Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мастер. На стыке Времён.


Мастер. На стыке Времён.
Глава 24. К новому, к неизведанному.

Не увидев Бориса рядом с собой , Азазелло не на шутку забеспокоился, но не стал пороть горячку. Как говорили древние, холодный рассудок самым кратким путём приведёт к наиболее верному решению, а спешка нужна исключительно для ловли блох, да и там не всегда бывает уместна. Немного поразмыслив, демон посмотрел по сторонам в поисках хоть какой-нибудь зацепки и не найдя таковой, обернулся чёрным бладхаундом и стал изучать каждый квадрат этого сюрреалистического мира. Но ужасный смрад, идущий из-под земли, сводил всё на нет. Медлить было нельзя и Азазелло сотворил дождевую завесу, прибившую все запахи к почве. И только после этого смог взять след.
Надо сказать, что бладхаунд сильно выделялся среди своих собратьев именно из-за своей способности различать даже самые тонкие запахи. Демон не особо увлекался науками и большую часть своих действий совершал интуитивно. И, надо признать, ещё ни разу не ошибался
Сколько продолжались поиски, Азазелло не знал. Его внутренние часы, обычно никогда не подводящие, вдруг дали сбой. Но и это ничуть не обескуражило демона. Ибо он, по своей сути, был совсем не склонен к паническим атакам. Да и вообще, не очень-то любил проявлять эмоции, считая их абсолютно мешающими любому делу. Именно поэтому, Мессир и поручал ему самые невыполнимые вещи.
Обнаружив бездыханного Мастера, Азазелло не стал тратить драгоценное время на приведение его чувства, а вновь став самим собой, взял Бориса на руки и поспешно вошёл в самозакручивающуюся спираль. И, как всегда, вовремя.
Сюрреалистический мир весь сотрясся и через мгновение сложился, сначала справа налево, потом слева направо и ещё раз справа налево. После чего, со скоростью мысли, пересёк Вселенную, чтобы вновь развернуться в другом её уголке. К счастью, больше таких блуждающих миров не было.
Когда Борис открыл глаза, то чуть было не вскрикнул от удивления, чем весьма раззадорил Азазелло, устроившегося рядом с ним в весьма удобном гамаке.
Повсюду, куда ни кинь взгляд, можно было лицезреть самые необыкновенные формы деревьев и кустарников, больше похожие на помесь диких зверей и насекомых. Будто бы чудной художник решил воплотить в реальном времени свои безумные сны.
Вот, прямо над ними, пролетел баобаб, громко стрекоча сорокой и размахивая огромными крыльями махаона. А следом за ним, хохоча макакой, погналась пальма, бомбардируя всю окрестность спелыми кокосами. Причём, передвигалась она сравнительно быстро, благодаря крыльям пчелы, расположенным вдоль всего ствола, вращая, словно ветряными мельницами, восемью паучьими глазами. А чуть поодаль, сильно разросся багульник, смотрящий на мир фасеточными глазами стрекозы.
И в них было столько вселенской тоски и такой же вселенской обиды, что Борис, глядя на «несчастного», сам чуть было не расплакался. Да Азазелло не дал этого сделать. Он пристально посмотрел на него и «мило» улыбнувшись, спросил:
-Ты хорошо отдохнул, Мастер?
И не дождавшись ответа, скомандовал:
-Вперёд, у нас не так много времени!
Борис и рад бы был возразить, да не стал. Зачем? От усталости не осталось и следа. А оставаться в чужом мире было, поистине, безумно. Дождавшись, пока демон войдёт в открывшийся портал, он смело вступил следом и вновь почувствовал некую лёгкость полёта. Как будто парил в полной невесомости.
На этот раз перемещение заняло больше времени и Борис даже успел порядочно устать от непрестанно мигающих огоньков, появляющихся то тут, то там.
Он хотел было уже узнать у Азазелло о длительном данного перехода, но всё разрешилось само собой. Огоньки вдруг исчезли так же внезапно, как и появились. А спираль перестала крутиться и выпрямилась, превратившись в некое подобие моста, чего раньше с ней не происходило. Что очень и очень удивило Бориса, хоть он и пообещал самому себе больше ничему не изумляться. Но это были только цветочки. Когда Азазелло вступил на мост, то тот пришёл в движение и через несколько мгновений перенёс его, через возникшую в полной пустоте, пропасть. И высадив, вернулся за Борисом, который не стал медлить ни секунды, реально опасаясь провалиться в бездну. Мост, доставив последнего пассажира, вновь превратился в самозакручивающуюся спираль и в одно мимолётное мгновение растаял в воздухе.
На этот раз, путешественники попали в постоянно меняющийся мир. Причём, все изменения происходили так быстро, что глаз не успевал ничего подмечать. Но, несмотря на это, Борис остался весьма доволен. Всё происходящее напоминало ему мультипликацию, которую он обожал, можно сказать, с пелёнок. А Азазелло, как всегда, ко всему остался равнодушным. Его вообще было очень трудно хоть чем-нибудь удивить. И как только они пересекли этот мир, демон тут же вступил в портал, появившийся, как всегда, внезапно.
На этот раз перемещение закончилось так быстро, что Борис даже не успел сосчитать до десяти. Спираль остановилась и с огромной силою вытолкнула странников из себя, придав им скорость маневрового электровоза. Поначалу, Страждущий даже очень сильно перепугался. Ведь он решил, что они обязательно втемяшатся в стенку и разобьются в лепёшку. И от ужаса даже сильно зажмурился. Но этого, к счастью, не произошло. Пробыв несколько минут в состоянии свободного полёта, они благополучно приземлились на дороге из жёлтого кирпича, показавшегося Борису, ну очень знакомым, как будто он был здесь уже и не раз. Азазелло вновь «мило» улыбнулся, пристально посмотрев на Страждущего и произнёс:
-А это, Мастер, тот самый мир легенд, куда так часто уносятся мудрецы и писатели. Нам предстоит достигнуть Изумрудного города, дабы светлые Виллина со Стеллой смогли научить тебя Волшебству и умению быть собой. Но по пути мы вполне можем стать жертвами тёмных Гингемы и Бастинды, мечтающих о власти над всеми мирами. А этого допустить ну никак нельзя. Ибо всё должно зиждиться на Правилах Вселенского Равновесия. Думаю, ты про них и сам всё прекрасно знаешь.
Еле дослушав, Борис, чуть было не вприпрыжку, направился вперёд, намного обгоняя демона, который, в первый раз за всю свою многотысячную жизнь, почувствовал некую, незнакомую доселе, теплоту к этому забавному смертному. Он даже и не пытался его окликнуть, а преспокойно пошёл следом.
Борис чувствовал себя маленьким ребёнком, которому старая-престарая бабушка впервые открыла «Волшебника Изумрудного города «. Он уже предвкушал знакомство с мудрым Страшилой, сердечным Железным Дровосеком, храбрым Львом и со всеми человечками, населяющими эту волшебную страну.
Ему очень хотелось полетать на летучих обезьянах и познакомиться с каждым из семи подземных королей. Набрать сонной воды из целебного источника, что полностью забирает память и любой, кто её выпьет, начнёт жизнь заново. Взять немного порошка Гингемы, оживляющего всё, что угодно. Вот было бы здорово полетать на ковре самолёте или, скажем, попутешествовать на деревянной неутомимой лошади. Ни тебе границ, ни тебе билетов.
И даже если на пути встретятся кровожадные ведьмы, то не бежать от них, крича от ужаса, а принять бой. Во всяком случае, с Бастиндой можно было даже очень легко справиться. Борис прекрасно помнил, как с помощью обычной воды злюка растаяла, словно мороженое. Ну а с Гингемой пришлось бы, конечно же, подольше повозиться. Ибо в сказке она погибла из-за собственной глупости. Но, как говорится, не Боги горшки обжигают и на старуху всегда найдётся проруха.
Страждущему даже вдруг показалось, что он слышит песенку, которую пела девочка Элли, направляясь с Тотошкою, Страшилой, Железным Дровосеком и Львом к великому и ужасному Гудвину. И от этого у Бориса на душе становилось очень и очень тепло. Да так, что он не выдержал и сам стал напевать:
-Мы в город Изумрудный идём дорогой трудной, идём дорогой трудной, дорогой непрямой. Заветных три желания исполнит мудрый Гудвин и Элли возвратиться с Тотошкою домой.

Глава 25. Чего не может быть, того не может быть никогда.

На часах, висящих прямо над окном в купе проводников, было без четверти шесть, когда в дверь кто-то настойчиво постучал и Клавдии Пухляковой с неимоверным усилием пришлось подняться с лежака. Её даже не удивило столь раннее для пассажиров время.
Да и мало ли есть в мире «жаворонков», привыкших ложиться до девяти вечера и просыпаться с первыми петухами. Себя же Клавдия причисляла к «голубям», приспособившись в условиях походной жизни быть и «совой» и «ранней пташкой». Она всегда была в хорошем расположении духа, считая, что улыбка может даже самого ворчливого деда сделать более покладистым. Но сегодня женщине было не до веселья. Случившееся ночью никак не хотело покидать её воспалённый разум, порождая мысли о начавшемся безумии. Глаза слипались, тело ломило так, что каждое движение доставляло еле переносимую боль. Но работа есть работа.
Сняв дверную ручку с предохранителя, Клавдия распахнула дверь и нос к носу столкнулась с пассажиркой первого купе, миловидной женщиной, в роговых, чуть сдвинутых к кончику носа, очках, смотрящую на неё с не наигранной материнской заботой. От незнакомки пахло домашним уютом и проводнице вдруг так сильно захотелось упасть к ней на грудь и завыть белугой. Но она не сделала это, так как считала недопустимым. Пусть другие по поводу и без него плачутся в «жилетку».
-С Вами все в порядке?- поинтересовалась незнакомка.
И проводница застыла как вкопанная.
«Неужели я так плохо выгляжу?!-пронеслось у неё в голове- Надо было в зеркало хотя бы мельком глянуть. Зачем людей-то пугать? Они же не виноваты, что мне всякая чушь стала мерещиться. Эх, Клавдия, Клавдия, совсем ты себя контролировать перестала!»
Пассажирка мило улыбнулась и повторила вопрос. На этот раз проводница смогла выдавить улыбку и быстро произнесла:
-Спасибо, у меня все хорошо. Просто не выспалась.
Клавдия очень надеялась, что такой ответ вполне удовлетворит незнакомку. Ей совершенно не хотелось ни с кем говорить. Она даже было подумала о том, чтобы попросить бригадира поезда о своей замене, хотя бы на эти сутки. С Михалычем всегда было можно договориться. Да и что греха таить, он, как и Вася, неровно дышал к ней. Но пассажирка и не подумала удалиться. Она вдруг резко взяла Клавдию за руки и тихо прошептала:
- Вы вполне можете мне довериться.
И несчастная проводница ей беспрекословно поверила, как будто знала эту милую женщину всю сознательную жизнь. Она пропустила незнакомку в купе, зашла следом и защёлкнула предохранитель, мельком бросив взгляд на своё отражение.
Лицо как лицо. Да, немного припухшее. Глаза как блюдца, цвета алой зари. Волосы словно взрыв на макаронной фабрике. Но в целом, норма. Бывает и похуже.
Тем временем незнакомка присела на лежанку, дождалась Клавдию и с милой, не наигранной, улыбкой, произнесла:
-Сначала представлюсь, Ольга Витальевна, практикующий клинический психолог. Но Вы не бойтесь, я не стану Вам ставить диагнозы, подтверждая бытующее мнение, что нет здоровых людей, есть не вовремя выявленная патология. Нет, совсем нет. Ибо прекрасно понимаю, что в нашем мире есть не только то, что мы можем видеть, слышать, обонять и осязать, но и кое-что из ряда вон выходящее, заставляющее переосмыслить суть самой сущности бытия.
Проводница слушала женщину и страх быть непонятой постепенно слетал с неё, подобно вуали. И настал момент, когда она стала полностью готова довериться этому милому доктору. И даже если подтвердится внезапное безумие, то это уже никак не станет громом среди ясного неба.
Ольга Витальевна, как будто бы прочитала мысли Клавдии и снова взяв её за руки, тихо сказала:
-Я никогда не бегу впереди лошади.
От неё исходила такая материнская нежность, что проводница, смотря пассажирке прямо в глаза, рассказала ей всё, что произошло этой жуткой ночью. В мельчайших подробностях остановившись на «нехорошем « купе. И с каждым произнесенным словом чувствовала, как по телу растекается успокаивающее тепло.
Ольга Витальевна ни разу не перебила несчастную проводницу, делая какие-то пометки в своём блокноте, внезапно появившемся из ниоткуда. На что Клавдия даже и не обратила внимание.
Да и зачем ей было это делать? Ведь то, что произошло, уже произошло и никуда деться не сможет. А значит всё случившееся надо принимать как должное.
Когда Клавдия замолчала, Ольга Витальевна вырвала из блокнота листочек, что-то быстро написала на нём своим каллиграфическим почерком и протянула ей. И сделала это с таким заговорческим видом, что Проводница взяла записку без всяких вопросов. А когда развернула её, то чуть было не подпрыгнула до потолка. И было из-за чего. В записке значилось всего лишь два слова: паранормальное явление. Поняв, что попала в точку, Ольга Витальевна мило улыбнулась и произнесла:
-Вот видите, моя дорогая, я совершенно не пытаюсь провозглашать на весь мир о Вашем сумасшествии. Почему? Спросите Вы. И я безо всяких обиняков отвечу. Для того, чтобы понять человека, надо принять то, о чём он говорит. Тем более, что уже не раз сталкивалась с не материалистическими проявлениями сущности бытия. И, поверьте мне, принимаю их как должное…
Она хотела было продолжить, но в дверь постучали и Клавдия, извинившись перед гостьей, пошла открывать. Как оказалось, пассажиры из третьего купе пришли сдавать постельное бельё. Приняв его, проводница хотела было уже вернуться назад, но в это время подошли ещё два пассажира с просьбой заказать для них обед с ужином. И Клавдия, ещё раз извинившись перед гостьей, отправилась в вагон-ресторан.
Оставшись наедине с собой, Ольга Витальевна хитро улыбнувшись, щёлкнула пальцами левой руки и через мгновение перед ней появилась огромная колдовская книга.
Если бы хоть кто-то из знакомых практикующих психологов увидел это священнодействие, то тут же бы признал самого себя сумасшедшим. Ведь, если чего-то не может быть, то его не может быть никогда. А Ольга Витальевна, мало того, что не боялась быть разоблачённой, но и совсем не скрывала свои тайные способности. И даже наоборот, частенько использовала их в своей практике. Ведь порой люди попадали в такие нереальные перипетии, что только здравым рассудком их было никак не оценить.
Слегка подув на книгу, Ольга Витальевна в разы уменьшилась её в и смахнув вековую пыль, открыла на заранее поставленной закладке. Глава называлась «Демонические проявления». И в ней повествовалось как раз о том, что поведала несчастная Клавдия. Внимательно изучив написанное, Ольга Витальевна мило улыбнулась самой себе и убрав книгу в появившуюся из ниоткуда дамскую сумочку, принялась ждать возвращения проводницы. И когда та наконец пришла, заговорчески ей подмигнула и произнесла:
-Всё не так плохо, как Вам, моя дорогая, поначалу показалось. Пассажир «нехорошего « купе совсем не тот, за кого себя выдаёт. Он не только умеет пустить пыль в глаза, но и обладает, воистину, не человеческими способностями. С одной из которой Вы и столкнулись прошедшей ночью. Что же на самом деле произошло? Нет ничего проще. Вы стали свидетелем обычной трансмедитационной реакции бытия на перемещение во времени и пространстве. Стоит только исчезнувшему пассажиру вернуться назад, как «нехорошее» купе вновь станет самым обычным помещением.
Выслушав гостью до конца, Клавдия и рада бы была полностью успокоиться, да никак не могла. Ведь если на один вопрос она получила ответ, то другой ей не даст никогда покоя. Немного помолчав, проводница решилась спросить про зеркало и невидимого гостя. Ольга Витальевна и здесь нашла, что ответить:
-Тут всё дело в эктоплазменной энергии. Вы абсолютно правы, считая Вашего незваного гостя привидением. Ведь в этом выгоне, если мне не изменяет память, произошло самоубийство. А душа человека, наложившего на себя руки, навечно привязана к тому месту, где он это совершил. Но, в то же самое время, данный субъект никак не привязан к кому-то из живых лично. А значит, Вы слышали не этого несчастного, уж поверьте мне. Но кто же это тогда был? Смею предположить, что Вы столкнулись с Вагонником. Он-то, как раз и может привязаться к кому-то из живых людей. Но почему это произошло именно с Вами, объяснить весьма трудно.
Здесь, или роковая случайность, или некая Ваша личная предрасположенность. Но, поверьте мне, в любом случае, ни на что ужасное Вагонник не способен. Так что не переживайте. И да, если что-то с Вами вновь этакое произойдёт, то милости прошу ко мне. Вот мои координаты.
Приняв адрес и номер телефона гостьи, Клавдия, наконец-то, полностью пришла в себя и улыбнулась. На что Ольга Витальевна сказала:
-Вот это совсем другое дело. Нет ничего лучше доброй беседы.
После чего попросила стакан чая и удалилась в своё купе. А Клавдия, приведя себя в порядок, вновь приступила к своим обязанностям. Теперь ей нечего было бояться.
Как и обещала Ольга Витальевна, с возвращением исчезнувшего пассажира всё вернулось на круги своя. Правда, когда Клавдия вошла в шестое купе, то вместо одного пассажира нашла двух. Рядом с импозантным мужчиной сидела прекрасная незнакомка с чёрными, как уголь, глазами. И на вопросительный взгляд проводницы, ответила:
-Вот мой билет. Извините, что сразу не поставила Вас в известность. Была уже глухая ночь и я просто не захотела никого беспокоить.
Услышал это, Клавдия хитро улыбнулась и заговорчески подмигнув мужчине, удалилась по своим делам.






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 20.11.2020 Виталий Иосиф Ворон
Свидетельство о публикации: izba-2020-2949797

Метки: мистика,
Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1