Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Девять миров свободы 2. ГЛАВА 3. УЗКОСПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЕ СЛОИ (ознаком. фрагмент)


Существуют еще и узкоспециализированные слои, также разделенные на сектора. Людей туда помещают для каких-то конкретных целей. Например, если люди едут на праздник или свадьбу, то они попадают в определенный слой, в один из его секторов. Такая же ситуация и с другими мероприятиями (выпускными вечерами и пр.), когда вместе собираются редко встречающиеся люди, которые с какой-то определенной целью перемещаются или переезжают. Такое состояние можно понять, скажем, если вы просто идете с работы, на работу, в школу или находитесь на каком-то празднике — город как будто преображается. На самом деле, он меняется в силу того, что вы смотрите на него из другого слоя.
Система слоев очень сложна. Во-первых, ее очень трудно понять, просчитать и отследить. Для этого мы использовали определенные логические методы, с помощью которых попытались разобраться — зачем был создан тот или иной слой. Как мы поняли, эти слои были созданы социумом для каких-то своих целей. Они не могли удалить естественные слои, которые появлялись еще при строительстве городов.
Помимо естественных городских они добавили свои слои либо изменили естественные, поделив их на сектора. Получается, что мы не можем определить, какие слои были изначально и какие слои придумал социум. Но суть в том, что, попадая в тот или иной слой, вы трансформируетесь. Ваше сознание и восприятие немного меняются, и само времяпрепровождение в каком-то конкретном слое меняет уже и вас, в том числе даже внешность, облик, мимику, эмоции. Как это можно использовать на практике?
Все эти трансформации требуют наличия очень большой степени осознанности. Тогда, понимая, в каком слое вы находитесь, а еще лучше — отследив определенный сектор слоя, понаблюдаете за трансформациями, и уже где-то через год наблюдений можно понимать, кого и каких людей вы встретите — знакомых или чужих, понять, какие знакомые обычно населяют тот или иной слой. Однако трудность в том, что такие слои есть во всех девяти мирах. Если мир нетронутый, чистый, как девятый мир, то в нем есть только естественные слои — без социальных. Если мир сильно видоизменен, очень социален, как первый или второй миры, то там, конечно, есть все сорок слоев, и они очень четко структурированы. На это, видимо, ушло очень много времени, потому что эти слои и сектора до сих пор продолжают меняться, то есть они, по сути дела, зависят от социальной структуры общества.
Поэтому для понимания и для того, чтобы увидеть все эти моменты, окружавшие нас в процессе исследований, нужно иметь незамутненный чистый разум, в котором в данный момент не присутствуют никакие сильные раздражители и который способен, прежде всего, понять, к какому из классов миров это относится. В дальнейшем стоит рассмотреть все сорок прослоек миров. Тем самым, находясь в сильной степени осознанности, вы всегда будете знать примерный номер целого мира и слой города, в котором вы находитесь. Исходя из этих данных, нужно рассчитывать любые энергетические, эмоциональные взаимодействия и понимать, что в некоторых мирах невозможны некоторые эмоции.
Глубоко социализированные слои, основанные на энергообмене, наподобие банковских операций, бухгалтерского учета, ведения переговоров и прочего, являются слоями, в которых у людей активируется логическое мышление. Именно поэтому в этих слоях рассчитывать на какое-либо творческое взаимодействие не приходится, в прямом понимании этого слова. Поэтому люди этих слоев для решения творческих задач вынуждены брать с собой ноутбук и ехать на какой-нибудь остров. Особенно это касается выпуска каких-либо гаджетов, которые должны соответствовать не только деловым потребностям человека, но и творческим и, в целом, эмоциональным. Поэтому, разделение города на слои видится очень важным для осознания того, где мы хотели бы находиться.
То есть, когда гармонично развивающийся человек выбирает эмоциональный слой, это происходит автоматически. Многие люди хотят достичь высот в творчестве, однако у них это никак не получается в силу того, что в данный момент они находятся в деловом слое мира, общаются в основном с людьми, населяющими данный слой и видят энергетические потоки, которые его поддерживают. Из этого следует, что каждый слой базируется на существах, которые излучают энергию этого слоя. В свою очередь, он начинает воздействовать на другие существа, находящиеся в нем, тем, что создает себя именно для них и ограничивает восприятие более дальних от них слоев. Тем самым формируется очень сложный тип реальности, в котором, чтобы суметь сильно изменить себя, нужно с помощью осознанности понять, в каком слое города вы находитесь.
Если дело касается пригорода, то там этих слоев нет. В основном, там присутствуют естественные слои, возможно, один-два деловых слоя, которые соединяют данный поселок или деревню с городом, ну и парочка слоев, созданных местными социальными структурами.

                                                                                                                                                                                                                                  Марвин, группа ученых-исследователей,
                                                                                                                                                                                                                                                           Лайза 130-Z, система слоев.


Рестана и Эдвирг дошли до комплекса фонтанов, бьющих вверх разной высоты струями, рассыпающимися на миллионы бриллиантовых брызг. Вокруг него чинно прогуливались парочки, одинокие дамы с собачками. Царили мир и спокойствие. Казалось, звуки, доносившиеся со сцены, были не в состоянии разрушить эту идиллию. И только искаженные, странные гримасы на лицах бесцветных людей могли выдать в них неоргаников.
Вода располагает к размышлениям. Сама природа создает свой определенный специфический слой, попадая в который, любой индивидуум способен изменяться практически на молекулярном уровне. Чистыми становятся не только тело, но и мысли. Снимается огромный пласт налипшей за время различных взаимодействий энергии.
Мы заметили, как, попадая под воздействие шума падающих и разбивающихся капель, менялись прогуливавшиеся. Приборы реагировали лишь на вновь прибывших существ, которые находились ранее вне зоны слоя, созданного фонтанами. Чем ближе подходили к ним прохожие, тем спокойнее становился звук наших приборов.
— Эдвирг, тебе не кажется, что это отличная задумка? Заметь, здесь энергия более уравновешенная, нежели в нескольких метрах в стороне от данного места, — спросила Рестана.
Концерт на площади закончился. Возбужденные слушатели, подогретые алкогольными напитками, стали разбредаться. Многих потянуло на аллею с фонтанами. То ли им требовались свежесть и прохлада воды, чтобы снять излишнее возбуждение, то ли просто они решили прогуляться, но своим приходом меломаны незаметно вытеснили и дам с собачками, и влюбленные парочки. В данный момент их слияние было неприемлемым. Громкие разговоры, хохот и сигаретный дым не способствовали здесь и сейчас умиротворению и раздумьям. Один слой сменился на другой. Более низкие ноты и вибрации заполнили все пространство.
Из этого мы поняли, что в городе, где существует несколько десятков слоев, находящиеся там жители практически не пересекаются, а потому ничего и не знают друг о друге. А если это и происходит спонтанно, как сегодня, то один слой неизменно сменяет другой.
Ученые наблюдали за пришедшими к фонтану людьми. Насколько же алкоголь может затуманить разум. Несколько юношей и девушек с криками полезли в воду. На приборе они выглядели бесцветными. Идиллия этого места была нарушена окончательно.
— Пора, Рестана, — Эдвирг встал с лавочки и подал руку коллеге.
— Знаешь, о чем я подумала? А ведь это совсем не плохо, что все эти люди нашли время и желание прийти на праздник. Да, алкоголь в этой ситуации абсолютно лишний. Если бы они пришли сюда и сохраняли ясность ума до последнего момента, возможно, ими был бы сделан шаг вперед, а так они находятся ровно в том слое, к которому и принадлежат сегодня, несмотря на перемещение в пространстве. Получается, что слой — это не район и не улица, на которой мы живем. Слой находится в нас самих. Меняемся сами, меняется слой и ближайшее окружение.
— Рестана, готов согласиться и не согласиться. Я предполагаю, что можно попасть в слой принудительно или случайно и подвергнуться изменениям под давлением. Иногда одного желания просто недостаточно. Переместившись в слой, ты автоматически попадаешь в его сектор.
Тут взгляд Эдвирга начали привлекать темные силуэты, которые постепенно появлялись среди бесцветных существ и цветных людей разных слоев.
Ученый взял Рестану за руку, открыл портал, и они растворились в пространстве вариативных миров, выбрав нужный, в котором тут же и реализовались. Это был совершенно пустой восьмой мир, по которому ученые без помех продолжили путь. Огромные и пустые высотки, заросшие плющом, вовсе не пугали, а внушали чувство защищенности.

                                                                                                                                                                                                                          Лори, из отчетов исследовательской группы.


День подходил к концу. Тени стали длинными и узкими. Четверка ученых вышла на новое задание. Исследователи двигались к окраине одного из городов. Необходимо было понаблюдать за местным населением именно на периферии города. Дома становились все ниже, стены приобретали все более обшарпанный вид. Улочки сужались. А от дороги с отличным покрытием осталось лишь направление с небольшими отрезками выступающих дорожных плит. Наш автомобиль подпрыгивал на ухабах и проваливался колесами в многочисленные ямки. Вечер догнал нас у старого заброшенного здания. Зажглись уличные фонари. От них шел желтый свет и, не доходя до дороги, преломлялся, тем самым очень слабо освещая местность.
Мы вышли из машины. Было довольно пустынно. Но это только с первого взгляда. Недалеко от нас показалась странная фигура. Разобрать, мужская это особь или женская, не представлялось возможным. Фигура была одета в бесформенную толстовку и спортивные штаны. Капюшон наглухо закрывал низко опущенную голову человека. Что-то нас в его облике настораживало. Прибор жалобно запищал. В это время странный прохожий скрылся из вида, завернув за угол заброшенного здания. Мы решили последовать за ним.

— Держите дистанцию, — тихо сказал Эдвирг.
Мы старались идти, не привлекая к себе внимания. Время от времени объект нашего исследования то становился ближе к нам, то вовсе пропадал. Дом, вдоль которого мы следовали за фигурой, казался нескончаемым. Вдруг преследуемый резко свернул и зашел в дверной проем дома. Мы немного замешкались, но уже через минуту также пересекли порог заброшенного здания. В нем пахло сыростью, всюду валялись остатки мебели. Пройдя через несколько помещений, мы обратили внимание на то, что, хоть дом и был заброшен, в нем все же жили. Создавалось впечатление, что те, кто здесь обитал, едва заслышав наши шаги, тут же срывались с места и уходили куда-то дальше, вглубь здания.

Рис. 4. Искривление пространства

Пространство явно изменилось. Мы уже попадали в такие аномальные зоны. Чувство, что этот дом безразмерный снаружи, еще сильнее усилилось и изнутри.
— Думаю, нужно поворачивать назад, — высказался Марвин. Звук его голоса гулким эхом полетел по длинному коридору.
— Да, пожалуй, ты прав, — задумчиво ответил Эдвирг. Его не покидало чувство, что их засасывает в трубу, выбраться из которой будет непросто. Трезвый разум взял верх над любопытством. Мы развернулись и пошли к выходу. Теперь шли назад, но это уже были совсем другие помещения.
Нашим глазам открывались картины жизни этого дома. В одном из помещений спал прямо на полу, бросив под себя лишь остатки от картонных коробок, калачиком свернувшийся человек. В следующем помещении находилась группа людей. Они сидели за импровизированным столом и пили из бутылки какую-то мутную жидкость. Глаза людей были абсолютно бесцветными. Они проводили нас отсутствующими взглядами, не сказав при этом ни слова. В тишине чувствовалась откровенная угроза, приправленная исключительной злобой.
— Мы шли обратно тем же путем, но все абсолютно поменялось. Меня всегда это удивляет, и я, наверное, к этому не привыкну, — Рестана, несмотря на свой возраст, сохранила детское любопытство и непосредственность.
— Иногда мы просто не замечаем какие-то важные детали и только при повторном рассмотрении, которое мы не привыкли делать, заостряем на них свое внимание. Но в данном случае ты правильно заметила. Картинка на обратном пути была совершенно другой, — подтвердил Марвин.
— В этом месте приборы показали агрессивную среду. Возможно, именно она меняет существующую реальность, — Эдвирг был взволнован не менее чем его спутники.
Вышли на воздух. Ярко светила полная луна. Уличные фонари показались здесь абсолютно лишними. Мы шумно дышали всей грудью, вытесняя мерзкую сырость из легких. В доме, как казалось, мы были не более получаса, но на самом деле пробыли там все четыре часа. Искажение времени для нас не было загадкой, но всегда было неприятным моментом в нашей работе.
На сегодня решили, что хватит. Ноги гудели, а в животах урчало посильнее, чем наш старенький мотор. Решили вернуться. Уже пора подкрепиться и обсудить все увиденное и услышанное.

                                                                                                                                                                                                                          Лори, из отчетов исследовательской группы.
                                                                                                                                                                                                                                     Место изучения — городские окраины.


Наблюдения с целью выявления слоев, имеющихся в городе, и возможности миграции из одного в другой показали, что многослойность однозначно существует.
Столкнулись с тем, что естественный слой, так сказать чистый, не поддается негативным изменениям. В нем все просто и понятно. На границе с ним происходит обнуление всех отрицательных эмоций. К этому слою необходимо вернуться, так как дополнительные наблюдения, несомненно, дадут исчерпывающие ответы на имеющиеся вопросы. И в самое ближайшее время мы обязательно все уточним и зафиксируем.
На праздничном концерте мы отметили группу молодых людей. Они максимально подвержены плохому влиянию и имеют массу вредных привычек, пагубно влияющих на ясность ума. Затуманенность сознания не позволяет им оценить и правильно выбрать именно тот слой, в котором им нужно находиться. Но хочется думать, что пагубные привычки уйдут из жизни этих молодых людей, и тогда они смогут все правильно осознать и сделать выбор.

                                                                                                                                                                                                         Марвин, группа ученых-исследователей, Лайза 130-Z.
                                                                                                                                                                                                                       Запись в дневнике «Лайза 130-Z. Слои города».
                                                                                                                                                                                              Место изучения — крупный город, загородная местность.



Сегодня нам предстояло посетить один из узкоспециализированных секторов одного слоя. Такие сектора в слое созданы для определенных целей. В них никто не живет, и попадают туда лишь по необходимости.
Накануне мы заметили расклеенные по городу рекламные плакаты, которые приглашали всех желающих посетить ежегодную ярмарку. Планировалось веселое и красочное мероприятие, и мы никак не могли пропустить его. Одеться решили более нарядно, чем в обычные дни, дабы органично влиться в яркий праздник и не привлекать к себе ненужное внимание окружающих. Да, как бы это нелогично ни звучало, именно так. В любой другой день наши невзрачные одежды были бы кстати, но не сегодня. Ярмарка у всех ассоциируется с детством, каруселями, нарядными клоунами, вкусными угощениями и еще с множеством приятных вещей для души. Вот и мы шли туда с ожиданием чего-то хорошего, и каждый делился своими детскими воспоминаниями.
Через полчаса мы были у цели. На площади скопилось довольно приличное количество народа. Люди приходили целыми семьями. Дети радостно тянули родителей то к одному, то к другому аттракциону. Малыши, перемазанные шоколадом и мороженым, во все глаза смотрели на это шумное действо. Люди улыбались друг другу, как если бы были давно знакомы. Ярмарочный дух царил в этом месте, заставляя всех одинаково чувствовать и переживать. Вышли клоуны и начали развлекать народ. Люди искренне смеялись над незамысловатыми шутками. Все, кто сюда пришел, были включены в процесс создания праздника. На миг мы вдруг поняли, что ярмарка и все те, кто на нее пришел или приехал, все аттракционы, павильоны и даже тележки с мороженым находятся вовсе не там, где были первоначально. Вроде бы ничего и не изменилось на первый взгляд, но это только на первый, на самом деле, изменилось абсолютно все. Люди были те же, а место — другим.
В воздухе появилась прохлада, и резко запахло морем. Над головами летали чайки и проносились быстрые острокрылые стрижи, разрезая воздух со свистом. Неподалеку чинно раскачивались высокие пальмы. Но город был точно не приморским, а чайкам и пальмам здесь уж точно делать было нечего. Мы оглядывались и наблюдали за людьми. Кажется, общая масса, увлеченная праздником, ничего и не замечает. Но некоторые внимательные гости стали с тревогой отмечать, что что-то не так. Реальность однозначно изменилась. Это продолжалось буквально несколько минут, и наши приборы зафиксировали значительные колебания. Через миг все вернулось обратно. Было душно, в воздухе пахло пылью, а бессменные крылатые спутники моря исчезли, словно их и не было.
Теперь наши приборы фиксировали мощные всплески положительной энергии. Да, смех и радость точно украшают и наверняка продлевают жизнь. Ведь в такие минуты люди забывают о своих проблемах, горестях и неудачах. И пусть хоть немножко, но становятся счастливее. Хвала и благодарность за данный сектор этого слоя. Да, праздник закончится, и, возможно, те, кто сейчас улыбается друг другу, уже больше и не встретятся, так как они находятся в разных слоях, но сегодня эти люди создают вокруг себя настоящий праздник.
Именно в таких секторах слоя можно краем глаза увидеть своего небесного суженого. И, как любят делать социальные системы, потерять навсегда. Сколько же этих разбитых сердец и поломанных судеб?! Поэтому наша группа рекомендует быть в постоянной осознанности, не дать социуму планеты затмить чистый разум, и тогда вы будете общаться со своим помощником, даже если нет никакой близости, и это нормально. Жизнь начинает меняться в нужную сторону. Главное — не торопиться и не стараться видеть в каждом помощника.
Вдруг на небе появилась радуга. Это было восхитительно. Ведь все привыкли, что радуга обычно появляется после дождя. А потому это еще больше удивляло. Может, она сложилась из положительной и радостной энергии присутствующих? Вопрос повис в воздухе. И, в принципе, это было неважно!
Внезапно мы услышали странный гул, который с каждой секундой нарастал. Загудели какие-то двигатели, как будто вокруг образовались гигантские стройки. Люди один за другим начали растворяться, отражаться и исчезать. Это было еще то зрелище. Наконец остались только замершие бесцветные неорганики. Они, как сталактиты — эти хемогенные отложения в карстовых пещерах — в виде прозрачных образований, создавали дьявольскую картину. Словно невидимый художник своей кистью нарисовал этих существ, забыв напоследок их раскрасить. И тут мы увидели, как со всех сторон начали подъезжать огромные строительные машины, впереди которых были прикреплены большие ржавые трубы. Гигантская техника резко остановилась. В воздухе повисла минутная гробовая тишина. Напряжение возросло настолько, что, кажется, еще миг, и начнется что-то невообразимо зловещее. И чувство не подвело. После резкого свиста появился звук бурления вязкой воды. Буровые установки медленно набирали скорость. После этого из огромных ржавых труб полилась красная, темная жидкость, которая стала наполнять вокруг все пространство.
Неорганики ожили и встрепенулись. Они стали плескаться в красной жиже, играть, как дети, смеяться, кусать друг друга и тонуть, наполняя уже своей кровью окружающее пространство. Сотни копошащихся, как черви, тел в красной жидкости, раненых, визжащих и смеющихся, создавали картину наступившего Апокалипсиса. Марвин, не дожидаясь, когда жидкость дойдет до дерева, на которое он забрался с группой, стал каждому члену группы давать какие-то напитки, выпив которые, они исчезали и просыпались уже в своих кроватях. Но сам он остался, чтобы наблюдать и фотографировать. Такое пропустить было невозможно, но и рисковать коллегами он не стал. Решил самостоятельно довести дело до конца. Марвин попытался рассмотреть лица тех, кто сидел за рулем дьявольской техники, но их там и не было. Тем временем неорганики, барахтаясь в жидкости, слипались в один большой монолитный комок. Он все вбирал и вбирал в себя красную жижу и с геометрической скоростью увеличивался в размерах. Теперь бывшее место ярмарки было похоже на огромный котел, в котором в красной жидкости плавает большой шар. Марвин вынужден был покинуть место действия, красная вода уже почти намочила ему ноги.

                                                                                                                                                                                                                     Рестана, из отчетов исследовательской группы.

Нами сегодня было зафиксировано перемещение из одной реальности в другую. Словно кто-то взял и перенес всех разом. Сначала отчетливо пахло морем, а над головами кружили морские чайки. Этого никто не заметил, кроме нескольких внимательных или восприимчивых к изменениям людей. На их психику это особо не повлияет.
Мы были свидетелями того, как каждый, кто пришел на ярмарку, стал ее неотъемлемой частью. Люди сами создавали вокруг себя праздничную атмосферу. Они были творцами радости и счастья. Такое невозможно создать в другой ситуации, к примеру, в банке или каком-нибудь научном учреждении, но здесь это получилось. Творчеству реально необходимо время и место и, конечно, те, кто его будет создавать. Главное, знать, что вы находитесь именно в том слое, где вам и следует.
А последовавшее за этим шоу неоргаников было, видимо, театром равновесия…

                                                                                                                                                                                                           Марвин, группа ученых-исследователей, Лайза 130-Z.

На этот раз нашим объектом стал Драматический театр. Где изучать слой, в котором обитают творческие натуры, как не в театре? Мы приехали к началу спектакля. Здесь царит удивительная и волшебная атмосфера. Даже воздух ощущается в мире Мельпомены совершенно по-другому. Граница этого слоя фиксируется почти невооруженным взглядом, что же говорить о наших приборах? Из них разве только не звучит театральный монолог. Мир вокруг изменился. Всех объединяет единодушие и тяга к перевоплощениям. Вы становитесь тем, кем всегда хотели быть. Главное театральное действие происходит не на сцене, а среди зрителей. Каждый прокручивает в голове исключительно свой монолог.
Наши приборы отмечают тонкие энергетические вибрации. А ведь здесь возможно затеряться не только двойникам. Это прекрасное место для различного рода импровизаций — интересное наблюдение, сделанное нами.
В самом сердце театрального хаоса на самом деле прослеживается строгая дисциплина и невероятная собранность. Организуют и сплачивают публику обычные театральные программки. Это своего рода знак принадлежности к данному слою. Унося ее с собой, вы держите в руках тонкую ниточку, незаметно связывающую вас с этим местом.
Здесь зачастую встречаются уже давно знакомые лица. Этот слой создан для возможности осознания того, что мир состоит не только из прагматических вещей, но и имеется место волшебству и мистике. Именно так.
Мы сидели в зрительном зале. Еще не погас свет. Всюду стоял монотонный гул, словно где-то вдалеке вился рой гигантских пчел. Воздух наполнял цветочный аромат. Это еще более усиливало эффект. Зрители ознакомились с анонсом в программках и обсуждали предварительно полученную информацию. Многие были знакомы, а потому радостно приветствовали друг друга. Дамы в кринолиновых платьях нервно обмахивались веерами из перьев разных причудливых птиц, с ажурными вставками и инкрустированными ручками. Свет погас, а вместе с ним прекратился гул гигантских пчел, на сцене началось театральное действие. Все были вовлечены в спектакль. Казалось, что образовалось единое пространство, к которому был подключен каждый из находящихся в зале. Каждый зритель и коллектив актеров на сцене создавал этот слой, подключаясь к нему своим энергоинформационным полем. Наши измерительные приборы и антенны фиксировали, что в зале не было практически никаких спонтанных и разрозненных всплесков и колебаний. И это было поразительно. Реакция зрителей на сцены в спектакле проходила одной волной и потухала одновременно.
В антракте мы решили в зал не возвращаться. Нашей целью теперь было еще одно помещение. Приборы во время спектакля несколько раз фиксировали передвижение бесцветных существ. Но их, как ни странно, было не так уж много. Видимо, особых ценителей среди неоргаников были единицы.
Главное действо происходит не только на сцене и в зрительном зале, есть еще одно интересное и загадочное место, которое мы и решили посетить. Оно привлекало своей некой оторванностью от реалии, это была самая глубина подмостков — подвальное помещение. Здесь, всеми забытый и заброшенный, располагался старый театральный реквизит, который давно уже списали, он хранился на высоких полках и в больших деревянных ящиках, которые повсюду стояли на полу, пропахнув пылью и подвальной сыростью.
Не встретив никого, мы спустились по пожарной лестнице. Дверь, ведущая в хранилище, была просто прикрыта. Понятно, что засовы нам не помеха, все же данный факт обрадовал. Хотя нужно было насторожиться. Но мы не расценили это как халатность — ну кому вздумается сюда спускаться и вытаскивать старый театральный реквизит?
Приборы молчали. В подвале не было ни звука. По всем приметам в помещение давно никто не заглядывал. Пыль была всюду и лежала густым слоем. По углам в свете тусклых ламп поблескивала серебристая паутина, сплетенная местным пауком-тружеником. В ней просматривались мелкие насекомые, попавшие туда ненароком.
Рестана и Лори с интересом разглядывали костюмы, которые висели на одной из гардеробных вешалок. Это были старые, а может, и старинные платья, служившие своим героиням не один сезон. Девушки при виде такого богатства стали вмиг обычными любопытными женщинами. Они перебирали гипюровые рюши и жемчужный бисер на нарядах, и им это, похоже, доставляло немалое удовольствие. Эдвирг и Марвин тоже имели довольно заинтересованный вид. Ведь не каждый день можно увидеть старинное средневековое оружие, а оно было отличного качества и почти как настоящее.
Вдруг ученые услышали тихие шаги. Словно кто-то передвигался, почти не касаясь пола, шурша длинными одеждами.
— Коллеги, мы, похоже, здесь не одни. К нам пожаловали гости. Что-то мне подсказывает, что к этой встрече ни мы, ни они не готовы. Предлагаю удалиться вон туда, — Марвин показал на небольшой выступ в стене, за которым вполне могли все поместиться.
Исследователи тихо спрятались за стенным выступом в нише и стали наблюдать. В помещении появилось несколько фигур. Тусклая лампа осветила троих. Они были в гриме. Выражения лиц были жуткими. Глаза краснели, а потом и желтели, но ничего не выражали, а на месте ртов зияли черные ямы. Монстры начали вытаскивать из стоящих сундуков одежды. С них летела клубами густая серая пыль и насекомые. Вот уж кому повезло, так это нашему пауку-труженику, будет у него сегодня славная охота.
Сущности облачились в старые костюмы, извлеченные из сундуков. Один стал палачом, второй — сатиром, на третьем оказалось надето какое-то обветшалое тряпье, которое было полностью залито кровью. Вдруг откуда-то зазвучала тихая музыка. От нее в жилах стыла кровь. Это был, скорее, набор монотонных шуршащих звуков с завыванием ветра в трубе, и все это исполнялось дьявольским оркестром под скрип колес старой телеги. Троица стала играть маленький спектакль. Сатир читал жуткий монолог, в котором улавливался смысл того, что сейчас будет казнен провинившийся человек. Окровавленная фигура в тряпье смиренно положила голову на взявшуюся из ниоткуда дубовую чурку. Рядом с импровизированным эшафотом кто-то заботливо прислонил огромный топор. На орудии запеклись следы крови. Палач поднял топор и с диким хохотом резко опустил его на шею бродяги. Раздался характерный хруст сломанного позвоночника. Голова отвалилась и покатилась к вешалке с реквизитными платьями. Из шеи убитого хлестала прямо на его грязное и без того тряпье густая красная кровь. Ее запах донесся до стоявших за стенным выступом ученых. Наступила страшная тишина. Затем обезглавленное тело поднялось с колен и довольно ловко для только что казненного юркнуло под вешалку. Вылезло и приставило голову, приладив ее получше.
Прозвучал звук далекого горна. Троица скинула театральное облачение и пошла туда, откуда и появилась.
— Да, разве что овации не сорвали. Но очень впечатляет. На какой-то момент мне даже стало жутко, — Марвин с товарищами вышли из-за стены.
— А теперь, коллеги, нужно осмотреть здесь все. Необходимо понять, куда и откуда они вышли, — не успел он это произнести, как опять послышались шаги. Ученые привычно спрятались за стеной. Прибор показал бесцветную сущность. Это был неорганик. Он убрал костюмы обратно в сундук, вытер кровь, задвинул топор и чурку в угол. Затем быстро скрылся из вида.
Исследователи вышли и стали осматриваться. Наконец Рестана негромко всех позвала.
— Друзья, идите сюда, вот откуда наша странная актерская труппа пожаловала, — попыталась она неловко пошутить.
В самом конце подвала находился длинный обитый бархатом коридор, который был такой длины, что вряд ли поместился бы весь под зданием театрального комплекса. Это был переход в инферно. Прямо на границе с коридором и помещением, в котором в данный момент находились четверо исследователей, лежала то ли утерянная, а может быть, намеренно оставленная здесь одна из 78 карт колоды «Архетипы Ада».
Марвин поднял ее и перевернул, на карте был изображен адский Всадник. Ученые не знали, что это значит. Но предчувствие подсказывало им, что ничего хорошего.
— Нужно выходить отсюда быстро, — с тревогой сказал Эдвирг.
— Да, пойдем обратным путем, как и пришли сюда. Возможно, нужно будет впоследствии вернуться, а пока собрать больше материала об этих сущностях, — ответил Марвин.
Мы поднялись наверх, мир там казался совсем другим. Все было залито солнечным светом. Спектакль давно закончился.
— Опять пробыли долго в другой реальности, хотя всегда кажется, что всего несколько десятков минут. Да и подвальный коридор в подтверждение нашему очередному переходу, — сказала Рестана.

                                                                                                                                                                                                                          Лори, из отчетов исследовательской группы.
                                                                                                                                                                                                     Место изучения — крупный город, культурные объекты.

                                                                                           Конец ознакомительного фрагмента

Полную версию книгу можно приобрести и скачать здесь https://www.litres.ru/dimitriy-sergeevich-evstafia...







Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 22.11.2020 Елена Star пом. автора Димитрия Евстафиадиса
Свидетельство о публикации: izba-2020-2951452

Метки: Фантастика, мистика, эзотерика, паранормальные явления, ужасы,
Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1