Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Шалунишка!


Шалунишка!
Жизнь или смерть маленьких магазинчиков зависит от праздничных продаж. Восемь недель, включая День России, Рождество, Ханукку, Курбан-Байрам и Новый Год, могут поддержать или разорить небольшой бизнес, а большому – принести серьёзную прибыль. Если говорить о цветочниках, то они не так привязаны к зимним праздникам, как ко Дню Матери, Дню Святого Валентина и Дню Учителя. Праздники хорошо влияют на доход, но именно они становятся адом для утомлённого и загнанного персонала.

Для Валеры весь год сводился к одному суматошному и безумному празднику: Хэллоуину и неделе до него. Но в основном именно к тридцать первому октября.

Он облокотился на прилавок и осмотрел разгромленный опустошенный магазин, впервые, с момента открытия в восемь тридцать утра, погрузившийся в тишину. Именно к этому времени перед дверью снаружи уже собралась очередь, и толпы покупателей целый день сметали всё на своём пути. Они взяли замок штурмом, разрушили его до основания, оставив на обломках лишь блёстки и обрывки обёрточной бумаги. Во внезапно наступившей тишине только перья с масок оседали на пол. В ушах у Валеры звенело. А сейчас... сейчас, прежде чем уйти домой, ему предстоит разобраться с этим хаосом.

Владельцу магазина по продаже и прокату карнавальных костюмов о раздаче конфет думать не приходилось.

Тяжело вздохнув то ли от облегчения, то ли от ужаса, Валерка направился через офис магазина на склад. Ровно в шесть вечера он повернул табличку с надписью «закрыто», захлопывая дверь перед носом бьющейся в истерике школьницы, отложившей покупку костюма на самый последний момент.

- Простите, - проорал он через стекло, даже не стараясь искренне улыбаться. – Мы закрыты, и кошачьи ушки уже закончились.

Он повернулся спиной к витрине, пробормотав:

- Может в следующем году повезёт, дурочка. Господи, помоги.

Каждый год одно и то же. Толпа людей, по какой-то причине решивших, что они за пять минут до начала праздника смогут, покружив по магазину в ритме вальса, выбрать что-то достойное (будто сотен других желающих нет).

Нескончаемые колонны девочек, искренне веривших, что кошачьи ушки смотрятся ужасно мило и сексуально, и мальчиков, пришедших только потому, что очень хотели поиметь этих девочек на следующей неделе.

Очень подходящие друг другу роли, честно говоря.

Но настоящую прибыль приносили взрослые, которые всё планировали заранее и приходили за несколько недель, чтобы сделать заказ. Тщательно продуманные костюмы разлетались, как горячие пирожки, среди приглашённых на большие или корпоративные вечеринки. Удивительно, как много денег люди готовы потратить, чтобы заполучить самое лучшее. Доход от некоторых костюмов – средневековые, исторические платья и качественная мужская одежда – помогал Валере выплачивать аренду добрую часть года.

Следом за теми, кто сорил деньгами, шли клиенты, приходившие недели за две до Хэллоуина и заказывающие более скромные костюмы для вечеринок: Губку Боба брали в прокат каждый вечер в течение недели - шестьдесят евро в день, а в ночь Хэллоуина – восемьдесят.

Когда костюмы непрерывно поступают и тут же выдаются – в этот короткий промежуток времени их нужно ещё осмотреть и почистить – работа становится сущим безумием. Нанятый персонал помогал в зале для клиентов, раскладывая недорогие новинки - парики и маски для продажи, и помогая покупателям выбрать цветной спрей для волос. В офисе со складскими бумагами разбиралась Машка, но основная часть работы с костюмами падала на него, и сделано это было намеренно. Это его магазин, и ему необходимо было знать, в каком состоянии находится товар.

После закрытия магазина в Хэллоуин он остался один. Все ушли: покупатели разбежались на вечеринки, персонал - по домам, чтобы праздновать там.

И если бы магазин не был в таком непотребном состоянии, он бы напился прямо на месте. На складе Валерка подобрал с пола боа, взял телефон и, нажав кнопку быстрого набора, стал рассматривать перья, пытаясь сообразить от какого они были костюма.

- Валера?

- Привет, Маша. Ты нормально доехала до дома?

- Конечно. – В трубке был слышен голос пятилетнего малыша, кричащего о том, сколько шоколадок он хочет собрать. – Тёмка! Успокойся!

Валера вздрогнул.

- Я ненадолго. Во-первых, у меня тут бело-серебристое боа...

- Разорванная упаковка, сняли с витрины, положи в корзину для товара со скидкой.

- Спасибо. – Он обмотал боа вокруг шеи. – Подбодри меня.

- Тебя? Дорогой, у меня уже есть один капризный малыш.

- А у меня есть магазин, который нужно привести в божеский вид, чтобы утром можно было принимать костюмы назад.

Тёма завопил и внезапно, одновременно со стуком двери, уровень его громкости снизился.

- Господи, извини. Ушёл к папочке. Итак, подбодрить. Хм. Ты сможешь, ты делаешь это каждый год, ты молод и силён, а нужно всего лишь развесить одежду по вешалкам и потом пропылесосить. Ну как, сойдёт?

- Как-то погано у тебя получается подбадривать.

- Не хочу тебе напоминать, но ты ноешь так каждый год. – Она тихо рассмеялась в трубку. – Выключи свет на крыльце. Включи музыку. Подбираешь и вешаешь. Пылесосишь. Забираешь всё из кассы домой, потом пьёшь пиво, а утром докладываешь туда уже собственные деньги. Увидимся.

Валерка закатил глаза, даже пытаясь придумать какой-нибудь ответ, саркастический комментарий или просто причину ещё потянуть время, он не переставал двигаться. Свет при входе уже был выключен. Ему оставалось только поставить музыку, заказать пиццу и приступить к работе. Оставалось.

Кто-то забарабанил в дверь.

- Чёрт! – Валера зарычал и отвернулся от стоявшего в углу магнитофона. – Пойду. Какой-то дебил так бьётся в дверь, будто его жизнь зависит от покупки ведьминого колпака или пластикового меча-кладинца.

- Давай иди. И не хами клиенту, он должен ещё вернуться и принести тебе денег в следующем году.

Продолжая рычать, Валерка повесил трубку и, нахмурившись, направился к входной двери. Пока внутри горит свет, всем наплевать, что написано на табличке. Похоже, этому миру требуется словарь.

- Закрыто! – Он качал головой, подходя к двери. – Простите!

- Валера!

Ох. Ну хорошо, возможно не случайный покупатель, отчаянно нуждающийся в костюме. Валерка посмотрел через окно и, приоткрыв дверь, выглянул наружу.

- Господи Иисусе. Ты когда успел стать медведем?

Он едва узнал мужчину в мохнатой, сшитой из искусственного меха, рубашке. На нём была низко натянутая на глаза шляпа. Карманы его рабочих джинсов были чем-то битком набиты.

Дэн улыбнулся, широко разводя руки.

- Чувак, я ненадолго. Это всё «охота за мусором»! И ты мне поможешь выиграть. А я угощу тебя за это стэйком.

- Я вегетарианец. – Валерка вздохнул, приоткрыл дверь, чтобы Дэн смог войти, и снова запер её у него за спиной. – Сейчас не лучшее время, друг. Что ты ищешь?

Из огромной холщовой сумки для покупок, висящей у него на плече, Дэн вытащил цифровой фотоаппарат.

- Пару вещей. Фото, подтверждающее, что я получил предмет, и ты должен быть со мной в кадре. Но сначала сними боа. А то уж очень экстравагантно.

Валера закатил глаза и стянул боа. В любом случае от него всё чесалось.

- Прикольно услышать это от парня, одетого, как Мишка Гамми. Тебе что, свидетель нужен?

- Ага, а на фото будет время и дата. Каждый, кто меня знает, поверит, что я не мог подкрутить настройки. Твою мать, да я с трудом могу включить и выключить вспышку.

Это было очень похоже на правду. Валера не был близко знаком с Дэном, но догадывался, что молодой человек скорее завис в положении колледж-и-тусовка, чем в мне-тридцать-и-мне-с-утра-на-работу.

Весёлый и безобидный шутник. С ним очень приятно общаться. И точно - не соскучишься.

- Хорошо. – Валера закатил глаза. – Проходи. Извини за бардак. Не знаю, заметил ли ты, но сегодня Хэллоуин.

Глаза Дэна расширились, и он начал дико озираться, прежде чем рассмеялся.

- Ага, я заметил. Поэтому и подумал, подожду-ка я, пока толпа рассосётся, правильно?

Он пошёл за Валеркой внутрь магазина, волоча за собой все свои пожитки.

– К тебе за фотками больше никто не приходил? – обеспокоенно поинтересовался он.

- Не-а. Ко мне не приходили. – Валера указал на стул в офисе. – Кидай своё барахло сюда. Есть хочешь? Я собирался пиццу заказать.

- Не-а. Не хочу. – Дэн поставил сумку на пол и начал выворачивать карманы, перекладывая в неё приобретения. – Господи, я за день ни на минуту не присел. Вот, подержи фотоаппарат.

Валерка взял его и включил.

- И кто организует «охоту»?

- Уф, одна знакомая цыпочка. С работы. – Похоже, Дэн не хотел вдаваться в подробности, и всё его внимание было сосредоточено на сортировке «сокровищ» и свёртке со списком.

- Ух-ты, хороший аппарат. – Полагая, что нашёл отличный повод продолжить разговор, Валера повертел фотоаппарат в руках и широко улыбнулся в объектив. От вспышки резко расширились зрачки, и он часто заморгал, а Дэн тихо захихикал.

- Кнопка выключения вспышки с обратной стороны, чувак.

- Ну да. – Валерка сдвинул переключатель и начал просматривать сохранённые фотографии. На первой было его несфокусированное лицо, не найдя кнопки «удалить», он перешёл к следующей, в тайне надеясь, что его волосы на самом деле не в таком беспорядке, а нос не крючковат. Это всё настроение Хэллоуина.

- Так, что ты от меня хочешь? – Валера посмотрел на фото и покачал головой. Снимки Дэна в кафе, на пристани, у полок с замороженной продукцией в супермаркете. На каждой он что-то держал в руках или на что-то указывал.

- Во-первых, десять минут без этой шубы. Ты не поверишь, какая мерзкая эта штука на ощупь.

- Поверю. Я же работаю с дешёвыми тканями. – Валера поднял бровь, когда Дэн перешёл от разгрузки карманов к раздеванию. Потрёпанная шкурка сброшена на пол, обнажая упругое тело, заслуживающее более пристального внимания. – Ты что, просто одел это на голое тело, даже без футболки?

Именно это Дэн и сделал: покрасневшие следы от ногтей покрывали его грудь, и он продолжал нервно почёсываться, переходя с плеч на поясницу.

– Пришлось обменять рубашку на медвежью шкуру, - объяснил он. – Господи, как чешется. Зато ни у кого такой нет!

- Ну ты и конь! – Валерка закатил глаза и опустил фотоаппарат. – Поверить не могу, ты весь день убил на то, чтобы всё это собрать. – Он наблюдал, как у Дэна сократились мышцы пресса. Да, жеребец, несомненно.

- Всю неделю, - всё ещё почёсываясь, произнёс Дэн. – Это большая игра. Я собираюсь выиграть... Не думаю, что кому-то удалось заполучить то, что есть у меня.

Валерка в этом не сомневался.

- И какой приз?

- Уф. – Дэн достал свой список и посмотрел на обратную сторону. – Телевизор, компьютер, подарочный сертификат. Всё, как обычно. Хочу телевизор. Можешь прийти ко мне посмотреть, если не хочешь стэйка.

- Вот спасибо. – Валера наблюдал, как Дэн наконец-то перестал разглядывать расчёсы и развернул плечи. Он был абсолютно уверен, что ещё не видел полуобнажённого Дэна. Если бы видел, то Валерка приложил бы все усилия, чтобы познакомиться с мужчиной поближе, и поработал бы над приведением его в абсолютно-голое состояние. – И что я могу тебе дать, чтобы ты победил?

- Уф, у меня в списке осталась пара предметов, которые, возможно, у тебя есть. И мне нужны фотографии.

Вдруг показалось, что Дэн избегает взгляда Валеры. Он уткнулся в список и на одном дыхании назвал несколько предметов:

- Можно мне одолжить или купить: меч, перо павлина, свинью, меховые игральные кости, золотую монету – можно фальшивую – и большую синюю пуговицу?

- У меня точно есть перо павлина. – Валерка вернулся назад в магазин и начал бродить между полок. У него был безобразный костюм куртизанки с павлиньими перьями, и он решил, что может вынуть одно - всё равно костюму пора было на помойку.

– Найти меховые игральные кости проблематично. Меч, а имеет значение какой? У меня были пиратские пластмассовые, один точно где-нибудь завалялся.

За несколько минут они собрали почти всё из необходимого, и Валера с удивлением узнал, что у него в магазине была не одна, ни две, а целых четыре свиньи. В итоге, Дэн выбрал самою маленькую, с красным галстучком, который мог принести двойные очки, если он выбросит другой, уже найденный.

Темнело, наступала ночь Хэллоуина. Валерка наслаждался компанией и не рвался вернуться к работе. Он понимал, что ему придётся провести здесь добрую половину ночи, но так было каждый раз накануне Хэллоуина.

- Значит, всё что осталось – это сделать фото? – спросил он.

Дэн кивнул, опустив глаза. Резкая смена поведения заинтриговала Валерку. Он заметил, что Дэн покраснел.

- И что это за фотографии? – Валера не сдержал улыбки. Замешательство Дэна рассмешило его, больше, чем следовало. Валерке нравилось наблюдать за разгуливающим без рубашки Дэном, а если он останется в таком виде, то Валера будет продолжать в том же духе. – Это же для работы, они должны быть приличными.

- Да, приличные. Просто... - Дэн посмотрел на него широко распахнутыми глазами. – Я очень, очень хочу победить.

Валерка рассмеялся.

- Да я уже понял. Мне интересно, как это связано со мной? Пойми меня правильно, мне приятно тебе помочь, по мере сил. Выкладывай. То, что ты от меня хочешь, я смогу осилить?

Дэн взглянул на него и расправил плечи. Похоже, что он готовился к битве, и на это было приятно посмотреть.

- Ты с кем-нибудь встречаешься? Ну, свидания?

Валера с удивление взглянул на молодого человека.

- Хм, нет. Уже давно ни с кем. А что? – Он боялся спрашивать. Дэн выглядел готовым удрать в ту же минуту, если на него начать давить, а Валерка надеялся, что удастся перейти от болтовни к активным действиям.

Красные расчёсанные отметины на груди Дэна припухли. Валера подошёл к нему, подталкивая плечом. Может быть, они и не дойдут до офиса, но, по крайней мере, отойдут от витрины.

- Скажи, что тебе нужно для фотографий? – тихо проговорил Валерка, в то время, как Дэн, похоже, проглотил язык.

- Это всего лишь игра, - сказал Дэн, облизывая нижнюю губу. – Чтобы заработать дополнительные очки, нужно надеть одежду противоположного пола... что девчонкам сделать гораздо проще. Так что мне нужна юбка или платье, как-то так. Тога не пойдёт, проверял. И килт тоже.

- Какая незадача. – Валерке всё это было так знакомо. В дальнем углу у него были юбки больших размеров - для студентов, которым переодевание казалось отличной шуткой. Любителям же переодевания в женскую одежду на его запасы не стоило рассчитывать. – У меня есть кое-что, что подойдёт. Хотя лучшее уже разобрали. – Он оглядел Дэна с ног до головы. – У тебя узкие бёдра, возможно, что-то и подберу. Кем хочешь быть: школьницей или проституткой?

Поражённый, Дэн что-то бессвязно промычал.

- Хм. Что налезет, – в конце концов, выдавил он, пытаясь выглядеть безразлично. – Но... это... ещё не всё.

- Не всё? – Валерка поднял бровь и посмотрел на него, прежде чем отправиться копаться в скромном ассортименте юбок. – Что ты имеешь ввиду под «не всё»? – Он не был уверен, что способен справиться со «всем».

Дэн следовал за ним по пятам, забирая переданную ему Валеркой клетчатую юбку в складку и белую блузку.

- Одно из заданий – поцеловать симпатичного принца. – Это было произнесено скороговоркой, практически шёпотом, но, Валера немедленно отреагировал:

- Ты что, издеваешься? Я что похож... О, Господи.

Валерка с вожделением посмотрел на него.

- Ты будешь выглядеть распутно и возбуждающе. – Какое преуменьшение. – Нет, я ни с кем не встречаюсь. Да, у меня есть гольфы для этой юбки. И если хочешь называть меня принцем из-за моей внешности - пожалуйста. – Тоже преуменьшение, но Дэну пока не надо знать, насколько это заводило Валерку. – А часть про «симпатичного» я сочту комплиментом. У тебя проблемы с давлением? Ты весь красный.

Дэн тяжело дышал и уже не выглядел, как весёлый гуляка, собравшийся на студенческую вечеринку.

- Я в порядке, - прошептал он. – Где мне переодеться?

- Стой! – Валерка порылся под стойкой и достал косметичку. – Иди сюда.

- О, нет.

- О, да.

Четыре минуты спустя тяжело дышал уже Валера.

- Господи Иисусе.

Дэн пытался сильнее натянуть юбку сзади: волосатые ноги расставлены слишком широко для этой одежды, но это уже не имело значения. Складки расходились, гольфы были на разной высоте, а блузка натянулась. Подводка вокруг глаз начала размазываться, зато губы были ярко-красными, блестящими и влажными.

Валерка хотел нагнуть мужчину на прилавок и затрахать до потери сознания.

- Можешь теперь меня сфотографировать? – Дэн снова потянул за юбку, из-под края торчали, не подходя по цвету к красно-серым полоскам шотландки, голубые боксёры.

- Минуточку. – Валерка сглотнул - в горле пересохло, как в пустыне - и передал ему светлый парик. – Сними трусы. Наденешь их после того, как сделаем фото.

Дэн вздохнул, но натянул парик. Он не шевелился, пока Валера ходил за фотоаппаратом. Когда владелец магазина вернулся и сделал несколько пробных снимков, боксёров уже не было.

- Вот. – Валерка передал ему фотоаппарат. – Посмотри на эти. Достаточно хорошо? – Голос был сдавленным, и ему пришлось снова сглотнуть. Член налился, и Валера был уверен, что как только они покончат с поцелуем для фото, и Дэн уйдёт, он запрётся в туалете и будет дрочить... может быть дважды.

- Сойдёт. – Дэн на них даже не посмотрел. – Мы можем... Где нам поставить фотоаппарат? У него есть автоспуск. Это если ты разрешишь мне тебя поцеловать. – Он всё ещё немного краснел, но юбка уже меняла форму, становясь похожей на ширинку джинсов Валеры.

Валерка кивнул и сделал шаг вперёд.

- Я позволю тебе меня поцеловать. Чёрт, тебе повезёт, если после этого я тебя отпущу.

Дэн стянул парик с головы и бросил на полку.

- Чешется. И юбка тоже. Гольфы клёвые. – Он пару секунд дрожащими пальцами возился с фотоаппаратом, не обращая внимания на Валеру. – Всё, поставил таймер.

Пара коробок на прилавке подняли камеру на нужную высоту, но терпение Валеры кончилось.

- Ты хотя бы представляешь, насколько сексуально выглядишь? – Он притянул к себе Дэна за бёдра. – Сплошные мускулы в мини-юбке. – Он чувствовал, как к нему прижимается твёрдый член Дэна, мог попробовать его кожу на вкус.

- Фото, - сказал Дэн, нагибаясь, чтобы нажать затвор. – На первом должен быть ты и права, чтобы было видно твоё имя.

Камера запищала, Валерка вытащил кошелёк и достал права. Держа их рядом с лицом, он улыбался в объектив, пока не сработала вспышка, а потом залез под юбку Дэна.

- О, твою мать. – Глаза Дэна закатились, он толкнулся в ладонь Валеры и вцепился ему в плечи. – Поцелуй меня. Камера пищит.

Валера поцеловал. Он протиснулся языком в рот Дэна, наклоняя голову одной рукой, а другой старательно исследуя его член. Ствол у Дэна был длинный и такой твёрдый, что загибался кверху. Покрытые волосами яйца – горячие и крепкие небольшие орешки – подтянулись в перекатывающей их руке Валеры.

Фотоаппарат щёлкнул, но Валера продолжал поцелуй. Дэн стоял прямо только потому, что схватился за плечи Валеры и широко расставил ноги. Валерка тут же воспользовался преимуществом, и пальцы проложили дорожку между ягодиц Дэна, прямо к дырочке.

- Я не буду трахать тебя здесь, - прошептал Валерка, обводя кончиками пальцев тугое кольцо. – Не сейчас, по крайней мере.

Дэн всхлипнул.

- Отсоси мне? Хотя бы это, пожалуйста?

Господи, это было чересчур. Здоровяк, одетый в малюсенькую юбочку, раздвигает ноги и умоляет. Член Валеры заныл, напрягся, и выделилась смазка.

Валерка покачал головой и отступил, отпуская мужчину.

- Потом. Сначала, это сделаешь ты. – Он расстегнул джинсы, член выскользнул ему в руку. – А потом я отсосу тебе. – Господи, он был готов биться об заклад, что даже после этого у него не упадёт. Может быть, всё-таки он и наклонит Дэна на прилавок, задерёт юбку и... - Дэн. – Он погладил свой член от кончика к основанию, наблюдая за выражением Дэна.

Дэн облизал губы, не отводя взгляда от руки Валеры, затем медленно опустился на колени. Блузка была расстёгнута, губы припухли от поцелуя, губная помада размазалась, а чёртова камера продолжала щёлкать. Мелькнул розовый язычок, и Валера прицелился: одна рука на члене, другая - на затылке Дэна, вот и всё.

Влажный и тугой рот Дэна, ни намёка на скромность или неумение. Губы оставили красный след вокруг головки Валеры, чёткий и яркий, как ватерлиния на борту корабля. Всё, что он не смог вобрать в рот и облизать, было накрыто его руками. Дэн не возражал против задающих ритм толчков Валеры - каждый раз, когда его член врывался внутрь, Дэн издавал гортанный звук и проглатывал головку.

Крепче хватая Дэна за затылок, Валерка прохрипел:

- Посмотри на меня.

Огромные карие глаза с размазанной подводкой встретились с его взглядом. Валера толкнулся внутрь. Пальцы нажали где-то под яйцами, и Валерка выругался.

- Сейчас взорвусь. Сделай так ещё раз. Помоги мне кончить.

Веки Дэна задрожали, и его стон перешёл в рык, в утробный, страстный звук. Рык повторился. Пальцы подрагивали и надавливали, язык тёрся и соблазнял, Валера резко вынул член из его рта.

Струи спермы, как лава, вырвались из его ствола, попадая на подбородок и шею Дэна, на его блузку и юбку. Валера продолжал двигать рукой и застонал, когда Дэн, облизав губы, поймал языком пару молочных капель.

- Да, - прошептал он про себя. – Чертовски возбуждает.

Не сводя с него глаз, Дэн задрал юбку и откинулся назад, жёстко водя ладонью по стволу.

- Смотри, - прохрипел он, подаваясь бёдрами вперёд. – Смотри на меня.

Валерка едва держался на ногах. Не выпуская член из руки, он наблюдал, как Дэн дрочит. Тёмная ложбинка его задницы манила и искушала.

- Смотрю, - всё ещё поглаживая себя, произнёс он. – Оставь себе. Костюм. Надень его для меня, хорошо?

- Трахни меня в нём. – Внезапно Дэн резко вздохнул, закрыл глаза и бурно кончил себе на живот. – О да, да, да. Чёрт, да.

- Чёрт... да, точно. – Валерка соскользнул на пол и подполз к нему. Мужчину трясло так же, как Дэна. – Пицца. Уборка. Потом едем ко мне.

Дэн, тяжело дыша, медленно кивнул головой.

- Теперь уже точно приходи ко мне смотреть телевизор. В любое время. Не забудь костюмы.

Валера сделает это. У него полно костюмов, которые нужно примерить. Он надеялся, что у них найдётся много интересных дел. Ведь скоро Пятница, Тринадцатое.

Оставь мне на память гранатовый росчерк ликёра
На белой перчатке, ласкающей бархат руки...
В застывших глазах – ослепительный след метеора,
Уходишь туда, где тебя не удержат замки...

Оставь мне на память лимонную дольку в стакане,
Печать амальгамы с поверхности чайных озёр...
Случайный узор на завешенном пылью экране,
И солнечный мёд на крыле полыхающих штор.

Оставь мне на память обрывок вчерашней газеты,
Ведь было – вчера? И потрёпанный плед на полу...
Вишнёвый ликёр, согревающий ветер беседы,
Касания слов, перевитые тени в углу...

Разбавленный чай янтарём остывает в стакане,
Не будет нужды разливать кипяток на двоих,
Холодную кровь багровеющей лентой на ткани
Оставь мне на память, а лучше останься... в живых!






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 21.11.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2949969

Рубрика произведения: Проза -> Юмор


















1