Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Камбоджа, Меконг и...дельфины!


Камбоджа, Меконг и...дельфины!
Друзья!

Это существо-умнейшее из всех морских обитателей! И друг и помощник человека! Но дельфинов делят на два семейства: настоящих дельфинов, которые живут в море (например, афалины, касатки), и речных (гангский, китайский речной (R.I.P.), амазонский). Так вот наш герой, хоть и относится к первым, — единственный из своей китообразной родни, кто может жить и в пресной, и в солёной воде одновременно!
"Обителью нашего друга стали воды Юго-Восточной Азии. По настроению животина может плескаться как на просторах Индийского океана, так и в реках Махакам, Меконг и Иравади. Вообще, выглядит животина странно. Колбаса длиной в 2,5 метра и весом под 100 кило не отличается изящными формами морских собратьев. К тому же, иравадийский дельфин, похоже, стал героем не только нашей статьи, но и повести Гоголя «Нос». Куда и почему у дельфина пропал клюв — непонятно до сих пор.
В отличие от своих морских родичей, наш герой может люто отжигать на рок концертах. За всё спасибо гибкой шее. Эту фишку он подсмотрел у речных собратьев. Морским видам вертеть головой по сторонам ни к чему: солёная водичка чистая, всё хорошо видно и так. А вот иравадийскому дельфину с его маленькими глазками и слабым зрением такая особенность упрощает жизнь как в чистом море, так и в мутных реках. Неистово вертя башкой по сторонам, дельфин использует эхолокацию, просматривая окрестности в мутных водах.
Иравадийский дельфин разделён учёными на два подвида — морской и пресноводный.
Живут дельфины небольшими группами в 3-10 особей. В былые времена стаи помогали человекам загонять рыбу в сети. По доброй ли воле или из меркантильного интереса ради — неизвестно, но жители индонезийских деревень рыбачьи способности наших героев ценили. Дельфинов регулярно подкармливали, чтобы стаи не уходили далеко. Доходило до того, что почти у каждого рыболова было собственное стадо дельфинов-загонщиков. Иравадийского дельфина даже священным окрестили, о как!
Увы, контактность и любопытство китопарнокопытных и сгубили. В погоне за рыбёшкой дельфины частенько угождают в рыболовные сети, выбраться из которых они уже не могут. Как правило, погибают молодые неопытные особи. Старички действуют осторожнее, но сил на то, чтобы неистово размножаться и восстанавливать численность своего вымирающего вида, у них уже не хватает. С размножением этих животных туго — если повезёт, самки приносят потомство раз в два года.
К сожалению, численность вида снижается не только из-за рыболовных сетей, но из-за свинского отношения людей к месту обитания дельфинов. Мусор, пестициды и прочие химикаты пока ещё ни на одном живом многоклеточном существе положительно не сказались. По популяции дельфинов всё вышеперечисленное ударило так сильно, что в дикой природе их осталось меньше 100 особей. Увы, от человеческих грехов не спасёт даже священный статус". https://fishki.net/
...Други!
Всего сто из многих тысяч редких морских млекопитающих,живших ранее на Земле! Что же, это...окончательная гибель речного подвида?
Надеюсь, что нет! Вот камбоджийцы спохватились,спасают дельфинов в реке Меконг! (см. файл ниже).Сотрудники министерства охраны природы страны подготовили документы на включение в Список всемирного наследия ЮНЕСКО четырёх природных объектов, в том числе заповедника дельфинов Прек-Кампи!
Поможет ли новый Закон вымирающим братьям нашим? Должен!
Ведь уже есть небольшое увеличение численности иравадийских дельфинов в Меконге!
Важно закрепить достигнутый успех!..
Вл.Назаров
*************
1.Иравадийский дельфин как храм природы.
Министр охраны природы Камбоджи Сай Самаль предлагает внести четыре природных местности в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Эти четыре области являются местами проживания иравадийского дельфина (Orcaella brevirostris) - одного из самых редких видов морских млекопитающих на Земле.
92 иравадийских дельфина живут сейчас в королевстве Камбоджа, в основном в реке Меконг. Их сохранность, и даже некоторое увеличение численности в последние годы – большое достижение государства.
По словам спикера министерства охраны природы, в Камбодже уже есть объекты, признанные ЮНЕСКО всемирным культурным наследием, это древние храмы Ангкор-Ват, Преа Вихеар и храмовая группа Самбор Прей Кук.
Сотрудники министерства подготовили документы на включение в Список всемирного наследия ЮНЕСКО четырёх природных объектов: заповедника дельфинов Прек-Кампи, заповедника дикой природы Прек-Прасоб, объекта природного наследия Пном-Тбенг и сообщества природного туризма Тмат-Бой.
Огромное спасибо всем камбоджийцам, защищающим дельфинов, и всем, кто принял участие в подготовке документов! Надеюсь на успех этой заявки.
У меня возникло лишь одно дополнение – комментарий к выступлению спикера министерства, господина Нет Феактра.
Сопоставление древних храмовых комплексов с ключевыми местами обитания редчайшего дельфина более чем правомочно!
Больше того, иравадийский дельфин, как и любой другой вид животных, представляет собой гораздо большую ценность, чем любой храмовый комплекс любой цивилизации на Земле.
Каждый биолог это понимает, и это понимание должно прийти ко всем людям, во всех слоях человеческого общества.
Потому что прекраснейшие в мире соборы и храмовые комплексы - это довольно простые вещи, которые можно создать или воссоздать. Они имеют историческое и культурное значение только для одного вида живых существ на Земле. В отличие от них дельфин – неизмеримо более сложное, прекрасное и неповторимое творение природы, имеющее значение для сотен или тысяч видов живых существ.
Мы, люди, можем строить дворцы, храмовые комплексы, суперкомпьютеры, корабли, большие города, авиационные заводы, космодромы с космическими ракетами, мы можем опоясать всю землю интернет-сетями и дорогами, но мы не способны создать и вдохнуть жизнь даже в одну маленькую инфузорию. Потому что она устроена сложнее и совершеннее, чем любое из наших сооружений или изобретений. Она встроена в природу, не разрушает, а дополняет её, самостоятельна и способна к воспроизводству. Всё это - недостижимые высоты для человеческой техники.
Как Мелькор из произведений Р. Р. Толкиена, мы способны только расходовать ресурсы, портить, эксплуатировать или убивать живые существа, но несмотря на все достижения науки, так и не овладели тайнами жизни. Вся мировая наука уже почти год бьётся над загадками одного вируса COVID-19, простого доклеточного существа, и не может их разгадать. Что же говорить про такое высокоразвитое многоклеточное существо как дельфин!
Вот дельфин –действительно сложное, действительно совершенное и абсолютно неповторимое творение природы, являющееся одновременно элементом огромного, поистине бесконечно сложного, бесконечно прекрасного храма биосферы Земли.
Конечно же, это касается не только иравадийского дельфина, но и всех видов животных и растений. Любой из видов живых существ, населяющих нашу планету имеет большее значение и для неё, и для человечества, чем любое из творений человеческих рук.
Это трудно осознать. С болезненной человеческой гордыней трудно бороться, но ради общего блага биологам и экологам надо говорить об этом прямо.
Почему мы так редко это делаем? Может быть потому, что все мы в той или иной степени до сих пор остаемся в плену религиозных догм, ставящих религию человека, Бога или богов в центр мироздания? Или потому, что нам кажется бесполезным бороться со всеобщей техно-манией, овладевшей человечеством? (Действительно, как донести правду до детей, молодёжи, молодых бюрократов, когда все киностудии мира и почти все СМИ исступлённо превозносят технику и технические достижения человечества, возводя в абсолют идею спасения мира человеком с помощью оружия или технических средств, в то время как в действительности именно это стремительно убивает жизнь на единственной обитаемой планете?)
Тем не менее, говорить надо. Пример глобального фиаско человечества с вирусом СОVID-19 будет вам в помощь.
Живые существа, населяющие Землю – вот самые прекрасные, самые невероятно сложные и самые важные для планеты храмы. Они кажутся маленькими и хрупкими, их легко уничтожить. Но они создавали и украшали Землю миллионы лет, и будет нехорошо, если они исчезнут по нашей вине.
https://www.phnompenhpost.com/.../ministry-wants-d...
************************
2.Иравадийский дельфин - священное и исчезающее животное

Специалисты Всемирного фонда дикой природы (WWF) обеспокоены стремительным сокращением популяции иравадийских дельфинов, обитающих в реке Меконг. По последним подсчетам ученых, который проводился с помощью технологии фотосъемки, численность этих уникальных млекопитающих сократилась до критических отметок: сегодня в дикой природе обитает не более 85 особей этого вида дельфинов, отмечает WWF.
Эти морские млекопитающие являются священными животными в Лаосе и Камбодже. Однако, несмотря на почтительное отношение и защиту иравадийских дельфинов в этих азиатских странах, их численность стремительно сокращается. Специалисты объясняют это тем, что старые особи умирают, а молодые не доживают до зрелого возраста. Таким образом, продолжать род просто некому…
Иравадийский дельфин (лат. Orcaella brevirostris) — водное млекопитающее из рода Orcaella семейства дельфиновых. Имея гибкую шею, иравадийские дельфины уникальны тем, что они в отличие от других видов семейства дельфиновых лишены клюва. Спинной плавник у Orcaella brevirostris также отличается от плавников иных видов дельфинов: он маленького размера и расположен ближе к хвосту. Окрас этого вида дельфина синевато-серый, более светлый в нижней части тела. Длина взрослой особи иравадийского дельфина может достигать около 2,5 метров, а масса — 150 кг. Новорожденный детеныш иравадийского дельфина весит 12 кг и имеет длину не более 1 метра. Проживают иравадийские дельфины в небольших стаях: от 2 до 10 особей. Встречается дельфин вида Orcaella brevirostris в прибрежных морских водах Юго-Восточной Азии, а также в пресных водах таких рек как Меконг (Лаос и Камбоджа), Махакам (Индонезия) и Иравади (Бирма).
Иравадийский дельфин весьма дружелюбен к человеку. Особи этого дельфина часто сопровождают рыбацкие лодки, помогая загонять стаи рыб в сети местных рыбаков. Однако именно такие рыболовные сети часто губят дельфинов: млекопитающие запутываются в них и погибают.
Специалисты из WWF отмечают, что сокращение численности Orcaella brevirostris нанесет серьезный ущерб людям, живущим вблизи ареалов обитания иравадийского дельфина. Ежегодно большое число туристов приезжает полюбоваться этими священными морскими млекопитающими. А в случае сокращения их численности поток эко-туристов заметно сократится, поставив под угрозу доходы многих местных жителей, ориентированных на работу в экотуризме.
Биологи надеются, что правительства Лаоса и Камбоджи предпримут действенные меры, чтобы остановить сокращение численности этих уникальных обитателей реки Меконг. Создание охраняемых природных зон, а также запрет на использование в них рыболовецких сетей помогут восстановить популяцию иравадийских дельфинов, считают специалисты из WWF.
А вот уже в 2012 году к огромной радости защитников природы в дельте реки Меконг на территории Вьетнама биологи обнаружили 20 особей иравадийских дельфинов. Никто точно не знает, сколько сейчас осталось этих редких водных млекопитающих. По данным Всемирного фонда дикой природы по состоянию на август 2011 года, их было там не более 87 особей.
В отличие от многих других представителей семейства дельфиновых, иравадийский дельфин (Orcaella brevirostris) находится под угрозой полного вымирания. Обнаружить в одном месте сразу 20 животных — это несравненная удача, когда этих существ во всем мире насчитывается лишь всего пара сотен.
Популяцию иравадийских дельфинов обнаружили во время экспедиции в заповедной зоне Кьензянг (Kiên Giang), расположенной на юге Вьетнама, сотрудники Вьетнамского института тропической биологии. «Количество этих дельфинов оказалось большим, чем встречалось ранее в заливе Малампайя на Филиппинах или в каком-либо другом месте в Меконге», — сообщается на интернет-портале PC-Games, со ссылкой на одного из участников экспедиции.
Вообще, иравадийский дельфин — существо весьма интересное. Долгое время считалось, что это единственный представитель семейства, который абсолютно лишен даже хоть какого-то подобия «клюва» (напомню, что клювом у дельфинов называют выступ на морде, образованный удлиненными челюстями). Кроме того, эти дельфины — одни из немногих китообразных, у которых шея может двигаться в разные стороны (у большинства представителей этой группы она полностью неподвижна).
Несмотря на то, что, судя по всему, контакты иравадийских дельфинов с людьми начались еще тогда, когда последние только-только начали заселять Юго-Восточную Азию, до сих пор о них известно очень мало. Во всех базах данных зоологов они фигурируют как «вид, данных о котором недостаточно». Известно, что эти дружелюбные и контактные животные обитают группами по трое-шестеро животных.
Интересно, что взрослые особи могут переходить из одной группы в другую (для большинства дельфинов это не типично, к чужакам в группах относятся настороженно). Во время исследования территории дельфины поднимают голову из воды и вращаются, чтобы увидеть все, что их окружает. Плавают они довольно медленно, а при дыхании никогда не высовывают голову полностью. Именно поэтому их не так-то просто увидеть в дикой природе.
Известно, что иравадийские дельфины могут жить как в морской, так и в пресной воде. Однако некоторые популяции почти никогда не выходят далеко в море, и обитатели Меконга относятся именно к подобной «речной» форме. В то же время иравадийские дельфины, живущие около берегов Индонезии, почти никогда не заходят в реки. На основании этих данных биологи разделяют вид на два подвида — морской и пресноводный.
Рыбаки Юго-Восточной Азии очень любят иравадийского дельфина за то, что он помогает им загонять рыбу в сети. Причем замечено, что эти животные достаточно быстро запоминают места, где люди их ставят, и начинают сознательно гнать косяк рыб прямо в ловушку, зная наверняка, что сеть поможет его остановить. В позапрошлом веке чуть ли не каждая рыбацкая деревня на Индонезийском архипелаге имела свою «местную» стаю дельфинов, которые всегда подгоняли рыбу прямо к их сетям. Забавно, что иногда жители разных деревень даже подавали в суд на своих соседей, если тем удавалось переманить стаю на свой участок лова (хотя, если по справедливости, судиться надо было с дельфинами).
Однако именно сетевое рыболовство и погубило в конце концов этот многочисленный вид. Дело в том, что в загонах рыбы в сеть принимала участие вся стая, в том числе, детеныши и подростки. Они, в отличие от взрослых, не всегда могли вовремя остановиться, поэтому часто запутывались в сетях и гибли. По данным на середину ХХ века, детская смертность во многих популяциях иравадийского дельфина достигала 60 процентов (что, видимо, и привело к катастрофическому снижению численности). А переход жителей этого региона на траловый лов обернулся для дельфинов катастрофой — показатель детской смертности в некоторых местах возрос до 80 процентов!
Возможно, также сыграло свою роковую роль и загрязнение морской и речной воды стоками с полей, содержащими токсичные для многих животных удобрения, которые усилились именно к концу прошлого века. Так, например, в пробах тканей некоторых погибших животных обнаружены высокие концентрации ртути, которая происходит, вероятно, из золотых мин, находящихся выше по течению реки. Что касается браконьерства, то оно, видимо, никак не повлияло на снижение численности этого вида, поскольку в большинстве стран региона иравадийский дельфин считается священным животным и местные жители его не трогают. (А неосторожные туристы, вздумавшие на них поохотиться, сильно рискуют — их за это и утопить могут.)
Итак, поскольку основную проблему для иравадийских дельфинов с давних пор создают рыболовство и загрязнение воды, то по инициативе Международного союза охраны природы (IUCN) они были занесены в Красную книгу как вид, находящийся под угрозой полного уничтожения. Согласно последнему докладу Всемирного фонда дикой природы, в Меконге водится не более 85 особей иравадийских дельфинов. Всего же их насчитывается около 200 особей, хотя еще в начале века было свыше пятисот. Правда, возможно, численность иравадийского дельфина к 2005 году упала еще и по вине… зоологов!
Не так давно австралийские ученые поняли, что обитающее у берегов Зеленого континента животное, прежде считавшееся иравадийским дельфином, им не является. В 2005 году после проведения разнообразных исследований, в том числе и молекулярных, было установлено, что животные, составляющие австралийские популяции, на самом деле, принадлежат к другому виду, который был назван австралийским курносым дельфином (Orcaella heinsohni). При этом внешние различия между двумя этими видами минимальны — Orcaella heinsohni отличается от иравадийского лишь тем, что его окраска тела включает не два, а три цвета.
Тем не менее, в результате данного открытия популяция иравадийского дельфина сразу же уменьшилась примерно на 230 особей (точного числа австралийских курносых дельфинов тоже никто не знает). Теперь принадлежащими к данному виду считаются лишь те популяции, что обитают к северу от Индонезии. До нынешнего открытия считалось, что около Индонезии в общей сложности обитает примерно 100 животных, в устье реки Иравади в Бирме — около 20, а в Меконге — где-то 85-87. Теперь же меконгская популяция «увеличилась» на 20 особей. Однако это все равно не внушает биологам особого оптимизма.
«Число дельфинов продолжает и дальше сокращаться, лишь немногие детеныши достигают способного к размножению возраста», — предостерегает референт Всемирного фонда дикой природы по региону Меконга Штефан Циглер (Stefan Ziegler). Всемирный фонд дикой природы обратился к правительству Камбоджи, чтобы оно определило правовые рамки по защите находящихся под угрозой видов. «В природоохранных зонах должен быть запрещен траловый лов», — считает биолог.
По данным Всемирного фонда дикой природы в Лаосе, несмотря на действующее в этой стране законодательство по охране животных, количество иравадийских дельфинов также сокращается и в настоящее время здесь насчитывается не больше восьми особей. Наибольшая по численности популяция этих водных млекопитающих замечена на границе между Камбоджей и Лаосом. Теперь же с уверенностью можно сказать, что эти дельфины живут и во Вьетнаме (хотя до сего момента считалось, что там эти животные исчезли еще во второй половине ХХ века).
Будем надеяться, что правительства стран, по территории которых протекает Меконг, примут все меры для того, чтобы защитить этого дружелюбного и полезного для рыболовов дельфина от вымирания. Ведь в противном случае пострадают не только экосистемы, в которых обитает это китообразное, но и рыбаки. Некому больше будет загонять им рыбу прямо в сети…
http://ecoportal.su/news.php?id=56056
************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
22 ноября 2020 года.
Комментарии






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 22.11.2020 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2020-2950763

Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1