Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Черная тетрадь


Сергей сидел низко склонив голову, а в руке машинально сжимал пустую стопку. Стол не ломился от угощений. Купленный в супермаркете готовый салат и мясная нарезка смешались в тарелке, превратившись в месиво. Дурман от водки путал мысли. Он даже иногда что-то бубнил вслух, чтобы хоть как-то в них разобраться или убедить в чем-то самого себя.
‒ Я все равно крутой инженер. Это я изобрел муфту. Не воровал я ее.
Его монолог прервался короткой трелью дверного звонка. Сергей повернул голову в сторону входа, несколько секунд пытался сообразить – откуда звон. На второй сигнал звонка он шатаясь подошел к двери.
За порогом стоял мужчина в годах, своим видом напоминая человека из прошлой эпохи. Черное длинное пальто и черная шляпа с атласной лентой дополняли образ и подходили к его худощавому лицу с бородкой. Мужчина переложил кожаный черный портфель в руку с тростью и поправил чуть запотевшие очки в округлой черной оправе.
Сергей пристально разглядывал незваного гостя, пытаясь сообразить, кого же он ему напоминает. Вспомнив портреты в школьном учебнике, почти неразборчиво спросил:
‒ Антон Палыч?
Мужчина ухмыльнулся.
‒ Нет, Сергей, я не Чехов, ‒ он заглянул вглубь квартиры. ‒ Позволите?
Сергей пошатнулся, впустил странного мужчину.
‒ А кто же Вы тогда, если не великий русский классик из учебника литературы?
‒ Я Вам скажу, Сергей. Вы один из немногих, кому я открою эту тайну. Я – корректор.
‒ Коллектор? ‒ переспросил Сергей, пытаясь вспомнить, нет ли у него долгов перед банками. ‒ Но я не брал кредитов и никому не должен, вроде бы.
‒ Нет, я не за долгами. Я подправляю судьбу, даю людям возможность исправить кое-какие ошибки, ‒ объяснил загадочный гость, разглядывая беспорядок на столе.
‒ Ух ты, это круто!
Сергей пошатываясь наконец занял место на стуле и, уже сидя, со скрипом выдвинул второй стул для мужчины.
Гость поставил на него портфель, из которого вынул конверт.
‒ Что это? ‒ спросил Сергей, начиная приходить в себя.
‒ Это твое наследство. Завтра нотариус будет ждать тебя в Луговом. Ты знаешь, где это?
‒ Конечно, знаю. Я там родился и вырос, ‒ подтвердил Сергей.

Утром, подняв тяжелые от похмелья веки, Сергей долго пытался вспомнить вечер. Ему даже показалось, что это был сон, но, присев на кровати, он увидел на кромке стола конверт. Раскрыв, достал из него лист бумаги, на котором были написаны номер наследственного дела и адрес нотариальной конторы, в которой ему велено было появиться сегодня же. А еще в конверте он обнаружил маленький белый листочек – билет на автобус.

Тихий угрюмый городок встретил Сергея моросящим дождем и вороньим гамом. Высоченные тополя склонялись над его головой, пытаясь неумело скрыть от дождя. Получалось скорее наоборот ‒ вода, скопившись на листве, падала крупными каплями и скатывалась холодными зигзагами за поднятый ворот косухи.
Сергей давно не был на родине. Но он хорошо помнил дорогу в центр. Там, скорее всего, как и прежде, расположилась нотариальная контора.
Так и есть. На золотистой вывеске над входом было указано – «Нотариус. Романовский Дмитрий Михайлович».
Сергей, приоткрыв дверь в кабинет, увидел сидящего за столом пожилого лысоватого мужчину, но не мог рассмотреть его лица, потому что тот склонился над бумагами, удерживая рукой очки, которые использовал как лупу. Сергей негромко постучал.
‒ Можно войти? Мне сказали, что Вы меня ждете.
Мужчина отвлекся от документов, надел на нос очки и внимательно издали рассмотрел молодого человека, стоящего у входа.
‒ О! Да-да-да, Сергей! Проходи, присаживайся.
Сергею стало немного неловко из-за того, что он не узнал мужчину за столом. Но послушно прошел, расположился в кресле.
‒ Здравствуйте! ‒ поздоровался он, все еще пытаясь вспомнить лысоватого нотариуса.
‒ А ты меня, наверное, совсем забыл. Я с твоим отцом тебя на рыбалку как-то возил. Помню, дали тебе удочку из палки с леской, наживили тебе червяка, а ты ерша поймал, хотел его рукой схватить, но от испуга его на дерево закинул, ‒ Дмитрий Михайлович громко засмеялся. ‒ Ну да ладно!
Мужчина нашел нужную папку с большим серым конвертом, клапан которого не был заклеен, поэтому он сразу уверенно достал из него большую общую тетрадь в обложке из черного кожзаменителя и загибающимися от старости уголками. Нотариус для формальности сверил паспорт Сергея с документом и стал рассказывать:
‒ Давным-давно когда я был еще пацаном, младше чем ты сейчас. Василий Васильевич, дед твой, был ох какой рукастый, игрушки мастерил из всякого хлама. Раньше ведь в магазинах такого изобилия не было. Изобретал он устройства разные, даже без образования, настоящий Кулибин, я даже сказал бы, русский да Винчи. А все свои изобретения он в тетрадь зарисовывал и описывал. Но многие изобретения он не смог реализовать, потому что тогда не было таких возможностей. Но я, признаюсь, некоторые подсмотрел, очень сильно удивился, знаешь. В то время он описал прототип сотового телефона, ‒ во время рассказа Дмитрий Михайлович перелистывал тетрадь, показывая эскизы и записи. ‒ Так вот, когда я был уже взрослый, Василий Васильевич отдал мне эту тетрадь с просьбой передать внукам. Ты его единственный внук, поэтому тебе ее и отдаю.
Он положил тетрадь на стол, пододвинув ее к Сергею, накрыл ее рукой.
‒ И он еще сказал, что на последних страницах есть ключ к второй тетради. Тебе предстоит ее найти, там изобретения, которые могут принести реальную пользу, а возможно, и богатство.
Дмитрий Михайлович на минуту замолчал, удерживая рукой тетрадь и всматриваясь в лицо молодого человека. Наконец он, прищурившись, спросил:
‒ Я помню, отец говорил, что устроил тебя в крутую фирму в столице?
Сергей стыдливо склонил голову и что-то еле слышно пробубнил.
‒ Что? Извини, я не расслышал.
‒ Да, я работаю конструктором, черчу готовые механизмы.
Дмитрий Михайлович почувствовал в его голосе неуверенность, даже разочарование.
‒ Тебе не нравится работа? Ты же толковый парень.
‒ Да уж, толковый, ‒ Сергей поднял взгляд на мужчину, глубоко вздохнул и начал рассказывать: ‒ Когда отец меня привел к своему знакомому, он сказал, что я хороший изобретатель. И мне поручили придумать муфту замочную в одном механизме. Я ее придумал, а когда стал оформлять как рационализаторское предложение, оказалось, что похожая муфта есть у другого инженера. Не один в один, конечно, но очень похожая. С тех пор я больше ничего не придумал. На меня все смотрят, как будто я чье-то место занял. Но я же не воровал, ‒ старался оправдаться перед Дмитрием Михайловичем Сергей, вглядываясь ему в глаза и продолжая уже чуть громче: ‒ Знаете? Есть такая гипотеза, что все изобретения и открытия находятся в эфире, примерно, как радиоволны. А все изобретатели – приемники, они ловят эти волны. Но кто-то может воплотить это в жизнь, а кто-то нет. Поэтому до сих пор идут споры о том, кто первым изобрел лампочку накаливания или радио.
Сергей снова опустил голову. Выслушав, Дмитрий Михайлович, покачивая головой, попытался его успокоить.
‒ Да, Сергей, так бывает. Но ты еще молод, у тебя все впереди, все твои изобретения еще послужат людям. А эта тетрадь, может быть, тебе поможет, а главное – постарайся найти вторую, я верю, что в ней действительно что-то есть.

Когда Сергей вернулся, его комната уже пропахла скисшей едой, оставшейся на тарелке со дня отъезда. Он распахнул окно и решительно стал наводить порядок. В самом конце он начисто вымыл стол, вытер его насухо и, протерев руки, положил на стол тетрадь.
‒ Ого! ‒ сказал он сам себе от удивления. ‒ Тысяча девятьсот пятьдесят седьмой год? Это же еще даже отца не было!
Он стал бережно листать старинные клетчатые страницы, выписывая самые интересные детали себе на лист. Он так увлекся процессом, что проговаривал написанное, как будто диктовал себе.
‒ Втулка безопасности для детских качелей. Ничего себе, она останавливает качели, если ребенок выпал. И это вроде бы просто. Теперь-то такие и не нужны, качели пластиковые и веревочные.
Перелистнув еще, так же выпалил вслух:
‒ Во дед дает! Телескопический вал на автомобильный руль. Действительно, почему его в то время не было? Всего-то шлицы и пружина. Столько времени прошло, теперь все эти идеи никому не нужны. Все это уже придумано.
Сергей устало взглянул на часы.
Уже ночь. Осенний ветер подавал знаки азбукой Морзе, размахивая ветками сирени, сквозь которые моргал уличный фонарь. Сергею не хотелось спать, его терзал азарт. Сначала он хотел постепенно добраться до последних страниц, боясь пропустить что-нибудь значимое в записях, но не стерпел и перевернул тетрадь.
Пытаясь понять хоть что-то, он пробегал взглядом по страницам несколько раз. Сергей пытался придать смысл обрывкам фраз, отдельным словам, не залитым большой кляксой: «фабрика», «Луговой», «лаборатория».
‒ Ну да, была в Луговом фабрика с лабораторией. Но сейчас она закрыта, а лаборатория давно заброшена, ‒ Сергей стал вспоминать. ‒ Черт! Ведь он же там работал. Отец рассказывал, как ходил к деду. Так, мне нужен отпуск. Надо опять ехать, заодно на дачу заеду, родители просили там подбой поправить.
Сергей снова уставился в тетрадь. На одной из страниц все чернила были разъедены каким-то странным пятном. Оно не повредило бумагу, но сделало чернила бесцветными. Он хотел было прочитать по оттискам от нажима, но у деда, видимо, была легкая рука и перьевая ручка. Разобрать не то что слова, даже буквы было невозможно.
‒ Ну, дед, как же ты так неаккуратно? Что же ты такое разлил? ‒ прошептал с досадой Сергей.

Только продрав глаза от сна, Сергей первым делом набрал номер отца.
‒ Па, привет! Как у вас дела с мамой? Все нормально?
‒ Привет, сын! Нормально, вот завтракать собираемся, мама сырники жарит. А у тебя что нового?
‒ Да вот, я и звоню тебе спросить. Ты знал про дедушкину тетрадь? Я вчера ее в Луговом у нотариуса забрал.
‒ Это та, что дед внукам завещал? Да, конечно знал. Да это давно было, все забыли уже про нее. Да и несерьезно все там, сборник ненужных идей. Дед придумывал ерунду всякую, ‒ признался отец.
‒ Ну не скажи, для того времени все эти идеи были новациями.
‒ Если бы он патенты получил на все, то, может, и был бы толк, ‒ отец прервался, он как будто не хотел продолжать разговор на эту тему.
‒ Скажи мне еще, дед работал на фабрике в лаборатории?
‒ Да, недолго, до закрытия фабрики, они там с каким-то приятелем химичили что-то. Но из деда химик был, как из меня космонавт, ‒ сказал отец, а на заднем фоне послушался голос мамы: ‒ Привет, сынуль, приезжай на сырники твои любимые, со сгущенкой.
Сергей улыбнулся и чуть громче пообещал:
‒ Хорошо, мам, на следующей неделе обязательно приеду. Побегу на работу. Пока!

В бюро Сергей оказался раньше всех. Он стоял у окна и высматривал своего начальника. Когда тот появился на крыльце, Сергей поспешил ему на встречу.
‒ Здравствуйте, Андрей Викторович! Мне нужен отпуск. У меня срочное дело, надо уехать.
‒ О как! У нас сейчас аврал, проекты не готовы, какой отпуск?
‒ Мне нужно всего три дня. Вернусь – отработаю, буду по вечерам оставаться, ‒ обещал Сергей, не давая начальнику скрыться за дверью кабинета.
Тот поморщился, но, оглядев Сергея с головы до ног, махнул рукой:
‒ Бери за свой счет.

Только спрыгнув с автобусной подножки, Сергей направился к пустующей фабрике.
Тяжелые бетонные плиты забора покосились от времени и заросли высокой травой. Сергей прошел до главной проходной. Единственное здание, которое еще кое-как использовалось, было сторожевой бытовкой. Сергей попытался открыть провисшую калитку. С громким скрипом он вошел на охраняемую территорию. Тут же перед ним встал крупный мужчина в черной форме с нашивками.
‒ Чего тебе тут надо? ‒ совсем не приветливо спросил он.
‒ Мне бы в лабораторию пройти, ‒ немного испуганно сказал Сергей, но сделал пару решительных шагов мимо охранника.
‒ Эй, стопэ! ‒ прикрикнул мужчина и придержал Сергея резиновой дубинкой. ‒ Ну-ка вали отсюда!
Сергею ничего больше не оставалось, как подчиниться. Он решил дождаться ночи в старом родительском доме, который теперь использовался как дача.
Он разложил купленные по пути продукты и растопил печь. Осенние ночи уже стали холодными, и дом постепенно остывал. Старая лежанка была довольно крупной и, чтобы быстрее прогреть комнату, Сергей раскрыл дверцу топки. Когда повеяло теплом, он расположился с тетрадью на диване.
Внезапно Сергею пришла в голову идея обыскать дом, ведь дед в этом доме тоже жил долгое время.
Вооружившись мощным фонариком, Сергей взялся за обследование всех шкафов и коморок. Двухчасовые поиски не дали результатов, только шишку набил полкой и собрал на себя всю паутину. В сарае искать не было смысла, потому что тот был построен отцом с его посильной помощью несколько лет назад, специально для инструмента.
Потирая ушибленное место, он вернулся на диван.
‒ Ну ладно, круг поисков сужается.
Он пытался не спать. Сидя на диване, смотрел на ритмичный танец рыжих всполохов, отражающихся на стене. Но тихое потрескивание горящих поленьев убаюкивало. Он ненадолго провалился в сон. Эти полчаса показались ему целой ночью. Немного потерявшись во времени, он вскочил с дивана к окну, чтобы убедиться, что еще не утро. Придя в себя, решил идти.

Проведенное детство в этих местах помогало ему сориентироваться. Сергей знал все дырки в неприступной стене, даже когда фабрика работала на полную мощь. А теперь, когда она никому не нужна, за забором никто не хотел следить и тем более его ремонтировать. Местами в бетонных серых плитах виднелись пробоины, и торчащая арматура была кое-как переплетена толстой проволокой. Это Сергея не останавливало. Удалившись от охранной будки, он, прикрывшись травой, пролез на территорию.
Второй задачей было пролезть в саму лабораторию. Но и тут ему повезло. Окна, хоть и высоко расположенные, большей частью зияли черными дырами без стекол.
Сюрпризом оказалось то, что цехов в лаборатории было несколько. Захламленные помещения были совершенно ему не знакомы. Сергей поначалу даже замешкался, он не знал, с чего начать поиск тетради. Зажимая фонарь в руке, стараясь чтобы его луч не бил по окнам, он осмотрелся.
‒ Многовато тут шкафов и столов с ящиками. Придется поиск разбить на несколько этапов, ‒ прошептал он себе.
Он решил начать с самого ближнего к выходу, там, где логично располагалась бы раздевалка с индивидуальными шкафчиками.
Здесь ничего кроме мусора найдено не было.

Вторую ночь он посвятил полностью поискам. Пока есть силы, он обшарил все шкафы самого большого цеха, и даже успел обыскать какую-то коморку. Все безрезультатно.
Подходила третья ночь. Сумерки накрыли город сырой прохладой и запахом печного дыма.
Поняв, что у охраны нет особого желания дежурить по периметру, Сергей с уверенностью влез в цех и сразу, не боясь, прошел в самый дальний, тот, который был запланирован на сегодня. Небольшой по размеру цех с длинным столом посередине не занял много времени.
Настроение пропало окончательно. Все три дня и три ночи поисков загадочной тетради не дали ничего, кроме усталости. Сергей вернулся в дом. Затопив печь, открыл дверку и снова стал вглядываться в тетрадные записи.
‒ Я уже все это наизусть помню! ‒ прохрипел он вслух.
Отложив черную тетрадь, зашагал по комнате кругами. Он размышлял, иногда выпаливая фразы, ругая предка за такую нерешаемую задачу. В конце, доведя себя до психа, взял тетрадь и швырнул ее в топку.
‒ Да гори ты синим пламенем!
Тетрадь словно выполнила последнее желание, пластиковая обложка моментально взялась синим огнем. Сморщившись от жара, она раскрывала страницу за страницу, обдавая их языками пламени. Сергей наблюдал за огнем, уже вроде бы жалея о поступке, он вглядывался в строки, пока дело не дошло до той страницы, на которой было странное пятно.
От жара сквозь пятно проступили синие строчки. Сергей разобрал пару слов и машинально протянул руку в огонь. Обжегшись, он выхватил опаленный обрывок, на котором смог отчетливо прочитать часть текста:
‒ …греть утюгом, …мотри наоборо… Черт! ‒ вскрикнул он от досады, решив загадку. ‒ Вторая тетрадь в первой, но с конца. Химические невидимые чернила. Черт! Вот я придурок!
На глазах парня проступили слезы. Он склонил голову, обхватив ее руками.

За окном светало. Капли росы падали с крыши, звонко ударяясь об лужи.
Вдруг послышался нерешительный стук в дверь.
Сергей никого не ждал, но подумал, что могли прийти соседи. Он сдвинул засов, раскрыл дверь.
За порогом стоял незнакомец в черном старомодном пальто, шляпе и очках. Бородка и усы закрывали худощавое лицо, сквозь линзы очков ухмылялись маленькие от прищура глаза. Мужчина переложил в руку с тростью портфель и на весу раскрыл его. Достал из портфеля серый большой конверт, клапан которого был плотно заклеен. Не обронив ни слова, он протянул Сергею конверт.
От неожиданности Сергей принял конверт и так же молча прошел к свету под лампу, в центре комнаты. Он даже забыл предложить мужчине войти.
Распечатав конверт, Сергей вынул из него старую черную тетрадь с загибающимися уголками.
Он был шокирован. Ведь буквально час назад, он сжег ее в печи.
‒ Но как?! ‒ громко спросил Сергей, но ему никто не ответил.
Сергей подошел к двери, за порогом никого не было. Оставшись снова наедине он открыл тетрадь. Все те же знакомые эскизы и схемы подействовали на Сергея бодряще, по телу пробежала легкая дрожь. Он перевернул тетрадь, открыл ее с обратной стороны. Теперь, странное пятно покрывало первую страницу, и сейчас Сергей знал, что с ним нужно делать.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 46
© 30.11.2020г. Эдуард Парфенов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2958416

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


















1