Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Превратности пейзажа


Превратности пейзажа
Джо потом опять обратился к пейзажу, пересев, снова же, к окну. Ибо пейзаж, природа, - не это ли спасает нас от душевной клаустрофобии? Сидел и думал, что так они далеко, пожалуй, дойдут, докатятся даже, благодаря Пунитаялини. Да и он хорош - постоянно бряцает этакой мягкотелостью, а тут надо бы наоборот, - построже. Да, но как? По морде дать, по заднице, или там, - за волосы оттаскать для просветления? Жалко ведь. А начнешь вести душевные разговоры о души спасении - мы же понимаем, чем всё закончится - она еще больше возбудится, вплоть до крайности. А Эшли, которая чем-то там шелестела и даже хрустнула, тоже, видать, не дремала в момент многозначительный. Джо опять чуть не подскочил, кстати. Неужели он никогда не привыкнет к этим её штучкам?!

Опёршись спиной о стекло, пытаясь заслонить прелести пейзажа, она заглядывала ему в глаза. И пять Ялини была совершенно нагая, - стянула, видать, футболку, бесстыдница. И яблоко откуда-то выудила. Взгляд насмешливо-игривый, слегка яблоком заслоненный. "О чем думаешь, Гидеон?" - прошептала стремительно. А Джо, негодуя, созерцал очаровательное безобразие. Волосы ее, на левую сторону переметнувшиеся, слегка закрывали глаз, и тень на ту сторону лица бросили, а правая сторона, к нему ближняя, - открытая. Шейка, - красивая, лебединая, её так и хотелось поцеловать. И потом уже, наверное, - плечико и ключицу беззащитную. Да, тут явно что-то требовалось в смысле концептуальной огранки образа, какие-нибудь хитрости, даже на уровне женских, например, серьги (Джо сказал бы, - "висюльки зверские"), чтобы ниспадали на плечо, доставая порою до ключицы. С камнями зелеными, под цвет глаз. Надо её, как приедут и осмотрятся, сводить в ювелирный, пусть подберет такие, у неё есть вкус, он знает. А что, пока есть деньги, надо их на женщину тратить. В разумных пределах, конечно. Не то потом - ни денег, ни женщины, ни воспоминаний даже... Да платья пусть прикупит, а то как девчонка вечно в этих футболках и джинсах, или без ничего. Ужас!

На грудь глядел, - совершенно скромную, но вполне приличную голую грудь, Пунита даже заерзала на нём задницей, к чему-то хихикая. Кто-нибудь наверняка назвал бы такую грудь небольшой, даже маленькой, и отвернулся - не исключено - в знак политкорректного протеста. Но то был бы кто угодно, но никак не Джо, который сурово наслаждался зрелищем. Потому что, хотя женщины и говорят, что, мол, мужчины все одинаковы, но это не совсем верное и, возможно, даже поверхностное наблюдение, а то и не наблюдение вовсе. Да - так называемая девичья грудь - нежная, вместе с тем упругая мечтательная возвышенность на фоне золотистого, бежевого оттенка стройного тела. Соски - цвета алого, с каплей коричневого - тонкий намек на примеси неевропейские. Когда она сильно возбуждается, то соски торчат, как бодливые рожки, они даже колючие тогда. Но сейчас, умиротворенные только что случившимся, они лишь слегка дулись. Она пока как бы набиралась прыгучей игривости, словно на скакалке прыгая, озорно посматривая. А там, раз уже Джо начал ее сдуру оглядывать, то ребра пошли, и тело сходилось к пупку. А уж дальше и смотреть страшно, - мы же в автобусе, а то он, как водится, заведется, а ей только того и надо. И легким ароматом от их совместного производства коктейля от нее веяло, как от того знойного яблока, что она, как цыганка, ухватила в спешке.

Сказать о ней, что была, мол, красива, было всё равно, что оприходовать какую-то бытовую банальность - банку вскрыть или пакет разорвать с глупым треском. Если идти по восходящей, то - "прекрасна" - тоже не вполне передает её внешний облик, это как вставить просторечие в художественную речь, - не всегда уместный прием. Пожалуй, "чудно, дивно хороша" - куда ближе к истине, если бы не наш настойчивый поиск более правильных, точных слов и выражений. Мне напрашивается "божественно чудна", - вот, пожалуй, почти что то. Именно божественна - то есть как бы идеальна, творенье неземных сил, итог высшего вдохновения, и чудна - с оттенком волшебства, опять же; или, если слегка переиграть и даже переставить ударение, - получаем легкий, едва уловимый толчок в сторону от расхожей нормы, который, тем не менее, придает женскому образу невероятную живость и жизненность, в отличие от восковой, тем более, мраморной статуи.

И сейчас наша божественно чудная Пунитаялини опять дурачилась, уставившись на глазевшего на неё Джо. Целомудренно улыбаясь. "Что уставился, - шепнула, - Голых женщин не видел?" – "Нет, конечно, до сих пор - нет". (Он, наверное, произнес это как Клинт Иствуд в старом фильме "Два мула для сестры Сары"). Потом встряхнулся, поправился: "Впрочем, не то. Ты зачем разделась без разрешения?" – "Вот еще, разрешений твоих ждать. Дура, что ли? Да и ты не дурак, зачем говоришь глупости?" Джо, окончательно расшевелившись, зашипел: "Немедленно одеться! Какой-нибудь болван проснется, скандалу не оберешься!" И даже ладонь угрожающе демонстрировал, словно и впрямь даст затрещину или подзатыльник. Раздумывая. "Гидеон, ты ничего не понимаешь, - зашептала Пунита с искренней обидой, - Ты что, думаешь, мне хочется тут нагишом покрасоваться? В дурацком омнибусе, тьфу, - дилижансе? Тем более против твоей воли? Но здесь вопрос принципиальный. Концептуальный. Это же наш завтрак на траве. Яблочный. Я должна тебя, своего мужчину, вдохновлять на день настоящий!"

Дождь пошел на убыль, когда они яблоко принялись грызть. А после завтрака Эшли пришлось одеться, чтобы прекратить "это безобразие". Правда, она всё равно свела дело к стриптизу, одевательного рода только. Обязательно надо было подле покрутиться, подышать Джо в ухо, да похихикать, задевая сосками. Натянув футболку, Пунита обеспокоилась, не прилипло ли у нее "что-то там сзади", и выпятила попу, выгнувшись стебельком. А меж ягодицами её сочная промежность - действительно сочная, прямо сочилась она - улыбалась ему и романтично, и жизнеутверждающе. Джо моментально заверил, что всё в порядке, и она, раза три переспросив, уверен ли он, начала, наконец, натягивать джинсы. А они так тяжело натягиваются на стройные ножки, эти ставшие такими непослушными вдруг джинсы. Ноги и попа виляют по-лисьи, разве что хвоста нет. Зато что там есть! - губки её половые, что трясутся, словно брызжут игривым смехом убегающей в весенний лес кокетки. И долго стоит смех тот в ушах, звенит по округе затихающим колокольчиком.

Сидели, обнявшись. Пассажиры от похорошевшей погоды стали просыпаться. А там и солнце выглянуло. Целуясь, наблюдали возврат солнца, Ялини бормотала о том, как хорошо им будет у Эндрю, хорошего же человека. Его клонило в сон почему-то, да и она со сном боролась, встряхиваясь. Наверняка и что-то там лепетала, иначе откуда бы он эту историю выудил, - из параллельного мира, что ли? Вы знаете такой? В принципе, параллельно, может быть, и знаете.

***
Они смотрели на яблоко без страха и упрека, и оно уставилось на них, улыбаясь своими разными боками.

Если бы я было мужчиной, – думало яблоко, – я бы завалил эту женщину на непорочную траву и, не дожидаясь, пока утихнут колебания её падшего тела, пробежался сначала по губам; потом, рискуя свалиться в долину подмышек, поколесил бы вокруг молочноспелых холмов и, оторвавшись, слегка постукивая крепкой палицей, покатил бы лихим воином по нежной долине с потухшим вулканом пупка – прямо к заветным вратам городским, чтобы взять их рукопашным боем, затопив округу потом, кровью, сладким медом.

Если бы я было женщиной, – думало яблоко, – я бы прыгнула кошкою на эти знойные плечи, а затем, слегка царапая, спустилась бы к торсу - приникнуть к источнику истинного наслаждения, чтобы были силы идти дальше.

Державший яблоко гадливый урод небрежно уронил его женщине на грудь – опа! – она резким взмахом завладела сокровищем жизни. "Вот теперь-то мы будем жить вечно", - захихикала почему-то, обкусывая яблоку бока.

Когда оно досталось мужчине, женщина уже восторженно млела, томно поглаживая плечи своему соэдемнику.

Они стояли сейчас перед пренеприятнейшим ментором, слушая краткую невнятную лекцию по половому воспитанию. Мужчина одной рукой гладил женщине попу, другой заинтересованно перебирал губки в поисках клитора. Она была слегка смущена, и одной рукой обхватила торс мужчины, а другой - придерживала его дружка, предназначение которого ей только что открыл господин лектор.

И стали они плодиться и размножаться. Да, а с прежнего места жительства их выгнали за неприличное поведение. Зато они теперь сами добывали пропитание себе и растущему семейству, включая ненасытного Иудушку.


~~~~~~~
Роман "Пунитаялини" опубликован в сборнике "Эротическая проза, восемнадцатый год", Барнаул, 2018. -
В электронном формате - на "Ридеро" - http://ridero.ru/books/punitayalini/






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 103
© 25.11.2020 Дон Боррзини
Свидетельство о публикации: izba-2020-2953258

Метки: любовь, страсть, жизнь, мужчина, женщина, эротика, cmnf,
Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1