Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Новый 1985-й


Кто-то осторожно постучал в дверь. Это был Олег. Костик вышел к нему на лестничную площадку.
- Привет! Чего меня искал?
- Где ты шляешься? Который день не могу тебя найти! – они пожали друг другу руки. При этом у Олега как-то беспокойно бегали зрачки, и верхняя губа обнажила далеко не ровный и белый ряд зубов. Зато пушок вместо усов делал его весьма привлекательным пареньком. Он оскалился в улыбке.
- Так что ты меня искал?
- Ты меня удивляешь, - Костик сделал паузу. – Послезавтра Новый год! Ты где его встречаешь?
Олег сперва изобразил удивление. Потом, как бы что-то припоминая, начал хватать ртом воздух.
- Ну? У кого-нибудь на хате или дома? – не унимался Костик. Он никогда не доверял ему стопроцентно. Он знал, что этот болтун может легко всё переиграть в последний момент. Да и соврёт от чистого сердца так простодушно, что поверишь и забудешь всё, что водилось за ним раньше. Олег присел на корточки, привалился спиной к стене и стал грызть спичку.
- Мы вообще-то решили собраться у Серёги…
- Кто «мы»?
- Стас, Серый, Шурик… Ну, и ты, если хочешь…
- А такое возможно? – Костик знал их всех отдалённо, но это было бы намного лучше, чем сидеть дома, где всё развлечение – еда да телек.
- Хочешь, сейчас пойдём и добазаримся?
- А что, у Серёги свободно?
- Его родители уходят к тётке, что ли…
Костик задумчиво прикусил нижнюю губу.
- А пошли! Ещё не поздно?
- Только десятый час. Я как раз должен был зайти к Стасу.
- Погоди, я только оденусь…

Идти было недалеко. Они сбежали с третьего этажа, перепрыгивая по несколько ступенек сразу. Олег жил в том же подъезде, но на первом этаже, который он заговорщицки проскочил. И только на улице выяснилось, что его отправили вынести мусор. Пустое ведро стояло под его дверью. Когда он выносил его, парни на улице передали, что его искал Костик.
- Ну ты даёшь, - удивился Костик и тут же перевёл разговор. – Я зарядил четыре плёнки и вспышку. Будем фоткаться.
Олег оскалился своей загадочной улыбкой. Было видно, что у него в голове бродили какие-то идеи, но увы, никак не могли родиться.
- У тебя мафон пашет? – спросил Костик.
- Да, естественно, - удивился Олег.
- А кассеты без записей есть? Или ненужные?
- Зачем?
- Ладно, не надо. У меня есть. Короче, сделаем так. Один мафон будет играть. К примеру, мой. А второй – писать через микрофон.
- У меня классно пишет, - загорелся Олег. – Помнишь, как я его включил, в сумку положил, и мы к пацанам подошли… А они, дурачьё, матом кроют…
Олег радостно взмахнул рукой. Глаза сияли от этой его авантюры.
- Это когда было?
- Ну, как? – растерялся Олег. – А-а, тебя с нами не было! Был Шурик… Маг так чисто записал тогда!
- Вот видишь! И на Новый год так сделаем! Ещё гитары надо будет взять.
- Обязательно. Я свою возьму. Ты настроишь её? Макара как сбацаем!
Тут они свернули за угол и Олегу в плечо влепился снежок. Ещё несколько пролетело мимо.
- Э-э! Э-э! Кто посмел! – Олег ошарашенно оглядывался по сторонам. – Ну, ничего себе!
Костик уже готовил ответный снежок, высматривая в сумерках потенциального противника, как из-за кустов выскочил худой, но жилистый Стас в курточке с меховым капюшоном и в петушке. Его голова казалось необычайно маленькой из-за того, что петушок плотно облегал её. Казалось, что он вообще был без шапки. В правой руке наготове он держал снежок, а левой прижимал к груди целый боекомплект из нескольких штук.
Одновременно со Стасом, из-за его спины выкатился маленький кругленький Шурик, который был младше всех. Чёрная шуба и огромные перчатки делали его похожим на крупного ребёнка. Он также, как и Стас, был вооружён снежками. Только снежки были рыхлыми и неуклюжими.
- Смерть фашистским оккупантам! – закричал Стас и стал метать свой боезапас. Весь удар обрушился на Олега, который изгибался и обеими руками прикрывал голову. Со стороны казалось, что он никак не может сообразить, что происходит.
- Смеееррррть! – радостно вторил Стасу Шурик. – Урррааааа!
Когда снаряды наконец-то иссякли, Олег изобразил невыносимые муки на лице и возмутился:
- Стас, ты совсем очумел?
Стас в ответ бросился бороться.
- Да, отстань! - взмолился Олег.
Стас ухватил его сзади за шею. Олег не сопротивлялся. А спереди с новым снежком в отведённой в замахе руке угрожающе стоял Шурик.
- Ты где, подлец, был? Я тебя знаешь уже сколько времени жду!
- Перестань! Отпусти!
Стас неожиданно отпрыгнул.
- Совсем дурачок. Дитё малое. Я к тебе же и иду, - стал отряхиваться Олег.
Шурик неуверенно с улыбкой мял снежок.
- Деньги принёс? – поинтересовался Стас.
- Принёс, - обиженно ответил Олег.
- Давай сюда, моя крошечка, - набросился вновь Стас и попытался всыпать пригоршню снега ему за шиворот и вдруг воскликнул, - С новогодним снежком! Ты только посмотри, как он искрится! Гля, какие звёзды!
- Да, пошёл ты! – скривился Олег и протянул деньги. – Ня-я, бери.
- Вот, классно! А почему только три?
- Нет больше.
- А когда же?.. – возмутился Шурик. – Все сдали нормально, а ты… что особенный?
Надо признаться, Олег, не смотря ни на что, всегда оставался всеобщим любимчиком. С ним было весело. Все эти ужимки и выходки в его исполнении выглядели неотразимо.
- Тихо! – махнул Стас рукой. – Сейчас девок умоем! Та-ак… Любка, Светка… кажись, Наташка… Серёга?.. Быстрее! За мной! – он рванул к дальним подъездам, где перед девчатами красовался Сергей, крупный и добродушный, немного заикающийся, в огромной пушистой шапке и в светлом полушубке.
Шурик рванул за Стасом.
- Что я, дурак что ли, бежать? Мы спокойненько дойдём. Да, Костик? Ненормальные! Всё в игрушки играются, как маленькие… У-я! – Олег вдруг присел на корточки и стал подскакивать, загребая и бросая вверх снег обеими руками, пока не съехала шапка. Он подхватил её и рассмеялся. – Да, Костян? – встал он с корточек.
- А по сколько собираете? – поинтересовался Костик.
- Да тебе не надо. Уже всё есть. Только вот винца бы… прикупить, - он опять заулыбался, стараясь преподнести это двусмысленно, зная непримиримое отношение Костика к спиртному, или как шутку, если рассердит, или как тайну, если вдруг согласится стать сообщником.
- Ты смотри, они побежали за угол! – поменял тему разговора Костик. – Давай в арку! – и он, не вынимая рук из карманов, заговорщицки рванул первым.
- Сейчас мы их! – вдогонку закричал Олег.

А там уже шла борьба. Кричали, визжали, смеялись… Серёга загнал одну в угол и, то ли успокаивая, то ли что-то объясняя, лепил очередной снежок. А та затравленно отмахивалась и пищала.
Стас боролся сразу с двумя. И было непонятно кто кого повалил в сугроб. Шурик сперва бегал вокруг, а потом сиганул в эту кучу-малу сверху. Почти тут же эта кучка развалилась, и Шурик оказался в сугробе лицом. Стас весь красный, пышущий, но довольный собой отбежал чуть в сторону и стал отряхиваться, приглядываясь к Шурику. А тот, не смотря ни на что, упрямо пихал в лицо своей жертве, прижатой к земле, всё новую и новую порцию снега. Вторая же отчаянно его лупила, пытаясь оттащить.
Олег подбежал к Стасу и тот стал ему объяснять новый план действий. Шурик наконец-то оставил свою жертву, отбежал в сторону и, приподняв руки вверх, стал издавать боевые вопли. Его жертва плакала. И вероятно в утешение ей, вторая бросилась с кулаками на Костика, ничего не предпринимавшего и мирно наблюдающего за происходящим со стороны. Всё-таки немного снега долетело и до него, но он вовремя отскочил.
На этом и закончилось. Девчата с угрозами скрылись в арке. Стас начал было предлагать отправиться в соседний двор, но тут подошёл Серёга и принялся со всеми здороваться. Потом сообщил, что ему необходимо идти домой.
- Вот, Костик хочет с нами справлять, - мимоходом как бы поинтересовался Олег.
- Пусть приходит. Короче, я побежал, - и Серёга скрылся за углом.

Денег действительно оказалось достаточно. В общем всё уже было готово. Оставалось дождаться ухода Серёгиных родителей и приняться за приборку и заготовку жратвы. Стас чуть ли не всё собирался сделать сам. А когда он услышал про фотоаппарат и гитары, обрадовался несказанно. Тут же из него стали фонтанировать гениальные задумки. И он долго не мог успокоиться. Потом серьёзно добавил:
- И спиртного ни капли! Ни грамма! Кампания чисто мужская. Никаких баб, - и осуждающе покосился на Олега.
Тот в ответ смотрел глазами преданного пса.
- Откуда? – по-детски возмутился он.
- Ну их к чёрту, этих баб, - вставил своё мнение Шурик. – Без них веселее.
Серёгу Костик увидел только 31-го в 10 утра у него дома, как договаривались. Он колдовал на кухне. Олег был на подхвате. Принесёт тряпку и усядется в кресло. Ему что-нибудь дадут подержать, он и держит. На большее, считалось, он не способен. Стас носился от кухни до уборки комнаты, посылая Шурика то вынести мусор, то принести из его квартиры какие-то шнуры, то вытереть пыль, то найти скатерть…
Костик сперва присоединился к Олегу. Но потом распаковал магнитофон и включил «Машину Времени». Олег тут же подскочил и увеличил звук до максимума. Вошедший Стас что-то сказал, но не было ничего слышно. Олег смотрел на него в упор, корчил рожи и кривлялся под песню.
- Что, глухой что ли? – заорал Шурик и убрал громкость.
Олег оттолкнул его, вернул максимум звука и продолжил свои дикие танцы. Тут пришёл Серёга и сообщил, что нет хлеба. И вообще, желательно чего-нибудь прикупить, вроде банки сока или лимонада. Стас отдал деньги Шурику и выгнал его вместе с Олегом в магазин, сказав что ему одному здесь готовиться будет удобнее и проще. Да и быстрее. Костик решил пойти с парнями. На улице он взял инициативу в свои руки.
- Идём в универсам. Там сразу всё и купим, - застёгивая куртку на ходу одной рукой, второй как бы подгонял всех вперёд.
Двинулись молча. Костику не терпелось дождаться вечера. Олег был привычно рассеян и тупо пялился по сторонам. Видно было, что подобное времяпрепровождение особого восторга у него не вызывает. Шурик был бы рад остаться со Стасом, но если надо, значит надо. Он сжимал в кармане деньги, а в другой руке нёс две сумки.
В универсаме, что находился рядом через дорогу, толпился народ. Шла бойкая торговля тортами, пирожными, лимонадом… В очередь поставили Олега и пошли за хлебом. Но когда взяли две буханки и отправились назад, навстречу шёл Олег и разглядывал прилавки.
- Ты что? А очередь? – возмутился Шурик.
- Деньги давай.
- Рано ещё! Куда ты ушёл!
- Что орёшь на меня! Деньги давай. Во дурной, - не сдавался Олег.
Шурик неуверенно вынул и отдал все деньги. Олег сунул их в карман и, как ни в чём не бывало, подошёл к прилавку, молча взял трёхлитровую банку виноградного напитка и отдал Шурику.
- Возьмём, - буркнул он и отправился к рыбным консервам.
С видом знатока стал рассовывать по карманам банки.
- Ты куда? Зачем? – опять завопил Шурик.
- Отстань. Пригодится. Я жрать хочу.
- Где ты столько денег возьмёшь?
Но платить не пришлось. Карманы у Олега оказались чрезвычайно глубокими, и консервных банок не было видно. Расплатившись в кассе за сок, он подошёл к какому-то парню в начале очереди за сладким и стал с ним болтать. Костик с Шуриком отошли в сторону.
- Вот чучело! – выразил свой восторг находчивости Олега Костик. – Что это за тип?
- Не знаю. Пили небось вместе.
Впоследствии так и оказалось. Кроме того, они были из одного училища.
Олегу ноша досталась самая лёгкая. Руками он поддерживал карманы, из которых торчало по бутылке лимонада. А на дне их притаились рыбные консервы. Своей вихляющей походкой и бестолковым выражением лица он смахивал на законченного алкаша. Костик тоже нёс лимонад, но в сумке. А в другой руке банку сока. Шурик в правой руке нёс торт, как официант поднос, а в левой – сумку с хлебом. Костик вдруг рассмеялся.
- Мужики, мы со стороны похожи на каких-то идиотов, ей богу.
Олег оскалил в улыбке свои мелкие зубы и заглянул Костику в глаза. К этому моменту они уже перешли через дорогу. На улице был лёгкий морозец градуса в два-три. То тут, то там на присыпанном снежком асфальте проглядывал тонкий ледок. Костик шёл посередине. Шурик в ответ на его слова тоже повернулся к нему с улыбкой, загадочно открыв рот… Но тут губы его округлились, глаза расширились, и он начал медленно падать. Сумка с хлебом отлетела в сугроб. Уже почти у земли он, неизвестно каким образом, вывернулся на левый бок, а руку с тортом отвёл к ногам, держа её вытянутой на весу. И когда почти всё самое страшное казалось бы осталось уже позади, Шурик перекатился на живот и со всего маху на вытянутой руке, описав дугу, пригвоздил к торт земле.
Костик еле удержал банку и, давясь со смеху, присел на корточки. Олег и Шурик растерянно улыбались, глядя друг на друга во все глаза. Бедняга торт превратился в смачную лепёшку. Хорошо, что торт был в коробке. К тому же слоёным и с небольшим количеством крема. Позже Стас его воскресил и облагородил, равномерно размазав крем тонким слоем. После чего поставил в центр стола между двумя пирогами, испечёнными для них мамой Серёги.

Когда они вернулись, на кухне что-то шипело и парило. Комната была довольно чисто прибрана. Стас возился с крашенными лампочками в фанерке. Позже выяснилось, что это – цветомузыка. Костик взял в руки фотоаппарат, а Олег с Шуриком стали передвигать в центр комнаты стол. По телеку что-то пиликало фоном. А на нём, экстравагантно украшенные ватой и чем-то блестящим, торчали из вазы сосновые веточки. Костик сделал пару снимков и взял в руки гитару. За окном начинало темнеть.
- Я жрать хочу! – почти гавкнул Олег.
- Ничего не тронь! – властно отозвался Стас.
Олег скрылся и вернулся уже с куском хлеба и открытой рыбной консервой. Шурик, не долго думая, быстренько присоседился к нему.
- А, чучело! Зачем, зачем? – припомнил ему Олег его слова в магазине.
- Молчи, удод! – добродушно парировал Шурик набитым ртом.
- Куда ты! Вот толстая рожа!
- Сам такое существо, - невозмутимо бубнил Шурик, облизывая пальцы. – В одного почти всё сожрал!
- Ха! А кто её притащил?
- Шурик, сколько времени? – поинтересовался Стас, разглядывая фанерку самодельной цветомузыки.
- Почти двадцать минут пятого.
- Узнай, что там у Серёги?
Костик снова взялся за фотик, и Олег тут же принялся позировать ему с пустой банкой.
- Во! Порядочек! – лампочки стали попеременно вспыхивать - то синие, то красные. – Всё! Тащим жрачку на стол! Серёга, ну что там у тебя?
- Всё готово! – радостно отозвался с кухни Шурик.
Олег развалился на диване, сложив ноги в лотосе, а руки на груди словно лапки, и загнусавил картаво:
- Бистро! Бистро! Хозяйка проголодался! – закатил он глаза.
Тут на него как коршун налетел Стас и заломал руку за спину.
- Стасик! Ну, больно же! – смеясь запричитал Олег.
- Тащи посуду! – отпустил его Стас.
Стол быстренько накрыли пустой посудой и вновь разбрелись кто куда. Костик снова взялся за гитару. Вдруг Олег заорал:
- Веселье новогоднее припомнили сегодня мы…
Стас подхватил. Потом Шурик. Костик, не зная аккордов, бренчал что-то невпопад. Но его за общим ором почти не было слышно. Олег забыв слова, что частенько с ним случалось, перешёл на тарабарщину. Потом запел с английским акцентом, держа вилку как микрофон. Потом схватил свою гитару и «загавкал по-немецки», выпучив глаза. С кухни пришёл Серёга и стал выпытывать у Стаса, как сделать так, чтобы всё осталось горячим до двенадцати ночи.
«Мафон!» – вспомнил Костик и поставил его «на запись». Тут же все дружно начали хрюкать, орать, звенеть посудой, хрусталём, бросать сомнительные реплики. Магнитофон произвёл мобилизующее действие.
Первым откололся Стас. Сперва он рвал струны своей гитары. А потом, вероятно что-то припомнив, стал мурлыкать себе под нос, согнувшись над ней. В это время Шурик что-то не поделил с Серёгой. Оба толстенькие, но разные ростом, они забавно пытались бороться. Костик схватил фотоаппарат. Но почти в каждый кадр влезала рожица Олега. Даже когда Костик вытянул руки и решил сфотографировать себя самого, Олег положил ему на плечо голову и вытянул трубочкой губы.
- Пойдём, прогуляемся, - вдруг предложил он.
- Пошли. Всё равно делать здесь пока нечего.
Остальные идти отказались. Стас был глух и нем, обнимаясь с гитарой. Шурик обижен. А Серёге хватило открытой форточки, из которой он перехватил пару глотков ледяного свежего воздуха и кому-то что-то крикнул вдогонку. Олег подошёл к магнитофону, солидным басом сказал: «Антракт!» - и выключил его.

Они долго решали к кому бы зайти, но так ни на что и не решились. Ограничились лицезрением праздничной уличной суеты. Некоторые были уже навеселе. Другие ещё бежали с авоськами. В магазинах скучали продавцы.
- Какой идиотизм работать в новый год! – изрёк Костик. – Неужели это так необходимо? А кто-то сейчас пашет на заводе во вторую смену! А кому-то и в ночную…
Олег поблуждал взглядом и неспеша достал сигарету.
- Покурим? – нерешительно спросил он и тут же бросился в воспоминания, прикуривая от двух спичек сразу. – Помнишь, как мы курили в детстве между гаражами? А во-он там был пустырь с травой здоровенной… На остановке наберём бычков почти целых и курим в траве…
Костик в ответ только улыбался. Он всё прекрасно помнил. И то, что их тогда было трое – он, Олег и Вовчик, который сейчас где-то в своей кампании, приблатнённый. Даже редко когда поздоровается при встрече. А вот Олег этого почему-то уже не помнил. Вечер был тихий, слегка морозный, весь в огнях. Было такое ощущение, как будто все двери, балконы и окна открыты настежь. И всюду полным ходом идёт этакое народное гуляние. Все встречные-поперечные поздравляли друг друга с Наступающим…
- … А сейчас ничего этого нет. Какой дружный двор у нас был! А сейчас? – разоткровенничался Олег, дымя сигаретой. – Понастроили новых пятиэтажек! Я вообще не понимаю… Прихожу во двор, какие-то новенькие сидят, никого не знаю. Это я-то, который здесь родился! Ты помнишь, как мы гоняли Финский, а?
- И Весёлый, - закивал Костик головой. – Наша Лесенка вообще… пограничная зона. Идём гонять Весёлый, зовём Финский. И наоборот, если на Финский, зовём Весёлый… А в футбол как с Весёлым играли, первенства устраивали. Почти каждый вечер.
- Ага. Лето. Такое пекло, а мы мяч гоняем… А потом в автобазу газ-воду холодненькую пить…
Олег постоянно забегал чуть вперёд и размахивал руками. Костик же напротив, шёл, запихав руки глубоко в карманы и постоянно улыбался в ответ. Олег долго менял маршрут. Но когда время перевалило за восемь вечера и окончательно стемнело, они решили, что пора возвращаться.
В квартире их ждал сюрприз. Костику так и не удалось выяснить кто пригласил Любку с какой-то девчонкой, у которой в отличие от Любки не было лошадиных зубов. Ростом она была пониже, а фигуркой и на лицо гораздо привлекательнее. Это оказалась двоюродная сестра Любки Татьяна. Она приехала на праздники из области. Зашли они в гости буквально перед ними. Скорее всего их из любимой форточки позвал на чаёк Серый. А может и Шурик, потому что Серёга как-то странно торопился усадить их за стол, чтобы побыстрее выпроводить.

Олег оживился. Неизвестно откуда сразу взялась водка и два пузыря бормотухи. Все чинно расселись за праздничным столом и принялись за картошку-пюре с солёными огурчиками и помидорчиками. В истинно-мужской кампании появился враг. Но враг подсознательно желанный. И ради него даже Стас, который удушил бы любого за спиртное, в этот раз наполнил свой бокал вином за компашку, но пить – не пил, а только дёргал им в воздухе под очередной тост и смачивал губы.
Олег с Серёгой решили споить милых дам. Собственно, только по этому поводу им и сошло с рук спиртное. Все дружно предлагали это «действительно слабенькое винцо» прелестным дамам. Но они упорно отказывались. Ведь им же предстояло возвратиться домой, где запах от них учует мама Любки. И тогда им будут кранты.
Мясо в картошке почему-то не поддавалось разжёвыванию. Серёга, как выяснилось позже, вместо тог, чтобы кипятить мясо в молоке, добросовестно выдержал его в нём два часа. Но благодаря этому забавному происшествию дамы поддались и сломались под всеобщим мужским натиском. В Любку помимо этого ещё смогли влить рюмку водки, и её ошалелую утащила домой Татьяна, напуганная мужским гостеприимством. Они обещали вернуться после двенадцати. Но вероятно мама всё-таки их унюхала.
В этой суете, в дальнем тёмном уголке, в глубоком кресле, уютненько устроившись, отдыхал Костик. Попивал лимонад и наслаждался разворачивающимися перед ним действиями.
Когда на Любку с Танькой набросились с уговорами, Серёга минут на пять исчез. Костик не придал этому значения, настолько он был поглощён происходящим. Стас пытался подражать грузинским тостам. Олег подныривал под руку Любки своей головой, разворачивался, вытягивал в руке вверх фужер и причмокивал губами, как будто уговаривал малюток попробовать ням-ням и искренне удивлялся отказу, сопровождаемому истерическим смехом Любки. Шурик, хихикая, бегал вокруг и раз за разом пытался силой влить зелье все равно кому.
Когда девчата сбежали, Серёга обиженно набросился почему-то на Стаса. Оказалось, что приходили какие-то Светки, которых он еле-еле уговорил заглянуть в гости на Новый год. Но учуяв присутствие постороннего женского пола, поспешно ретировались. И это было трагедией для Серёги.

Тут по телеку начались поздравления советскому народу с приближающимся Новым 1985-м годом. И понеслось… Включили магнитофон. Костик взял фотоаппарат. Как-то дружно налегли на остатки вина. Не пропадать же добру! Да и Новый год всё-таки!
Забили куранты. Торжественно встали, и Стас заорал что-то нелогично серьёзное. Потом спохватился и выбежал на лестничную клетку. Через пять секунд вернулся и бросился обниматься с причитаниями: «Как я вас давно не видел!». И уточнял: «Целый год!». Запричитал Олег. Завыл Шурик. Серёга вылез головой в форточку.
Была исполнена фантазия на тему: «В лесу родилась ёлочка! А кто её родил? Четыре пьяных ёжика и Гена-крокодил!».
Телек, магнитофон, какие-то споры, жратва. Горячее со стола ещё не убрали и поэтому все попеременно бегали на кухню за сладеньким. Незапланированное веселье естественным образом перешло во всеобщий гам. Про записывающий магнитофон все позабыли. Как-то сама-собой организовалась джаз-банда «Лесенка», исполняющая свои композиции на трёх расстроенных гитарах и ударных инструментах в виде стульев, бутылок, хрусталя… Серёга достал с полки бутыль из-под шампанского, наполненную мелочью и стал её трясти как маракас, издавая индейское «У! У! У!..»
Костик проснулся от включенного на всю мощь магнитофона. Посреди комнаты прыгал и подпевал магнитофону Олег. Костик почему-то оказался в другом кресле. На полу среди подушек от софы дрых Шурик. На голой софе спал Стас. Серёга, видимо, предусмотрительно для сна удалился в соседнюю комнату.
Костик долго не мог сообразить где он и что происходит вокруг. За окном давно рассвело. Музыка оглушила его. Он понемногу начинал припоминать, как Стас с Шуриком делили кровать. В результате Шурик оказался на полу, но с подушками. Олега с кровати выперли сразу же. Он только бурчал в ответ на пинки. А потом уполз. Хорошо, что телек и магнитофон кто-то догадался выключить…
Вдруг Костику захотелось чего-нибудь пожевать. Но заставить себя встать было выше его сил. К тому же тело чудовищно затекло в сидячем положении. Было грустно, что праздник прошёл и вот сейчас надо будет прибираться. Вот-вот должны вернутся Серёгины родители. «Ведь отрубились же где-то в семь утра? – озарило Костика. – Сейчас почти девять. Значит спали часа два? И как только этот балбес проснулся? Нужда по-маленькому если только заставила?».
Понемногу стали очухиваться остальные. Разбегаясь по домам, договорились вновь собраться вечером и пойти пошукать кого-нибудь по дворам. Сонный Серёга еле держался, мучительно ожидая, когда же наконец все уйдут. «Вот счастливчик! – наверняка подумал каждый. – А мне ещё до дому добираться…»






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 28.11.2020 Владимир Бухалов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2955920

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1