Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Великая Клоповия, том XII, 7


ГЛАВА 7

Незаметно подкрался и роковой для самого владыки 1554 год: его клопиные подданные взбутетенились против владычества изверга, подняли восстание. Адриан был вынужден спешно покинуть трон, полис и распрощаться со всеми своими княжескими регалиями: не до жиру, быть бы живу. Напряжение нарастало, в спину дышало в те дни огненным, палящим дуновением пустынного вихря желание подданных немедленно учинить над князем расправу за все гадкие злодеяния, каким он подверг местное клопиное население. Тени то там, то сям мелькали в полусне, мерещились князю повсюду, он не мог ни пить, ни есть, ни спать спокойно. «Уберусь-ка я отсюдова в ближайшие часы, пока меня не прихлопнули за мои геройства», не раздумывая долго, решил самозваный повелитель. Укутавшись тогда же в чёрную ветошь, покинул, никем не узнанный, свой терем, побрёл тихонько себе в затопленный край, откуда он явился тогда, услышав о вакансии на прадедовском седалище в столице Скифии клопиной. «Ежели нам здесь не рады, то и делать тут нечего, куда как лучше покинуть злополучное местечко, ведь сегодня мне пока ещё никто не препятствует его покинуть безболезненно, а назавтра того и гляди задержат и засунут меня во мной же созданный поганый заповедник, чего я никак себе не чаю и не желаю туда попасть ни за какие коврижки», бубнил себе в усы самозваный отшельник.

Адриан брёл пешком, закутанный в саван, вдоль обочины дороги, тянувшейся из столицы в лопушиные земли, недавно пережившие сильный потоп, а затем, как по мановению волшебной палочки, претерпевшей несколько волн заселения жучками и муравьями. Казалось, это было совсем недавно, вроде б как ещё совсем вчера, но сколько же лет прошло с той поры, как он уныло сиднем сидел на пороге своего плавучего домика и с омерзением слушал доносившиеся из его особняка хрустящие и чавкающие звуки трупного пиршества любителей падали и прочей прелести с душком-запашком! Он покинул свою плавучую избушку в далёком 1545 году, но вот уже на исходе и 1554, уже целых девять лет его носит где ни попадя, он совсем отвык от тишины благословенного края, он даже время от времени приостанавливает свой шаг и стоит, прислушиваясь к тишине: способен ли он вновь привыкнуть к этому беззвучию? Вторая причина, по которой он останавливался и прислушивался, ― это страх перед своими бывшими подданными, которые хотя deiure и оставались его подданными, но вот уже de facto никаким он для них венценосным возлюбленным князем не являлся, и все подданные давно уже искали души его. Почувствовав опасность, наш осторожный клопик сходил с обочины и ложился, и застывал, и только складки его хламиды колыхались от легкого ветра, но и они издалека напоминали скорее нечто такое мёртвое и несъедобное, от чего уже отваливаются, облупливаясь, отдельные кусочки плоти, шелестя отлетающей от него шелухой. Законы маскировки клопик Адриан постиг в совершенстве: конечно же, сын лицедеев, пусть и погорелого театрика, ин же первоклассных мастеров по перевоплощению, он с детства брал уроки притворства у своих родителей, и потому теперь эти самые родительские уроки хитрости, сослужили ему верную службу: однажды он, не ляг вовремя на обочине дороги, едва бы не сделался жертвой народной расплавы. Но, ловко и умело завернувшись в свою хламиду, наш юркий клопик легко сошёл за какой-то неживой объект природы вроде большого придорожного камня. Его издали ещё заприметили члены одной их диких разбойничьих шаек, подивились величине этого камушка; подойдя поближе, изо всех сил пнули его ногами, на что наш притворщик не издал ни звука, живо сойдя за «камень». Потерявшие к нему всякий интерес члены шайки, побрели дальше, время от времени останавливаясь и оглядываясь на это чудо природы: и велик же камушек! А не схоронись и не ляг Адриан заблаговременно у обочины, лежать бы ему теперь убитым, бездыханным, потому что тогда бы эта шумная и пьяная ватага сразу бы признала в нём своего прежнего государя de facto, но, не желая отныне оставаться подданными такого изверга de iure, вонзила бы тому ножик в брюшко да выпустило бы ему кишки наружу за всё хорошее. Такого бы радушного приёма наш замечательный клопик, сколь бы ни был он живуч, вряд ли бы вынес! (III, 45)

Изредка ему попадались по пути кое-какие здравомыслящие:
― А скажи, милая блошка, далеко ли ещё топать до Лопушиной?
― Пустоши там одни, на кой ляд они тебе сдались, сердешный?
― Ино и пустошь порою в отраду, где родился, там и сгодился.
― Коли на то пошло, далече тебе топать, родименькой, далече.
― Сама-то как цела-жива? ― участливо спросил самозванец.
― Ховаюсь при каждом шорохе, да что поделаешь? Nostravita.
И блошка продолжала своё унылое шествие в сторону столицы.
Самозваный князь топал на полдень, в Лопушиную область, где, по его смутным представлениям, должен был дожидаться его дом, если, конечно, никто его не подпилил, не подпалил за минувшие те десять лет. При малейшем подозрительном звуке прятался, застывая на одном месте в одной позе наподобие мёртвого камня: когда тени проходили мимо, отшельник, обездвиженный страхом, опять сдёргивал с головы свою ветошку и продолжал брести туда, где он долго и вполне плодотворно «наместничал». Особняк, в котором и дня не пожелал он прожить, стоял цел и невредим; домишко, в котором он пережил и пересидел великий потоп, давно рассохся, его разнесло на мелкие щепки беспощадным течением времени. Нигде своей плавучей избушки Адриан Захватко так и не обнаружил: его ветхого жилища попросту давно уже не стало. Зато вот особнячок, хвала небожителям, уцелел и сохранился, ему на радость. «Будет-таки, где примоститься да притулиться», сам себя успокаивал наш самозваный отщепенец. Но вот перед ним и его особнячок... чу! да что же в нём такое происходит непонятное? ― неприятно удивился отшельник. Cэтим ведь надо срочно что-то делать, не то этак на свою половину никак не зайдёшь, коли там поналезло гостей.

Особнячок стоял на том же месте, но, когда наш клопик подошёл вплотную к окошку, он обнаружил, что «его» особняк шумно и густо кишит мелкими насекомыми: жучками всех цветов и оттенков, почти как в Академии клопиных наук в начале XV века. С губ нашего клопика слетело брезгливое «бр», ― он никак не ожидал увидеть непрошеных гостей в своих личных апартаментах. «Ну надо же, как они быстренько освоились в нашем доме! ― с досадой подумал клопик и фыркнул от раздражения, ― и что же мне делать с этакой мелочью?» (III, 47)

Но разочарование и тревога внезапно сменились радостью, ведь,

Приглядевшись повнимательнее, клопик заметил среди этого кишащего населения некоторых своих знакомых, из породы Acrotrichis grandicollis, тех самых жучков-перистокрылок, чьими услугами он пользовался ещё в бытность свою г. болотным наместником. Так получилось, что один из этих юрких мелких жучков нечаянно встретился с ним взглядом и узнал в нашем закутанном, как египетская мумия, в отрез бурой ткани страннике недавнего своего благодетеля. (III, 47)

― Ах, господин вернулся! господин наш любимый вернулся! ― возликовал жучок Acrotrichis grandicollis, захлопав от распиравшей его радости в ладоши и любовно взирая через стекло оконной рамы на своего прежнего хозяина, ― подойдите сюда, друзья мои! наш любимый господин вернулся!
― Тс-с, не шуми, простачок! ― приставив коготок к устам, зацыкал на расшумевшегося жучка наш клопик. ― Я тут incognito, не выдавайте меня никому, я желал бы раствориться среди вас, пока мне грозит смертельная опасность. ― И он, говоря это, жестами указал вовнутрь здания, давая этим понять кишащим в нём квартирантам, что он бы не отказался пройти в свой бывший дом. ― Приютите уж меня, будьте так добры, ведь этот особняк, в некотором роде, принадлежал мне в ещё допотопные времена.
― Милости просим, милости просим, любезный наш хозяин, ― засуетились жучки. ― Кто это там стоит? да природный хозяин этого дома, вот кто там за окном стоит, ― жужжали жучки, объясняя кому-то, кого это леший притащил, и, кланяясь перед своим господином, жучки, отперев рассохшуюся и расслоившуюся входную дверь, впустили своего хозяина вовнутрь особняка. (III, 47)







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 30.11.2020г. Лаврентий Лаврицкий
Свидетельство о публикации: izba-2020-2957734

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1