Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Приближается «завтра» - назначенный срок. Венок 8


«255» (венок 8)
Приближается «завтра» - назначенный срок.
И в парилке под сто атмосфера уже.
Будет мясо «аля барбекю» и я кок.
Вот забылся совсем, да кручусь в неглиже.
По прогнозу погоды - везде хорошо.
Ну, а лучше всего - всегда там, где нас нет.
И купаться приятней всегда нагишом,
но зависит конечно, какой контингент.
Подъезжает авто, привезло мне гостей.
Ба, вечернее платье и ноги в чулках.
Не могу наглядеться улыбкой твоей,
провожая ко входу, хотел на руках...
Фрукты, вина, десерт, канделябры горят.
Разожжёный камин и твой сказочный взгляд.

«256»
Разожжёный камин и твой сказочный взгляд.
А в нём бесики скачат, ввергая в гипноз.
Купидоны из луков нещадно палят,
я утыкан, как ёжик, что стебли у роз.
Что-то тронула там и с шуршаньем на пол,
обнажая все формы ложится наряд.
Сразу бросило в жар и теперь я «камзол»,
торопясь расстегнул, на тебя вперив взгляд.
От безумства ажура «аля Фаберже»,
ощутил на себе, что такое «столбняк».
И сказать бы, налито до верха уже,
но бутылка в руке исполняет гопак...
Предложение выпить с тобой «Брудершафт».
Потемнело в глазах и в альков на анклав.

«257»
Потемнело в глазах и в альков на анклав.
Разложив, что Иисуса на скорбном кресте.
Амазонкой так гордо меня оседлав,
Шерон Стоун - сюжет с «ледорубом» в руке.
И несётся галопом «инстинкт основной»
и смущаясь Амуры прикрыли глаза.
Вот где разница эта, когда «холостой»,
ощущаешь всю прелесть, дымят тормоза.
А чтоб так виртуозно на флейте играть,
от «своей» не получишь аншлаг никогда.
Стыдно им «своего», лишь чужих чаровать.
Вот и ходят и будут «налево» всегда.
Да простят меня дамы из честных матрон.
Только я вот таких не встречал, уж пардон.

«258»
Только я вот таких не встречал, уж пардон.
Настоящая нимфа, гетера, любовь.
Как прекрасен десерт и холодный крюшон.
Спелых вишень соски будоражат и вновь,
захотелось прижавшись, заполнить собой
тот сосуд мирозданья и вкус твоих губ,
вперемешку с невнятной и страстной мольбой,
попросила сама, чтоб был чуточку груб.
Подожжёный фитиль уж почти догорел,
ощущается грань, вот сработал запал...
Взрыв оргазмом спаял макраме наших тел...
Командор, аж вспотел, но зато как попал!
Канонада продлилась почти до утра
и опять извинилась: «Ну, всё, мне пора...»

«259»
И опять извинилась: «Ну, всё, мне пора...»
Подарив на прощанье любви поцелуй.
«Не звони. Будет можно - тогда я сама...
Только ты тут смотри, без меня не балуй»
И откуда берётся в душе эгоизм,
если мне хорошо - значит стало моё.
Как достал этот выдуманый феминизм,
мужика с ней не будет, ведь не проживёт.
Исключеньем из правил «семейство» вдовы,
а наследство играет их главную роль.
Если должность на фирме - то не за умы,
или папчик на ней не случится «король»...
И уносит такси в пасть зверюги утра,
кое-где на районе проснулись дома.

«260»
Кое-где на районе проснулись дома.
Петухами орут серенаду заре.
Да, пожалуй, ложиться «вампиру» пора
и соседский «Полкан» забрехал во дворе...
Ну, на счёт «не балуй», ты-то мне не указ,
ведь сама ещё тоже не стала вдовой.
Суток двое пройдёт, вот тогда в самый раз.
У меня все права, это я - «холостой».
А пока-то конечно, убитая страсть
и не хочется вовсе, дай только покой.
Но ты знаешь сама, чтоб не вышла напасть,
я два дня потерплю... позвоним ведь другой.
Телефонная книжка полна номеров.
Как возникнет желанье, к приёму готов.

«261»
Как возникнет желанье, к приёму готов.
Поиграем в бильярд, загоняя шары.
От позиций ударов кипенье мозгов.
Наслаждаешься видом, когда со спины
оголённые бёдра повыше чулок,
под коротеньким платьем Коко де Шанель,
вызывает реакцию, движется ток
и взрываясь, желания косит шрапнель.
Даст направленный свет фонаря абажур...
И взглянув сквозь столетья под новым углом,
фаворитка француза - мадам Помпадур,
тут в обтянутом мини стоит за столом.
О, Париж, Мулен-Руж и Мон-Мартр, Сен-Жермен.
Башня Эйфеля, Сена и вкусный жульен.

«262»
Башня Эйфеля, Сена и вкусный жульен
Может быть, будет случай такой, предстоит....
Был когда-то фантастом писатель Жюль Верн,
а теперь-то вполне всё реально на вид.
Ой простите, куда-то меня понесло,
возвернёмся пожалуй обратно домой.
Замечтался и кий свой держу как весло.
А мне в лузу загнали один...и второй.
Нет, ну право, какая быть может игра
и мелькает в глазах декольте и бельё.
Вот опять, так прогнулась - открылась нога.
Проигрался конечно, но сделал своё.
Оголённое тело в шарах на столе.
Пахнут губы вином и пирожным суфле.

«263»
Пахнут губы вином и пирожным суфле.
Пальцы рук перебором, а струны души
(когда трусики вниз, с каблучка на туфле)
заиграли нам блюз и сама ты решив,
что довольно прелюдий, сказала: «...Хочу»
и дрожала от страсти осины листом...
Наслаждаясь полётом кричала: «...лечу...»
и: «О, Боже, так можешь...и как же потом...
Ты как Сталкер, проводишь в другие миры,
но нельзя там остаться, а как же тут жить.
Райских яблок с Эдема принёс мне дары.
Получилось так сладко, тебя не забыть...»
Только время, ворюга, нам счастье прервав.
Возвращает на землю, разрушив анклав.

«264»
Возвращает на землю, разрушив анклав.
Повторяется снова: «...Мне ехать пора...»
Как обычно такси на отъезд заказав,
кофе, душ и опять одному до звонка.
Просто каждый живёт, как угодно ему,
а семейный свой срок я с лихвой «отмотал».
И чего мне греха тут таить - не хочу,
чтоб обратно, как кур, да в ощип к ним попал.
Хуже нету мытарства, где сдохла любовь.
Мельтешит пред тобой опостылев оно.
С постоянством лишь портят вам нервы и кровь.
С настроением этим не жизнь, а ...овно.
Кто побыл в этой шкуре, конечно поймёт.
За любовь и свободу пусть сердце поёт.

«265»
За любовь и свободу пусть сердце поёт.
Успокойся навеки седой менестрель.
И такой же как ты, одинокий койот
затянул свою песню, а ветра свирель
подыграет ему в серенадах Луне,
На высоком кургане, где в южной степи,
скоробеем бежит кати-поле к заре,
а на склонах морскою волной ковыли.
Прослезится лишь осень дождями из туч.
Обелиском скала прорастёт из земли.
Покрывало у снега прожжёт солнца луч,
а природа сама возжелает любви.
И цветущим, красивым, опять молодым,
Ты вернёшся сюда, но цветком полевым.

«266»
Ты вернёшся сюда, но цветком полевым,
а влюблённый романтик подарит букет,
той, кто в ложе степном на цветах будет с ним,
чтоб исполнился древней Сансары завет.
Зародится под сердцем вдруг новая жизнь
и с цветочной пыльцой попадёт к ней душа.
И какой бы там ни был расклад у харизм,
менестреля талант у судьбы малыша.
Скептик скажет: «Ну ты и придумал, пиит...»
Только даже асфальт пробивает росток.
И во всей красоте запоёт, заблестит,
из той сказки Божова - прекрасный цветок...
Так в Тибете уже вот четырнадцать раз
Далай Лама живёт и приходит до нас.

«267»*
Далай Лама живёт и приходит до нас,
после смерти вселившись опять в малыша.
Указав в писменах где искать и компАс.
Значит всё же выходит бессмертна душа...
Ну, не будем о грустном, пока что в живых
и не чужды желаниям плотских утех.
Вот дожив до волос, лишь частично седых,
а совсем не понятно, какой тут успех?
Достиженья какие за двадцать-то лет?
Вот на кладбищах явно заметен прогресс.
От кого, для чего, тот суверенитет?
И устроить пора тут Нюрнбергский процесс.
Возродились по новой: холопы и пан.
Кто создал здесь себе Шапито-Балаган?

«268»*
Кто создал здесь себе Шапито-Балаган?
Папа денег украл, а сынок- бизнесмен.
Позабыты Гулаг, Колыма, Магадан.
И тюрьма ведь на юге, у моря совсем.
Что тебе замок Иф или форт Буаярд.
Телевизор, мобила - сиди, отдыхай.
То злодюга Христос был публично распят.
Тут «права человека», не «зона», а Рай.
Лишь с харчами напряг, объедает конвой.
А за деньги - пожалуйте VIP номера.
Президента меняем: амнистии свой
человек- собирайтесь, на выход пора.
И не будет порядка, где нет: смерь за смерть.
Так и будет крутить колесо круговерть.

«269»*
Так и будет крутить колесо круговерть.
У природы - водой, время года - сезон.
Ну, а смертный-простой: дом - работа, успеть
дотянуть кое-как до пенсийных времён.
В попыхах: всё заботы, проблемы, дела.
Свадьба, дети и вот уж по новой, опять:
садик, школа, потом институт, эх мала,
лишь зарплата, не цены и как выживать?
То не в небе, у нас тут страна «Гончих псов».
Механический «заяц» запущен давно.
И погоня за ним, как судьбы колесо,
а с трибуны правительство смотрит кино.
«Ну-ка делайте ставки» - смеётся игрок!
Приближается «завтра» - назначеный срок.
***





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 239
© 21.02.2011 Игорь Ковальчук
Свидетельство о публикации: izba-2011-295127

Рубрика произведения: Поэзия -> Твердые формы
















1