Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Виктор ПЕЛЕВИН «АНАНАСНАЯ ВОДА ДЛЯ ПРЕКРАСНОЙ ДАМЫ»


Виктор ПЕЛЕВИН «АНАНАСНАЯ ВОДА ДЛЯ ПРЕКРАСНОЙ ДАМЫ»
Виктор ПЕЛЕВИН «АНАНАСНАЯ ВОДА ДЛЯ ПРЕКРАСНОЙ ДАМЫ» - М.: Эксмо, 2011. – 352 стр. Тираж 15 000 экз.


Каждая встреча с новой книгой Виктора Пелевина – радость для читателя. Предвкушение новых историй от талантливого рассказчика уже дорогого стоит. А читатели-почитатели знают, чего можно ожидать от новых текстов Пелевина. Прежде всего – речь пойдёт об основополагающих вопросах бытия. Восприятие мира и проверка истинности этого восприятия. Совершенно невероятные механизмы, скрытые за общепринятыми декорациями Реальности. Существование души, потусторонние её путешествия (даже если это наркотический трип), пересечения разных восточных верований. Сила человеческой мысли, сила звучащего слова…
И в новой книге всё это есть.

Вместе с тем, творчество Пелевина вызывает массу нареканий.
В чём его только не обвиняют: в богохульстве и пропаганде восточных религий, в упрощении сложнейших теологических вопросов и в излишней насыщенности текста малоизвестными терминами, требующими широкой эрудиции от читателя.

Обвиняют и в пропаганде наркотиков, забывая о суфийской поэме-мансави «Опьянённый бродяга» великого персидского поэта тринадцатого века (рождённого в Афганистане) Джалаладдина Руми. В исламской мистической поэзии опьянение было метафорой духовного экстаза, и никому не приходило в голову обвинять Руми в пропаганде запрещенных шариатом веществ, ибо в традиционных обществах чиновник был поэтом и воином.

Безусловно – эти книги не для «ленивых умом». Каждая история, рассказанная Пелевиным, требует осмысливания.

В первой части («Боги и механизмы») читатель знакомится с Семёном Левитаном, единственным талантом которого является дар имитации торжественной дикции своего тёзки-диктора. И обычный преподаватель английского языка попадает в секретнейшую спецоперацию по манипулированию президентом США. Он должен вещать от имени Бога. Но для того, чтобы быть убедительным в своей роли, требуется познать (пережить) Бога в себе. При помощи сложных технологий и наркотических веществ Семён ежедневно пытается приблизиться к Богу. Фоном служат цитаты из работ Бердяева («К Богу неприменима низменная человеческая категория господства. Бог не господин и не господствует. Богу не присуща никакая власть. Ему не свойственна воля к могуществу. Он не требует рабского поклонения невольника. Бог есть свобода. Он есть освободитель, а не господин. Бог дает чувство свободы, а не подчиненности…») и Даниила Андреева (одна из важных составляющих сюжета – представление Андреева о Сатане, которого он называл в «Розе мира» именем «Гагтунгр»).

Правители самых могущественных стран мира, согласно мысли Пелевина, получают прямые указания от Бога или Сатаны (при посредстве спецслужб противника).

И Семён начинает размышлять о троичности Люцифера или о новейшем уицроаре отечества. Оказывается уицроар – это демон воинствующей государственности. И имя его: Жрумулякр Первый – русский уицроар эпохи информационных войн. Он, конечно, не так могуч, как грузинский или эстонский, но обещает вырасти в настоящего монстра, ибо в нынешней Москве у него много талантливых человекоорудий…

А бюрократов из разного рода российских присутствий Семён именует термином Даниила Андреева из «Розы Мира» - «великими демонами макрообрамфатур».

Разве может читатель не восхищаться таким едким стёбом?

Второе повествование – «Зенитные кодексы Аль-Эфесби» поднимается до гениальной символики.

Русский сотрудник внешней разведки Савелий Скотенков внедрён в ряды афганского «Талибана». Ранее он читал в Дипломатической Академии курс лекций под названием «Основы криптодискурса». В этом курсе говорилось о том, что любой дипломатический или публицистический дискурс всегда имеет два уровня:

1). Внешний, формально-фактологический (геополитический).

2). «Сущностный» - реальное энергетическое наполнение дискурса, метатекст.
Манипуляции фактами служат просто внешним оформлением энергетической сути каждого высказывания. Представьте, например, что прибалтийский дипломат (которого Пелевин именует «балтийским шпротоё.ом») говорит вам на посольском приёме:
- Сталин, в широкой исторической перспективе – это то же самое, что Гитлер, а СССР – то же самое, что фашистская Германия, только с азиатским оттенком. А Россия, как юридический преемник СССР – это фашистская Германия сегодня. На сущностно-энергетическом уровне эта фраза имеет приблизительно такую проекцию:

«Ванька, встань раком. Я на тебе верхом въеду в Европу, а ты будешь чистить мне ботинки за десять евроцентов в день».

На этом уровне ответ, разумеется таков:

«Соси, чмо болотное, тогда налью тебе нефти – а если будешь хорошо сосать, может быть, куплю у тебя немного шпрот. А за то, что у вас был свой легион СС, еврейцы ещё сто лет будут иметь вас в сраку, и так вам и надо».

Но на геополитический уровень сущностный ответ переводится так:

- Извините, но это довольно примитивная концепция. Советский Союз в годы Второй мировой войны вынес на себе главную тяжесть борьбы с нацизмом, а в настоящее время Россия является важнейшим экономическим партнёром объединённой Европы. И любая попытка поставить под вопрос освободительную миссию Красной Армии – это преступное бесстыдство, такое же отвратительное, как отрицание Холокоста.


Традиционной бедой российской дипломатии является смешение уровней дискурса.
Так вот, Савелий Скотенков нашёл свой метод борьбы с БПЛА (беспилотными летающими аппаратами).
И он умело уничтожал эти дроны, вооруженные ракетами и высокоточными бомбами. Полностью компьютеризированное управление БПЛА неизбежно выходило из строя, когда в поле «зрения» оптики этого аппарата появлялись длинные сентенции на английском языке. И вот эти квазипоэтические отрывки (инсургенты называли их сурами) были сочинены Аль-Эфесби прямо в полевых условиях и без участия третьих лиц. Тексты очень близки к сущностному языку Савелия Скотенкова. От этих текстов компьютеры, управляющие БПЛА, зависали. Таким образом, Аль-Эфесби лично уничтожил 471 беспилотник, после чего Савелия стали называть «наземным асом» и сравнивать то с Гансом-Ульрихом Руделем, то с Буби Хартманом.
Пелевин именно в этом рассказе задаёт себе важный вопрос: «Куда ушла романтическая сила, одушевлявшая наш двадцатый век?»

Ответ выглядит так: «Если всем людям вместе суждено определённое количество счастья и горя, то чем хуже будет у вас на душе, тем беззаботнее будет чья-то радость, просто по той причине, что горе и счастье возникают только относительно друг друга.
Весь двадцатый век мы, русские дураки, были генератором, вырабатывавшим счастье западного мира. Мы производили его из своего горя. Мы были галерными рабами, которые, сидя в переполненном трюме, двигали мир в солнечное утро, умирая в темноте и вони. Чтобы сделать другую половину планеты полюсом счастья, нас превратили в полюс страдания".

Во второй части книги («Механизмы и боги») текст разбит на три повествования. В первом рассказе («Созерцатель теней») полунищий русский искатель духовного просветления подрабатывает в Индии гидом-переводчиком у богатых туристов. В одном из таких путешествий он встречается с упоминанием отшельника, который мог говорить с собственной тенью. Он увлекается идеей и осуществляет передачу практики медитации.

Но если рассказывать подробней – то слишком много места займёт мой обзор.

Следующий рассказ «Тхаги».
Считается, что тхаги, или фансигары, как их называли на юге Индии, - это секта воров-душителей, существовавшая с седьмого по девятнадцатый век. Тхагов были многие тысячи. Они грабили караваны и одиноких путников, имели шпионов-осведомителей на всех базарах и покровителей среди махарадж. Каждое своё убийство они посвящали богине Кали и обязательно отдавали часть награбленного в её храм. Во время Бородинской битвы погибло сорок тысяч русских солдат, но в том же самом 1812 году в Индии тхаги без всякой помпы задушили на дорогах ровно столько же. А всего по самым скромным подсчетам тхаги принесли в жертву богине Кали больше двух миллионов человек!
Вот этот рассказ и повествует о русских последователях этого тайного учения.

Последний (самый короткий – менее двадцати пяти страниц) текст «Отель хороших воплощений». Это диалог ещё не воплотившейся души и того ангела, который её принес к моменту зачатия тела. В этом коротком тексте читатель видит обобщение космологии Пелевина.

Надеюсь, что человек, который ещё не знаком с творчеством Виктора Пелевина, после ознакомления с этим «дайджестом» захочет прочитать книгу полностью.
Дело того стоит.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1179
© 22.02.2011 Сергей Павлухин
Свидетельство о публикации: izba-2011-295567

Метки: Виктор Пелевин, Аль-Эфесби, "сущностный" язык, тени, тхаги.,
Рубрика произведения: Разное -> Литературная критика


















1