Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мастер. На стыке Времён.


Мастер. На стыке Времён.
Глава 26. Сон, пробуждение, снова сон.

Борис был весьма доволен собой. Ещё бы, ведь он смог, наконец-то, обрести уверенность в собственных силах и совсем перестать мерить происходящее земными меркам. Оно и понятно. Только на Земле существуют длина, высота, ширина и вес. А здесь, в иномирье, правят совсем иные стандарты, чтобы понять которые, надо прожить не одну жизнь. Но делать это Борису, ну совсем не хотелось. Ведь как говорил отец Киприан, его добрый духовник:
-Приняв происходящее с тобой за аксиому Бытия, ты сможешь пережить любую, даже самую невероятную, случайность.
Да, поначалу он очень даже сильно боялся отстать от ворчливого Азазелло и потеряться средь миров. Но сейчас ему и море было по колено. Ведь человеку свойственно приспосабливаться к любому изменению жизненных обстоятельств. И тут вновь в голову приходили слова преподобного Киприана:
- Всегда держи нос по ветру и не ставь себя выше других, ибо никогда точно не знаешь, что, тот или иной встречный, может тебе дать.
Хотя, положа руку на сердце, ему не очень бы хотелось вновь оказаться в сюрреалистическом мире незабвенного Сальвадора Дали.
Азазелло шёл неспешным шагом и размышлял о смысле жизни, чего, опять же, с ним до этого никогда не бывало. Да оно и понятно, зачем лишние мысли, если они могут помешать выполнить задание Мессира. А теперь он даже и не хотел снова становится самим собой. Ведь люди, несмотря на все перипетии Судьбы, в большинстве случаев, находят верный выход. А значит, и он это сможет.
Дорога из жёлтого кирпича сделала два поворота и вдруг перед путешественниками разверзлась земля. Да так внезапно, что даже Азазелло не смог сразу всё осмыслить. Что же касается Бориса, то он сразу же мысленно сжался в комочек и стал повторять про себя одну и ту же фразу, как-то услышанную от Бронислава:
«Во имя Отца, Сына и Святого Духа, моё тело превращается в невидимую преграду от всего не предвиденного, от утра до дня, от дня до вечера, от вечера до ночи, от ночи до утра»
По словам ведьмака, это Заклинание спасало от любого внешнего воздействия, будь то реальный лазутчик или выходец из иных миров. Повторив фразу в третий раз(ибо Бог любит Троицу), Страждущий почувствовал себя улиткой и полностью расслабился.
Чего нельзя было сказать об Азазелло. Демон никак не ожидал такого поворота событий и изо всех сил пытается вернуть происходящее в нужное ему русло. Но это у него, ну никак, не получалось, добавляя к растерянности злобу на самого себя.
Падение продолжалось и продолжалось. Будь на их месте Алиса, то она обязательно бы произнесла:
-Всё странноватее и странноватее. Если так продолжится дальше, то я, обязательно, пролечу Землю насквозь и попаду к антиподам. А они, если мне не изменяет память, ходят на руках.
Однако героини Льюиса Кэрролла поблизости не было. И, кто знает, хорошо это или плохо. Ведь будь Алиса рядом, то она могла бы многое объяснить. Ибо происходящее уж очень напоминало то, что когда-то пережила она сама.
Последнее, что помнил Борис, перед тем, как улететь на крыльях сна, был очень недовольный окрик Азазелло:
-Знал бы, что буду падать, соломки бы себе подстелил.
Трижды осенив себя крёстным знамением, Корнелиус бросился к другу и попытался привести его в чувства, но всё было тщетно. Альфонсо уже давно отошёл в мир иной. Однако его лицо ничуть не побледнело, а даже наоборот, порозовело и если бы не полное отсутствие дыхания, то можно было бы подумать, что он просто крепко спит. Все говорило о присутствии чьего-то злого умысла. И чтобы отбросить все оставшиеся сомнения, Корнелиус приподнял волосы Альфонсо, спадающие непослушными прядями на лицо, и чуть было не вскрикнул-прямо посередине лба красовался Знак Змея, поглощающего самоё себя. Это был явный признак колдовства, а если точнее, то наведения Морока или заморочивание. Только самые сильные ведьмы могли это сделать. Но Корнелиус прекрасно помнил слова аббата де Ла Мара.
-Мой мальчик, -говорил он, глядя на меркнущие звёзды,- на белом свете есть много такого, что никак не может принять наш воспалённый разум. Кто-то называет это проявлением злобного характера сильно обиженной женщины. И я бы не стал с этим спорить, если бы так хорошо не знал женский пол. Кому-то приходит в голову мысль о потустороннем вмешательстве. Что тоже возможно, хотя и не столь вероятно, ибо миров великое множество и все они равноудалёны от нашей цветущей Земли. Но большинство считает, что во всём виновато колдовство. И я бы с этим согласился, если бы увидел хотя бы одну истинную ведьму. Старики говорили, что на всём белом свете остались лишь три могущественные «сестры», да и то они настолько старый, что вряд ли на что-то уже способны.
Конечно же, святой отец, как и любой другой человек , мог ошибаться, но рыцарь всё равно ему беспрекословно верил. Как источнику мудрости веков.
Вновь трижды осенив себя крёстным знамением, Корнелиус вынул меч из ножен, вознёс его над бездыханным телом и припав на левое колено, начал нараспев читать Отходную Молитву. И с каждым произнесённым словом, Альфонсо становился больше похожим на хладный труп, ибо последние остатки морочения покидали его. Воскликнув: «Аминь! «, Корнелиус подозвал к себе Аделардо и вместе с ним перенёс тело друга под сень деревьев, в то время, как остальные занялись выкапыванием могилы.
Когда всё было сделано, несчастного Альфонсо завернули в его походный плащ и со всеми почестями проводили в последний путь, не забыв положить руки почившего крест накрест, дабы никакая злая Сила не смогла вновь им завладеть. Было решено принять любезное приглашение графа де Арманьяка. Но прежде надо было как-то обезопасить себя от колдовства. И тут снова на выручку пришёл мудрый аббат де Ла Мар:
-Но если ты всё-таки столкнёшься с чем-то трудно объяснимым и очень зловещим, то выполни три вещи: нарисуй животворящий крест на лбу и ладонях, насыпь в вино соли и окропи себя им с ног до головы, трижды прост «Отче Наш». Поверь, после этого даже Змей-искуситель побоится связываться с тобой.
Выполнив все эти предосторожности, отряд Корнелиуса воспрял духом и поспешил к замку.

-Мастер! Мастер! На сон нет времени! Просыпайся!-громогласно прокричал Азазелло, прогнав последние остатки сна и Борис тут же вскочил на ноги, ожидая увидеть ту огромную пропасть, куда они так стремительно неслись со скоростью ветра.
Однако увиденное чуть было не заставило его подпрыгнуть. И было отчего.
Как оказалось, они никуда и не падали, а наоборот, находились в состоянии свободного парения, как будто со всех сил отталкивались от некоего огромного батута, возвращались назад и снова отталкивались. И вдоволь напрыгавшись, вновь возвратились на дорогу из жёлтого кирпича.
Такая вот метаморфоза, поначалу, начисто выбила из колеи Азазелло, но когда он, наконец-то, понял, в чём дело, то ему пришлось поддерживать в равновесии не только себя, но и Бориса, который вновь, по каким-то необъяснимым причинам, впал в крепкий сон. И только когда они вновь вернулись на покинутый на время путь, он решился разбудить своего спутника.
Выслушав объяснения демона, Борис пришёл в себя и потянувшись, произнёс:
-Вот бы сейчас курочки копчёной да чайку с лимоном и какой-нибудь вкусной плюшкой.
Не прошло и мгновения, как из-под земли вырос дубовый стол, полностью заставленный всякими гастрономическими вкусностями. Следом появились такие же дубовые ножи, ложки и вилки. И только после этого дубовые стулья с резными спинками. Увидев такое разнообразие, Борис сглотнул слюну и внимательно посмотрел на Азазелло. Ему, как-то, не особо хотелось попасть впросак. Ведь, вполне возможно, что всё это было проявлением злобной Силы Гингемы и Бастинды. Однако Азазелло и бровью не повёл, первым заняв место прямо посередине стола. Увидев это, Борис поспешил сесть рядом, но сколько бы не пытался, все было тщетно. Стулья никак не хотели пускать его на себя. Видя мучения спутника, демон лишь «мило» улыбался. Вконец устав, Борис без сил опустился на траву и в ту же минуту раздался звон колокольчиков.
-Молодой человек, -раздалось из ниоткуда,-прежде чем сесть за стол, надо спросить разрешения у хозяев.
Борис вздрогнул и обернулся по сторонам. Никого рядом не было.
Снова раздался звон колокольчиков и тот же голос продолжил:
-Вы настолько невнимательный, любезный мой Мастер, что я просто диву даюсь, как Витвор смог остановить на Вас свой выбор.
Услышав это, Борис покраснел до краёв волос и извинился за свою неучтивость перед невидимой хозяйкой.
-Хорошо, на этот раз я Вас, молодой человек, прощаю, -вновь сказал кто-то и через мгновение перед Страждущим возникла маленькая седая старушка в остроконечной шляпе и белой мантии, украшенной блестящими звёздами.
И он сразу же признал в ней добрую фею Виллину, правительницу Жёлтой страны. Старушка мило ему улыбнулась и произнесла:
-Обычно, я сама редко начинаю разговор первой, но для Вас, мой милый друг, решила сделать исключение. Добро пожаловать в Загадочный мир.
Борис горячо её за это поблагодарил и вновь попытался присоединиться к Азазелло, который к тому времени уже изрядно убавил гастрономические изыски, чем немного его расстроил. Виллина хотела ещё что-то сказать, да передумала, заняв место прямо напротив демона. Борис же снова остался ни солоно хлебавши. Прошло ещё несколько мгновений и всё вокруг наполнилось божественным ароматом фиалки. И Борису вдруг стало так хорошо, что он начисто забыл про то, что очень хотел есть. Прошло ещё несколько мгновений и прямо из воздуха возникла фея Стелла, правительница Розовой страны, обладающая редкой красотой. На ней была такая же остроконечная шляпа и длинное розовое платье. Сев во главе стола, она взмахнула волшебной палочкой и пригласила Страждущего сесть напротив неё и, как ни странно, на этот раз стул его послушался.
-Приятного аппетита,-мило улыбнувшись, сказала фея Розовой страны и приступила к пиршеству.
Столько Борис никогда до этого не ел и вряд захочет повторить этот праздник живота.
Когда с едою было покончено, фея Жёлтой страны достала из воздуха Большую Волшебную Книгу и быстро пролистав несколько страниц, прочла:
-Тот, кому суждено стать тем, кто будет управлять стихиями и творить историю, для начала должен принять себя таковым, какой он есть, безо всяких отнекиваний. И для этого ему нужно уйти внутрь своего подсознания, дабы все изменения произошли без влияния извне.
После чего закрыла книгу и та растаяла в воздухе.
Борис был готов ко всему, но только не к этому. Но показывать свой страх никому не хотел. Он мило улыбнулся и спросил:
-А что я лично должен для этого сделать?
Виллина пристально на него посмотрела и трижды щёлкнула пальцами правой руки. Борис вдруг почувствовал сильную слабость и без сил медленно сполз на, ставшую очень мягкой, траву, погрузившись в самый крепкий из всех крепких сон.
На этот раз Страждущему привиделся не доблестный рыцарь Корнелиус, а он сам, храбро перемещающийся от реального себя, до себя, находящегося в самом центре своего подсознания. И, надо сказать, был весьма удивлён и даже кое-где восхищён метаморфозами, произошедшими с ним от знакомства с Брониславом до появления в Загадочном мире.
Виллина и Стелла не спускали с Бориса глаз, о чем-то еле слышно перешёптываясь. Им было очень интерес наблюдать за ним. Ведь ему предстояло встать в один ряд с такими могущественным чародеем, как Гуррикап, создавший Загадочный мир.
Почувствовав, что Борис, вот-вот, проснётся, фея Розовой страны вновь взмахнула волшебной палочкой и перед его внутренним взором стрелою начали проносится магические формулы, познания в травах и минералах, способности к оборотничеству, управление стихиями и животным миром.
Глядя на Страждущего, Азазелло молчал и вспоминал своё далёкое прошлое. За что-то ему было очень стыдно, а где-то он вообще ничего не испытывал. И когда дошёл до настоящего, очень даже удивился себе и своему новому мироощущению, решив, что здесь не обошлось без влияния Мастера. Но тут же и забыл про это, ибо жил одновременно во всех мирах.
Посмотрев на голубое небо, феи кивнули друг другу и трижды хлопнули в ладоши. Тотчас же Борис проснулся и открыл глаза. Феи пристально на него посмотрели и остались очень даже довольны, как собой, так и их смертным учеником. Да, Борис познал самоё себя и стал самым могущественным из живущих на Земле, но, в тоже время, остался обычным человеком.
-Ну, молодой человек, как Вы себя чувствуете?-мило улыбнувшись, спросила Виллина.
-Блестяще!-не задумываясь, как прежде, ответил Борис, потому что впервые верил в то, что говорит.
-А теперь, мой друг,- взяла слово Стелла,- я бы хотела проверить, как Вы освоили мою науку.
И Борис стал превращать неживое в живое, создавать проливной дождь и рисовать радугу, разговаривать с животными и оборачиваться в них, лечить любую хворь и летать быстрее ветра. И всё это он делал с доброй улыбкой на устах.
-У меня никогда не было такого способного ученика,- сказала, прослезившись, фея Розовой страны и исчезла так же внезапно, как и появилась.
-Ну , и мне пора,- мило улыбнувшись, произнесла фея Жёлтой страны и обернувшись легкокрылой бабочкой, мигом скрылась из глаз.
Оставшись наедине с Борисом, Азазелло тихо сказал:
-Ну, а теперь, Мастер, нас вновь ожидает Мудрец.
После чего нарисовал в воздухе Знак Молнии и первым вошёл в самозакручиваюшуюся спираль. Борис с большим сожалением посмотрел на дорогу из жёлтого кирпича и отправился следом.
Ему было совсем невдомёк, что в ближайшем будущем он ещё не раз посетит Загадочный мир.

Глава 27. Неприятное событие.

На этот раз перемещение произошло практически мгновенно и путешественники оказались прямо перед большим грибом. Но ни на нём, ни под ним Гусеницы не оказалось. И сколько бы его не звал Азазелло, всё было тщетно. Как будто бы и не случилась договорённость о новой встречи. А то я что она имела место, демон прекрасно помнил. И очень даже сильно удивился отсутствию своего давнего приятеля. На Мудреца это было совсем не похоже. Он ни то, что ничего и никогда сам не забывал, но и не давал это другим. Только что-то из ряда вон выходящее могло изменить его привычки. Демон стоял и молчал. Ни одна дельная мысль не хотела посетить его воспалённый разум. Всякое случалось, но такое произошло впервые.
Видя недоумение Азазелло, Борис не стал ему докучать вопросами, а решил сам всех разведать. Он тщательно исследовал каждый сантиметр вокруг гриба, пристально вглядываясь во всё, что попадалось ему на пути. Чуть примятая кем-то трава, несколько иголок сосны, небольшая лужица непонятного происхождения с ужасным смрадным запашком . Если не брать в расчёт последней, то ничего сверхъестественного. Да и та могла появиться вполне обычным способом. Ещё раз обойдя вокруг гриба, Борис с большим трудом вскарабкался на самую шляпку, но и там ничего существенного не обнаружил. Так, небольшая вмятина и чуть надкушенный участочек. Скорее всего, кто-то большой решил полакомиться грибом и приземлился на его шляпку. Но сколько не пытался Борис, он так и не смог вспомнить, что это была за птица.
Тем временем, к Азазелло вернулось его обычное спокойствие. Он стоял, скрестив руки на груди, и с большим вниманием наблюдал за своим спутником. И когда тот спустился на землю, спросил:
-Ну, Шерлок, какие Ваши выводы?
Сравнение с великим сыщиком очень польстило Борису. Он поднял небольшую веточку, положил на плечо и стал водить по ней сучком, как будто бы играя на скрипке. После чего экранно поклонился и в мельчайших подробностях описал подмеченное им. Внимательно выслушав спутника, Азазелло в сердцах стукнул себя по лбу и закричал:
-Какой же я балбес!!! Совсем забыл про эту безумную Королеву Червей! Если что-то здесь происходит ужасное, то она к этому приложила руку! А точнее, лапу, и очень огромную! Только вот чем ей помешал Мудрец, ума не приложу!
Борис слушал и ничего не мог понять. Происходящее было далеко за чертой его восприятия. Да, он прекрасно помнил про зловредную Королеву Червей, которая требовала «рубить с плеча «. Но как она могла оставить все найденные им улики, не имея крыльев? Льюис Кэрролл на этот счёт ничего не говорил. Хотя… И тут Борис вспомнил про любимчика Королевы, ужасного Бармаглота, с которым уже не раз сражалась легендарная Алиса.
Именно это существо и могло не только сильно примять шляпку грибы, но и оставить зловонную лужицу, скорее всего капнувшую из его пасти. Поняв и приняв это, Страждущий тут же сообщил о своей догадке демону. Тот лишь кивнул в ответ, не переставая клясть себя самыми последними словами. И Борис решил дать ему успокоиться.
-Извините, -раздалось вдруг прямо у них за спиной,-мы тут случайно подслушали ваш разговор и можем показать, куда отвели Гусеницу.
-Да, да, -сказал кто-то второй,-мы можем это показать. И абсолютно бесплатно.
Услышав это, Азазелло замер на мгновение и прежде чем обернуться, воскликнул:
-Ба, неужели это мои старые добрые знакомые, Тру-ля-ля и Тра-ля-ля?
На что тут же послышался ответ:
-Думаем, если бы мы не были нами, то это было бы очень и очень странно.
-Да, да, очень и очень странно. Но мы это мы.
Борис обернулся следом за демоном и чуть было не расхохотался, увидев двух толстячков, одетых «по последнем слову вооружения»: кольчужки из ивовых прутьев, «шапки» из консервных банок, штаны из опавшей листвы, а ботиночки выдолблены из дуба. В руках они держали по щиту из виниловых пластинок и пике, сделанной из вилки со штопором на конце. Увидев улыбку на его устах, братья, поначалу, хотели объявить наглецу войну, но тут же передумали, ибо были совсем не злопамятными.
-Так что же мы стоим?- спросил братьев Азазелло-Надо немедля отправиться к Королеве Червей и потребовать освободить нашего Мудреца!
Посмотрев на демона немного обиженно, Тру-ля-ля и Тра-ля-ля взялись за руки и поспешили вперёд.
Азазелло весело подмигнул своему спутнику и пошёл следом. Было видно, что он вновь стал самим собой. И это очень даже обрадовало Страждущего. Ведь без демона ему никак не удастся попасть домой. В последний раз обернувшись на гриб, Борис вздохнул и побежал догонять эту странную процессию, успевшую уже удалиться на порядочное расстояние, как будто они не шли, а летели. Что, впрочем, его ничуть не удивило.
Братья всё время о чем-то говорили, а иногда и громко спорили. Однако это им ничуть не мешало. Тропинка, по которой они шли, то появлялась, то тут же исчезала, появляясь снова очень неожиданно. Но Тру-ля-ля и Тра-ля-ля, будто бы этого совсем не замечали. Да оно и не столь уж и удивительно, ведь они здесь родились и исходили всё вдоль и поперёк.
Азазелло шёл за братьями без слов, словно был снова погружён в себя. А Борис, напротив, был весьма расположен к общению, но трогать демона не хотел. Он быстро обогнал своего спутника и стал идти рядом с провожатыми.
-Очень было бы нам приятно узнать твоё имя, незнакомец,-сняв «шляпу «, сказал Тру-ля-ля.
-Было бы очень приятно. А то идём рядом и не знаем, кто рядом,-поддержал брата Тра-ля-ля.
Борис на ходу поклонился и представился, после чего мило улыбнулся и спросил:
-А это правда, что вы друг друга тузили за сломанную погремушку?
Тру-ля-ля посмотрел на брата и ответил:
-Кто старое помянет, тому Ворон глаз выклюет.
На что Тра-ля-ля сказал:
-Да, да, именно глаз выклюет. А нам без глаза быть, ой, как не хочется.
Борис немного помолчал и попросил толстячков рассказать о битве Алисы с Бармаглотом. Братья тут же повеселели и в лицах поведали эту давнюю историю. Они так это воодушевлённо делали, что даже Азазелло заслушался, очнувшись от своих нелёгких размышлений. Хотя и знал всё это наизусть . А Борис снова убедился, что любую историю лучше всего слышать из первых уст.
Тропинка вильнула ещё пару раз и наконец полностью исчезла, приведя к огромному раскидистому дубу.
-Вот именно здесь и скрылся Бармаглот,-произнёс Тру-ля-ля, показывая на ствол дерева.
-Да, да, вот тут, -поддержал брата Тра-ля-ля,-мы одни побоялись пойти следом.
Азазелло горячо поблагодарил их и хотел было пристально изучить дуб на предмет входа, как вдруг из ниоткуда раздался знакомый голос:
-Так, так… Два толстячка, не знающий себя и демон. И что это им всем здесь нужно?
И через мгновение проявился сам Чеширский Кот, собственной персоной. Тру-ля-ля и Тра-ля-ля погрозили ему кулачками, а Азазелло воскликнул:
-И не стыдно тебе, Чешир?! Другой бы на твоём месте не злопыхал, а помог. Но, куда тебе!
Наступила неловкая тишина. Чеширский Кот был явно раздосадован. Ведь он привык, что все слушают его и всецело уважают. И тут, на тебе, приехали. Какой-то демон посмел обвинить во всех смертных грехах . Да ещё и в присутствии посторонних. А такое надо рубить на корню! Хотя… Лучше бы с ним не связываться.
Братья посмотрели друг на друга и охнув, сели на землю. Борис последовал за ними. Ноги очень уж устали от долгого пути. А Азазелло с «милой» улыбкой посмотрел на Кота и продолжил:
-Ну, и что мне с тобой делать?
На этот раз тишина длилась лишь мгновение.
-Ты прав, мой друг, чего-то я не то сказал. Наверное, перегрелся на солнце.
И тяжело вздохнув, продолжил:
-Идите строго по моим следам, никуда не сворачивая и ни до чего не прикасаясь. Здесь заканчивается реальность и начинается волшебство.
После чего подошёл к дубу, принюхался и резко провёл по стволу своими острыми когтями. Послышался скрип и прямо перед ними возникла дверь.
-Алле, оп,- улыбнувшись, сказал Чеширский Кот и первым вошёл внутрь.






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 21.11.2020 Виталий Иосиф Ворон
Свидетельство о публикации: izba-2020-2950265

Метки: мистика,
Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1