Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мастер. На стыке Времён.


Мастер. На стыке Времён.
Глава 32. Бранный день или обретение Мастера.

Больше всех обрадовались свободе братья-толстячки. Как только Чеширский Кот открыл двери темницы, они тут же выскочили в тёмный коридор и ударив друг друга по плечу, весело запели свою фирменную песенку. Но Азазелло приложил к губам палец, заставив их замолчать. Ведь и у стен есть уши.
Демон давно уже разработал план свержения, ненавистной всей Волшебной стране, Королевы Червей. И пока всё складывалось как нельзя лучше. Гусеница с ними, а значит, при любом исходе Бранного дня Мастер обретёт самого себя. Что предрешено , то предрешено. Хотя, конечно же, победа была бы многим лучше поражения. Благополучный сценарий могла приблизить Королева Виней со своей, пусть и не такой большой, армией. К слову, её генералы немного опытнее бубнового, а значит, перевес битвы может быть вполне на их стороне. Но одно дело победить злобную Королеву Червей и совсем другое, Бармаглота. Он очень силён и коварен. Но это только полбеды. Всё его тело покрыто неприступной бронёй, а изо рта изрыгается всё кругом пожерающее пламя. Многие выступали против чудища и никто ещё не остался живым. Даже Алисе удалось всего лишь ранить любимчика Королевы Червей. Ни мечом, ни копьём, ни водой, ни огнём нельзя было его победить. Однако Азазелло прекрасно знал про Ахиллесову пяту Бармаглота. Да оно и понятно. Ведь и он, и чудище были слеплены из одного и того же теста. Но об этом демон скажет только Мастеру.
Пристально посмотрев на Бориса, Азазелло причмокнул губами и произнёс:
-Да, в таком виде выходить на поле боя в Бранный день никак нельзя. Враги на смех поднимут. Надо что-то делать.
Он ненадолго задумался и приняв решение, трижды щёлкнул пальцами. Не прошло и мгновения, как Борис был облачён в холщовую рубаху, серебряные латы и золотой шлем. В правой руке у него был булатный меч, а в левой золотой щит. Посмотрев на дело рук своих, Азазелло остался весьма доволен собой. Что же касается Бориса, то он чувствовал себя как в парилке, но решил об этом ничего не говорить. Назвался груздем, полезай в кузов.
-А теперь,-продолжил демон, -мы сделаем вот, что. Чешир стрелою устремится к Королеве Виней. Соратники никогда лишними не бывают. Тру-лял-ля и Тра-ля-ля станут глашатаями Мастера. Они, как можно громче и въедливее, будут злить неприятеля, вызывая гнев и сбивая с толку. Встреча с Бармаглотом не увеселительная прогулка, он очень силён и коварен. Поэтому, нам надо всем чрезмерно
постараться, чтобы одержать победу. Но нет ничего невозможного, особенно, если знаешь Ахиллесову пяту противника. Это сделаешь ты, Мастер. Вместе с доспехами к тебе пришли знания и умения рыцаря-поединщика. Чуть позже я открою ужасную тайну Бармаглота, ибо она не для лишних ушей. Лишившись любимчика, Королева Червей воспользуется магией своей тётки, вот тут-то в бой вступлю и я. Ну, все всё поняли?
Чеширский Кот согласно промяукал и не теряя времени, отправился выполнять поручение демона. Братья-толстячки, гордые тем, что и для них есть работёнка, чуть было не пустились в пляс, однако Азазелло вовремя их остановил:
-Веселиться после победы будем.
Тру-ля-ля и Тра-ля-ля было накуксились от обиды, но уже через мгновение позабыли об этом. Пропустив их вперёд, демон остановил Бориса и прошептал:
-Чтобы ни случилось, ты не должен подвергать себя опасности. Даже, если будет невмоготу. Твоя жизнь во сто крат важнее всех наших вместе. Пообещай мне это.
У Бориса от услышанного аж в горле пересохло. Он, просто-напросто, не мог так поступить. Как говориться, сам пропадай, а товарища выручай. И тут, на тебе, спасай свою шкуру. Но демон ждал ответа и Борис кивнул головой. Оставшись этим вполне удовлетворённым, Азазелло ускорил шаг и вскоре уже догнал братьев-толстячков. Борис тоже не стал медлить, желая как можно скорее оказаться снаружи. Ведь не всякому по душе сырое и тёмное подземелье. На их счастье, никто из солдат бубнового генерала по дороге не попался. Оно и понятно, ведь даже Королева Червей считала своих пленников безобиднее грибного дождя.
Королева Виней стояла на балконе отцовского замка и смотрела в сторону дворца своей сестры.
Она была очень доброй и желала Бертольдине только хорошего. Но одно дело родственные узы и совсем другое будущее Волшебной страны. То, что понатворила Королева Червей уже просто ни в какие ворота не лезло и остановить её было важнее, нежели любить и прощать. Во всяком случае, так говорили её генералы, червовый, виновный и пиковый. А им Королева Виней доверяла больше, чем себе. Ведь они прежде служили верой и правдой ещё Вифании. Впрочем, впрочем, как и бубновый генерал, решивший примкнуть к более выгодному, как ему тогда казалось, альянсу. Но всё равно, доставить даже малую боль Бертольдине, Беатриса никак не могла, отчего мучилась страшными кошмарами. Генералы уже не раз предлагали своей правительнице взять всё на себя, но она всякий раз отказывалась. Ведь, в отличие от сестры, Беатриса не могла решать свои проблемы чужими руками.
Тяжело вздохнув, Королева Виней уже хотела было вернуться в свою комнату, как вдруг прямо под балконом возник вечно улыбающийся Чеширский Кот.
-Началось, - сказала она самой себе и поспешила навстречу посланнику.
Увидев Беатрису, Чеширский Кот церемониально раскланялся и жарко поцеловал ей руку, чем вызвал у доброй дочери Вифании довольный румянец. Чем-чем, а мужским вниманием она была обделена. Ведь генералы ни о чём ином, как о битве с Королевой Червей, и не думали. Тот же придворный волшебник Востронос всегда был где-то там, путешествуя меж Миров. Только старый слуга Бриард по первому же слову бежал к ней и успокаивал, но для него Королева Червей была как дочка. А других мужчин в замке просто не было. Немного подождав, Чеширский Кот прошептал ей на самое ухо:
-Бранный день настал. Тот, о ком говорило пророчество, пришёл и готов положить конец деяниям кровавой Королевы.
Беатриса и рада была покачать головой, наотрез отказавшись от любых действий против сестры, но не стала этого делать.
Что должно произойти, то обязательно произойдёт. Она поблагодарила посланника и предложила ему отдохнуть с дороги, чтобы потом принять участие в военном совете. Но Чеширский Кот наотрез отказался:
-Сейчас не время отдыхать. Я должен быть рядом с тем, кто пришёл. А выступать или не выступать вы вполне можете решить и без меня.
На что Королева Виней пожелала ему всего хорошего и быстро направилась к генералам, чувствуя, что впереди Волшебную страну ждут большие перемены.
Оказавшись на свежем воздухе, Азазелло подозвал к себе спутников и тихо произнёс:
-Сейчас нам надо, как можно скорее, оказаться на поляне. Только там, за стенами дворца, мы сможем принять бой.
Никто и не стал ему возражать.
Королева Червей и не заметила, как заснула. А когда проснулась, то почувствовала себя такой "доброй" и отдохнувшей, что тут же решила отрубить своим пленникам голову. Во всяком случае, этим мерзким братьям-толстячкам и незваному смертному. Для Чеширского Кота она бы сделала исключение, скормив того Бармаглоту, приказав палачу резать предателя на самые мелкие кусочки,теша свой слух кошачьими предсмертными воплями. Что же касается демона, то тут вполне бы помогла и злобная тётка...
Вспомнив про Брунгильду, Бертольдина поморщилась и сказала самой себе:
-Собаке собачья Смерть.
И тут же забыла. Ведь о прошедшем либо хорошо, либо ничего. А её злобная тётка никаким местом не относилась к первому. Но для начала не мешало бы и подкрепиться. Ведь пленники в темнице и никуда оттуда деться не смогут. Взяв в руки колокольчик, Королева Червей что есть силы затрезвонила в него. Вскоре дверь открылась и в дворцовую залу высунулась голова Белого Кролика. Он, как всегда сильно трясся, но прикусив до крови губу, тихо спросил:
-Что хочет моя госпожа?
Королева Червей томно потянулась и ответила:
-Твоей госпоже, смерд, угодно как следует подкрепится. А пока я буду есть, ты скажешь палачу, чтобы он готовился к казни. Пора поквитаться с нашими пленниками.
Белый Кролик кивнул головой и скрылся за дверью. А Королева Червей, весьма довольная собой, встала с трона и подошла к зеркалу, чтобы вновь полюбоваться своим отражением.
Распорядившись на счёт ужина, Белый Кролик поспешил к палачу. А после него и к бубновому генералу, дабы тот немедля привёл пленников на дворцовую площадь.

По правде сказать, он, хоть и ужасно боялся Королеву Червей, но так же ужасно и ненавидел её. И для этого имелось достаточно много веских причин. Главной из которых была гибель всей его семьи. Злобная Бертольдина ненавидела, когда кому-нибудь лучше, чем ей самой. А у Белого Кролика дом был полной чашей, красивая жена и очень милые дети. Спустить такое она никак не могла и однажды Брунгильда взяла и обратила несчастных в каменные изваяния, как напоминание о том, что только Королева Червей может быть счастлива.
Обежав весь дворец, Белый Кролик спешно направился в трактир "Три поросёнка", где и нашёл бубнового генерала. Тот тихо попивал пиво, мечтая о тех почестях, которые ему воздаст Королева Червей за поимку опасных преступников. Увидев пажа, бубновый генерал велел трактирщику налить ему пива, но Белый Кролик наотрез отказался:
-Не время пьянствовать, когда наша правительница жаждет новой казни. Вам нужно немедля отправиться в темницу и привести пленников на дворцовую площадь.
Бубновый генерал недовольно крякнул и в один глоток осушив кружку, отправился выполнять приказ. А Белый Кролик поспешил назад, дабы всё, что хотела Королева Червей, исполнялось не только быстро, но и как следует.
Оказавшись на поляне, Азазелло вновь подозвал своих спутников и уже не таясь, громко произнёс:
-Бранный день настал.
Тру-ля-ля и Тра-ля-ля ударили друг друга по плечам, подпрыгнули и хором воскликнули:
-Смерть кровавой Королеве!
Демон с любовью на них посмотрел и отведя Бориса в сторонку, тихо прошептал ему:
-Запомни, самое слабое место в броне у Бармаглота находится прямо под его левой лапой. В прошлый Бранный день Алисе удалось ранить чудище именно туда и проверни она булатный меч, мы бы сейчас не имели несчастье с ним сражаться. Как только начнётся, бой, смело бросайся к Бармаглоту под ноги и рази, что есть мочи. Да помни у тебя будет только одна попытка.
Борис, не зная, что ответить, снова кивнул головой. Азазелло пристально посмотрел на него и так же тихо сказал:
-И не забудь про своё обещание.
И Борис вновь кивнул головой. Да, ему не раз уже приходилось вступать в единоборство со своей Судьбой, но от этого ещё никогда не зависела чья-то жизнь. Снова смерив его пристальным взглядом, демон "мило" улыбнулся и подошёл к братьям-толстячкам:
-А не спеть ли нам что-нибудь весёлое?
Тру-ля-ля и Тра-ля-ля улыбнулись ему и хором затянули песню пол незадачливого Сурка, что пришёл свататься к Волчице. Вскоре к ним присоединился и Азазелло. А Борис, слушая их, представлял свою будущую битву, обещая себе ни в каком случае не оставлять друзей в беде.
Бубновый генерал неспеша добрался до темницы и даже не заметил отсутствия стражников, которых он самолично оставил у дверей. Перед его внутренним взором всё ещё пролетало будущее, полное неги и славы. И только когда зажёг свечу, понял, что почестей от Королевы Червей не видать, как собственных ушей. Перед его изумлённым взглядом были не пленники, а стражники. Не веря своим глазам, он растолкал солдат и с пристрастием опросил их. Но стражники толком ничего сказать не смогли, кроме того, что кто-то ужасно огромный и невидимый оглушил их и перенёс в темницу. Пообещав строго наказать предателей, бубновый генерал тут же бросился к Королеве Червей, но на полпути остановился и решил бежать, куда глаза глядят. Ведь за такую весть ничего, кроме топора палача, ждать не может.
Вдоволь насытившись, Бертольдина обговорила с палачом все тонкости предстоящей казни и принялась ожидать бубнового генерала с пленниками. Но время шло, а их всё не было. Вновь затрезвонив в колокольчик, она велела Белому Кролику поторопить военачальника, но паж вернулся и доложил, что военачальника нигде нет, а его солдаты разбрелись, кто куда. От услышанного голова Королевы Червей стала похожа на арбуз и волшебная диадема, словно пробка из бутылки, соскочила с неё:
-Как это, нигде нет?! Вы что, все тут с ума посходили, что ли?!
Белый Кролик сильно задрожал и предпочёл удалиться. А Королева Червей, пылая гневом, тут же приказала палачу самому спуститься в темницу и привести предателей. Но тот вскоре вернулся назад и доложил, что от пленников и ниточки не осталось.
-Измена!-громко завопила Королева Червей и в сердцах запустила в палача подставкой для ног.
Но тот успел увернуться и хотел было отправиться прочь, от греха подальше, но зловредица остановила его, злобно прошептав:
-Пора выпускать Бармаглота!
Палач кивнул головой и удалился. А Бертольдина подхватила волшебную диадему и спешно скрылась в сокровищнице.
Созвав военный совет, Королева Виней поведала генералам про того, кто явился в, Волшебную страну, чтобы принять бой. Военачальники пришли в неописуемый восторг и решили, не теряя времени, выступить на помощь герою. Беатриса, содрогаясь всей душою, ни сказала ни слова. Приняв её молчание за знак согласия, генералы поспешили к своим солдатам и уже через полчаса армия Света оправилась в путь. Военачальники давно рвались в бой и поэтому всегда были готовы, к выступлению. Королева Виней стояла на балконе и с грустью смотрела им в спину.
Когда Азазелло и братья-толстячки закончили свою весёлую песенку, доселе молчавший Гусеница выпустил клуб сиреневого дыма из своей трубки и многозначительно произнёс:
-Тот, кто пришёл, уйти не сможет, ибо ему суждено стать тем, кем он будет. То, что предрешено, то предрешено.
Все сразу посмотрели на него и каждый подумал о своём. Ведь в предстоящей битве проявится сущность каждого и это произойдёт вне всяких личностных границ. Борису же после таких слов стало вдруг как-то уж очень тоскливо, но он мысленно приказал себе собрать волю в кулак.
-Ну, и как вы тут без меня?-внезапно раздалось совсем рядом и из ниоткуда появился улыбающийся Чеширский Кот.
Увидев приятеля, Азазелло "мило" улыбнулся и почесав у него за ушком, произнёс:
-Я всегда говорил, что наш Чеширка ни за что не пропустит хорошую битву. Ты всё передал Беатрисе?
Чеширский Кот помурчал от удовольствия и кивнул головой. А демон, не снимая "милой" улыбки, продолжил:
-Чую, что о нашем бегстве уже известно кровавой Королеве. А значит, она уже отдала приказ выпустить своего любимчика. Бранный день настал и от каждого из нас зависит будущее Волшебной страны.
-Только Свобода!-воскликнул Тру-ля-ля.
-Смерть кровавой злыдне!-поддержал брата Тра-ля-ля.
Чеширский Кот в знак согласия поднял хвост трубой, а Борис ударил мечом о щит. Азазелло пристально посмотрел на своих спутников и остался вполне доволен их боевым настроем.
Быстро дойдя до логова Бармаглота, палач не стал медлить и сразу же отомкнул замок, воскликнув:
-Лети и сделай своё дело!
Любимчик Королевы Червей расправил перепончатые крылья и выпустив из четырёх ноздрей смрадный дым, покинул своё лежбище. А палач, вместо того, чтобы поспешить следом, пошёл в совершенно обратном направлении. Он нутром чуял, что скоро всё переменится. И что в новом мире ему не будет места.
Чего именно искала в сокровищнице Королева Червей, она бы и сама не смогла объяснить. Она что-то поднимала и тут же опускала, перекладывала с места на место. То вдруг замирала и к чему-то пристально прислушивалась. То снова принималась за поиски.
На самом деле, Бертольдине нужно было время, чтобы подумать о происходящем. А точнее , что ждёт именно её саму. Смерть Брунгильды и бегство бубнового генерала было только цветочками. На тётку никогда никакой надежды не имелось, а этот придворный дурак лишь смешил её. Ведь как командующий он был пустым местом. Даже потерю своей огромной армии Королева Червей не воспринимала как серьёзную утрату. Ведь у неё был хороший козырь, в лице Бармаглота.
А вот если этот смертный из пророчества победит любимчика, то тогда пиши-пропало. Тут уже ей самой придётся, ой, как, не сладко. Можно было, конечно же, уповать на добродушие сестры, однако и вода может в одночасье стать льдом.
Волшебная диадема то спадала с головы и скатывалась в тёмный угол, то становилась такой тяжёлой, что Бертольдина сама снимала её и ложила рядом с собой. Только услышав душераздирающий клич Бармаглота, она ехидно улыбнулась и зловеще прошептала:
-Ещё не конец, ещё далеко не конец.
Азазелло никак не мог понять, почему на них не нападает этот выскочка, бубновый генерал, со своей огромной армией. Ведь Бранный день был весь расписан как по нотам.
Сначала армия Королевы Червей окружает поляну и злобная Бертольдина призывает их сдаться. Не услышав ни "да", ни " нет", она выпускает своего любимчика и Мастер вступает с ним в смертельный бой. Пока они сражаются, Тру-ля-ля и Тра-ля-ля всячески злят противников и когда те в ужасном гневе нападают, на помощь приходят генералы Беатрисы. Королева Червей, видя существенный перевес опыта, призывает на помощь Брунгильду и в бой вступает сам Азазелло. Мастер убивает Бармаглота и поднимает над собой его мёртвые головы. В тот же момент рассеивается Брунгильда, не выдержав натиска магии демона и Бертольдина становится пленницей своей младшей сестры.
А тут, ни армии, ни Бармаглота, ни Брунгильды, ни самой Бертольдины. Как будто, кто-то взял волшебное перо и начисто переписал всю историю. И этот случившийся факт очень разозлил Азазелло. То, что долго произойти, то должно произойти и иного просто не должно было случиться. Он уже хотел было это высказать вслух, как вдруг услышал душераздирающий крик и "мило" улыбнувшись, вернул себе хорошее расположение духа. Всё шло по плану, пусть и с незначительными изменениями . Хлопнув себя рукою по колонке , демон тихо сказал Борису:
-Твой час настал. Помни, у тебя только один шанс и не жалей никого.
Страждущий кивнул головой и мысленно приготовился к битве. Не прошло и пяти минут, как над поляной завис Бармаглот, смотря на своих противников четырьмя, алыми от гнева, глазами. Увидев чудище, братья-толстячки не стали, как раньше, бежать сломя голову, а одновременно погрозили ему кулачками, воскликнув:
-Грозись, не грозись,но мы тебя не боимся!
И Азазелло сказал самому себе:
-И двое, наконец-то, повзрослели.
Все три составляющие древнего пророчества слились воедино.
Борис, мысленно посчитав до десяти, выхватил булатный меч из ножен и что есть мочи закричал:
-Тот, кто на землю нашу придёт войной, тот на ней и останется!
Увидев человека, размахивающего над собой какой-то блестящей палочкой, Бармаглот очень разозлился и выпустил из пастей волну жаркого огня. Но Борис прикрылся щитом и остался полностью невредимым. Увидев это, Бармаглот решил атаковать и с новым душераздирающим криком стрелою полетел к противнику.
-Бей прямо под левую лапу!!!-закричал Азазелло, порываясь вмешаться в ход сражения.
Но делать этого не стал, ибо всё должно идти само по себе. Борис припал к земле и приготовился разить, но Бармаглот, будто бы, прочитал его мысли и вместо нападения, вновь взмыл под самые облака. Борис поднялся и размяв косточки, вновь поднял над собой булатный меч, крича:
-Что, струсил, бронированный червячок?!
Услышав его, Тру-ля-ля и Тра-ля-ля, весело рассмеялись и стали кидать в Бармаглота всё, что попадалось им под руку. Несколько камней больно ударили чудище и оно фыркнуло в братьев огнём, но те успели от него быстро увернуться. Тогда и Азазелло стал отвлекать на себя, внимание, давая Борису как следует собраться. Он то взмывал Сорокой под небеса и стрелою нападал на Бармаглота, нещадно его ключ. То создавал едкий туман, от которого у чудища выдало глаза. А то просто стоял на месте и обзывал любимчика Королевы Червей всякими обидными словами. Бармаглот не смог это стерпеть и стал бездумно набрасываться, то на братьев, то на демона. Борис же подбирался к нему, готовясь к решающему удару. И вот момент настал. Бармаглот оказался прямо над ним и Страждущий со всей мочи вонзил чудищу булатный меч под левую лапу. Любимчик Бертольдины взвыл от боли, но не упал замертво, а подхватил обидчика когтем и стрелою взмыл под самые небеса, намереваясь сбросить его на землю. Всё вдруг вокруг замерло в ожидании. Даже Азазелло затаил дыхание, не зная, что предпринять. Всё снова пошло не так, как должно было произойти. Бармаглот долетел до облаков и издав душераздирающий вопль, хотел было уже сбросить Бориса, успевшего прочитать "Отче наш". Но вдруг произошло нечто из ряда вон выходящее. Небо озарилось ярким светом и из ниоткуда возник Чёрный Ангел, неся в руках рыцаря в сияющих доспехах. Не веря своим глазам, Азазелло крикнул:
-Никогда я ещё не был так рад тебе, любезный Витвор!
На что Чёрный Ангел только "мило" улыбнулся, не проронив ни слова. Корнелиус издал победоносный клич и оторвавшись от попутчика, полетел на спину Бармаглоту. Чудище замерло от неожиданности и Борис совершил свой решающий удар, проткнув насквозь любимчика Королевы Червей. После чего трижды провернул и вынул наружу. Дело было сделано . Бармаглот взвыл и полетел на землю, чуть было не раздавив Страждущего, но Корнелиус, подхваченный Витвором, смог вовремя его спасти. Когда чудище упало, к нему тут же поспешили братья-толстячки. Прошло целое мгновение и они, сняв свои "шлемы", тихо сказали:
-Нет больше Грозы Волшебной страны.
Тут же послышалась героическая музыка и из ниоткуда возник средневековый бард с роттой в руках. Подняв смычок, он завёл песнь про храброго поединщика, спасшего Волшебную страну от свирепого чудища. Все с замиранием сердца стали внимать ему. А бард пел и у каждого появлялось желание жить и творить, во имя самой Жизни.

Азазелло стоял и слушал. Ему очень нравилось, как пел славный Диментриус, бард самого Жнеца. Он всегда появлялся, на исходе любой битвы, где бы она не происходила.
Когда песня закончилась, Гусеница вздохнул и выпустив клуб голубого дыма, произнёс:
-Тот, кто победил свирепого, наконец-то, обрёл самого себя.
Как будто бы, услышав Мудреца, на небосвод взошла полная Луна и отразившись в воде, создала мерцающую лунную дорожку, по которой на землю спустилась очень милая девочка, одетая, в серебряное платье и золотые башмачки. Её милую головку венчала волшебная диадема Вифании. Поравнявшись с Борисом, она широко ему улыбнулась и сказала:
-Пославший тебя ждёт твоего возвращения. Торопись, торопись, торопись. Он не любит ждать долго.
Не зная, что делать, Борис вопросительно посмотрел на Азазелло и демон, "мило" улыбнувшись, ответил:
-Спокойно отправляйся к Мессиру. Ты сыграл свою решающую роль. Остальное мы закончим без тебя.
Борис крепко пожал руки Тру-ля-ля и Тра-ля-ля, отчего братья даже прослезились. Почесал за ухом Чеширского Кота и до земли поклонился Гусенице. Мудрец, выпустив клуб розового дыма, многозначительно произнёс:
-Достоин будь достойного достоинства.
И растаял в воздухе. А Борис вновь вопросительно посмотрел на Азазелло, ведь без его помощи ему назад было не вернуться. Поймав взгляд, демон произнёс:
-Когда твой друг Чёрный Ангел, тебе не стоит думать о перемещении.
Борис в сердцах ударил себя по лбу и подошёл к Витвору. Чёрный Ангел пристально посмотрел на него и "мило" улыбнувшись, сказал:
-Пора в путь.
После чего подхватил друга и в одно мгновение взмыл под самые облака. Не прошло и мгновения, как небо вновь озарилось ярким светом, поглотившим их. Лунная девочка, хитро подмигнув Азазелло, подошла к Корнелиусу и что-то ему прошептала. Рыцарь вмиг расхохотался. Видно, он узнал что-то очень хорошее. А лунная девочка взяла его за руку и они вместе стали подниматься к самой Луне. Смотря им вослед, Чеширский Кот смахнул набежавшую слезу и тихо спросил Азазелло:
-Скажи мне, но только честно, мы ещё здесь увидим Мастера?
На что демон "мило" улыбнулся и ответил:
-На всё воля Провидения.

Прошло несколько томительных мгновений и Борис, в сопровождении Витвора, оказался прямо в квартире у своей возлюбленной. А следом за ним, появился и Корнелиус с лунной девочкой. Сделав своё дело, она громко воскликнула:
-Те, кто должны были прийти, пришли!
Тут же заиграл "Венский вальс" Иоганна Штрауса и в коридор выбежали Селестина и Анастасия. Увидев своих возлюбленных, Борис и Корнелиус крепко обняли их и жарко расцеловали. Воссоединение четырёх любящих сердец стало завершающим актом всей случившийся за эти дни эпопеи. Вскоре на кухне, ставшей незадолго до появления героев, обеденной залой, раздался звон бокалов и донёсся громкий голос Мессина:
-Мир обрёл нового Мастера!
И в наступившей, вслед за этим, тишине каждый услышал дыхание другого. А кому-то даже показалось, что и мысли стали вдруг материальными. Борис с глубоким обожанием посмотрел на Анастасию, Корнелиуса и Селестину, а они, в свою очередь, мило ему улыбнулись.
Так произошло переплетение двух далёких эпох, каждая из которых являлась частью чего-то большего, нежели вся Вселенная. Четыре Судьбы, четыре любящих сердца, четыре желания.
Бронислав вновь принял человеческий облик и чего-то ждал. Он выполнил свою миссию и хотел обрести заслуженный покой. Да, да, именно покой и ничто иное. Накопившаяся тысячелетняя усталость давала о себе знать. Но всё было в руках Мессира. Только он мог казнить и миловать.
-Да, Витвор, -раздался вновь голос Мессира,-тебе немедля надо отправиться на Патриаршие пруды и как следует подготовить всё к нашему Балу.
Наступила неловкая тишина. Никому не хотелось отпускать того, с кого началась вся эта таинственная история. Борис было уже хотел попросить Мессира, оставить друга, хотя бы до утра, но не решился сделать это. Долг есть долг. Бронислав улыбнулся оставшимся и в мгновение ока растаял в воздух

Глава 33. Бал Сатаны.

Внезапно тишину прервал недовольный голос Бегемота:
-Ну вот, опять всё случилось без меня. Мессир, я что, хуже Азазелло? Нет, мне сейчас определённо будет плохо, очень плохо. Немедленно выпью спирту. Да, именно, спирту.
Ну что клетчатый сказал:
-Бегемотик, перестань наводить тоску. Вы с Азазелло стоите друг друга.
Но Кот и слушать ничего не хотел:
-Да, да, я бы мог всё намного лучше и быстрее провернуть!
-Довольно, Бегемот!-вновь раздался голос Мессира-Веди себя соответственно! Что о тебе подумают наши гости?!
Вдруг наступившая тишина разом отбила у Кота желание спорить. Он надул губы и залпом осушил стакан с чистым медицинским спиртом. Потом посмотрел на Фагота, причмокнул и налил себе ещё. Снова залпом выпил и хотел было налить вновь, но Мессир смерил его уничижительным взглядом, разом отбившим всякую охоту к возлиянию. Бегемот ещё больше надул губы и предпочёл сделаться невидимым. А Мессир, подмигнув Фаготу, продолжил:
-Как думаешь, наши гости готовы приступить к решающему акту нашей истории?
-Думаю, что да,-немного помолчав, ответил клетчатый, -но возьму на себя смелость предположить, что надо бы и Азазелло дождаться. Как-никак, именно он прошёл все стадии Обретения Мастера.
Мессир наигранно ударил себя по лбу и провозгласил:
-Так тому и быть. А пока пригласим-ка наших гостей за стол. Нам есть, что обсудить.
Потом улыбнулся и посмотрев прямо перед собой, продолжил:
- И да, Бегемот, вернись за стол. Я уже не сержусь.
Кот тут же стал самим собой и прежде, чем налить спирту, громко крикнул:
-Вам что, особое приглашение нужно?! Стоят, понимаешь ли, чего ждут и сами не знают! Может вам, крик Архелука требуется?!
И чуть ласковее:
- Дария, девочка моя, поторопись, нето останешься без вкусняшек.
Посмотрев друг на друга, Борис с Анастасией и Корнелиус с Селестиной, в сопровождении лунной девочки, направились в обеденную залу, чтобы принять участие в разговоре.
Когда они вошли, Фагот в один большой прыжок очутился перед ними и театрально поцеловал руки всем присутствующим дамам, как будто видел их в первый раз. Селестина и Анастасия были в неописуемом восторге от такой галантности. А Борис и Корнелиус еле скрыли своё раздражение. Клетчатый заметил это и улыбнувшись, сказал:
-Не стоит злиться на любезности старого регента. Я поцелую ваших дам раз или два, ну три, для полного комплекта, а вы будете это делать годы.
Приняв его доводы разумными, кавалеры потупились и попросили прощение за свои беспочвенные мысли. Фагот на это махнул рукой:
-Всё хорошо.
Когда дошла очередь до лунной девочки, он мило улыбнулся и достал из кармана пиджака шоколадную конфету "Мишки на севере", тихо прошептав:
-Дария, девочка моя. Скоро перед тобою откроются двери самых богатых и влиятельных людей, все юноши и мужчины станут вздыхать, мечтая, быть рядом. Ну а пока прими комплимент от старого регента и не спеши взрослеть.
Лунная девочка лучезарно улыбнувшись, сделала книксен и первой села за стол. Взяв под руки Анастасию и Селестину, клетчатый проводил их до стола и посадил с обеих сторон от Мессира, после чего вернулся к Бегемоту. А Борис с Корнелиусом терпеливо ожидали приглашения. Ни тому, ни другому воспитание не позволяло самолично сесть за стол. Тем более, что во главе его сидел тот, кто управляет светилами. Мессир обратил на них внимание и показал на стулья, стоявшие прямо напротив него. Борис первым присоединился к пиршеству, а Корнелиус чуть помедлил. Ему до сих пор всё происходящее напоминало какой-то сумбурный фарс. Заметив это, Бегемот сакраментально произнёс:
-Чего боится рыцарь, того не видит король. Чего боится король, то для рыцаря обычное дело.
После таких слов Корнелиус отбросил последние сомнения и сел рядом с Борисом. Мессир дождался, когда за столом наступит тишина и произнёс:
-Мастер обрёл себя и теперь вполне может занять своё законное место среди Великих. Это и очень почётно, и, в то же время, накладывает на него определённые обязательства. Во-первых, поддержка собратьев по перу и защита последних от происков всяческих критиканов. Художника обидеть может каждый, не каждый должен кары избежать. Во-вторых, строгий контроль за распределением божественного воздействия Муз. Они дамы очень и очень влюбчивые, и порою дают фору не самым талантливым индивидуумам, что ведёт к засилию второсортных и даже пятисортных творений. Если можешь не писать, не стоит зря марать девственный лист. Отойди в сторонку и дай дорогу воистину талантливым. В-третьих, не допускать личностных дилемм, ведущих к забвению. Творец должен творить, а не копаться в себе. Это стезя ленивых и бездарных. И, наконец, в-четвёртых, служить проводником в иные миры, для обретения истинного покоя. Ну, здесь, тебе, Мастер, всегда поможет Витвор. Поверь мне, нигде ты больше не найдёшь лучшего знатока человеческих душ. Да, он спит и видит свою отставку, и я бы отпустил его, но... Не будем об этом.

Опять наступила неловкая тишина. Она, словно покрывалом, опутала всех присутствующих и каждый из них вдруг вспомнил что-то самое значимое из своей жизни.
-А теперь, -продолжил Мессир, -позвольте мне сказать несколько слов о присутствующих.
И пристально посмотрев на рыцаря Красной и Белой Розы, произнёс:
-Отважный Корнелиус, наконец-то, поймёт, в чем именно заключена стезя всей его жизни. И приняв это, обретёт самого себя, сделав счастливыми многих людей. А поможет ему в этом прекрасная Селестина, Она и только она, получив истинную Силу, сможет останавливать самые кровопролитные войны и лечить самые коварные болезни. И вместе они создадут бессмертный тандем, в чьих силах будет воистину невозможное.
Корнелиус поцеловал свою возлюбленную и вконец перестал чувствовать себя не в своей тарелке. А Мессир на мгновение задумался и улыбнувшись Анастасии, продолжил:
-Наша милейшая хозяйка создаст вселенский уют Мастеру, сберегая его ото всех, реальных и нереальных, перипетий Судьбы. Она будет ему и женою, и Музой. И когда придёт время. подарит милейших детей, с которыми никогда не будет никаких проблем, ибо они с рождения получат таланты своих великих родителей. Пройдут годы и этот союз назовут самым трепетным за всю историю человечества. А когда придёт срок, я лично отведу их к месту вечного упокоения.
Но это всё произойдёт в будущем. А сейчас нам надо в мельчайших подробностях обсудить Бал, который случится в полночь четвёртого июля, во время Большого Парада Планет. Это великое событие и к нам съедутся самые значимые персоны со всех Миров и времён, от римских пап до простых буржуа. Я возьму на себя смелость попросить милейшую Анастасию стать полноправной хозяйкою грядущего Бала. Не скрою, это очень и очень ответственное поручение и пойму, если она откажется.
Услышав это, возлюбленная Бориса покрылась лёгким румянцем и тихо сказала:
-Я согласна.
Мессир улыбнулся ей и продолжил:
-Дело найдётся для каждого. Доблестному Корнелиусу я с превеликим удовольствием предложу стать начальником стражи, ибо никак нельзя допустить даже малейших стычек, коие могут нарушить волшебную атмосферу Бала.
Рыцарь Красной и Белой Розы в знак согласия кивнул головой.
-И, наконец, -нежно посмотрев на возлюбленную Корнелиуса, произнёс Мессир,-милейшая Селестина вполне может справиться с обязанностью распорядителя Бала. Сразу скажу, что ей предстоит не только распределить места наших гостей, но и сделать так, чтобы они ни в чем не нуждались.
Спутница рыцаря Красной и Белой Розы улыбнулась ему и так же, как и он, кивнула в знак согласия головой.
Мессир пристально посмотрел на присутствующих и продолжил:
-Ровно без четверти полночь за Анастасией приедет лимузин и доставит её на Патриаршие пруды. Там нашу хозяюшку встретит моя служанка Гелла и обо всём подробно расскажет, оказав помощь в облачении. Корнелиус и Селестина доберутся до места самым быстрым из всех быстрых путём. Ведь от них зависит многое, если не сказать, что всё. А Мастер появится в самый разгар Бала, полностью поняв и приняв свою сущность. Но об этом позже. Ну, а пока, давайте желудками воздадим почести столь прекрасному столу.
И никто из присутствующих не заставил себя долго ждать.
Пиршество длилось всю ночь, возлияние следовало за возлиянием и Борис даже не помнил, каким образом оказался на своей постели. Причём, абсолютно один. А когда проснулся, то первым же делом поспешил в редакцию издательства, где ожидал свежий номер журнала "Философия бытия", с подборкой его новых стихов. И надо же такому случится, что по дороге он столкнулся со своим ляпшим "другом", известным в литературных кругах критиком, Яковом Дормидонтовичем Абсурдовым. Увидев поэта, последний скривился в ехидной усмешке и произнёс:
-Ужели сам Юпитер снизошёл до быка?
-И Вам доброго утра,- как отрезал, ответил Борис.
И хотел было продолжить свой путь, но критик ловко поймал его за лацкан пиджака:
-Позвольте, позвольте, так просто Вам сегодня от меня не отделаться.
Страждущий чуть было не выругался, что с ним происходило очень редко, но не стал этого делать и остановился. А Абсурдов, почмокав языком, продолжил:
-Хотелось бы самым наиподробнейшим образом обсудить Ваше, с позволения сказать, "стихо".
И достав из дипломата свежий номер " Философии бытия"(каким-то нереальным способом оказавшийся у него), начал читать:
-Мне снился пламень инфернальный,
И в нём горящие тела,
Таков итог, итог финальный
За богомерзкие дела,
Дела насильников безбожных,
Детомучителей, убийц,

И всех, считающих возможным,
Из книг Судьбы нарвать страниц…
Мне снился пламень негасимый,
Душа кричала, как в Аду,
Но Бог помог, и дал мне силы,
И Вифлеемскую Звезду!
Позвольте узнать, что Вы имели ввиду: революцию? гражданскую войну? Или обычную бойню?
Борис не сдержался и выругался про себя. Ему давно этот критикан был как кость в горле. И уже успокоившись, через минуту ответил:
-Милейший Яков Дормидонтович, я не имел ввиду ни первое, ни второе, ни третье. Вся суть моего стихотворения заключена в ответственности каждого из нас за свои дела.
Но критик не унимался:
-То есть, по-Вашему, я, прямо-таки, сгорю в этом, как Вы изволили изложить, "инфернальном пламени"? Но, послушайте, это же несусветная чушь. Никто не застрахован от ошибок, а значит, судить кого бы то не было за них есть полная утопия. Ведь как говорил Ваш Христос:" Кто не без греха, пусть первым бросит в меня камнем". Да и если я не верю в Бога, то и гореть нигде не буду.
Страждущий снова выругался про себя, а вслух ответил:
-А разве я что-то утверждаю, милейший Яков Дормидонтович? Нет, нет и ещё раз, нет. Каждому по способностям, каждому по уму...
-Я всегда говорил, -прервал его критик, - что те, кто и двух слов связать не могут, всегда мечтала себя Гениями! Вы, как не умели Писать, так никогда и не научитесь это делать!
Борис вдруг почувствовал такую ненависть, что чуть было не ударил ненавистного противника. Но на его счастье из ниоткуда появился "мило" улыбающийся, Азазелло. Борис был несказанно рад ему и хотел было сразу расспросить про окончание эпопеи в Волшебной стране, но демон не дал ему это сделать:
-Не стоит тратить нервы на идиотов, оставь это для специально обученных личностей.
После чего просто подул на Абсурдова и развеял его по ветру. И на вопросительный взгляд Страждущего спокойно ответил:
-Не бери в голову. Полетает вокруг Земли века два-три, может, и поумнеет. А нет, так и суда нет. Терпеть не могу таких индивидуумов. Сами из себя ничего не представляют, а пафоса столько, что хоть лопатой греби.
Борис не стал спорить с ним, предпочитая зря не поднимать пыль без ветра. А демон, о чем-то на мгновение задумавшись, продолжил:
-Да, чуть не забыл. Пока Анастасия будет занята приготовлением к Балу, тебе следует направится в Сандуны и смыть пыль веков со своего тела. Ты должен предстать перед Мессиром во всём своём величии, чистым и непорочным. Так что, не теряй времени даром. Как только всё выполнишь, облачись в свой самый парадный костюм и жди моего знака. А про то, что так ужасно хочешь узнать, поведаю позже. Если, конечно же, не забуду.
И "мило" улыбнувшись, растаял в воздухе. А Борис, дав волю мыслям, ещё немного постоял, глядя куда-то в неизвестность.
Тем временем Анастасия, проснувшись в довольно-таки хорошем настроении, поспешила в обеденную залу, дабы немного поболтать с Бегемотом. Ей ужасно не терпелось узнать как можно больше о прошлом Бронислава, который с самого своего появления вызвал к себе глубокий интерес. Но, к своему великому сожалению, никого там не застала. Да и не могла этого сделать. Ведь вместо большой обеденной залы была её вполне обычная кухня. Решив поднять ускользнувшее настроение чашечкой кофе, Анастасия вдруг обнаружила, что кто-то это сделал до неё, не оставив в банке ни грамма. Она немного постояла в задумчивости и потянулась на заварочными пакетиками с чаем. К счастью, их никто не трогал. Положив в чашку три пакетика, Анастасия открыла холодильник и достала оттуда, так любимое ею, пирожное "Муравейник". Как говориться, чтобы подсластить горькую пилюлю. Но вместо шести, в коробочке было только два пирожных.
"Так, - подумала Анастасия, - сначала кто-то выпил всё кофе, а теперь ещё и полакомился моими вкусняшками за милую душу. Интересно, кто бы это мог быть?"
И как бы ответом на немой вопрос девушки, послышался звук отпирающегося замка и в квартиру вошли Корнелиус и Селестина. Увидев удивлённую хозяйку, они мило улыбнулись ей и протянули четыре больших пакета, полностью набитых самой разнообразной снедью.
На что Анастасия улыбнулась в ответ и спросила:
-И как вам только удалось найти магазин и всё это приобрести?
Вместо возлюбленных ответила Дария, внезапно появившаяся из ниоткуда:
-Нет ничего проще, Королева. Я проводила их и помогла выбрать самое необходимое. И заметьте, не потратила на это ни пени. Но Вы не подумайте плохого, просто все вдруг решили, что мы некая съёмочная группа, пришедшая в магазин снимать рекламу и предложили продукты в качестве оплаты.
Разместив продукты по полочкам буфета и в холодильнике, Анастасия села за стол и позавтракала, слушая между делом рассказ Селестины, севшей напротив неё, о своём прекрасном детстве. Корнелиус же в это время чистил до блеска свои доспехи, считая, что раз ему выпала честь быть, пусть и ненадолго, начальником стражи, то у него должен быть самый безупречный вид. Что же касается лунной девочки, то она посчитала свою роль исполненной и поспешила присоединиться к Гелле и Виктору(к которому питала далеко не родственные чувства). Никто и не заметил её исчезновения. Но если бы даже и заметил, то не придал бы этому никакого значения. Ведь никто не знает, что может прийти в голову этим ирреальным существам.

Незаметно день перевалил за середину, а там подоспел и вечер. Борис выполнил просьбу Азазелло и чувствовал себя заново рождённым. Он даже пообещал себе, что будет посещать Сандуны каждую неделю. Ведь демон ещё ни разу не посоветовал ему чего-то плохого. Да и вряд ли когда-нибудь бы сделал это. Ибо был образчиком личности, у которой слова никогда не расходятся с делами. Вернувшись домой, Борис переоделся в свой самый парадный костюм и приготовился ждать знака Азазелло. Предчувствие чего-то таинственного ни на миг не покидало его. Но секундная стрелка с большой неохотой отчитывала мгновения и Страждущему вдруг даже показалось, что она это делала из-за какого-то злого умысла. И наконец, откуда-то из Вечности, послышался спокойный голос Азазелло:
-Войди в сияющую гладь, чтоб заново себя познать.
И не теряя времени, Борис подошёл к зеркалу трюмо. Один быстрый шаг в Вечность и она превратилась в самозакручивающуюся спираль, несущуюся со скоростью мысли одновременно во всех направлениях. Войти легко, а вот выйти не всегда возможно. Да и никому до конца неизвестно, куда именно его может занести . Прошло, наверное, всего несколько мгновений, и Страждущий оказался на самой вершине горы Арарат. Он был облачён в белоснежную тогу и плетёные бамбуковые туфли, а голову его венчал терновый венок, обжигающий своей сущностью до самых затаённых участков подсознания. Вокруг царила абсолютная тишина и никого, на целые тысячи километров, рядом не было. Оглянувшись по сторонам, Борис понял, почему оказался именно здесь и стал терпеливо ждать. Сначала, из-под самых небес, к земле ринулось яркое пламя, озарив всё вокруг алым светом. Коснувшись Страждущего, оно загорелось всеми цветами радуги и раздался громогласный голос:
-Приветствую тебя, Мастер!
И в тот же миг Борис почувствовал себя самым счастливым существом во Вселенной.
-Познай самоё себя и обрети истинную Веру! -раздался тот же громогласный голос.
И Страждущий почувствовал свободное парение между небом и землёй, доставившее ему неземное блаженство. Это продолжалось несколько мгновений, пока, где-то совсем рядом, не послышался тихий мягкий голос:
-Прими себя, таким, какой ты есть.
Борис обернулся по сторонам и увидел улыбающегося Иисуса Христа. И от увиденного у него засосало под ложечкой. А Спаситель, между тем, тихо продолжал:
-За тебя попросили, Мастер, и ты теперь избранный из избранных. Неси свой Крест, не прогибаясь под Судьбу. Люби самою Жизнь и не давай свершаться подлому. Цени человека в человеке, ибо ты есть отражение Отца. И помни, что я всегда где-то рядом.
Страждущий хотел было хоть что-нибудь сказать в ответ, но Иисус Христос трижды поцеловал его и растаял в воздухе. Тотчас же яркий свет погас и Борис вновь оказался в своей квартире. Там его уже поджидал, "мило" улыбающийся, Азазелло:
-Виват, Мастеру! Виват! Виват! Виват!
Страждущий от услышанного весь покрылся краской, ибо совсем не привык к восхвалению. Прошло ещё полтора часа и демон заговорчески прошептал:
-А теперь отбрось все оставшиеся сомнения и хорошенько зажмурься.
Борис не стал привередничать и уже через мгновение оказался в доме 302-бис, по Садовой улице, на пятом этаже, в квартире № 50. Там уже всё было готово к предстоящему Балу. Оглядевшись по сторонам, он увидел Корнелиуса, стоявшего в начищенных до блеска доспехах у самых входных замковых врат. И замер в неподдельном восхищении. Обычная коммунальная квартира, как по мановению волшебной палочки, в одночасье превратилась в средневековый замок,времён крестовых походов. У каждой белоснежной колонны стоял стражник в доспехах своего времени. Посреди огромного бального зала стоял величественный трон, на котором восседала Анастасия. На ней было белоснежное, ниспадающее до самого мраморного пола, платье, обшитое множеством серебряных и золотых звёзд. Голову венчал самый настоящий терновый венок, а ноги были обуты в "испанские" сапоги. Было видно, как тяжело ей, но она, как и подобает Королеве, не сказала ни слова. Справа от Анастасии стоял Фагот, а слева расположился Бегемот. Первый стирал платком выступающую на лоб кровь, а второй массировал ноги. Увидев Бориса, Анастасия хотела было броситься к нему навстречу, но вскрикнула и вернулась назад.
-Всё хорошо, милейшая Маргарита,- шептал ей на ухо клетчатый, - всё хорошо,любезная моя Королева.
Страждущий не мог просто стоять и смотреть на страдания своей возлюбленной. Он хотел было уже броситься на спасение, но Бегемот тут же предостерёг его от необдуманных поступков:
-Чтобы испечь пирог, надо сначала обжечься.
И Борис замер на полпути, посильнее зажав волю в кулак, и решив делать так, как велит реальность, не желая повредить Анастасии. Откуда-то из зала раздался голос Селестины:
-Всё готово, моя Королева.
И тотчас же весь замок содрогнулся от ударов невидимых часов, возвестивших начало грандиозного Бала Сатаны. Прошло ещё несколько мгновений и прямо посреди зала появился Мессир, одетый в средневековые рыцарские доспехи. Пристально посмотрев на Анастасию, он громко провозгласил:
-Маэстро, музыку!
Тотчас же изо всех углов замка грянул "Вальс цветов", которым дирижировал сам Пётр Ильич Чайковский. Поклонившись ему, Мессир подошёл к трону и тихо сказал Анастасии:
-Терпение, моя Королева, только терпение. Отныне Вы Маргарита, вечная спутница Мастера. Ничего и никого не бойтесь. И поверьте мне, Вы будете за всё вознаграждены.

После чего улыбнулся Борису и поспешил встречать первых гостей, появляющихся из огромного Зеркала, полной копии Зерцала Вечности, описанного Джонатаном Свифтом в его "Приключениях Гулливера ". Фагот, наклонившись к самому уху Анастасии, тихо прошептал:
-Моя Королева, приготовьте правую руку для поцелуев Света и левую для поцелуев Тьмы. Помните, Ваша улыбка Великий Дар приходящим. И ничего никому не обещайте, как бы Вам не хотелось. Ибо всё сказанное в одночасье станет реальностью.
Несчастная, превозмогая ужасную боль, кивнула в знак согласия головой.
-Терпение, милейшая Маргарита, терпение,- прошептал Бегемот и вновь помассировал ей ноги, смазав лапы исцеляющим иорданскими елеем.
Первым к Анастасии подошёл Великий Сократ. Он еле держался на ногах, но сразу опустился, на левое колено и поцеловав ей правую руку, изрёк:
-Тщедушные молят о спасении, сильные о прощении, а мудрые спешат познать Суть вещей.
-Мы в восхищении, - улыбнувшись ему, произнёс Фагот.
-Королева в восхищении,- поддержал его Бегемот.
А Анастасия улыбнулась Мудрецу и слегка кивнула головой. Сократ с большим трудом поднялся на ноги и прошёл к столикам, на которых стояло древнее фалернское вино с самыми разнообразными закусками.
Следом за древним философом появилась сама Дарья Салтыкова, известная как "Салтычиха", убившая в сговоре со своими опричниками множество неповинных крестьян. Она шла, опираясь на двух бесов, смотря на мир незрячими глазами. Подойдя к Анастасии, "людоедка" с большим трудом опустилась на колени и поцеловала ей левую руку. Это был самый настоящий поцелуй Иуды, чуть было не приведший к потере сознания. Но Фагот и Бегемот быстро подскочили к Анастасии и привели её в чувство.
-Мы в восхищении,- раздалось вновь и продолжилось′- Королева в восхищении.
Бесы подняли "Салтычиху" и увели в самый дальний угол зала.
Третьим гостем Мессира был красноречивый Юлий Цезарь. Его внесли на носилках четыре крепких Мавра. Поравнявшись с троном, великий полководец быстро соскочил на мраморный пол и припав на левое колено, поцеловал Анастасии руку, произнеся:
-Аве, Королева, аве, Цезарь. Только тот постиг Суть вещей, кто постиг самоё себя.
После чего вновь взлетел на носилки и мавры устремились к столикам, где их уже поджидал порядком захмелевший Сократ.
-Мы в восхищении, - сказал вослед Юлию Цезарю Фагот, вновь промокнув платком выступившую на лоб кровь.
-Королева в восхищении,-поддержал его Бегемот, вновь массируя ноги Анастасии.
Следующими появились два беса-искусителя в сопровождении милой белокурой бестии. Они в один большой прыжок оказались у трона и упав на колени, поцеловали левую руку Анастасии. Несчастная снова испытала еле переносимую боль, но не издала ни звука.
-Мы в восхищении, -произнёс клетчатый,улыбнувшись Анастасии.
-Королева в восхищении,-провозгласил Бегемот и поспешил дать девушке нюхательную соль.
Бесы-искусители и белокурая бестия легко поднялись на ноги и ринулись в самый дальний конец бального зала, где с неописуемым удовольствием набросились на "Салтычиху". По решению Страшного Суда, ей нигде не будет покоя, ни на земле, ни под землёй, ни на воде, ни под водой, ни на небе.
Не прошло и минуты, как из Зеркала показались Мишель Нострадамус, Григорий Распутин и Вангелия Димитрова. Провидцы шли быстрой походкой, излучая свет Познания. Увидев их, Анастасия еле сдержалась, чтобы не попросить предсказать своё будущее. Как будто бы прочитав её мысли, Нострадамус изрёк:
-Знающий Будущее, обречён на страдания в настоящем, ибо он не может изменить ход истории.
Когда Мудрец опустился на левое колено и поцеловал правую руку Анастасии, слово взял Григорий Распутин:
-Не спеши жить, милая. В мире много того, что заслуживает большего внимания, нежели может показаться тебе с первого взгляда.
После чего совершил церемониальный поцелуй и удалился следом за Нострадамусом к Сократу и Юлию Цезарю. Тётка Вангелия, ощупав лицо Анастасии, улыбнулась ей и произнесла:
-Девочка моя, тебе предстоит совершить много богоугодных дел. Береги себя и своих близких, приближай Эру Добра.
После чего резво опустилась на левое колено и поцеловала правую руку Королевы Бала.
-Мы в восхищении, - произнёс Фагот.
-Королева в восхищении, -поддержал его Бегемот и тихо шепнул на ухо Анастасии:
-Потерпите, милейшая Маргарита, ещё немного осталось.
Зеркальная гладь вновь озарилась ярким светом и из неё вышли Влад Цепеш, Наполеон Бонапарт, Иосиф Сталин и Адольф Гитлер. Все они были одеты в одинаковые чёрные балахоны, с табличкой "Remittetur"(" Прощённое"). Поравнявшись с троном, каждый из них припал на левое колено и поцеловал правую руку. Чем вызвал полное недоумение у Анастасии. Ведь ей всегда казалось, что диктаторы не имеют прощения. Одно дело Иосиф Сталин, с чьим именем солдаты шли в бой. И совсем другое Адольф Гитлер, возомнивший себя Владыкой Вселенной. Да и Влад Цепеш с Наполеоном Бонапартом никак не святые агнецы. Но Фагот вовремя подоспел на помощь, тихо шепнув:
-Все они прошли Круги Ада и были прощены Создателем.
А вслух произнёс:
-Мы в восхищении.
Бегемот вполне разделял чувства Анастасии, но тоже не стал их обличать в слова, повторив вслед за клетчатым:
-Королева в восхищении.
"Прощённые" поднялись с колен и последовали к столикам.
Следом за ними в замок вошёл бодрой походкой папа Александр 4 Борджиа, в сопровождении своего сына и дочери. Они были настолько заняты собой, что даже не поцеловали руку Королевы Бала, а сразу же подошли к столикам, где продолжили свою милую беседу. Что, впрочем, никого и не удивило
Гости всё прибывали и прибывали, и Анастасия вскоре потеряла им всякий счёт. Кого только не было. И вечно пьяные Вампиры в сопровождении вечно хмурых Ведьм. И существа из иных миров, только приблизительно напоминающие людей. И рыцари из разных эпох в ослепительных доспехах, поющие оды своим возлюбленным. И Великаны, которым приходилось передвигаться чуть ли не на коленях, хотя потолки замка были в сто крат выше их роста. И жители Заповедных лесов: феи, орки, гномы.
Самой колоритной фигурой из них была, конечно же, былинная Баба-Яга. Она влетела верхом на ступе через огромное окно, вызвав самый настоящий переполох среди гостей. Поравнявшись с троном, древняя ведьма по-молодецки соскочила из ступы, подарила Анастасии наливное яблочко на золотой тарелочке и стрелою ринулась к еде, видимо, очень устав от дальнего пути. Борис от увиденного чуть было не зашёлся гомерическим хохотом, да вовремя спохватился. Ни коим образом нельзя было кого-нибудь чем-нибудь обидеть.
Анастасия устала настолько, что уже совсем не замечала времени. Фагот и Бегемот не позволяли ей полностью упасть духом. А Борис, стоя за троном, всякий раз обещал себе всячески оберегать свою возлюбленную. Мессир неотступно принимал гостей, пока наконец не появились двое запоздавших, но самых желанных гостей. Когда они вышли из зеркала, он громогласно объявил:
-Михаил и Елена Булгаковы.
В тот же миг тишина наполнила древний замок. Появление столь необычной пары вызвало у всех собравшихся нескрываемое восхищение. Оно и понятно, ведь даже обычные люди при виде чего-то мистического могут напрочь потерять и осторожность, и рассудок.

Борис не удержался и поспешил им навстречу. Увидев своего преемника, Михаил Булгаков поправил потрескавшееся пенсне и улыбнувшись жене, тихо сказал:
-Я очень рад нашей встрече, молодой человек. Очень рад. Признаюсь, читал Ваши творения и, поверьте мне, остался весьма и весьма доволен, не зря потраченным временем. Удачи Вам и неиссякаемого Вдохновения.
Борис был очень тронут признанием классика и хотел было подробно его обо всём расспросить, да не посмел, а лишь улыбнулся в ответ и поцеловал ручку у Елены Сергеевны. Когда чета Булгаковых миновала трон, Мессир поспешил к Анастасии и тихо прошептал ей на самое ухо:
-Ещё чуть-чуть, моя прекрасная Маргарита, и все Ваши страдания будут вознаграждены.
После чего вышел на самую середину бального зала и провозгласил:
-Слава Королеве Маргарите! Слава хозяйке вечного Бала!
Все присутствующие подняли бокалы с древним фалернским вином и подхватили его клич. Когда шум стих, Мессир быстро вернулся к Анастасии и тихо сказал:
-Вот и всё, милейшая Маргарита. Вы с достоинством выдержали это нелёгкое испытание и заслуживаете достойной награды.
Не прошло и мгновения, как замок вместе с гостями быстро закружился юлою и девушка оказалась в своей спальне. Она и не заметила,как заснула. Усталость взяла своё.
Увидев исчезновение возлюбленной, Борис вопросительно посмотрел на Мессира, но тот был всецело занят спором с древним Сократом. Вместо него ответил Фагот:
-Понимаешь, Мастер, в этом мире всё имеет свой конец и своё начало. Ты Творец, милейшая Анастасия твоя бессменная Муза. И так будет до тех пор, пока Мир не пройдёт Рубикон, после которого всё начнётся с самого начала. От яйца до зрелищ всего лишь один петушиный крик. Так что, наслаждайся Балом и не думай о плохом.
Страждущий кивнул головой и оглянувшись по сторонам, направился к Зеркалу, дабы присесть рядом с ним и как следует поразмыслить о Грядущем. Он очень устал, но думать об отдыхе сейчас было равносильно купанию в крутом кипятке. Дойдя до места, Страждущий с облегчением опустился на мягкое кресло, но не успел и вздохнуть, как вдруг, как всегда из ниоткуда, перед ним возник Азазелло:
-Ты чего такой грустный, Мастер?
Борис махнул рукой и предпочёл промолчать. Видя, что ему нужен покой, демон "мило" улыбнулся и поспешил к гостям. А Страждущий смог, наконец-то, полностью уйти в себя. Во всяком случае, так ему показалось.
А Бал, тем временем, всё набирал и набирал обороты. Вот уже и первые пары вышли на середину зала и закрутились в вихре танца. И не прошло и мгновения, как к ним присоединились остальные.
Отовсюду слышался звон бокалов, шёпот кавалеров и звонкий хохот их возлюбленных. Только старая незрячая "Салтычиха" продолжала страдать в самом удалённом углу бального зала.
Проснувшись на следующее утро, Анастасия поспешила на кухню, чтобы заварить себе свежего кофе. Благо, его было хоть отбавляй. Но вновь замерла от благоговения. Как и днём раньше, вместо обычной малогабаритной кухни был огромный обеденный зал. Увидев хозяйку, Мессир встал с бокалом древнего вина и трижды воскликнул:
-Виват! Виват! Виват!
Следом за ним поднялись и остальные, эхом повторив приветствие. Анастасии стало как-то не по себе, но она этого даже и не показала. А спокойно прошла к столу и заняла своё место. Когда с едою было покончено, Мессир пристально посмотрел на Анастасию и спросил:
-Чем я могу Вам отплатить за Ваше королевское долготерпение?
Девушка выдержала паузу и улыбнувшись, ответила:
-Я вполне довольна тем, что имею.
-Истинно королевский ответ!- провозгласил Мессир и громогласный рассмеялся.
А когда успокоился, тихо сказал:
-Отныне ни Вы, ни Мастер, ни ваши с ним дети никогда и ни в чем не будете знать недостатка.
Услышав это, Борис подошёл к своей возлюбленной и заключил её в свои жаркие объятия.
А Мессир, между тем, продолжал:
-Наше время подходит к концу и мне бы хотелось, чтобы никто из присутствующих не остался без подарка.
Он пристально посмотрел на Корнелиуса с Селестиной и мило им улыбнувшись, сказал:
-За преданность друг другу, я вам дарую Вечную Жизнь.
Рыцарь Красной и Белой Розы жарко поцеловал свою возлюбленную и уже через мгновение растаял вместе с ней в воздухе.
-Их час пробил, -тихо продолжил Мессир и заговорчески подмигнул Брониславу и Гелле, не спускающих влюблённых взглядов друг с друга:
-Витвор, ты просил дать тебе заслуженный покой и я сделаю это, но, уж прости, ненадолго. Сам понимаешь, без проводника души вряд ли найдут путь к Свету. А пока тебя не будет, твою работу неплохо выполнит Азазелло. Во всяком случае, я искренне на это надеюсь.
Демон в ответ "мило" улыбнулся и пожелав всем всего самого наилучшего, растаял в воздухе.
А Бронислав вместе с Геллой церемониально раскланялись со всеми и обернувшись быстрыми стрижками, стрелою вылетели в окно. Часы стали бить полдень и Мессир провозгласил:
-Помните! Где бы я не находился, вы всегда можете рассчитывать на мою помощь.
После чего трижды ударил эфесом шпаги о мраморный пол и исчез в набежавшем из ниоткуда тумане. Посмотрев ему вослед, Бегемот не смог сдержаться и громко разрыдался. Фагот встал рядом с ним и принялся чесать у него за ухом, приговаривая:
-Не плачь, Бегемотик, мы снова и снова встретимся с Мастером и его милейшей возлюбленной.
Часы ударили двенадцатый раз и они растаяли в воздухе, а за ними исчез и огромный обеденный зал. Борис прижал к себе Анастасию и тихо прошептал:
-Я люблю тебя больше Жизни.
Девушка смахнула набежавшую слезу и так же тихо ответила:
-Милый, только с тобою я всегда буду чувствовать себя самой счастливой во Вселенной.
Тотчас же раздалась чарующая мелодия и из ниоткуда появились Дария с Димитриусом. Они подошли к влюблённым и тихо прошептали:
-Sator, Arepo, Tenet, Opera, Rotas.
После чего улыбнулись друг другу и лёгким ветерком вылетели из окна.
Мир обрёл нового Мастера, а значит, в Книге Вселенной начата новая глава и какой она будет, всецело зависит не только от Бориса и Анастасии, но и от всех их друзей, вместе взятых. Ибо Большое Дело состоит из множества поступков, что в сумме своей могут как Созидать, так и Разрушать.

Нереальная Реальность:
Чей-то зов из вещих снов,
Чья-то мастерская шалость
И ответ без лишних слов…
Лёгкий ветер Провиденья,
Взмах крыла, движенье ввысь,
Тайна Вечности – мгновенье,
И оно зовётся Жизнь!

Конец первой части.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 25.11.2020г. Виталий Иосиф Ворон
Свидетельство о публикации: izba-2020-2953711

Метки: мистика,
Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1