Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Великий и Ужасный (Окончание)


Великий и Ужасный (Окончание)
Андрей Беляков

ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ
(ОКОНЧАНИЕ)

На завтрак снова оладушки! Ну, так понятно, бабушка пришла. Веру уговорили остаться, да она не очень-то и сопротивлялась. За столом дети наперебой обсуждали фильм, взрослые молчали. Ольга Васильевна лишь спросила у нашей героини, чем она занимается.
- Офисный работник, - после короткой паузы ответила та.
Наконец, Сергей сообщил, что ему сегодня обязательно нужно съездить на работу.
- Папа! - Катя надула губы. - Ну, ты ведь обещал!
- Ну, сходим в кино в следующий раз, не крайний же день на свете живем. Доча, у меня аврал там, прости.
- Твой аврал плохой! - девочка захныкала.
- Ты всегда занят! - Артемка тоже насупился.
- Так, хватит концерты закатывать, - строго сказала бабушка.
- Послушайте, - вдруг произнесла Вера. Все замолчали и посмотрели на нее.
Кино, конечно, не обещаю, пусть папа вас водит. У меня есть давняя мечта — сделать к Рождеству сказочный фонарь. Большой такой, деревянный, со стеклянными стенками, дверцей, ручкой, чтоб можно было его носить, а внутри находилась бы большая свеча.
Все продолжали молчать и слушать. Девочка отложила недоеденный оладушек снова на тарелку.
- Только одной мне не справиться, нужны помощники.
- Мы можем, - робко заявил Артемка.
Катя, открыв рот, перевела свой взгляд с молодой женщины на брата.
- Правда? - спросила Вера.
Девочка теперь смотрела на нее.
- Да, мы можем, да, Катя?
Снова на брата.
- Да, можем, - Катя пока не верила в происходящее: «Фонарь, как в сказке».
- А у нас получится? - засомневалась она.
- Думаю, да, я много изучала, как их делать. Только давайте так, по-честному: изготавливаем два, один — мне, один — вам.
И начались вопросы. Дети, позабыв про кино, забросали ими Веру.
- Нам нужно доехать до Леруа.
Ольга Васильевна и Сергей переглянулись.
- Мам, съездишь с ними?
- Ладно, хорошо.
Перед тем, как уйти, мужчина посмотрел на Веру, не решаясь заговорить.
- Что-то хочешь сказать? - словно подталкивая его, спросила она.
- Спасибо тебе большое.
- Не могла решиться на фонарь, давно о нем мечтаю, одной только не с руки. Так что это и мне нужно, не парься.
- Понятно. Возьми вот карточку.
- Сергей, успокойся, иди уже к своему плохому авралу.
Так захотелось ее поцеловать, но... Всегда это «но»...

Ольга Васильевна была крайне удивлена белой BMW Веры.
- Офисный работник, говорите?
Молодая женщина кивнула головой, но ничего не ответила.
В магазине закупили стеклянные рамки, фурнитуру. В отделе резки напилили досочки, а еще шпаклевку, краски лак. И все это при непосредственном участии детей. А когда вернулись домой, закипела работа. Артемка притащил в детскую ящик Сергея, ну, тот, что с инструментом. На бедную Ольгу Васильевну внуки не обращали никакого внимания, и она засобиралась на базар.
- Схожу, куплю фарш и капусту, приготовлю голубцы, Сергей их очень любит, - обратилась она к Вере. - Побудете полчаса одни?
- Да-да, сходите, я тоже люблю; Ольга Васильевна, не купите еще пару кисточек, совсем о них забыла.
- Конечно.
- Вам денег дать?
- Да найду уж, - заметила та.
Сергей вернулся домой в пять вечера. Каково же было удивление мужчины, что его никто не встретил. В доме пахло едой. Он прошел на кухню.
- Мама, ты приготовила голубцы! Мои любимые, какая прелесть!
Женщина улыбнулась в ответ.
- А где все?
- В детской, фонари делают.
Ольга Васильевна прикрыла дверь кухни.
- Сергей, ты где ее нашел? - прошептала она.
- Там нет уже, мама, а что?
- Да ничего, просто эти — она ладонью указала высоту до пола, соответствующую росту внуков, - Они ж от нее ни на шаг не отходят. Ты не видел этого.
- Мам, я все вижу.
- Нет, нет, не видел. Они ж как гусята за гусыней за ней по всему магазину. Ладно, Катя, она всегда ко всем липла, но Артемка, он же замкнутый у нас, а тут каждое ее слово ловит. Ты не видел, как они досочки эти расчерчивали, ты не видел.
- Мам.
- Ты послушай, не перебивай. И знаешь, что больше всего поражает — она ж не делает ничего для этого специально. Естественно так, гнет свою линию и все, и все прогибаются. «Я тоже их люблю» - заявляет и смотрит так - «ну, иди, мол уже, чего встала, покупай фарш». Я думаю, если бы у нас был пес, он сейчас был бы там, в детской с ней, а не здесь с нами.
- О, мам, смотри, роза зацвела, - попытался переменить тему Сергей.
- Я думаю, если она пробудет здесь еще пару дней, у нас кактусы зацветут, сынок.
- Что ты хочешь этим сказать, мама?
- А какие у тебя с ней отношений?
- Да никаких.
- Как никаких? Да ты что, Сергей. С этой женщиной так нельзя, с ней нужно определяться, ей нужно показать мужскую силу, надежность. Чтоб она чувствовала определенность, иначе уйдет. Ты хоть сказал ей, кто ты?
- Мам.
- Дети просто быстро к ней прикипят, это женщина, сынок.
- Да знаю я, что она женщина.
- Нет, нет, не знаешь. Это жен-щи-на, - Ольга Васильевна повторила протяжно. - Штучный экземпляр, один раз в жизни попадается. Упустишь — все! Больше такой не встретишь. Встретишь хорошую там, красивую, любую, такую — нет.
- Мам, ты ли это? - Сергей не верил своим ушам.
- Да причем здесь я? Ты услышал, что я хотела тебе сказать?
- Да, мам, я понял, хватит, не дави.
Мужчина взял из холодильника бутылку пива, вышел в холл и сел на диван. Из детской выбежала Катя. Улыбнувшись отцу, махнула ему рукой и скрылась в туалете. Через три минуты послышался слив воды, и девочка, пробежав мимо, снова исчезла в своей комнате.
- Да уж, дела! Даже не буду туда заходить, - произнес Сергей.
Он покрутил бутылку, так и не открыв, отставил ее в сторону. Через пять минут он задремал, а через сорок его разбудили дети.
- Папа, папа, идем, посмотришь, какие у нас получились фонари. - И они потянули еще не проснувшегося Сергея к себе в комнату...
Фонари и вправду выглядели на загляденье, аккуратно выкрашены, сантиметров 30 в высоту. Вера продолжала докрашивать серый. Второй розовый, уже был готов.
- Прикрутишь нам шарниры и защелки на дверки?
- Конечно, - улыбнулся мужчина.
- А еще ручки, вот сюда сверху, чтоб носить.
- И ручки прикручу.
- Какой выбираете? - обратилась Вера к детям.
- Розовый! - выкрикнула Катя и захлопала в ладоши.
- Серый, - не согласился Артем.
В детскую зашла Ольга Васильевна. Молодая женщина подмигнула мальчику.
- Хорошо, розовый, - изменил свой выбор тот, - мне он тоже очень нравится.
- Все, идемте кушать, - позвала всех бабушка.
- Ну, сейчас, докручу, - ответил Сергей.
- И ты туда же! Вера, зовите всех, Вас послушают, - махнула рукой пожилая женщина и пошла на кухню.
- Бабушка, а нет ничего, кроме голубцов? - спросила Катя.
Не успела Ольга Васильевна ответить что-то внучке, как Вера начала представление.
- У-у-у, какая прелесть! Какая вкуснятина, - она языком провела по губам, закатив глаза.
Катя и Артемка, глядя на нее, заулыбались и наперегонки стали поедать бабушкины голубцы. Ольга Васильевна ткнула Сергея в бок.
- Вкусно, мама, очень вкусно, - ответил тот.
- Извините, а можно добавки? - попросила молодая женщина.
- И мне! И мне! - закричали дети.
Они сами попросились спать после ужина.
- А ты еще придешь? - спросила Катя, когда почистила перед сном зубки.
- Конечно, - улыбнулась Вера и поцеловала девочку.
И ты иди сюда, мой мужичок, - обратилась она к Артему.
Поцеловав мальчика, она пожелала детям спокойной ночи, и они в сопровождении бабушки ушли в детскую.
- Ну, мне пора, спасибо за все, - обратилась Вера к Сергею.
- Тебе спасибо, я провожу.
На улице женщина завела машину, мужчина поставил в багажник фонарь.
- Вер, может, мы встретимся где-нибудь вдвоем?
- Неправильно как-то мы начали наши отношения, Сергей.
- Но ведь начали.
Пауза.
- Послушай, не хочу на тебя давить, давай так — ты подумай, и если будешь готова, перезвони сама. Я буду ждать.
- Будешь ждать? Ты не сказал, почему ты будешь ждать.
Сергей улыбнулся.
- Мама права, тебе палец в рот не клади.
- Твоя мама умная женщина.
- Потому что ты нравишься мне, потому что ты за один день перевернула всю мою семью.
- Ну, это уже что-то, спасибо, что не давишь и даешь время подумать.
- Тебе еще раз спасибо, Вера, за прекрасные выходные.
- Мне тоже все очень понравилось, удачи тебе, Сергей...
Мужчина еще долго смотрел вслед удаляющейся BMW...

Во вторник Вера позвонила психологу:
- Валериан Никанорович, здравствуйте! Бога ради, простите меня, закрутилась совсем, жутко была занята, когда Вы сможете меня принять?
- Здравствуйте, здравствуйте, Вера Анатольевна, ну, так завтра и подходите, часиков так в двенадцать, подойдет?
- Да, хорошо, я смогу...

- Ну, и что же, Вера Анатольевна, заставило Вас переменить свое мнение?
- Мое мнение?
- Ну, Вы ведь были не в восторге от первого визита.
- А что, было так заметно? Впрочем, Вы правы, доктор, многое изменилось.
- О чем Вы сейчас думаете?
- Сейчас?
- Да, прямо сейчас.
- Почему волосы маленьких детей пахнут молоком...

В пятницу Павел и Вера ходили в театр, а в субботу их общие знакомые, с редкой фамилией Ивановы, пригласили наших героев на к себе дачу на шашлыки. Вере нравилась общаться с ними; его звали Игорь, ее — Настя; год назад они поженились. Игорь с Павлом были давними друзьями. Они и познакомили женщин друг с другом. Игорь одно время даже работал в их компании. Затем, правда, перешел к конкурентам. Общаться, однако, мужчины не прекратили. Для Веры эта пара была примером семейных ценностей в наше время; ребята искренне любили друг друга, это сразу бросалось в глаза, и общение с ними доставляло Вере только положительные эмоции. Дачный двухэтажный домик находился в пределах часовой езды от Москвы. Небольшой, но довольно уютный, а главное — теплый (они как-то ночевали в нем и зимой), достался Игорю по наследству от бабушки. Мужчина соорудил в нем камин, вернее, пристроил к существующей печке. Короче, довольно приличное местечко для уикендов. Когда мужчины уединились для приготовления шашлыков, Настя поделилась с Верой своей радостной новостью:
- Я в положении.
- Да ты что! - искренне обрадовалась та. - Поздравляю, ничего себе, а какой срок?
- Три месяца.
- Игорь знает?
- Ну, конечно.
- Здорово! Так рада за вас!
- Ну, а вы-то когда? Он еще не сделал тебе предложение?
- Кто?
- Ну, кто-кто, - Павел.
Вера переменилась в лице и махнула рукой.
- Понятно, но сделает, я думаю, не переживай, куда он от такой красавицы денется.
- Поздно бы не было.
Как поздно? Ты что такое говоришь?
Но договорить женщинам не дали, в дом зашли Павел и Игорь, неся в руках шампура с сочными кусками дымящегося и ароматно пахнущего мяса.
- Девчонки, а вот и мы! Настя, ну где наш коньяк?
- Сейчас, - женщина вытащила из сумки бутылку армянского коньяка.
- О! - оживился Павел, - теперь можно и поговорить. Девчонки, будете?
- Нет, нет, - замахали те руками.
- Вина?
- Нет, спасибо, насладимся мясом.
- А вы в курсе, что шеф ваш на покой собрался? - спросил Игорь, когда мужчины выпили, и все приступили к поеданию шашлыков. Павел и Вера переглянулись.
- Нет.
- Ну, как всегда! Свои узнают в последнюю очередь.
- Надо ж, - возбудился Павел. - Интересно, кто теперь займет его кресло?
- Поставят кого-нибудь, свято место пусто не бывает, - рассуждала Вера.
- Своих надо ставить, меня, например, - улыбнулся Павел.
- Было бы неплохо, - заметила Вера.
Все засмеялись.
После шашлыков прогулялись к озеру. Ивановы просили ребят остаться с ночевой, но те отказались, сославшись на занятость. Павел спешил в клуб, а Вера? Вера хотела побыть одна, ей было о чем подумать. На обратном пути она вслух размышляла:
- Счастливые люди.
- Ивановы?
- Да. Ребенка ждут, так хорошо у них.
- Че, мать, детей захотелось?
- Ну, а почему бы и нет? Что в этом плохого? Семья, дети.
- Вер, ты ли это? Ну, ты посмотри на Игоря. Уединился со своей Настей. Кто знает его теперь, где он был в последний раз? Потерянный для общества человек. Всегда надо стремиться к чему-то большему, или я не прав, Вера?
- Не знаю, может, и прав, а мне нравится, как они живут.
- Стареешь, мать.
- Че, все, теряешь ко мне интерес?
Павел засмеялся.
- Даже не надейся, придумала тоже.

В понедельник на совещании генеральный подтвердил слова Игоря.
- У меня к вам, - обратился он к подчиненным, - две новости. И обе для вас хорошие. Первая — ваш покорный слуга отходит от дел. Все, хватит, устал, пора заняться внуками, загородным домом.
Все присутствующие напряглись.
- Вторая — встречался я с учредителями, удалось убедить их, что со стороны человек нам не нужен. Компания отлично работает, прибыль хорошая, менять что-то себе дороже выйдет, поэтому у меня два кандидата на мое кресло, это: Павел Юрьевич и Вера Анатольевна.
- О! - раздались одобрительные возгласы. Людской гул наполнил кабинет.
- Тише, тише. Думаю, у вас нет возражений?
- Нет, нет, - согласились присутствующие.
- Ну и хорошо, через неделю я приму решение.
- А что тут думать? - вдруг заявил Павел. - Здесь вопрос решенный. Давеча беседовали с Верой Анатольевной — как я понял, ей этого не надо.
Все замолчали. Генеральный недоуменно посмотрел на Веру.
- Это больная фантазия у Павла Юрьевича разыгралась, - парировала та.
- Так, только не ругайтесь между собой, этого только нам еще не хватало.
- Нет-нет, все хорошо, - поспешил успокоить его Павел.
- Ну, так-то лучше. Ладно, все свободны...
В коридоре Павел догнал Веру.
- Вер, ну ты чего? Обиделась что ли? Это же шутка.
Он взял ее за руку. Женщина отстранилась, выставив ее перед собой.
- А ты знаешь, как зовут тебя за глаза?
Павел улыбнулся.
- Великий и ужасный, а что?
- Так вот, хочу сказать тебе, что никакой ты не волшебник, как говорит Артемка, - фокусник. Причем, дешевый фокусник. А волшебство... волшебство — это когда чужие дети называют тебя папой, все остальное — сплошное бла-бла-бла.
Вера поднесла ладонь к губам и дунула на нее.
- Остальное — пыль. Впрочем, кому я это говорю? - женщина подняла руку и помахала ею. - Прощай, фокусник...

В воскресенье утром Ольга Васильевна зашла в квартиру Сергея. Тишина, только из кухни доносились странные шорохи и звуки. Часы на стене показывали 9:38 утра. Пройдя туда, женщина обнаружила за столом Катю, которая, поджав ноги, сидела на стуле и грызла печенюшку. Крошки сыпались за воротничок ее пижамы и на стол, а некоторые даже падали на пол.
- Бедная моя, тебя, что, никто не накормил?
- Бабушка, бабушка! - обрадовалась Катя. - А мы вчера кино смотрели про Хатико. Представляешь, собачка такая, всю жизнь своего хозяина прождала. Бабушка, ей памятник поставили. Мы с Верой плакали в конце. Папа ее пожалел и забрал с собой спать.
- Артемка спит еще?
- Да, баба, все спят.
- Поп-корн не ели?
- Нет, Вера не разрешила. Она говорит, что от него животики болят.
- Правильно говорит.
Из спальни вышла Вера, улыбаясь и потягиваясь.
- Доброе утро, Ольга Васильевна, как замечательно, что Вы пришли.
- Доброе. Вера, я, конечно, все понимаю...
Но наша героиня не дослушала ее:
- Я как чувствовала, купила вчера закваску, может, оладушки? Голодная, как волк!
От возмущения Ольга Васильевна потеряла дар речи.
- Так, а ты, принцесса на горошине нечесаная, чего за стол уселась? Вообще-то умываются сначала, расчесываются, чистят зубки.
Катя отложила печенюшку и стала приглаживать волосы.
- Боже, какое чудесное утро! - улыбаясь, вновь потянулась Вера. - Пойду, разбужу нашего мужичка. Как ты думаешь, принцесса, он проснется от моего поцелуя? Давай-давай, - подгоняя ладонью, обратилась она к Кате.
Ребенок слез со стула и засеменил за ней. Вдруг Вера резко остановилась и развернулась к Кате.
- Знаешь танцы маленьких обезьян?
- Нет, - девочка от неожиданности замерла на месте.
- Смотри. - женщина подняла руки и завиляла ягодицами. - Я кукарача, ты кукарача, мы кукарачи!
Катя завизжала от восторга.
- Ну! Повторяй!
Ребенок поднял ручки и стал вслед за нашей героиней неуклюже выполнять танцевальные движения, так они и ушли в детскую.
- Надо же, какая. Нет, но вы только посмотрите на нее, - качала головой Ольга Васильевна, надевая фартук.
А когда она доставала из холодильника закваску, то уже почему-то улыбалась и шептала себе под нос: «И правда, какое чудесное утро!»

А где-то там, далеко-далеко, за дымкой, пеленой тумана — и пускай пока еле-еле слышно, — но уже звенел колокольчик: «дзинь-дзинь-дзинь» - скоро, совсем скоро, наступит их первое совместное Рождество!

…..






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 06.12.2020г. Андрей Беляков
Свидетельство о публикации: izba-2020-2963065

Метки: оладушки, печенье, коньяк,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1