что на счет неизвестных излучений?

Профессор пожал плечами. Он внимательно смотрел на Виктора, затем, словно предчувствуя конец, вынул из ящика старый ключ.

– Во времена гонки вооружений, я с одним коллегой работали над созданием устойчивого бункера. Мы разработали контур, который выдерживает облучение в случае ядерной войны. Он так и не пригодился, слава богу. Его и не испытывали. Вы найдете его легко по двери, там, внизу, ближе к выходу. Им давно никто не пользовался. Не факт, что он работает.

– А еще кто-то занимался такими разработками?

– Возможно, – профессор кивал. – Но нам об этом не говорили. Раньше, когда велись подобные разработки, все держалось в секрете. Но шпионаж все равно был. Если бы у нас была чужая успешная технология, я думаю, нам ее предоставили бы.

За окнами послышался какой-то шум. На улице появились небольшие группы людей, которые на бегу кричали «Тревога! Тревога!».

– Что происходит? – заинтересовался Виктор и, открыв окно, выглянул вслед убегающим людям.

Из института стали выбегать студенты.

Профессор, взглянув на светильники, вдруг обнаружил что, они вдвоем даже не заметили, как погасли лампочки. Он пощелкал выключателем, свет не загорелся. Они вышли в коридор.

Начиналась паника.

Из всех аудиторий на выход повалили толпами студенты. Большинство молодежи было напугано, у них отключились мобильные телефоны и планшетные компьютеры. Связи не было. В коридорах, куда не попадал дневной свет, стало темнее.

– Началось, – тихо произнес профессор, посмотрел на коллегу и сунул в его руку ключ от бункера.

– А Вы, Николай Палыч?

– Я постараюсь успеть.

Виктор быстрыми шагами пошел в парадный вестибюль, туда, где он видел старую металлическую дверь. Он хотел позвать с собой студентов, но абсолютно не знал, что там внутри и хватит ли всем места.

Толпа чуть не сбила его с ног. Виктор пытался успокоить студентов, но никто не хотел его слушать. Пробившись ближе к выходу, он подошел к старой двери, провернув ключ, потянул за ручку. Дверь со скрипом поддалась. Но заглянув внутрь, Виктор кроме края пандуса, который уходил вниз, во мрак, ничего не увидел. Он не решился спускаться один, но и выбегать на улицу вместе с толпой он тоже не стал. Он наблюдал за происходящим, заглядывая через большие арочные окна на улицу. Там творилось что-то невероятное. Люди, выбегая из зданий и домов, вглядывались в небо как завороженные. Весь транспорт встал. Не проезжал ни один автомобиль. Не горел ни один светофор. Даже рекламные вывески перестали слепить яркими огнями.

Перед входной дверью, на улице, Виктор заметил кем-то потерянного щенка, который скулил, тыкался носом в землю, пытаясь найти то ли мамку, то ли хозяина. На секунду решил выйти на улицу, успел схватить собаку, как его вдруг кто-то одернул за локоть.

– Не надо, я боюсь, – услышал он женский голос за спиной.

Обернувшись, увидел перед собой знакомую студентку.

– Смирнова?

Виктор хотел было ей опять что-то сказать, как вдруг воздух стал невыносимо плотным и холодным. Городской шум сначала перешел в монотонный гул, потом на секунды затих и обрушился мощным ударом, пройдя беззвучной дрожью. Виктор всунул Марине щенка в одну руку и, схватив за другую, потащил ее за собой. Пока дверь закрывалась, сквозь щели в спину ударила яркая вспышка. Своим неестественным бирюзовым светом она на миг осветила глубокий тоннель. Виктор на бегу увидел еще одну дверь. Ослепленный, нащупал рукоятку, напоминающую штурвал. С усилием провернул ее и вытянул тяжелую плиту на себя.

В этот момент по земле прошел еще один раскат мощной дрожи. От резкой боли в голове началось помутнение. Он втянул спутницу за собой, вваливаясь внутрь бункера. Без сознания они рухнули на бетонный пол.


Холодно. Стало очень холодно. Непроглядный мрак бункера пропах сыростью и стариной. Виктор открыл глаза, но это ничего не дало. Ему показалось, что он потерял зрение. Правую руку свело. На ней он чувствовал какой-то груз. Свободной левой рукой нащупал девушку.

– Смирнова, – прошептал он и почувствовал, как она пошевелилась.

Она глубоко беззвучно задышала, вздрагивая то ли от боли, то ли от страха. Прижалась как можно сильнее к нему, так, что оба почувствовали стук сердец. Нет, они не слышали их, не слышали ничего. Была абсолютная тишина, мрак и холод. Марину трясло, она стала беззвучно всхлипывать. Виктор это хорошо чувствовал всем своим телом. Он обнял девушку, пытаясь ее согреть и успокоить. Стал гладить ее по спине, легко касаясь кончиками пальцев. Вдруг ее губы на его щеке оставили прохладную влагу. От нее пахло духами.

Вспомнив о прирученном питомце, он аккуратно нащупал рядом теплый комок. Виктор, по пульсации и шевелению лапами, убедился, что он жив и невредим. Снова вручил его девушке.

Осторожно открывая двери, не отпуская рук, щурясь от яркого света, они вышли в вестибюль. Давящая на уши тишина сводила с ума. Когда они все-таки смогли все разглядеть, оцепенели, не могли поверить глазам.

Зависшая в воздухе пыль не оседала. На ступенях парадной лестницы мирно сидел коллега Виктора – профессор. Его взгляд был нацелен куда-то в верхний край большого окна. Одна нога его была выпрямлена, а на колено другой, приподнятой на ступень выше, он положил руку, облокотившись, сидел в безмятежной позе, абсолютно не шевелясь.

Виктор подошел к Николаю Павловичу, легонько коснулся его плеча – без реакции. Он попытался прощупать пульс, почувствовал тепло руки, хоть и без пульсации. Повернулся к Марине кивком обозначил, что профессор жив. Марина удивленно шевелила губами. Виктор читать по губам не умел, но тут он понял, о чем она его спрашивает. Он, поманив ее рукой пошел в первую же аудиторию, где висела доска.

Марина послушно прошла за ним. Виктор дал ей мел и показал на доску. Первым написал: «Я не знаю, что произошло, но догадываюсь». Пудра от мелка шлейфом зависала вслед за надписью. Она не сыпалась привычно на пол. Виктор обратил на это внимание Марины.

Она тоже начала писать: «Мне страшно». В ответ на это Виктор, подошел к ней, обнял. Он что-то пытался говорить ей на ухо, но вместо фраз она только ощутила его губы.

Взглянув в глубину учебного зала, Виктор заметил торчащие из-за стола яркие кроссовки. Он подошел. Пытаясь укрыться от ужаса между рядами, на полу, сидела девушка. Она, согнувшись в позе эмбриона, закрывала руками уши, крепко зажмурив глаза. Капля слезы едва оторвалась от ее щеки, не падала. Внимательно разглядев незнакомую студентку, Виктор вернулся к доске. «Время остановилось», – написал он и бросил оставшийся кусочек мела в дальнюю стену. Мел врезался в нее, оставив глубокую вмятину. Белая пыль, разлетевшись небольшим клубом, вдруг замерла, повиснув в воздухе, как и все, что не успело упасть.

«Что теперь делать?» – вывела вопрос на доске Марина, прижимая к себе щенка.

Виктор присел на стол в раздумьях. На минуту он замкнулся в себе, остановив взгляд на руках своей студентки. Потом поднял палец перед собой и написал: «Сидите здесь. Я найду еды». На что Марина оживленно замотала головой в знак отрицания. Виктор обозначил кулаком удар по столу. Девушка хоть и не услышала стук, но от неожиданности вздрогнула и послушалась. Прошла к первому ряду и устроилась за столом. Она нервно гладила щенка. Виктор подошел к ней, дотронулся до ее руки. Из глаз Марины покатились слезы. Оторвавшись от щек, они падали с замедлением. Едва коснувшись стола, разбились на мелкие хрусталики, которые повисли в воздухе, так и не разлетевшись.

Подойдя к большому окну вестибюля, Виктор рассмотрел улицу. Именно в верх этого окна был направлен взгляд профессора. Виктор попытался понять, что же он рассматривал. Не найдя ничего особенного, кроме того, что творилось вокруг, он осторожно приоткрыл тяжелую входную дверь. Как и в помещениях, на улице было тихо. Мутное молочное небо не просвечивалось. На проезжей части и тротуарах стояли застывшие фигуры людей. Все они пытались бежать. Испуганные взгляды были направлены в одном направлении. Везде висела невесомая пыль и мусор, поднятые в воздух мощными ударами.

Виктор сделал несколько шагов. Он рассматривал людей, даже чтобы проверить теплоту щеки, коснулся молодой брюнетки. Она висела над землей, как будто падала. Ему захотелось ей помочь, удержать ее, спасти от ушибов. Но, вспомнив некоторые законы физики, представил то, как это будет выглядеть в ее глазах. Чтобы остановить ее падение, ему нужно так же остановиться на неопределенное время. То, как он сейчас движется, для всех остальных – неизмеримая скорость. Любое его неосторожное движение может обернуться непредсказуемо. Если уж кусочек мела, запущенный им в стену, чуть не пробил ее, то его сила может и вовсе убить. Оставив девушку в покое, он огляделся. За ним, чуть заметно двигались пылинки, что до этого висели без движения. Виктор стал двигаться гораздо плавней, пошел вдоль стены. Стараясь никого не задевать, аккуратно отрыл дверь ближайшего кафе. В небольшом зале за круглым столиком сидели парни. Один, обернувшись к окну, выронил из рук чашку с кофе. Темная жидкость торчала языком. Второй, напротив, вытянув руку, указывал пальцем, все в том же направлении, что и все. Продавец, пригнувшись за барной стойкой, укрывал голову руками.

– «Сегодня меня здесь не обслужат?» – шевелил губами Виктор. – «Простите меня, я потом рассчитаюсь, при случае».

Медленно достал из холодильника бутерброды с колбасой, две коробки молока и сока, йогурты. Сложил все во взятый напрокат пакет. Возвращаясь обратно, он заметил вспышки над мутным слоем упавшего на землю неба. Оглядываясь на них, но не останавливаясь, дошел до входа в институт. Некоторое время он подглядывал через окно за вспышками. Они с огромной скоростью стали метаться над крышами. Что это, определить было невозможно – оседавший туман накрыл всю улицу.

Колбаса с бутерброда поедалась клыкастой мордой с огромной скоростью. Лужица молока разлеталась жемчужинами. Те что повисали в воздухе, тут же догонялись и слизывались сверхскоростным языком. Марине, наблюдавшей за щенком, стало смешно. Виктор впервые увидел красоту ее улыбки, ее ямочки на щеках. Он засмотрелся. Марина заметила это. Она продолжала улыбаться, и тоже рассматривала Виктора.

Вдруг Виктора осенила мысль. Он решил понять, движется ли все-таки время в застывшем мире. Он подошел к кафедре, достал из шкафа линейку. Присев перед незнакомой студенткой, он замерил расстояние от слезы до пола.

Вернулся к доске и записал: «221 мм». Повернувшись к Марине, махнул ей руками и показал на доску, где сделал новую запись: «Потанцуй».

Марина округлила глаза и покрутила пальцем у виска. Виктор, помотав головой в такт музыке, которую он представлял, снова попросил потыкав пальцем по надписи, и дописал: «Мне нужен темп, чтобы отсчитать, я один могу сбиться». Марина, поняв замысел, стала изображать хлопки в ладоши, покачиваясь в такт с преподавателем. Проиграв у себя в голове несколько танцев, Виктор снова замерил расстояние. Одобрительно покачивая головой, он рядом с первыми цифрами записал новые: «220 мм», рядом поставил знак примерного равенства и обозначил время между замерами «10 мин». Сомневаясь в последнем числе, он немного помялся перед доской, о чем-то размышляя. Повернулся к Марине, показал пальцем на девушку за столами, подняв большой палец, и вывел мелом крупную надпись: «Они все живы».

Процесс еды не отличался ничем от обычного. Единственное, чему нужно было давать небольшое ускорение, это молоку и соку в коробках. Они не хотели сами вытекать. Щенок, утолив голод и жажду, решил прогуляться по проходу, оставляя за собой прозрачные бусины на полу. Марина легко дотронулась руки Виктора, старалась отчетливо шевелить губами. Вопрос «Что будем делать?» он понял без написания. Кивнул, коснулся указательным пальцем своего виска, обозначив «Я думаю». Марина встала из-за стола, обняла его, сильно прижавшись ухом к его груди. Она уловила вибрацию его сердца. Его ритм ускорялся и усиливался. Сначала хотела предложить Виктору так отсчитывать их время, но поняла, что это не самый точный хронограф.

Виктор никак не мог привыкнуть к нежности со стороны студентки. Он вспоминал, как они лежали на полу в бункере, как он от ужаса и пережитого стресса успокаивал девушку, гладил по спине. Но теперь ‒ она так близко, он видит ее, чувствует ее сладкий запах. Сейчас она спокойна, и так неловко отвечать ей взаимной нежностью. Он замялся, нерешительно обнял ее талию. Она прижалась еще крепче. Щенок, свободно разгуливая, нашел прячущуюся девушку и стал обнюхивать ее. Виктор, заметив его попытку изучить и облизать всех потенциальных хозяев, сорвался с места. Успев схватить его за шкирку, прижал его к себе, убедившись, что слеза осталась в своем положении.

Теперь, чтобы предотвратить бегство безымянного животного, оно было посажено на большой преподавательский стол. Любознательный пес ходил вдоль края, ища малейшую возможность покинуть ограниченное пространство, но прыгать с такой высоты не решался. Он то беззвучно раскрывал маленькую пасть, то задирал морду, будто воя.

Марина подошла к окну, разглядывая людей за стеклом, спросила о чем-то Виктора, но в этот раз он не смог понять. Она повторила свой вопрос на доске: «Что там, на улице?».

«Там паника. Туман. Все куда-то бегут» – написал Виктор своим размашистым и острым почерком. Марину ответ не устроил, она показала на свои глаза и жестом изобразила испуганный взгляд Виктора, когда он вернулся с едой. Вывела мелом огромный знак вопроса. Ему не оставалось ничего больше, как описать сверкающие объекты, которые летали в тумане с огромной скоростью. Марина тряпкой, нервозно стерла все его надписи и обновила своей: «Они что-то ищут?»

Виктор пожал плечами.

Марина продолжила – «Что будет ночью?»

«Ночи не будет!» – Виктор повторил ранее написанные числа. Стал расписывать подробный ответ: «Если слеза падает 1 мм. в 10-12 минут, то ночь наступит, когда мы с тобой проживем несколько лет. Я не могу сделать точные замеры времени, но наши несколько часов – это считанные секунды всех людей».

Марина взяла Виктора за руку, другой старательно написала: «Я хочу прожить с тобой целую жизнь». Смущаясь, раскраснелась, перевела свое внимание на щенка. Мохнатый, с радостью вскочил на ее руки, облизывая их. Под этим откровением, она дописала: «Мы можем идти домой?».

«Только очень осторожно. Я не знаю, что там летает. Возможно это их дроны. Что они ищут, я тоже не знаю. Я далеко живу».

«Я рядом живу, через квартал. А мама, неверное, на обед вкусное приготовила», – почерк Марины стал уверенней, в глазах появилась надежда.

Виктор улыбнулся и одобрительно кивнул.

Они аккуратно, чтобы никого не задеть, шли вдоль стен к дому Марины. Пройдя несколько десятков метров, она в толпе увидела своих подруг. Остановив Виктора, она очень осторожно, подкралась к той, что назвалась Татьяной Ильиной. Перед ее лицом Марина высунула язык, как бы дразня ее. Затем, сквозь блузку нащупав лямки бюстгалтера, скинула их на предплечья, но и этого ей было мало. На спине она также сквозь тонкую ткань расстегнула застежку, так чтобы элемент нижнего белья при беге спадал. Еще раз, напоследок показав ей язык, Марина вернулась к Виктору. Он пожурил ее пальцем, и, не тратя времени, они продолжили путь.

На широкий проспект оседал искрящийся туман, накрывая все своей пеленой. Картина была похожа на ту, что и на улице перед институтом, но здесь было больше людей, которые смешались с машинами. Авария у перехода, блестела брызгами разлетающихся стекол. И также не светилось ни одного огня. Черные зрачки светофоров таращились на дорожный беспорядок, отражающийся в темных стеклах домов и витрин.

Марина жила в доме на углу. Уютный дворик был пуст. Им повезло. Механизм доводчика не успел захлопнуть входную дверь подъезда. Они поднялись на второй этаж.

Квартира с высоченными потолками, была идеально убрана. На кухне у окна, стояла женщина. Она смотрела в окно на толпу, вытирая руки о полотенце, висевшим через плечо. Под столом на задвинутом стуле, безмятежно спал пушистый белый кот. На плите стояла кастрюля с горячим супом и сковорода с овощным рагу.

Марина отпустила щенка, который сразу же заинтересовался зверем на стуле, потянулся к нему, встав на задние лапы. Старательно обнюхав незнакомое животное, он стал водить носом по воздуху. Марина сняла с холодильника шариковую ручку с магнитиком, достала бумажные стикеры и положила их на стол. Жестом пригласила Виктора к столу. Сама подошла к маме. Чтобы не попадать в поле ее зрения, долго рассматривала ее тревожный взгляд.

Виктор взял стикер, написал на нем «Тузик» и приклеил на спину щенку, который успешно начал охоту на миску с кошачьим кормом. Марина рассмеялась, глядя на эту сцену и кличку ее нового питомца.

Необычное поведение жидкости заставило их работать со столовыми приборами очень плавно. Разлетающиеся от ложек капли супа приходилось тут же ловить. Со вторым блюдом было проще.

Съев свою порцию вкусного обеда, Виктор написал: «Спасибо маме за обед, но тебе придется сварить такой же суп и долить в кастрюлю. Мама удивится пропаже».

Марина, широко улыбаясь, ответила: «Если я сварю суп, то мама удивиться еще больше, как она такую гадость наварила».

Виктор укоризненно покачал головой.

Проводя гостя по квартире, Марина показала Виктору комнату, которая на время станет его. Когда дело дошло до ванной и туалета, ученый, захватив бумагу и ручку, объяснил отказ воспользоваться: «В туалет ходить придется где-то на улице, мыться тоже».

Девушка сначала удивилась, но позже поняла, в чем дело, и возражать не стала. Подвела Виктора к окну спальни, которое выходило во двор, и пальцем показала на туалетные и душевые кабины стройки.

В нормальном мире, наверное, уже наступил бы вечер.

Чтобы не вызывать у мамы галлюцинации, Марина и Виктор расположились на диване в зале. Они покорились биологическим часам. Усталость накопилась за этот самый длинный день. Сколько он может продлиться, они даже не догадывались. Глаза закрывались. Сытый Тузик, найдя их, весело завилял хвостом, попросился за компанию на диван.

Чтобы не пропустить чего-то важного, договорились спать по очереди. Виктор уступил Марине очередь. Он сел перед большим окном с балконной дверью, чтобы следить за светящимся туманом.

Долго ничего не происходило. Виктор подошел ближе, чтобы видеть толпы людей и машин на проспекте. Придумал нарисовать прицел на двойном стеклопакете, чтобы хоть как-то уловить движение замерших объектов. Он открыл балконную дверь, нанес несколько точек в разных местах на внешнем стекле. Затем, со стороны зала нанес еще столько же точек, которые при совмещении друг с другом попадали в ноги людей на улице.

Утомительно долго текло и так густое замедленное время. Виктор мысленно вел нудный счет секундам, складывая их в минуты. Несколько раз сбиваясь, он начинал заново свой отсчет. Тишина убаюкивала, монотонность закрывала ему глаза. За спиной, на диване, дремали двое. Тузик, совсем осмелев и пригревшись, лег на грудь Марины, раскинув лапы и уткнувшись в ее шею. Прошлая бессонная ночь сказалась на девушке, она провалилась в глубокий сон.

Виктор, чтобы прогнать усталость, не прекращая счет, стал ходить по комнате. Он рассматривал стоящие на полках книги, сувениры за стеклами, привезенные с различных курортов. Изучив обстановку, он снова проверил свои «прицелы» на стеклах. Он заметил еле заметные сдвиги, но они были так малы, что точно просчитать скорость движения людей на таком расстоянии не получилось. Сопротивляясь сну, он раскрыл дверь на балкон. Осторожно осмотревшись, не стал выходить. Втянул в себя воздух улицы, едва уловил запах гари.

«Вот бы так пожары тушить, – подумал он. – Или даже спасать кого-нибудь. Например, в этой аварии, – он посмотрел вниз, на проезжую часть проспекта. Там, где стояли поврежденные машины. – Если бы в ней были потенциальные жертвы, можно было бы спасти чью-то жизнь, а спасенный, после этого поверил бы в мистику».

Пока Виктор мечтал, стоя в проеме, туман стал еще плотнее и ближе. Ослепительные всполохи, как фотовспышка, на мгновение освещали улицы. И снова эти светящиеся объекты, которые Виктор назвал дронами, метались среди зданий. Они как будто что-то или кого-то искали. На всякий случай он скрылся от них в квартире, осторожно прикрыв окно шторами. Но продолжил наблюдать за этим явлением.

Мутная масса, плотная, будто из металлического пара, становилась непроглядной, искрилась и заполоняла все. Внутри этого чудовища Виктор впервые так близко разглядел светящиеся загадочные объекты. Они напоминали газовые шары. Их поверхность двигалась, меняя оттенки.

«Жаль, профессор этого не видит» – подумал Виктор, разглядывая неведомое явление, которое не подчинялось законам физики.

Он замер, чтобы не спровоцировать дроны. Старался не шевелиться и не дышать. И только когда самый эпицентр туманного облака с шарами проходил мимо окна, Виктор уловил чуть заметный шум. Настолько слабый, что он подумал про слуховые галлюцинации. От этого он даже вздрогнул, хотел было прислушаться лучше, но одумался. Туманное облако с объектами внутри себя, текло по проспекту. Оно напоминало дымовую завесу. Но более сконцентрированное вещество вело себя странно, оно сопровождало и укрывало эти светящиеся объекты.

Когда проспект снова открылся, Виктор сверил метки на стеклах, сделал несколько записей на бумажках, нарисовал схему и положил их в карман пиджака.

Марина не сразу пришла в себя после глубокого сна. Она лежала с открытыми глазами, уставившись в потолок, долго соображала, что происходит. Увидела, что Виктор уже не в состоянии бороться с усталостью. Сидя на полу и время от времени кивая головой, он проваливался в дрему. Она приподнялась, осторожно переложила щенка на диван. Тузик, взбрыкнув лапами во сне, вставать не стал. Жестами Марина предложила Виктору лечь, он послушно устроился.







Рейтинг работы: 1
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 25
© 08.12.2020г. Эдуард Парфенов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2965145

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Лев Полыковский       03.01.2021   20:25:34
Отзыв:   положительный
Интересное развитие событий.
Эдуард Парфенов       03.01.2021   20:42:00

Спасибо! Я искренне рад, что мои рассказы нравятся.
















1