Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Из Москвы в Питер и обратно18+


                                                                                                                                          1
     Татьяна любила бывать в этом кафе. Не смотря на то, что в нём не было совершенно ничего особенного и выдающегося: ни какой-то изысканной кухни, ни сногсшибательного сервиса, ни умопомрачительного интерьера... В общем, ничего такого... Да и название-то было проще некуда (в переводе с латинского - "вода"). Однако, что-то сразу "цепляло" в этом небольшом заведении. Может, то, что здесь очень вкусно варили кофе, может, полное отсутствие в меню любых проявлений и даже намёков на современный оголтелый фастфуд, а может, и сами хозяева этого уютного местечка (семейная пара лет пятидесяти пяти), которые находились "на боевом посту" от открытия и до закрытия и при этом, довольно часто выполняли функционал и официантов, и бармена, и шеф повара...
Пока варили заказанный кофе, Таня открыла в телефоне свой почтовый ящик, где обнаружила очередное послание от своего, неизвестно откуда взявшегося "собеседника", проживающего в семистах верстах, где-то на невских берегах...
Вообще говоря, Татьяна Геннадьевна была дамой очень хорошо воспитанной и крайне консервативно и ревностно отнясящейся к соблюдению всякого рода норм этикета и прочего приличия. Более того, тщательно соблюдая нормы этого самого приличия, она и с огромным вниманием относилась и к своей лексике, категорически не допуская использования даже слэнговых слов и выражений, не говоря уже о выражениях ненормативных... Однако, справедливости ради, нужно заметить, что это - далеко не вся правда об этой уважаемой и чрезвычайно воспитанной даме...
Прочитав начало послания своего "собеседника", Татьяна улыбнулась и подумала: "Даа... Эк же ты тут понахуевертил-то, Уважаемый Собеседник!!!" От такого словестного поноса просто ебануться можно!!!" Продолжив чтение, Таня даже рассмеялась. Иногда было весьма забавно и даже смешно читать все вот эти окололитературные изыски её "собеседника", ведь не часто встретишь столь великовозрастного распиздяя в фотохромных очёчках, да ещё и несущего при этом столь ярко выраженную хуйню. В определённый момент Татьяна была настолько вдохновлена и возбуждена безудержным бумагомарательством этого болтуна, что даже вступила с ним в соавторство, на почве совместного повествования в духе довольно таки низкопробной и совершенно безумной чертовщины...
Тут к столику Татьяны подошла хозяйка заведения, которая принесла заказанный кофе.
- Здравствуйте, Танечка! Пожалуйста, ваш кофе! - улыбаясь обратилась она к Татьяне и поставила перед ней чашечку с ароматным напитком.
- Здравствуйте, здравствуйте, Вера Николаевна! - ответила Таня, оторвавшись от чтива в телефоне. - Спасибо вам большое! Мммм!!! Как всегда, аромат просто божественный!
- Пейте на здоровье! - просияла гостеприимная хозяйка. - А что-то вас давно не было видно. Как у вас дела?
- Да вы знаете, была в командировке, в Ростове. А дела, дела - просто охуи..., - радостно отрапортовала Татьяна, едва не употребив наречие из их с "собеседником" искромётного, ненормативного лексикона, но тут же поправилась. - Дела просто замечательно!!!
- Ну и хорошо! Не буду вам мешать...
Таня с удовольствием сделала пару глотков кофе и продолжила чтение. "Собеседник" же, по ходу своего послания, не унимался и просто поливал отборнейшим сумасшествием, смешанным с изрядной порцией рафинированного мата... "Вот ведь, блядь, стервец! Как пить дать, заебенил пару соточек коньячка, для вдохновения!" - подумала читательница и снова оторвалась от телефона, чтобы глотнуть кофе. Тут она почувствовала на себе чей-то взгляд. Осторожно осмотрев всё почти пустое заведение, она заметила довольно приятного немолодого джентльмена, который сидел за столиком в противоположном конце зала, пил зелёный чай и читал какой-то автомобильный журнал. Он действительно выглядел весьма приятно, можно даже сказать, элегантно и представительно. Лет чуть за пятьдесят, высок ростом, несколько худощав, но, тем не менее, довольно крепок... Очень правильные черты лица... Густые, некогда, скорее всего, чёрные, как смоль, но ныне уже изрядно подёрнутые благородной сединой волосы были аккуратно пострижены и, возможно, даже уложены... До неприличия гладко выбритое лицо, наверняка приятно пахнущее дорогим лосьоном. Ну и конечно, манера одеваться. Несколько старомодная, но сразу же вызвавшая у осторожной наблюдательницы какие-то необыкновенно тёплые ностальгические чувства. Идеально отглаженная светлая сорочка, поверх которой была одета тонкая шерстяная жилетка. Галстук. Строгие классические брюки со стрелками... И весьма массивные, не иначе как, золотые, запонки...
Этот человек даже напомнил ей одного персонажа из рассказиков её неуёмного болтуна-собеседника, которыми тот регулярно марал бумагу. Ещё раз присмотревшись повнимательнее, Таня вдруг однозначно поняла, что это именно он! Хотя... Хотя, ну кого только не встретишь в огромном мегаполисе... Да и потом, так или иначе, все люди чем-то похожи друг на друга... К тому же, ну откуда ему взяться в реальности, если он - всего лишь плод больного воображения питерского бумагомарателя...
Допив кофе и дочитав послание в телефоне, Татьяна попрощалась с Верой Николаевной, вышла на улицу и направилась к своей машине. Ей нужно было появиться на работе, поскольку это было уже хоть и далеко не ранее, но всё же утро, утро рабочего дня...
На улице был лёгкий, приятный морозец, и Татьяна даже несколько подзамёрзла, пока дошла до авто. Она села за руль и повернула ключ в замке зажигания. Стартер исправно крутил двигатель, но тот никак не запускался... Ещё и ещё попытка, но результат был то же... От такой неожиданности Таня даже вдруг сосвем замёрзла. Она на несколько секунд задумалась и тут, боковым зрением, увидела, что к её машине подходит какой-то человек. Это был тот самый немолодой джентльмен, которого она видела в кафе! Он мягкой щёточкой тщательно сметал снежинки с лобового стекла своего внедорожника, припаркованного неподалёку, но увидев, что очаровательная автомобилистка попала в затруднительное положение, поспешил ей на помощь. В этот момент автомобилистка уже, было, вспомнила пару красноречивых выражений, в изобилии содержащих ненормативную лексику, и уже была готова применить всю мощь великого русскогого языка к своему транспортному средству, но, увидев приближающегося и мило улыбающегося джентльмена, пока не стала этого делать, а лишь опустила стекло водительской двери и растерянно улыбнулась незнакомцу. Теперь образ этого немолодого щёголя дополняли темно коричневая дублёнка, с ослепительно белым мехом, элегантная меховая кепка, шерстяное кашне и тонкие кожаные перчатки...
- Здравствуйте, барышня! – обратился он приятным низковатым голосом, когда подошёл ближе. – Что, не получается?!
- Здравствуйте! – вежливо ответила Таня. – Никак не получается…
- Ну, что же, давайте, посмотрим, - сказал джентльмен, продолжая мило улыбаться. – Откройте, пожалуйста, капот.
Татьяна открыла капот, человек наклонился к двигателю, снял одну перчатку и что-то там делал секунд двадцать. Затем он выпрямился, посмотрел на Татьяну и предложил попробовать ещё раз. Как ни странно, но двигатель тут же завёлся. Очаровательная автомобилистка поблагодарила галантного джентльмена за помощь, тот вежливо поклонился и тут же ретировался, вытирая испачканные под капотом пальцы белым носовым платком, проворно извлечённым из кармана…
Выезжая с парковки, Таня подумала: «Хммм… А этот щёголь, оказывается, ещё и талантливый автомеханик… А может быть, стоило с ним познакомиться?! Мужчинка-то и правда, интересный…»
Рабочий день выдался довольно напряжённым, но при этом оказался очень результативным. Изрядно уставшая Татьяна вышла с работы, села в машину и отправилась домой. Проехав минут пятнадцать, она попала в довольно плотную пробку…
Пробки… Извечная проблема больших городов. На их преодоление уходит огромное количество времени, они раздражают, выводят из себя и даже бесят! Однако, Татьяна уже давным-давно относилась к этому явлению философски. Ведь, с одной стороны, нет абсолютно никакого толка раздражаться, злиться и мотать себе нервы, ибо, от всего этого пробка не рассосётся и даже не будет двигаться хоть сколь-нибудь быстрее. С другой же стороны, где ещё, как не в пробке, можно, закупорившись в машине и отгородившись от этого оголтелого мира, где все куда-то спешат, куда-то несутся, как ужаленные в задницу, не видя вокруг себя совершенно никого и ничего, просто включить какую-нибудь хорошую, тихую и спокойную музыку, послушать её и просто поговорить самому с собой… А может быть, и подумать о том, на что всегда не хватает времени, что вечно и незаслуженно откладывается «на потом», о том, чего, вроде как, нет, да и быть не может, но что есть абсолютно в каждом из нас…
Слушая музыку, Таня несколько задумалась и совершенно случайно посмотрела в салонное зеркало заднего вида. То, что она увидела, мягко говоря, удивило её… На заднем сидении, сместившись на водительскую сторону, сидел мужчина, который, как ни в чём не бывало, смотрел в окно, временами позёвывал и даже пытался дремать. Причём, вёл он себя так, как будто находился здесь совершенно один. На Таню же он не обращал абсолютно никакого внимания. Она аккуратно и бесшумно чуть поправила зеркало, чтобы рассмотреть своего незваного пассажира получше. На вид ему было где-то около сорока лет, роста выше среднего. Длинные (до плеч) прямые светлые волосы, приятные черты лица и какие-то очень добрые, почти детские глаза голубого цвета. Одет он был в длинное, чёрное шерстяное пальто и чёрные же джинсы. Вокруг его шеи был обмотан длинный чёрный шарф… Он был похож на какого-то пижона, только пижона очень доброго… В общем, про него можно было подумать, что это эдакий великовозрастный мальчик-зайчик. Всего скорее, воспитанный, неплохо образованный, возможно, даже галантный, но, тем не менее, мальчик-зайчик… Было и ещё что-то. Что-то, скрытое от поверхностного взгляда. Татьяна задумалась и ещё раз очень внимательно посмотрела на его лицо. Тут она поняла, что упустила. Это были две вещи: во-первых, он был не так-то прост, как кажется, ну или как он сам хотел казаться, благодаря своей одежде и т.д. Некоторые черты лица выдавали в этом человеке довольно глубокую и сильную натуру. Во-вторых же, в его глазах она заметила весьма характерные искорки, однозначно открывающие в этом персонаже сказочного распиздяя. Продолжая рассматривать его в зеркало, Таня вдруг заметила, что пассажир несколько замёрз. Великодушная дама тут же включила печку посильнее…
Между тем, за сегодняшний день произошло уже слишком много всяких случайностей, чтобы их можно было бы игнорировать. Нет, не то, чтобы Татьяна Геннадьевна была какой-то мнительной и подозрительной дамой, она то, как раз, была завидной реалисткой и оптимисткой, бесконечно любящей жизнь. Но тут – хочешь, не хочешь, а задумаешься… Ну, ладно, очередное послание от собеседника, прилетевшее по электронной почте в ночи. Тут, вроде как, ничего удивительного. От этого питерского болтуна, в этом плане, можно ожидать чего угодно. Но вот этот персонаж из его занудных рассказиков, изрядно сдобренных откровенной чертовщиной, которого она встретила утром в кафе… А теперь ещё и этот незваный пассажир… Ведь его точно не было в машине, когда Татьяна отъезжала от своей конторы, потому что перед выездом она открывала заднюю дверь, чтобы положить папку с рабочими документами, которые собиралась полистать дома, на досуге, и на заднем сидении было абсолютно пусто, а по дороге она нигде не останавливалась… Вот интересно, что ему тут нужно? Да и вообще, мог бы, ради приличия, хоть поздороваться! Подумав ещё немного, Таня решила обратиться к своему пассажиру, который пригрелся на заднем сидении и уже даже задремал. Она сделала потише музыку и ещё раз пристально посмотрела на него в зеркало…
- Я прошу прощения, - довольно громко начала Татьяна своим приятным голосом. – А вы всегда игнорируете элементарные правила приличия и не здороваетесь? Или же это только я удостоилась такой неслыханной чести?!
От неожиданности пассажир подскочил на заднем сидении так, как будто его ударили током, и тюкнулся головой о потолок головой…
- Извините…, - ответил он, моментально проснувшись и крайне смутившись. – Просто… Понимаете… Просто, я думал, что вы меня не видите…
- Хммм… Вы что же, полагали, что я слепая, или езжу за рулём с закрытыми глазами?! – съязвила милая дама.
- Нет, ну что вы! – выпалил пассажир, подпрыгнув ещё раз. – Видите ли… Просто, у меня на морозе замёрзли ноги, а когда у меня мёрзнут ноги, то я плохо контролирую свою, так сказать, «видимость»…
«Дааа уж… Похоже, что на счёт его распиздяйства я не ошиблась!» - подумала про себя Татьяна и хотела, было, ещё что-нибудь съязвить, но пассажир настолько искренне произнёс вою последнюю фразу, что у доброй женщины сразу же взыграло человеколюбие.
- Ладно… Коль скоро, ноги замёрзли, то я сейчас прижмусь к обочине, и пересаживайтесь-ка вперёд, я вам печку в ноги включу.
- Спасибо! – радостно воскликнул в ответ пассажир.
Как только он пересел вперёд, то заметно приободрился и таки представился.
- Кстати, меня Алексей зовут, - сказал он улыбнувшись и продемонстрировав ряд абсолютно белых зубов, которому позавидовала бы любая реклама зубной пасты.
- Очччень приятно! – кивнула Татьяна, почти хихикая над ним. – Полагаю, что как зовут меня, вы знаете. Но, если вдруг запамятовали, то Татьяна.
- Мне тоже очень приятно! – радостно отрапортовал пассажир.
- Ну и чудненько! – подытожила Татьяна. – А теперь, Алексей, я вас внимательно слушаю! Ведь едва ли вы оказались в моей машине, потому что у вас замёрзли ноги… Ну, или ещё что-нибудь замёрзло!
- Вы правы, - ответил Алексей совершенно серьёзно. – И да, пока я не забыл. На следующем перекрёстке нам нужно повернуть налево, необходимо будет заехать в одно место…
- Нам нужно?! – в изумлении спросила Таня. – Вообще-то, я еду домой и следующий перекрёсток пересекаю в прямом направлении!
- Подождите… Я сейчас вам всё объясню… Чтобы не быть голословным, давайте, ненадолго остановимся, и я вам покажу кое-что.
Они остановились, и пассажир попросил Таню открыть капот. Затем они вышли из машины, Алексей поднял крышку капота, зафиксировал её, включил телефонный фонарик и осветил им двигатель.
- Как вы думаете, что это такое? – всё так же серьёзно спросил пассажир и указал на какую-то, как показалось Татьяне, деталь двигателя.
- Послушайте, Алексей, если вы решили устроить мне импровизированный экзамен по устройству автомобиля, то поспешу вас разочаровать, я в этом совершенно ничего не понимаю и экзамен с лёгкостью завалю.
- В том то и дело, Татьяна, что этот предмет не имеет ни малейшего отношения к устройству автомобиля, - констатировал Алексей.
- Хммм… И что же это?
- Это – взрывное устрйство.
- Какое взрывное устройство?!
- Самое обыкновенное. И, по-моему, изготовленное и установленное довольно профессионально… Я бы даже сказал, вызывающе дерзко. Ведь его можно было просто прикрепить к днищу автомобиля, не трудясь открывать капот…
- Нет, ну я, конечно, подозревала, что у «вашего» брата всё в порядке с чувством юмора, но что этот юмор может доходить до такого идиотизма, даже и понятия не имела! – вновь съязвила очаровательная дама.
- Поверьте, я не шучу. Пойдёмте, пожалуйста, обратно в машину, а то здесь холодно…
Татьяна села за руль, задумалась, а потом внимательно посмотрела на Алексея. Она вдруг почувствовала, как начали холодеть кончики её пальцев.
- Так ведь эта штука в любой момент может…, - со страхом произнесла Таня. – Нам нужно немедленно уйти отсюда и вызвать спецслужбы!
- Думаю, в этом нет особой необходимости. Во всяком случае, пока, - спокойно ответил пассажир. – Во-первых, сработать, как вы говорите, в любой момент это устройство не может. Оно может это сделать лишь тогда, когда его приведут в действие, ну, либо в случае попытки неграмотного демонтажа. Первый вариант абсолютно исключён до тех пор, пока я нахожусь рядом, то есть, на расстоянии не более десяти-двенадцати метров от устройства. Исключить же второй вариант тоже не так уж и сложно, достаточно лишь самостоятельно не экспериментировать с его демонтажем, а обратиться к специалистам…
Какое-то время ехали абсолютно молча. На следующем перекрёстке Татьяна послушно повернула налево. Постепенно она, более или менее, пришла в себя и снова с интересом посмотрела на сидящего рядом пассажира.
- Алексей, но ведь вы…, - не совсем уверенно начала дама, но не успела закончить фразу.
- Это, конечно, да! – добродушно ответил Алексей и лучезарно улыбнулся. – Тут вы правы, наш, как вы изволили выразиться, «брат» немало знает и умеет… Но, вы поймите правильно. В конце концов, мы же не волшебники. И уж тем более, не специалисты по минно-взрывному делу…
- Кстати, а куда мы едем? – спросила Таня.
- Так известно куда, Татьяна. Мы едем в ФСБ. Уже почти приехали. Вот здесь направо, пожалуйста…
- Оооо..., - обречённо протянула Татьяна. – Чувствую, что скучно не будет. Сейчас мне, как владелице этого заминированного авто, придётся до самого утра писать всякие объяснительные и давать всевозможные показания…
- А вот тут вы глубоко ошибаетесь! – доброжелательно заверил Алексей. – Максимум, что вам придётся, это посидеть в близлежащей кафешке минут тридцать, попить кофейку и подождать меня.
- Неужели?! – искренне удивилась Таня.
- Не сочтите за бахвальство, но у меня богатый и очень положительный опыт общения с людьми, так сказать, в погонах. По сему, паркуйтесь вот здесь, оставьте ключи в замке зажигания и отправляйтесь в кафе. Здесь буквально метров пятьдесят пройти…
Не прошло и получаса, как Алексей появился в уютном кафе, где его ожидала Татьяна. Он с улыбкой присел к ней за столик и положил перед ней ключи от машины.
- Ну, вот и всё! – сказал он. – Теперь вы можете совершенно спокойно ехать домой. Ваш автомобиль полностью безопасен.
- Благодарю вас, Алексей! – искренне произнесла Татьяна. – Однако, я не могу понять…
- Татьяна… Вам и не нужно ничего понимать, - прервал её Алексей. – Я не могу, да и не имею права объяснить вам всё, скажу лишь одно. Вас просто перепутали. Понимаете? Некоторые, скажем так, не совсем хорошие люди перепутали вас с другим человеком. Вот и всё… Это произошло совершенно случайно. Равно, как и совершенно случайно вы сегодня попались на глаза тому самому немолодому джентльмену…Когда утром пили кофе в другом, не менее уютном заведении…
- А это ваш…
- Да. Этой мой начальник, кивнул незваный пассажир и снова улыбнулся. – Конечно же, вы безошибочно его опознали, начитавшись рассказиков одного своего «знакомого», безудержного болтуна и бумагомарателя с берегов Невы. Хотя, вы знаете, он, ваш «знакомый», конечно смешон и до ужаса нелеп, но всё же, кое-что они со своим другом, господином доктором, увидели абсолютно правильно…
- Хммм… Вот интересно-то как…, - загадочно произнесла Татьяна, сверкнув своими выразительными карими глазами. – И что же, ваш «департамент» нынче стал специализироваться на благотворительности?!
- Боже упаси! Нет, конечно! – ответил Алексей и рассмеялся в голос. – Просто в данном случае, было совершенно невозможно, как у вас говорят, «пройти мимо»… Ладно, Татьяна, я очень рад был познакомиться, но, к сожалению, мне пора.
- Подождите! Давайте, я в знак благодарности, хоть кофе вас угощу что ли, или подвезу на машине, куда вам нужно, чтобы у вас на морозе снова не замёрзли ноги…?!
- Нет, нет… Спасибо, не нужно, сказал Алексей, а затем встал и вежливо поклонился.
- Ну… Тогда и вам всего наилучшего, Алексей, - искренне отвечала Татьяна, пожимая плечами. – Однако, если что – обращайтесь. Всегда буду рада вам помочь! В пределах разумного, конечно…
- Хорошо! – и Алексей снова рассмеялся. – Думаю, что вы едва могли бы хоть чем мне помочь. Да и не увидимся мы более. Прощайте.
Алексей ещё раз поклонился и тут же, быстрыми шагами, направился в сторону выхода, но перед самой дверью он вдруг остановился и о чём-то задумался, а затем повернулся и очень внимательно посмотрел на Татьяну. Он находился в раздумье ещё секунд десять, а потом развернулся и стал медленно возвращаться к столику, за которым сидела Таня. Заметив это, Татьяна подняла глаза и удивлённо посмотрела на него. Не замечая её взгляда, Алексей подошёл и снова присел за её столик.
- Алексей, вы что-то забыли? Или у вас что-то случилось? – спросила дама.
- Нет, нет… У меня всё в порядке, - как-то совершенно рассеянно отвечал Алексей, доставая мобильный телефон из внутреннего кармана пальто.
Ещё около минуты он рассматривал что-то в телефоне, потом неожиданно поднял глаза, посмотрел на Татьяну и мило улыбнулся.
- Татьяна, а ведь и вправду, не могли бы вы оказать мне одну услугу?
- Какую услугу? – с интересом и настороженностью спросила Таня.
- Да… Поверьте, совершенный пустяк… Не могли бы вы денька три-четыре побыть моей женой?
- Побыть вашей женой?! – в изумлении переспросила Таня, а потом просто залилась звонким смехом.
- Ну да… А что тут такого? – как ни в чём не бывало спросил Алексей.
- Алексей, вы в своём уме? – поинтересовалась милая дама, когда приступ смеха почти закончился. – Если помните, то я в своей фразе сделала одно важное уточнение, а именно – «в пределах разумного». То, о чём вы говорите, явно находится очень далеко за пределами того самого, разумного!.. Нет, я конечно, всё понимаю и мне бывает иногда даже очень приятно внимание мужчин к моей скромной персоне… Но в данном случае…
- Да нет же, нет, Татьяна! Вы совершенно не правильно меня поняли! – смущённо говорил Алексей. – Я не имел в виду ничего «такого»… Нужно будет просто сыграть эту «роль» на людях… Ну, поживёте у меня три-четыре дня… И всё…
- Поживёте у меня три дня?!!! Ну, уж нет, дорогой вы мой! – категорично заявила Татьяна, сделав вдруг совершенно серьёзный вид и придав своему приятному голосу твёрдую, безапелляционную интонацию. – Коли жениться, так это на всю жизнь! Ну, или, на худой конец, хотя бы на несколько лет! А денька, как вы говорите, на три-четыре – это, знаете ли, баловство какое-то!!!
В следующую секунду Таня сверкнула своими глазами и снова звонко рассмеялась. Алексей окончательно засмущался…
- Татьяна… Я очень вас прошу… На самом деле, эту роль должна была сыграть одна из моих коллег, но её срочно отправили в командировку, - сказал он и он и замялся.
Таня внимательно посмотрела на Алексея. То, о чём он говорил было какой-то совершенно безумной авантюрой, ка ким-то бредом! Но при этом, были две причины, заставившие милую даму засомневаться в своём категоричном отказе. Во-первых, нужно отметить, что не смотря на всю свою прагматичность, Таня была склонна по жизни ко всякого рода авантюрам. Не то, чтобы она их старательно выискивала, но порою охотно в них ввязывалась, если ей предоставлялась такая возможность (в этом плане, одно только её «знакомство» и общение с питерским «собеседником» чего стоит!!!). Во-вторых, этот светловолосый и голубоглазый распиздяй был чем-то ей симпатичен. Совершенно не понятно чем именно, ведь он даже не соответствовал ни одному из типажей мужчин, нравящихся Татьяне. Но, тем не менее, в нём что-то было…
Она ещё немного подумала, тяжело вздохнула, изобразив нечто, вроде тотальной безысходности, и обратилась к замявшемуся на полуслове Алексею.
- Эххх… Ладно… Давайте, попробуем. Выкладывайте, что там у вас! – сказала она.
- Да, собственно, всё очень просто! – бодро начал собеседник, тут же воспрянув духом. – Послезавтра и последующие два дня я буду встречаться с одним своим заграничным деловым партнёром. Мы должны будем подписать с ним очень важный контракт. Все деловые встречи и последующее неформальное общение будут происходить на территории посольства страны, уроженцем которой является этот человек. Часть этих мероприятий в обязательном порядке предусматривает присутствие на них с супругами. А кроме того, как я недавно выяснил, у этого человека есть одни интересный «пунктик». Все наиболее важные для него деловые соглашения он заключает исключительно с людьми, состоящими в браке. Не знаю почему, но это именно так. То есть, если он узнает, что я холост, ну или, скажем, женат, но с женой не живу, то, скорее всего, наш с ним контракт он ни за что не подпишет…
- Странный критерий выбора деловых партнёров, - заметила Таня.
- Согласен… По этому и прошу вас мне помочь. Поживёте эти дни у меня. Съездим вдвоём на все необходимые мероприятия, и всё… У меня очень большая квартира и я обязуюсь создать вам самые комфортные условия!
- Спасибо, конечно, но скажите, а нельзя ли обойтись без проживания у вас?
- К сожалению, нет. Мой партнёр наверняка приставит ко мне наружное наблюдение, если ещё этого не сделал. Так что нам придётся по полной программе изображать счастливую семейную пару.
- Секундочку… Вот на счёт «полной программы» я, кажется, согласия не давала, - игриво заметила Татьяна.
- Я не это имел в виду, - лукаво парировал Алексей...
- Но послушайте. У меня же работа…
- Этот вопрос я улажу, поверьте.
- Ах.. Ну да… Я же забыла, с кем связалась…

                                                                                                                               2
    На следующий день Татьяна, по настойчивой просьбе своего новоиспечённого «супруга», не пошла на работу. Алексей должен был заехать за ней часа в четыре, чтобы отвезти любимую «жену» в их уютное, «семейное» гнёздышко…
Естественно, что с самого утра Таня занялась подготовкой к предстоящей ответственной миссии! Психологической подготовке она уделила минимум времени, ибо, её многолетний опыт работы в коммерческих структурах позволял ей играть практически любые «роли», не особо напрягаясь при этом. А вот подготовкой фактической занялась вплотную. Она перерыла весь свой гардероб, подбирая подходящую одежду для предстоящих мероприятий. Она перемерила все свои наряды, начиная от строгих деловых костюмов и заканчивая почти вызывающими вечерними платьями. Цокая каблуками перед зеркалом, очаровательная дама одну за другой «отбраковывала» десятки пар элегантных туфель… И не известно, сколь долго мог бы продолжаться этот «кастинг» и чем бы он в итоге закончился, если бы в районе часа дня ей неожиданно не позвонил «любимый супруг».
- Здравствуйте, Татьяна! – вежливо произнёс Алексей.
- Здравствуйте! – несколько настороженно ответила Таня.
- Я прошу прощения, но я забыл вам сказать одну важную вещь.
- Хммм… И какую же?
- Вы, пожалуйста, не берите ничего с собой. Я имею в виду одежду, косметику и т.д…
- В смысле?! – изумилась Татьяна. – Что значит, не берите?!! А в чём же я завтра…
- Татьяна… Послушайте меня, - перебил её Алексей. – Я вас очень прошу. Возьмите с собой лишь самые, самые необходимые вещи. Скажем, лишь те, которые легко поместятся в какую-нибудь небольшую дамскую сумочку… Хорошо?
- Послушайте, вы что, издеваетесь?! Может быть, мне вообще поехать совершенно голой, взяв с собой лишь ту самую дамскую сумочку?!
- В принципе, можете. У меня в машине затонированы все задние стёкла. Правда, на улице сегодня морозно, да и боюсь, что в этом случае нас могут не совсем правильно понять ваши и мои соседи…
Такого Таня ну никак не ожидала. Она даже несколько разозлилась. Правда, довольно скоро перестала злиться и подумала: «Ну, что же, уважаемый «супруг», если ты считаешь, что я не умею быть распиздяйкой, то ты глубоко ошибаешься! Говоришь, ничего не брать с собой?! Хорошо! Будь по-твоему!»
Когда её «благоверный» появился на пороге, то она встретила его потёртых джинсах и коротенькой курточке-косухе, в которой она щеголяла лет двадцать назад, ещё будучи студенткой. Обулась Таня в видавшие виды полукеды, плохо перенесшие игру в футбол на пикнике в позапрошлом году…
Алексей был невозмутим и чрезвычайно галантен. Он усадил Таню в свой автомобиль, вежливо открыв дверь и подав ей руку, и они отправились в путь. По дороге заботливый «супруг», как бы невзначай поинтересовался, где Татьяна предпочитает ужинать, а также какое мясо она предпочитает. Скромная «супруга» сообщила, что ужинать она предпочитает дома и очень любит телятину. Но, правда, в данный момент она на диете и вообще не ужинает…
Квартира Алексея оказалась очень большой и просторной. В ней было аж пять комнат. Первым делом гостеприимный хозяин устроил экскурсию. Последним пунктом этой экскурсии была комната, предназначенная для Татьяны. Когда Таня вошла в эту комнату, то она практически сразу лишилась дара речи. Это была абсолютно точная копия её спальни в её же подмосковных апартаментах!!! Всё, абсолютно всё, начиная от штор и заканчивая её туалетным столиком (и даже косметики, находящейся на нём) было воссоздано невероятной точностью! Алексей выдержал паузу, дал Татьяне осмотреться, а затем деликатно, вполголоса обратился к «супруге».
- Скажите, Татьяна, я не сильно ошибся в цвете штор и покрывала на вашей кровати? А то, знаете ли, я иногда бывает, плохо различаю тонкие оттенки цветов…
- Нннет… Совсем не ошиблись…, - рассеянно ответила Таня и попыталась улыбнуться.
- Ну, тогда располагайтесь, пожалуйста! Кстати, если вы заметили, то вон там находятся две двери. Левая – это дверь в ванную, а правая – в гардеробную. Не буду вам мешать, осваивайтесь. А через час жду вас на кухне, будем ужинать…
Заботливый «супруг» деликатно удалился, бесшумно закрыв за собой дверь. Изумлённая Татьяна осторожно присела на «свою» просторную кровать. Ещё раз внимательно осмотревшись и не найдя ни одного «изъяна», она чуть откинула покрывало и увидела «своё» постельное бельё. Это был один из её любимых комплектов постельного белья, выполненный в нежно голубых оттенках. Тут вдруг Таня вспомнила, что не так давно, по неосторожности, случайно капнула на пододеяльник жидкостью для снятия лака. К счастью, пододеяльник испорчен не был, но небольшое пятнышко осталось. Она тут же скинула покрывало полностью и легко обнаружила это самое пятнышко…
Открыв дверь в гардеробную, Татьяна увидела полный арсенал своей одежды и обуви, причём, все вещи располагались на вешалках именно в такой последовательности, в которой она сама же их и «развесила». Аналогичная картина была и в ванной комнате, где она увидела два своих любимых домашних халата, свои мягкие махровые полотенца и все, абсолютно все, свои гигиенические принадлежности. Немного поразмыслив, Таня решила принять душ и переодеться в домашний халат. Ведь, в конце концов, она же дома!!!
Примерно через час у Татьяны зазвонил телефон. Это был Алексей.
- Дорогая, ужин готов! – сказал он, едва ли не мурлыкая, как мартовский кот. - Я жду тебя на кухне! Иди скорее!
«Вот ведь, блядь, какой охуевший наглец!!!» - подумала про себя Таня. «Ну, хуй с тобой! Коль скоро так, то и я подыграю. Ведь, как ни как, мы же «муж» и «жена»!»
- Милый, но ты же знаешь, что я на диете и не ужинаю! – ласково защебетала Таня, словно певчая птичка. – Завари мне, пожалуйста, зелёненького чайку, я буду минут через пять!
Ровно через пять минут Татьяна зашла на кухню. Кухня была очень большой, поэтому ей было плохо видно, что же там стоит на плите. Но, судя по запаху, это было нечто! От сногсшибательного запаха тушёного мяса просто кружилась голова. «Супруга» сконцентрировалась, собралась с мыслями и твёрдо решила подыгрывать дальше, но при этом ни на секунду не забывать о своей диете!
- Вот и я! – ласково объявила Татьяна, подойдя к столу и сверкая своими карими глазищами.
- Присаживайся к столу, моя прелесть! – ответил Алексей, подавая ей руку и помогая присесть на удобный, мягкий стул.
- Дорогой, ты заварил мне зелёненького чайку?
- Конечно, милая! Сейчас, одну минуточку!
Алексей проворно метнулся к плите, что-то делал там секунд двадцать и вернулся обратно. Он аккуратно поставил на стол толстостенную чугунную сковороду сферической формы. Сковорода, опираясь на специальную треногую подставку, стояла на блюде из нержавеющей стали, по центру которого горела небольшая декоративная спиртовка, аккуратно подогревая открытым огнём готовое блюдо, не давая ему остывать. Когда он снял крышку, то Татьяна, уже во второй раз за сегодняшний день лишилась дара речи…
Боже мой! Это был настоящий азербайджанский садж!!! Нежнейшие кусочки телячьей вырезки, искусно обжаренные на курдючном жире и потом грамотно протомлённые с овощами на медленном огне!!! Оххх!!! Эти овощи!!! Здесь был и обжаренный золотистый лучок, и сочные томаты, и ароматный сладкий перчик, и баклажанчики, и картошечка…
Таня некоторое время «поглощала» это изысканное великолепие глазами, а потом не удержалась и вдохнула божественный аромат блюда. От нахлынувшей, как цунами, волны эйфории, она едва не потеряла сознание. Тут ей на помощь пришёл заботливый «супруг».
- Солнышко, я просто подумал, что перед тем, как насладиться приятным вкусом зелёного чая, ты захочешь скушать немного тушёных овощей и маленький кусочек нежной телятинки?!
- Ну… Я даже не знаю, дорогой…, - как бы засомневалась Таня.
- Совсем чуть-чуть… К тому же, для аппетита, можно дополнить картину ещё одним небольшим пикантным штрихом, - мурлыкая произнес Алексей и, подобно опытному иллюзионисту, сдёрнул со стола тонкое кухонное полотенце, которое накрывало собой пиалу с ароматным соусом сацебели и тарелку, на которой лежал лаваш собственного изготовления…
Следующие два дня «супруги» провели в «работе». Они уезжали из дома рано утром и возвращались лишь поздно вечером. Бесконечные деловые встречи, банкеты, фуршеты, званые вечера, ну и тд. Признаться, Татьяна даже несколько утомилась ото всего этого, однако вида не подавала и стойко поддерживала своего заботливого «супруга», безукоризненно играя роль любящей и верной жены…
На третий день всего этого спектакля Татьяне предстояло выйти «на сцену» лишь поздним вечером, во время прощального ужина (ближе к ночи деловой партнёр Алексея и его супруга должны были отбыть на родину). Встав ранним утром, Таня проворно приготовила «мужу» завтрак, покормила его, проводила на работу и осталась в одиночестве в просторной квартире Алексея. Пред выходом он сообщил, что заскочит на часок домой часа в два после полудня, затем снова уедет и заедет за Татьяной в районе семи вечера, чтобы вместе отправиться на этот самый прощальный ужин.
Когда Таня осталась одна, то она вдруг ощутила приступ деятельности. С одной стороны, коль скоро, «муж» должен приехать на обед домой, то нужно было этот самый обед приготовить. С другой же - ей больно уж хотелось «отыграться» за искусно организованное третьего дня Алексеем мастерское совращение саджем. Ведь нужно было обязательно показать этому галантному распиздяю, что она, будучи бизнес-тётенькой, умеет далеко не только шляться по дорогущим бутикам и ресторанам, но ещё и прекрасно готовит!
Сначала её творческая мысль развивалась, так сказать, в классическом направлении. Ну, то есть, приготовить какой-нибудь интересный салатик, сварить добротный домашний суп (скажем, борщ) на насыщенном говяжьем бульоне, который подать к столу со сметанкой, мелконарезанной свежей зеленью и ржаным хлебушком, рядом с которым положить на блюдечко несколько зубчиков ядрёного чесночка, на второе пожарить сочные домашние котлетки из домашнего же фарша, которые после обжарки заботливо потомить с лучком… Ну и так далее… Признаться, развивая эту мысль, Татьяна Геннадьевна даже поймала себя на усилившимся слюноотделении… И всё же, поразмыслив ещё немного, она вдруг поняла, что всё это очень хорошо, но тут нет изюминки. И тут Таня, неизвестно почему, вдруг вспомнила о своём «собеседнике» с берегов Невы, письмо от которого она получила несколько дней назад по электронной почте. Кстати говоря, надо будет собраться с мыслями и написать ему ответ, как только закончится весь этот «супружеский спектакль»… Таня даже улыбнулась, вспомнив безудержное словоблудие, граничащее с неуёмным словесным поносом, этого нелепого персонажа. Однако, её «собеседник», кроме своей патологической тяги к бумагомарательству, никотиновой зависимости, нежной и искренней любви к спиртному и ещё целому ряду имевшихся у него «подкупающих достоинств», обладал и ещё одним пристрастием. А именно – этот очкарик очень любил вкусно пожрать и, время от времени, даже включал кое-какие околокулинарные рецепты в свои окололитературные изыски. Один из таких рецептов как раз и вспомнила сейчас Татьяна. Минуты через две она, взяв телефон и, порывшись в своём почтовом ящике, нашла необходимое письмо и этот самый рецепт. Таня внимательно перечитала его, чуть задумалась, затем улыбнулась вновь, и её выразительные карие глаза сверкнули вспыхнувшими в них искорками…
Погода была просто великолепной. Выпавший ночью свежий снежок искрился в лучах зимнего солнца и приятно похрустывал под тонкими шпильками сапогов Татьяны. Она быстро шла по улице в сторону близлежащего рынка, таинственно улыбалась и читала про себя своё любимое жизнеутверждающее стихотворение. Читала, как всегда, мастерски, артистично и с искренней эмоциональностью. Читала так, что едва ли хоть кто-нибудь, услышав это сейчас, смог бы остаться равнодушным…
Посетив на рынке рыбные ряды, заботливая «супруга» поспешила обратно. Вдохновлённая своими покупками и сгорающая от нетерпения немедленно воплотить в жизнь свой творческий замысел, она опять вспомнила неуёмного болтуна из Питера. И вспомнила довольно кстати. Ведь она едва не упустила одну важную деталь. Тане пришлось вернуться чуть назад, зайти в аптеку и купить стерильную медицинскую марлю…
Первым делом Татьяна Геннадьевна нашла в кухонном арсенале «супруга» самую большую (восьмилитровую) эмалированную кастрюлю. Казалось бы, готовить пищу на две персоны в таком объёме – это просто какое-то недоразумение. На самом деле, это не так. Никакого недоразумения и уж, тем более, гипертрофированной гигантомании здесь нет…
Как и рекомендовал вышеупомянутый бумагомаратель в фотохромных очёчках, Таня тщательно промыла в проточной воде купленные на рынке головы палтуса (головы она выбирала покрупнее и непременно с хорошими приголовками!!!). Затем она поместила их в двойную марлю, завязав в узелок. Налила в кастрюлю воды, опустила туда узелок и поставила на огонь. Пока вода в кастрюле закипала, Таньяна Геннадьевна уже не то что улыбалась, а даже рассмеялась в голос своим заразительным смехом. Да оно и немудрено, ведь она вспомнила аргументацию своего «собеседника» в пользу необходимости обязательно использовать в данном случае марлю. По его мнению, это нужно, чтобы избежать попадания в бульон всякой поебени, в виде мелких и крупных фрагментов разварившихся в пизду по яблоки палтусовых голов: мелких косточек, жаберных крышек, челюстей и прочей хуйни, которая может кащунственным образом нарушить наслаждение божественным блюдом (И ведь действительно, одни только челюсти палтуса чего стоят! Палтус – хоть и рыба, ведущая откровенно бичеватый образ жизни, валяющаяся на морском дне и посылающая на хуй всех, проплывающих мимо морских обитателей, всё же является хищником. Его челюсти, хоть и маленькие, но с довольно острыми зубами. И если такая челюсть потом воткнётся куда-нибудь в язык, или в десну, то эффект будет гораздо сильнее, чем, скажем, ежели охуевший в атаке жареный петух изловчится и клюнет вас прямо в жопу!!!…).
Буквально минут через пять после закипания, начал распространяться божественный аромат, который невозможно перепутать ни с чем. Это уникальный, чрезвычайно трудно выветриваемый запах (который некоторые недалёкие люди именуют не иначе, как рыбной вонью) красноречиво свидетельствовал о том, что здесь готовят блюдо из настоящей морской рыбы!
Когда головы палтуса были тщательно выварены на медленном огне, Татьяна извлекла их из бульона, чуть отжала марлевый узелок и просто выбросила, ведь они уже не были нужны. Они выполнили свою функцию, сформировав насыщенный и ароматный бульон (основу, фундамент для настоящего рыбного супа!).
Теперь предстояло положить в бульон саму рыбу. Это были заранее порезанные проворной хозяйкой кусочки трески, морского окуня, ну и, конечно же, палтуса. В дополнение – немного порезанной картошечки и репчатого лука. В финале, как водится, лаврушечка и перец горошек…
Финальный этап приготовления рыбного супа дался Татьяне очень и очень не легко. Большая кастрюля, стоящая на самом медленном огне, и при плотно закрытой крышке, распространяла такой аромат, что даже у самого искушённого кулинара начиналось лёгкое головокружение, не говоря уже о безудержном, прямо таки опасным для жизни, слюноотделении…
Наконец, Таня потушила огонь, тщательно, но очень нежно, перемешала божественное блюдо (едва не потеряв при этом сознание от того самого сногсшибательного аромата) и оставила супчик на двадцать минут, как следует настояться…
Вскоре появился «супруг». Ещё в прихожей Алексей почувствовал этот ни с чем не сравнимый запах. Татьяна, сверкая своими карими глазами, усадила его за сервированный стол и разлила суп в большие тарелки…
Насыщенный рыбный бульон в сочетании со свежайшим ржаным хлебушком, словно реально ощутимая волна эйфории, приятно согревал пищевод и желудок. Упругое, хорошо проваренное мясо трески, пропитанное бульоном, было милее любого, самого изысканного деликатеса. Специфичный привкус морского окуня красноречиво подчёркивал неоспоримое великолепие бульона. Ну и, конечно же, палтус… Его ослепительное белое, нежное и жирное мясо просто таяло во рту, заставляя участников трапезы уже совершенно потеряться в пространстве и времени…
Когда Татьяна Геннадьевна разливала по второй тарелке супа, её мозг как-то не совсем уверенно обратился к своей хозяйке, мол, Танюша, а как же твоя диета?! Она даже задумалась на какие-то доли секунды, но потом твёрдо и однозначно ответила своему серому веществу: «Да и хуй то с ней, с моей диетой!!!». Ещё бы! Ведь грамотно приготовленный супчик из морской рыбы относится к тому разряду блюд, который известен абсолютно всем любителям вкусно покушать под волшебным названием «чем больше ешь, тем больше хочется!»…
После плотного обеда восхищённый Алексей тепло поблагодарил «супругу», игриво чмокнул её в щёчку (жирными от рыбного бульона губами) и поспешил на работу, тяжело переваливаясь с ноги на ногу и ослабив ремень на своих брюках сразу на две дырочки….
Удовлетворённая тем, что показала Алексею настоящий кулинарный мастер класс, Татьяна прибралась на кухне и отправилась в свою комнату, где почти сразу прилегла. Минут через пятнадцать она поняла, что начинает засыпать. Тут к ней вернулось «трезвое диетическое сознание», и она подумала: «Ну, хуй с ней с диетой… Но лечь спать, нажравшись жирнейшего рыбного супа – это просто преступление! Ведь без движения лишние калории просто тут же преобразуются в лишние килограммы веса, которые, к сожалению, осядут не только в сиськах!!!».
Преодолев себя, Таня встала, поправила макияж и решила прогуляться. Уже одевшись и собравшись выйти на улицу, она вдруг обратила внимание, что дверь в одну из комнат квартиры Алексея приоткрыта. Татьяна вспомнила своё удивление, когда впервые оказалась в этой комнате во время экскурсии по квартире, проведённой Алексеем в первый день. Комната действительно выглядела весьма странно. Она была почти пустой. В ней находилось лишь небольшое плетёное кресло и стеклянный журнальный столик, на котором стоял ноут бук. Компьютером явно давно не пользовались, ибо он был покрыт заметным слоем пыли. И это при том, что все остальные помещения квартиры были мебилированы и вообще, в плане интерьера, оформлены с очень хорошим вкусом. Тогда, в первый день, она подумала, что Алексей по каким-то причинам просто не успел довести это помещение до ума, а может быть, всё дело заключалось в его распиздяйстве…
Татьяна немного задумалась и решила зайти в эту комнату перед прогулкой. Она осторожно открыла дверь пошире и вошла. Интерьер помещения абсолютно не изменился: кресло, столик, ноут бук. Медленно пройдя вглубь комнаты, Таня посмотрела в окно. Ей показалось, что на улице был туман. Странно, но ведь совсем недавно была прекрасная солнечная погода. Наверное, такой оптический эффект создавал довольно плотный тюль, которым было занавешено окно… Татьяна Геннадьевна пожала плечами, всё так же медленно покинула комнату, закрыла входную дверь квартиры на замок и вышла на улицу….

                                                                                                                                3
     Первое, на что она сразу обратила внимание, был двор дома. Это был совершенно другой двор, совсем не тот, по которому она шла утром, когда ходила за продуктами… Хотя… Может, ей кажется, ведь она всего несколько раз была в этом дворе и могла не особо хорошо его запомнить… Нет, это совершенно точно был другой двор! А кроме того… Воздух… Это был совершенно другой воздух, нежели тот, который Таня вдыхала на улице утром. Он тоже был морозный, но куда как более влажный… Она вышла из двора на улицу… Улица тоже была другая… Её взгляд случайно упал на номерной знак проезжающего мимо автомобиля. Татьяна несколько удивилась и тут же присмотрелась к номерам других машин. За редким исключением в разделе регион значились цифры 78, 98, 178… Теперь ей стало совершенно понятно, почему и двор другой, и улица другая, и воздух более влажный. Это был Питер!!!
Татьяна сделала несколько глубоких вдохов, ещё раз осмотрелась вокруг и убедилась, что это не сон, навеянный плотной обеденной трапезой. Она медленным шагом шла по довольно узкой улице, любуясь местной архитектурой, которая настроила рассудительную даму на философский лад…
Ну, что же… Питер, так Питер… В конце концов, когда ещё приключится такая оказия, вот так запросто оказаться в культурной столице. Кроме того, Алексей должен заехать за ней лишь вечером, так что можно не торопясь погулять по городу часок другой, а потом благополучно вернуться обратно. Естественно, вернуться тем же способом, каким она оказалась здесь. То есть, прийти в ту же квартиру, из которой она вышла, и тут же вновь оказаться за семьсот вёрст, в их уютном «супружеском» гнёздышке. Это было так просто и не вызывало у милой дамы абсолютно никаких сомнений…
Прогулявшись по Питеру, Татьяна, примерно часа через два, вернулась обратно, к парадной, из которой она вышла на улицу. Странно, но домофонный ключ почему-то не срабатывал. Таня списала это недоразумение на повышенную питерскую влажность и стала терпеливо ждать, пока кто-нибудь будет выходить, или заходить. Минут через десять ей повезло, она проникла в парадную, поднялась на нужный этаж, подошла к нужной двери и достала из сумочки ключи от квартиры. Когда она поднесла ключ к замку, то вдруг поняла, что этот ключ не подойдёт к этому замку. Это было совершенно очевидно, замок, который она закрывала, когда выходила отсюда, был совсем другой формы и конструкции. Внимательно присмотревшись к двери, Таня уверенно констатировала факт: и дверь то была совершенно другая!!! Как же так?! Может быть, она ошиблась домом, или парадной? Так ведь нет же, это был именно этот двор, этот дом и эта парадная! Да и вообще, очаровательная дама никогда в жизни не страдала приступами топографического кретинизма и просто не могла ошибиться! Дело принимало очень интересный оборот. Что же теперь делать? Чтобы уже окончательно, на все сто процентов, убедиться, что это не та квартира, Таня решила позвонить в дверь, посмотреть, кто её откроет, представиться, если что, сотрудником какого-нибудь центра изучения общественного мнения, спросить какую-нибудь чушь и, будучи посланной на хуй, ретироваться и тогда уже думать, что делать дальше…
Татьяна нажала на кнопку звонка. Вскоре за дверью послышались шаги. Ещё через несколько секунд Таня увидела жительницу этой квартиры. Дверь открыла старушка лет, наверное, восьмидесяти. Не смотря на свой почтенный возраст, выглядела она просто великолепно. У неё был прекрасный, профессиональный макияж, манерный маникюр и причёска, которую могли бы сделать лишь в очень хорошем салоне. Она была одета в дорогой шёлковый домашний халат. На её пальцах были золотые кольца с довольно крупными бриллиантами, в ушах - массивные раритетные серьги, на шее красовались бусы из натурального жемчуга. Колоритный образ старушки дополнял изящный, резной янтарный мундштучок, в котором дымилась какая-то душистая импортная сигарета без фильтра, и который она держала между своими тонкими пальцами. Немолодая дама производила впечатление рафинированной интеллигентки и явно имела отношение к культурной элите Петербурга…
- Здравствуйте, меня зовут Татьяна! Я представляю центр изучения общественного мнения. Вы позволите мне задать вам несколько вопросов? – бодро начала Таня, мило улыбаясь.
- И вам не хворать, – негромко ответила старушка хорошо поставленным голосом, окинув своим цепким взглядом незваную гостью с головы до пят. – Слушаю вас.
- Скажите, у вас есть какие-либо жалобы на работу коммунальных служб вашего района? – спросила Таня первое, что пришло в голову.
Старушка загадочно улыбнулась, задумалась на несколько секунд, затем глубоко затянулась сигаретой и медленно выдохнула вверх столб густого табачного дыма.
- Ну, во-первых, милочка, коммунальщики, они, знаешь ли, везде одинаковые: что в Питере, что в Москве, что во Владивостоке. Всех этих засранцев нужно беспрестанно ебать в три хуя, чтобы они не расслаблялись, не распиздяйничали и вовремя убирали улицы, дворы, вовремя сшибали с крыш сосульки и так далее… А во-вторых, дорогая моя, что же ты пиздишь то столь бездарно, да неумело?! Ведь из тебя «представитель», как ты говоришь, какого-то там центра изучения общественного мнения, ровно такой же, как из меня, скажем, доярка, ну, или, например, как из говна пуля… Вообще же, ты конечно, была права. Твой Алёшка – распиздяй сказочный… По этой причине, придётся тебе теперь добираться в Москву своим ходом…
- Откуда вы…, - начала, было, изумлённая Татьяна, но тут же поняла, что пытается задать совершенно глупый вопрос…
- Я много чего знаю, - перебила её старушка. – Поживи с моё, и ты узнаешь. А пойдём-ка я тебя чайком напою!
- Да нет, нет, спасибо, - ответила смущённая Таня. – Пойду я…
- Ну, как знаешь. Доброй тебе дороги. Вернее сказать, доброй завтрашней дороги. Сегодня то ты вряд ли домой попадёшь
- До свидания, - всё так же неуверенно сказала Татьяна и направилась к лестнице…
- Да, кстати. Здесь недалеко, чуть не доходя до метро, есть очень хороший, недорогой ресторанчик. Так что, можешь зайти туда перекусить на дорожку, коль уж отказалась со мной чайку попить, - сказала старушка вслед уходящей Тане и, лукаво улыбнувшись, закрыла дверь.
Татьяна вышла на улицу и снова несколько раз глубоко вдохнула влажный питерский воздух. Да. Конечно, впечатлений и неожиданностей за последние три часа была просто масса, и всё это нужно было хоть как-то переварить и осмыслить. Однако, что же, коль скоро, не получилось вернуться в Москву, так сказать, «потусторонним» образом, то придётся сделать это образом вполне традиционным, то есть, на каком-нибудь «Сапсане», например. Она достала телефон и посмотрела в интернете расписание поездов и наличие билетов. К счастью, на ближайший «Сапсан», который отправлялся почти через три часа, билеты были. Сориентировавшись в пространстве при помощи навигатора, Таня не спеша направилась в сторону ближайшей станции метро. По дороге она позвонила по телефону Алексею и сообщила, что, к сожалению, не сможет составить ему компанию сегодня вечером… Услышав это, «супруг» замолчал секунд на десять, а потом поинтересовался, заходила ли Таня в пустую комнату… Далее он просто застонал в бессилии. Видимо, поражаясь в очередной раз своему собственному распиздяйству… Ведь можно же было просто взять и закрыть дверь в эту «волшебную» комнату на замок… Между тем, погода несколько испортилась, задул резкий порывистый ветер, и Таня даже подзамёрзла. В это время она как раз проходила мимо какого-то небольшого ресторанчика. Видимо, мимо того самого, о котором ей совсем недавно говорила колоритная старушка. Она решила зайти в это заведение, дабы согреться, перекусить и выпить кофе, ведь не смотря на плотный обед, она уже успела немного проголодаться…
Ресторанчик оказался довольно уютным, да и посетителей было совсем не много. Таня выбрала один из дальних столиков, изучила принесённое официантом меню и заказала какой-то приглянувшийся ей салатик и чашечку кофе. Пока готовили салат, она осмотрелась. Её внимание привлёк некий персонаж, сидящий через один столик от неё. Это был мужчина лет сорока пяти, плотного сложения, брюнет с короткой стрижкой. Он был одет в чёрные джинсы и тёмно-синий джемпер. Довольно приятные черты его лица дополняли водружённые на переносицу почти элегантные фотохромные очёчки, из-за которых невозможно было толком разглядеть цвет его глаз. Мужчина несколько нервничал и постоянно посматривал на часы. Таня присмотрелась повнимательнее. Возможно, этот человек кого-то ожидал, а этот кто-то, скорее всего, опаздывал. Быть может, он ждёт даму? Вряд ли. Во-первых, он был несколько небрит, да и перед свиданием с дамой ему не мешало бы посетить парикмахерскую, ибо его, хоть и короткие, но довольно густые и вьющиеся волосы уже порядком подотросли. Во-вторых, он отнюдь не производит впечатление идиота (ну, во всяком случае, полного идиота), а следовательно, додумался бы, готовясь к свиданию с дамой, купить хоть каких-нибудь цветов, но цветов не было. Ну, и в третьих… А в третьих, Таня увидела, что ему только что принёс и поставил на столик услужливый официант. А принёс он следующее: тарелочку со слабосолёной селёдочкой с репчатым лучком и отварной картошечкой, посыпанной свежим укропчиком, тарелочку с квашеной капусткой, чёрный хлебушек, кувшин кисленького клюквенного морса, бутылочку водочки, покрытую инеем, две стопочки и, соответственно, два комплекта столовых приборов. Такое угощение было явно не для дамы. Это был классический предварительный заказ опытного алкаша, пришедшего в ресторан и желающего выпить и грамотно закусить, ожидая заказ основной, то есть, уже горячее блюдо, которое может готовиться относительно долго. Ну а двойной комплект приборов однозначно говорил о том, что этот алкаш ожидает прибытия кого-то, себе подобного, то есть, например, своего старого друга…
С удовольствием доедая салатик, Татьяна продолжала наблюдать за персонажем в фотохромных очёчках. Надо отметить, что после того, как официант принёс и поставил на столик вышеупомянутый ассортимент, его беспокойство заметно усилилось. Ну, ещё бы!!! Ведь покрывшаяся инеем бутылочка так соблазнительно манила, а жирненькая селёдочка с лучком и картошечкой так завораживали, что удержаться было практически невозможно. Но!!! Он всё же таки сдерживался и не начинал трапезу, не дождавшись собутыльника. Хотя, явно, это давалось ему с большим трудом. Он прямо таки заёрзал на стуле, стал практически поминутно смотреть на часы и даже пару раз порывался кому-то позвонить по телефону. Его, непонятного цвета глазки, заметно забегали под затемнёнными стёклами очков… В какой-то момент Тане даже показалось, что этот взволнованный персонаж ей знаком, но она тут же отмела эти нелепые мысли и предположения.
Вскоре в зале ресторанчика появился человек. Окинув взглядом посетителей, он стремительно направился к столику персонажа в очках. Это был высокого роста, чрезвычайно упитанный человек. Его могучая фигура, словно ураган, пронеслась по залу. Округлое лицо было в высшей степени сосредоточено, а щёки покрыты румянцем. Он тяжело дышал, сопя носом. Непокорный, почти совсем седой чуб этого человека почти прилип к вспотевшему лбу. По всему было видно, что он очень торопился попасть сюда как можно скорее…
Завидев его, очкарик заулыбался, встал, вышел из-за стола и приветствовал товарища стоя. Они крепко пожали друг другу руки, так же крепко обнялись и тут же присели за столик. Разговаривали они не громко, но поскольку Таня находилась совсем рядом, а в зале было довольно тихо, она их прекрасно слышала.
- Максим Владиславович, я прошу прощения за опоздание, - сказал прибывший человек, переведя дух и вытирая вспотевший лоб носовым платком.
- Ну, что вы, Михаил Сергеевич! Не стоит беспокоиться. Да и вообще, право же, хуйня то какая! Тридцать пять минут – это разве опоздание?! О вашей фантастической пунктуальности я хорошо знаю ещё с юности! – с язвительной ухмылочкой отвечал очкарик.
- Хммм…, - прищурился Михаил Сергеевич. – Ну да… Ровно, как и мне, заметьте, с той же самой юности, неплохо известно о вашем просто сказочном пиздобольстве!
- А вот тут вы не правы. Сказочным пиздоболом я стал совсем недавно, да и то, стесняюсь заметить, исключительно благодаря вашему бессовестнейшему подстрекательству! Ведь это именно вы спровоцировали меня на безудержное бумагомарательство!
- Макс! А ты, я смотрю, времени даром не терял, - уважительно заметил упитанный человек, окинув великолепный натюрморт на столике.
- Ну, знаешь ли, Майк… Неужели ты думал, что я буду сидеть здесь и мять сиськи?!
- Нет, нет! Конечно же, не думал!
- Ну, так вот! Если не думал, то хватит уже пиздеть, и давай-ка, наливай!
- Поманенечку?! – уточнил Майк, приподняв одну бровь и прищурив глаз.
- Исключительно поманенечку! – подтвердил Макс и, наклонившись к товарищу, похлопал его по плечу…
Тем временем, Татьяна Геннадьевна уже допивала свой кофе. Она посмотрела на часы и решила заказать ещё чашечку, ведь во-первых, у неё был ещё приличный запас времени, во-вторых ей очень понравился здешний кофе, ну, и в третьих, уж больно ей захотелось продолжить своё осторожное наблюдение за старыми товарищами-алкашами…
- Кстати, господин доктор, как прошла ваша медицинская конференция? – поинтересовался очкарик, крякнув от удовольствия после опрокидывания очередной стопочки.
- Хуйня полнейшая, Макс, - ответил Михаил Сергеевич, качая головой и смачно похрустывая квашеной капусткой. – Сплошное словоблудие и маразм. Хотя, ты же понимаешь, что я ехал в Питер отнюдь не из-за этой сраной конференции.
- Само собой разумеется, Майк, - подтвердил Макс, и наколол на вилочку кусочек жирненькой селёдочки, обвитый колечком ошпаренного кипятком ядрёного репчатого лучка…
После последних услышанных фраз Татьяна несколько призадумалась… «Господин доктор… Макс в фотохромных очёчках… Этого не может быть!!!» - мелькнуло в её голове. Она тут же схватила телефон, нашла в почте рассказики своего питерского собеседника, открыла один из них и прочитала описание внешности того самого господина доктора. Совпадение было полное. После этого Таня открыла несколько фотографий, которые ей присылал всё тот же собеседник с берегов Невы… Теперь уже никаких сомнений быть не могло!!!
Уже в очередной раз за сегодняшний день Татьяна Геннадьевна сделала несколько глубоких вдохов. Да! Вот так встреча!!! Кто бы мог подумать!!! Теперь ей ничего не оставалось, кроме как познакомиться с болтуном-очкариком и его другом господином доктором, который по совместительству был ещё и живым прототипом одного из героев его занудных рассказиков, лично!!! Около минуты очаровательная дама собиралась с мыслями, а затем встала и подошла к столику закусывающих собутыльников.
- Добрый вечер, джентльмены! – вежливо обратилась Таня, сверкая своими карими глазищами, - я прошу прощения, что вторгаюсь, но поверьте, просто не смогла удержаться…
- Здравствуйте, барышня, - ответил господин доктор, вытерев жирные от селёдки губы салфеткой. – Извините, удержаться от чего?
- Чтобы не выразить лично своё глубоко почтение вам, господин доктор, и тебе, Макс. Неуёмный и неугомонный ты мой собеседник!!!
Макс внимательно посмотрел на Татьяну. В следующее мгновение его глаза округлились, а брови приподнялись вверх. От удивления он даже уронил на стол наколотый на вилку кусочек рыбки.
- Таня?! – изумлённо спросил Макс, узнав свою собеседницу (ведь она тоже как-то высылала ему несколько своих фото) – Откуда ты здесь?! Как?!
- Да ты знаешь, Макс, поверь, совершенно случайно, - почти робко ответила Татьяна.
- Господин доктор! Честь имею представить! Татьяна! Моя неповторимая собеседница! – торжественно объявил очкарик, встав со стула.
- Та самая собеседница и соавторша? – уточнил господин доктор, тоже встав со своего места.
- Именно!!!
- Моё почтение! – с чувством заявил Михаил Сергеевич и поклонился.
Татьяну тут же усадили за стол и немедленно заказали ей коньячку (пить водку уважаемая дама почему-то отказалась…)
- Кстати, Тань, могла бы и маякнуть, что в Питере то будешь, - с некоторой укоризной сказал очкарик, маханув очередную стопочку.
- Макс! Поверь, ещё буквально часа три назад я даже и не подозревала, что окажусь здесь, и даже если бы мне кто-нибудь сказал об этом, те же самые три часа назад, то я бы просто не поверила!
- Ты прилетела на самолёте? – уточнил господин доктор.
- Нет… Я появилась здесь несколько иным образом.
- Хммм… А вот это уже интересно, - заметил Михаил Сергеевич. – И, пожалуйста, с этого момента поподробнее…
Таня добросовестно и в деталях поведала джентльменам историю последних нескольких дней. Мужчины слушали очень внимательно и изредка задавали уточняющие вопросы. Когда Татьяна закончила свой рассказ, то повисла некоторая пауза, которую нарушил Михаил Сергеевич.
- Ну что, старая сволочь, господин литератор! Дописался своей чертовщины?! – тихо сказал господин доктор, наклонившись к товарищу, приподняв одну бровь и выливая в его стопочку последние пятьдесят граммов беленькой из почти пустой бутылки. – Вот, полюбуйся, до чего ты довёл эту милую даму чтением твоей писанины! Тебе не стыдно?! А я же тебе говорил! Говорил, что плачет по тебе Пётр Петрович Кащенко горькими слезами!
- Хо, хо, хо! Да чья бы уж корова мычала, а ваша, господин доктор, помолчала! Или, может быть, мне напомнить, с чего всё началось?! А ведь началось то всё с «Кофе с собой»! – язвительно парировал очкарик.
Татьяна, ещё не совсем привыкшая к стилю общения этих двух немолодых алкашей, звонко рассмеялась…
- Да что вы, джентльмены! Тут я сама виновата! Нечего было совать свой нос везде, где надо и не надо. Ну, а если уж подойти к сложившейся ситуации философски, как это очень любит делать мой неугомонный собеседник, - сказала Таня, посмотрев на Макса и сверкнув своими выразительными глазищами. – И если бы я была мужского пола, то, опять же цитируя Макса и не изъёбываясь лукаво, ситуацию эту можно было бы исчерпывающе охарактеризовать короткой, но очень ёмкой фразой: «Доигрался хуй на скрипке!!!».
Теперь уже настала очередь и немолодых джентльменов рассмеяться в голос и даже зааплодировать незаурядной собеседнице и соавторше…
Тут, как раз, принесли горячее. Оба товарища предпочли сегодня рыбное меню и заказали жареные на углях с хрустящей корочкой стейки атлантического лосося с гранатовым соусом. Ну и, естественно, под это дело была заказана ещё одна бутылочка ледяной беленькой. Татьяна же кушать отказалась, однако, отмазаться от ещё одной соточки коньячка ей не удалось. Милая дама попыталась, было, пару раз заговорить о своём скором отъезде, но подвыпившие алкаши и слушать ничего не желали. Они решили этот вопрос безапелляционно. Таня поедет в Москву лишь завтра, во второй половине дня, на «Сапсане», вместе с господином доктором. А сегодня они все вместе сидят в ресторане, а затем едут на съёмную квартиру, в которой проживал очкарик, где и заночуют. Дама даже робко попыталась оспорить такое решение, но это было пустое…
После очередного перекура господин доктор вернулся с улицы один. Удивлённая Татьяна спросила его, где же тот потерял своего товарища, на что Михаил Сергеевич ответил, что Макс с совершенно загадочным видом куда-то унёсся, пообещав вернуться минут через десять. Появился очкарик минут через пятнадцать. В его руках был большой букет столь любимых очаровательной дамой белых лилий…
Закончив трапезу в ресторане, вся честная компания уселась в такси и отправилась на квартиру к Максу. Пока ехали по зимнему вечернему Питеру, Таня размышляла о событиях этого дня. В итоге, она пришла к выводу, что изрядно утомилась за сегодняшний день, да и к тому же подвыпила. И, наверное, было бы очень и очень кстати сейчас приехать, принять душ и с чистой совестью лечь спать… Но!!! Как глубоко она ошибалась! Она просто ещё не до конца понимала, с кем же она связалась!
Когда такси преодолело примерно половину дороги, господин доктор, сидящий на переднем сидении, повернулся назад и очень внимательно посмотрел на товарища.
- Макс, как ты думаешь, а может быть, нам стоит… Ээээ…, - начал он негромким, загадочным голосом.
- Безусловно, Майк! – тут же поддержал очкарик, видимо, прочитав его мысли. – Только сделаем мы это рядом с моим домом. Там есть великолепный супермаркет, в котором можно найти всё, что угодно!
- Отлично! Приятно иметь дело с грамотным и понимающим человеком! – ответил господин доктор, уважительно кивнул, повернулся обратно и всю дальнейшую дорогу не проронил ни слова…
Тут-то Татьяна Геннадьевна и поняла, что все её надежды на тихий и спокойный отдых – это не более, чем нелепая иллюзия. Она отнеслась к этому факту философски. Таня вдохнула аромат подаренных ей белых лилий и вот, уже во второй раз за сегодняшний, столь насыщенный событиями день, ощутила приступ безудержной кулинарной активности. И надо сказать, что не только запах прекрасных цветов вдохновлял её на кулинарное творчество. Ведь во-первых, не смотря на то, что её питерский собеседник и являлся порядочным алкашом, распиздяем, бумагомарателем, занудой, да и вообще, был просто несносным говнюком, она была в какой-то степени признательна ему за рецепт рыбного супчика, которым Татьяна воспользовалась сегодня, и у неё возникло желание отблагодарить своего соавтора. А во вторых, было совершенно очевидно, что эти два заслуженных корифея отечественного алкоголизма собрались в супермаркет явно не для того, чтобы купить кефира и минеральной воды, а следовательно, требовалась какая-нибудь хорошая закуска. Нет, конечно, вполне вероятно, что у очкарика в холодильнике запросто нашлась бы кастрюлька хороших домашних щец, кусок варёно-копчёной колбаски и баночка корнишонов. В конце концов, можно было купить и готовые закуски в том же самом супермаркете. Однако, уже окончательно настроившись на творческий лад, милая дама решила этот вопрос иначе…
Гостеприимный хозяин в фотохромных очёчках проявил искреннюю и необыкновенно трогательную заботу о своей очаровательной столичной гостье. Он выделил ей отдельную комнату в своей съёмной двухкомнатной квартире и, дыша насыщенным перегаром, выдал Татьяне комплект постельного белья и большое махровое полотенце. Таня поблагодарила его и деликатно попросила разрешения немного похозяйничать на кухне. Дело в том, что когда они зашли по дороге в супермаркет, где немолодые друзья-собутыльники устроили содержательный консилиум в отделе спиртных напитков, Татьяна Геннадьевна не теряла времени даром. Она посетила несколько других отделов этой торговой точки, где приобрела ингредиенты, необходимые для осуществления своего творческого кулинарного замысла…
Старые товарищи, сидя на кухне, выпивая по очередной стопочке и похрустывая маринованными корнишончиками, с некоторой осторожностью, но большим интересом наблюдали за манипуляциями проворной хозяйки. Татьяна готовила салат из тунца!!!
Когда салат был готов, и джентльмены его попробовали, то их восторгу просто не было предела. Они с удовольствием уплетали под водочку божественное блюдо и горячо благодарили талантливую хозяйку. Более того, они даже уговорили Татьяну выпить ещё сто граммов коньячка…
Вскоре началась и «культурная» программа. Это было нечто. Джентльмены пели под гитару какие-то старые песни, бесконечно читали друг другу фрагменты своих окололитературных изысков, вступали в дискуссии житейско-философского характера, постоянно курили…
Таня смотрела на них со стороны, потягивая коньячок. Они выглядели довольно нелепо, да и кроме того, оба были уже изрядно выпивши. Но, не смотря на всё это ей было очень комфортно и даже прямо таки уютно в компании этих двух старых, неугомонных алкашей…
В третьем часу ночи Татьяна попрощалась и отправилась спать. Джентльмены же ещё довольно долго сидели на кухне, что-то бубнили и доказывали друг другу в клубах табачного дыма…
Проснулась Татьяна Геннадьевна около одиннадцати утра. Она приняла душ и вышла на кухню, где увидела классический постпьяночный натюрморт. Таня улыбнулась, укоризненно покачала головой и быстренько прибрала всё, помыла посуду и привела кухню в божеский вид. Закончив уборку, Татьяна сварила себе чашечку кофе и подошла к окну. На улице шёл приятный снежок. Небольшие снежинки плавно кружились в морозном воздухе, вызывая ощущение какой-то всеобъемлющей вселенской гармонии и умиротворения. Странно, но вчера ей действительно было необыкновенно комфортно в компании этих двух старых собутыльников. Она не стала искать ответ на простой вопрос «почему?», ибо прекрасно знала, что помимо всех внешних сходств и различий, помимо логических выводов, помимо всей той нелепости, которая постоянно окружает всех нас, помимо всей вот этой бесконечной ежедневной суеты, которую мы ошибочно воспринимаем, как настоящую жизнь, существует необъяснимое родство душ…
Снежинки продолжали завораживающе кружиться в воздухе. До безумия приятное ощущение той самой вселенской гармонии дополнял мирный храп джентльменов, доносившийся из соседней с кухней комнаты…
Вскоре пробудились и вчерашние герои. Надо сказать, что сегодня они были далеко не так энергичны, как вчера. Их движения и речь были неторопливы, даже, можно сказать, замедлены, «искромётного» юмора было куда как меньше, а их лица напоминали классическое зрелище под названием «утро в китайской деревне». Но, не смотря на это, они старались держаться бодрячком и оба демонстративно отказались от осторожного предложения Татьяны поправить здоровье…
В районе половины первого дня вся компания вышла на улицу. Гости торопились на вокзал, дабы успеть к отправлению «Сапсана», ну а гостеприимный хозяин решил их проводить, уж очень давно он трогательно не махал ручкой отъезжающему поезду. Едва они вышли из парадной Макса, Татьяна извинилась, попросила немного её подождать и отошла куда-то в сторону. А дело было в том, что как только она оказалась во дворе, то сразу же обратила внимание на припаркованный неподалёку автомобиль, показавшийся ей очень и очень знакомым. Таня не ошиблась, машина действительно ей знакома, потому что за последние несколько дней очаровательная дама неоднократно ездила на ней в качестве пассажира. Как только Татьяна приблизилась, из машины вышел мило улыбающийся человек. Конечно же, это был Алексей.
- Здравствуйте, Татьяна…, - несколько смущённо начал он. – Я хотел бы искренне поблагодарить вас за оказанную мне просто бесценную помощь… Ну, и извиниться, конечно, за недоразумение…
- Здравствуйте, здравствуйте, Алексей! – перебила его Таня, тоже мило заулыбавшись. – Ну что вы! Не стоит извинений. Как говорится, нет худа без добра! Ведь благодаря этому, как вы говорите, недоразумению, я познакомилась лично с двумя довольно колоритными персонажами!
- Я очень рад, что вы не сердитесь на меня и в качестве компенсации неудобств, хочу предложить вам добраться обратно из Питера в Москву на моём комфортабельном автомобиле. Собственно, для этого я и приехал сюда, закончив вчера все свои дела.
- Хммм… Интересное предложение, - ответила Татьяна и несколько задумалась.
- Кстати, ваш новый друг может тоже поехать с нами. Я буду только «за», да и потом, думаю, что ему в данный момент будет гораздо комфортнее ехать в автомобиле, нежели такскаться по вокзалам и поездам, - деликатно предложил Алексей, лукаво ухмыляясь.
- Отличная идея! – тут же поддержала Таня и в её карих глазах вновь вспыхнули искорки. – Ну, что же, коль скоро так, то пойдёмте знакомиться с моими новыми друзьями! Хотя… Вы, по моему, сними уже знакомы, во всяком случае, заочно…
После знакомства и предложения ехать в Москву на машине, Михаил Сергеевич немного засмущался. Заметив это, Татьяна Геннадьевна сразу же превратилась в неуёмную бестию. Она прихватила его под ручку и, извинившись перед присутствующими, отвела в сторонку.
- Что вас смущает, уважаемый господин доктор? – спросила дама, сверкая карими глазищами.
- Ну, вы знаете… Я просто думаю, удобно ли это будет с моей стороны… Ведь это, всё таки, ваш «муж», Татьяна Геннадьевна… И мне бы совсем не хотелось…
- Боже мой, Михаил Сергеевич! Он мне такой же муж, как, скажем, и вы! – перебила его бестия. – И это - во-первых! А во-вторых… Майк! Не еби уже мозги!!! – перебила его Татьяна и в следующее мгновение, как бы невзначай, чуть расстегнула свою дамскую сумочку, из которой показалось горлышко початой, но недопитой вчера Таней бутылочки коньячка (заботливо приобретённой для неё джентльменами вчера вечером в том самом супермаркете).
Не секрет, что такая безапелляционная аргументация, а тем более в исполнении чрезвычайно очаровательной и воспитанной дамы, подействовала на господина просто безотказно, и он тут же согласился…
                                                                                                                             4
      Ехали они довольно быстро, и был ещё совсем не поздний вечер, когда автомобиль Алексея приближался к столице. В какой-то момент водитель заулыбался и поочерёдно посмотрел на каждого из своих пассажиров.
- Господа! А вы знаете, у меня есть предложение! – почти торжественно объявил Алексей.
- Какое предложение? – поинтересовалась дремлющая на заднем сидении Татьяна. – Надеюсь, больше никаких авантюр?!
- Нет, нет, конечно! Никаких авантюр! – заверил Алексей с лукавой ухмылочкой. – Я вдруг вспомнил, что у меня дома, в холодильнике, стоит недоеденная за вчерашним обедом кастрюля отменнейшего рыбного супчика! Вы только представьте себе, что сейчас представляет из себя это замечательное блюдо! Его хорошо настоявшийся и охлаждённый в холодильнике насыщенный рыбный бульон превратился в желе! Конечно, его можно и разогреть, чтобы вновь насладиться этим чарующим ароматом. Но можно этого и не делать! Вы только представьте себе, как это желе будет таять на языке! Как приятно будет ощущать при этом во рту холодные кусочки палтуса, трески и морского окуня, и как божественно будет гармонировать со всем этим вкус свежего, мягкого, душистого ржаного хлеба! Для полноты ощущений, можно даже запить горячим, крепким, сладким чаем… А можно и не горячим… И не чаем… Как вам, господа?!!!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 24.11.2020 Максим Окунев
Свидетельство о публикации: izba-2020-2952955

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1