Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Спящая красавица".


"СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА"

В последние месяцы появился новый вид мемуаров – постковидные. Воспоминания, написанные теми, кто побывал в объятиях ковида. Это тексты тех, кому удалось вырваться из апокалипсиса. Многим, увы, не удалось, и мемуаров они не напишут…

У каждого свои уникальные зарубки на память. Вот и я рискну предложить свои.

Все началось с того, что в пятницу 23 октября Ирина позвонила и сообщила, что плохо себя чувствует, и температура у нее 38,5. При этом в транспорте общественном она не ездила, и где могла подхватить заразу – непонятно. Я бросил свои дела, на такси рванул домой. По дороге закупил препараты, которые ей уже насоветовали знакомые врачи. Температуру удалось сбить. Но резко поднялось давление. В воскресенье вечером пришлось вызвать скорую. После скорой Ирина заснула, я радовался, что ей стало легче…

Однако на следующее утро из ее комнаты долго не раздавалось ни звука. Ну, спит, думал я. Потом начал беспокоиться. Вошел. Ирина не подавала почти никаких признаков жизни. Теплая, но не двигалась и не реагировала ни на слова, ни на более резкие воздействия. Еще час-два я метался по квартире и вызвал скорую.

Врачи убедились, что пациентка не реагирует ни на что. Заподозрили то, что и можно было заподозрить в такой ситуации. При помощи соседей мы снесли Ирину (4 этаж без лифта) в машину и помчали в Александровскую больницу. Выстояли очередь из 4 скорых в кабинет компьютерной томографии мозга. Я мотался между стенами больницы, как бык по Кносскому лабиринту и натыкался на каталки с больными. Слава Всевышнему, КТ показала, что серьезных нарушений мозга нет, или они, как осторожно сказал рентгенолог, еще не успели сформировать свои следы для КТ. Фу-х, успели! - выдохнул я.

Скорая с нами во чреве полетела на Левый берег, в Больницу скорой помощи – это, по утверждениям врачихи, было единственное место, где могли принять пациента с такими симптомами. Ирина не приходила в себя. Не реагировала ни на крики, ни на уколы или пощипывания.

И тут меня накрыло. Я грохнулся, ударившись о стенку. Сердце плюс скачок глюкозы… Когда меня вывели из этого состояния, местный консилиум уже решил, что "спящую красавицу" надо срочно везти в реанимацию и ставить капельницу для разжижения крови. Иначе можно упустить время…

На втором этаже БСМП было отделение токсикологии, а при нем - эта самая реанимация. Бесчувственное тело Ирины завезли за стеклянные двери, а мне деваться некуда, пошел я скитаться по коридорам. Потом все-таки зашел в отделение токсикологии, попросил дежурную дать мне возможность хотя бы посидеть. Но она по щедрости душевной разрешила даже лечь на кровать в коридоре и предупредила, чтобы я получше спрятал деньги и документы. (Потом я понял смысл этого совета).

Я бессонно проворочался на кровати до утра, и к семи был возле стеклянных дверей реанимации. Ловил выходящих врачей и спрашивал: как там девушка, которая без сознания? «Без изменений» - отвечали они. Я добился, чтобы меня пропустили к ней. Бахилы, халат и шапочку я умудрился захватить из дома. Моя настойчивость, видимо, впечатлила доктора, и он провел меня к Ирине. В целом она выглядела чуть более живой, чем дома. Глаза не открывала, но какие-то движения были явными. Врач назвал препараты, которые вливали ей, я по дурости не записал.

Еще полдня мотался по коридорам БСМП. А к вечеру Ирину вывезли из реанимации и доставили в палату. Не то, чтобы она совсем пришла в себя, но, видимо, общее состояние перестало внушать врачам непосредственную тревогу. Палата была женская, на 6 человек. Пользуясь благорасположением дежурной по отделению, я занял одну из коек. И наконец-то смог оглядеться.

В токсикологическое отделение БСМП свозили, видимо, пьяниц, наркоманов, самоубийц и прочий экзотический контингент со всего Киева. В нашей женской палате были две самоубийцы средних лет, которые по дурости травилась не тем и выжили, две наркошки, страдавшие от ломки и матерившиеся почем зря, и мы с Ириной. Потом одну наркошку сменила старушка-сектантка, отравившаяся грибами. Она всех пыталась наставлять на путь истинный – советовала читать Библию и молиться. Надо отдать им всем должное, за неделю никто ни разу не возмутился присутствию мужика в женской палате.

В коридоре нарезал круги парень бандитского вида с синими звездами на плечах. "Дед, дай закурить!" - навис он надо мной. - "Не курю" - "А кусок хлеба найдется?" - "Нет". - "Ну, дай тогда хотя бы газету почитать!" От такого диапазона желаний я слегка офигел, но газету ему нашел.

А дальние двери, возле пункта дежурных, были обиты железом. Однажды они открылись, и два дюжих молодца в черной униформе с дубинками вывели мужика с руками в «браслетах». Такое вот отделение…

Я выходил из здания больницы. Вокруг буйствовала осень. Но мне было не до нее.

Ирина не сразу, но приходила в себя. Температуры уже не было. Открывала глаза, но взгляд был еще потусторонним. В одну из ночей в ней пробудилось сознание, она яростно возмущалась, что какие-то женщины ходят «по ее квартире», искала, где телевизор и где кошка. Меня радовало даже это. Все пытался понять, насколько болезнь затронула мозг. Ей сделали еще и МРТ головы, она подтвердила, что серьезных нарушений нет. В целом без сознания Ирина была больше трех суток. Можете представить, что я чувствовал эти дни и ночи…

Однажды в палату влетела мрачная санитарка и приказала всем немедленно надвинуть маски: "У нас сегодня умер прекрасный хирург, 45 лет. Заразился где-то в палате..."

В конце концов, движения и речи Ириши стали осмысленными. Врачи тоже считали, что прямая угроза минула, летаргия особо сознание не затронула. Они полагали, что такой эффект дал ковид. Надо было срочно линять отсюда. Тем более, что неистовая соседка-сектантка еще и полыхала от температуры. И у меня тоже пару дней уже было за 38 градусов. Я начинал «плавать»… Не хватало еще болеть ковидом в женской палате токсикологии. Нас с Ириной разлучат, ухаживать за ней будет некому. Вызвал мед. перевозку, нас доставили домой. Началась вторая серия нашей ковид-эпопеи. Но она более стандартна, о ней, может, в следующий раз.Главный, пожалуй, вывод из наших приключений: ковид не грипп, он бъет не так, и может долбануть по самым неожиданным органам, и скорей по проблемным. Дома оказалось, что кроме головы, у Ирины серьезно обострилась ее давняя проблема: боли в позвоночнике. Они не снимаются никакими препаратами. И конца-края этой боли нет.






Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 43
© 26.11.2020 Анатолий Лемыш
Свидетельство о публикации: izba-2020-2954671

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


Юрий Мочалов       30.11.2020   19:49:22
Отзыв:   положительный
Анатолий, и я тоже мог бы поделиться постковидными мемуарами, потому как, многие родственники переболели, а родная старшая сестра умерла.
Анатолий Лемыш       30.11.2020   21:59:04

Мои соболезнования, Юра...
Я записал свои мемуары, потому что очень яркая ситуация сложилась.
Астсергей       13.12.2020   12:29:02

Самое интересное, что я разработал препарат для предупреждения аутоиммунного процесса в организме, который и является основой самых неприятных осложнений.. Читаю и.. не знаю что делать, пока он распространяется в США и в Казахстане.. У меня впечатление, что властям до этого дела нет ..
В Вашем случае ,врачи действовали очень профессионально, хотя, не совсем понятна эта кома.. скорее всего временное ослабление кровоснабжения древних отделов головного мозга..
Анатолий Лемыш       13.12.2020   19:13:57

Да, врачи сработали профессионально.
Первым делом жене вкололи препараты для разжижения крови.
Потому как известно, что при ковиде кровь сгущается, возможна закупорка сосудов, что обычно бывает в легких. У жены пострадали сосуды головного мозга, это и вызвало состояние комы. Слава Бога, до инсульта дело не дошло. Но было на грани...

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1