Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

мини трилогия "Наши звездные мальчики" (из Покаянной торбы)


мини трилогия "Наши звездные мальчики" (из Покаянной торбы)

сказка «Мальчик без звезды»

Каплей, росинкой.
Слезинкой на лед.
«В складках плаща они не обнаружили
ни золота ни серебра,
а увидели только спящее дитя.»
(Оскар Уайльд «Мальчик - звезда»)

Волшебница Вселенная носила множество Галактических балахонов, которые она украшала звездами. Осколками застывшего света наблюдались они живущими на разных планетах. На Земле одни звезды были видны всю ночь напролет, другие в течении ночи успевали взойти и закатиться. А те звезды, что вчера после заката Солнца сияли на западе близко от горизонта, сегодня в это же время опустились еще ниже и завтра уже совсем не будут видны — они исчезнут с неба бесследно. А на востоке перед утренней зарей всплывут звезды, которых вчера вовсе и не было. В шлейфе Галактики «Млечный путь» новорожденный выбрал именно эту Солнечную систему, именно эту планету Земля.
В одной бедной семье родился седьмой сын. Каплей чистейшего родника получили они такой подарок. Капельки пота выступившие на лице отца блестели на солнце, когда он бережно нес запеленатого в звездный плащ своего сына, как самую большую драгоценность. Рос тот ребенок, он был умен и пригож, выделяясь среди других детей. Родители отказывали себе во всем, отдавая ему самое лучшее, самое вкусное, что могли иметь по своей бедности. Они мечтали, что все их надежды оправдает этот сын: ему должны были принадлежать все звезды неба или хотя бы одна звезда будет его.
Сын рос, пришло время учиться ремеслу и делу жизни, но родители были настолько бедны, что смогли оплатить только доступное обучение. С этим и вошел он в жизнь. Учился у жизни сам, звезд с неба не хватал. От родителей отступился, считая их бесполезными. Так, мальчик, не нашедший свою звезду— потерявшийся и украденный у самого себя пошел по Млечному пути. Слезинкой на лед упали его мечты. Слезинкой на льду застыли его желания.

сказка «Руки матери»

Молитвою растоплю
Твое сердце сынок.
«И крик радости сорвался с его уст и, бросившись
к своей матери, он осыпал поцелуями раны на ногах
и оросил их слезами. Он склонил свою голову в
дорожную пыль и, рыдая так, словно сердце его
разорвалось, сказал: -О мать моя! Я отрекся от тебя
в дни моей гордыни. Не отринь же меня в час моего
смирения. Мать моя, я дал тебе ненависть. Одари же
меня любовью. Мать моя, я отверг тебя.
Прими же свое дитя.»
(Оскар Уайльд «Мальчик - звезда»)

В ту далекую эпоху, когда время измерялось солнечными и водными часами, когда клепсидры были только у арабских халифов. Когда время текло вслед за солнцем от восхода до заката и растекалось на церемонии и празднества. И даже хождения в дальние страны протекали вне времени. Вот тогда то и отправился в путешествие сын одного барона - молодой сеньор Грибер.

Конь. Седло. Сумка кожаная.
Набросал в нее
Добро родителями нажитое.
Мал и тесен их мирок.
Я легок и весел
Вырос из семейных мерок.

Избрал он путь бродяги. И отрекся от родового герба. И имя себе новое взял Аганат.
Чтобы порвать кровную связь с матерью решил прибегнуть к черной магии. Талисман обеспечивающий здоровье и безопасность в пути — серебряный крест переплавил в амулет в одной ремесленной мастерской, где заказал сделать гравировку: «я почти избавился от вас». В пути Аганат покупал дружбу и любовь, продавая части родового герба. Грамоту, где был помещен родовой герб с изображением Семи Божественных Имен: Справедливость, Добродетель, Разум, Истина, Сущность, Жизнь, Мудрость — он рвал на куски, коими и расплачивался.

Неверный вассал Диавол
Символом предательства мне был.
Родных презрев,
Героем для друзей я слыл.
Полуголодное бродяжничество -
Мне новая религия.

Как бурный день сменяет ночь темна, так без друзей остался Аганат. Спустив монеты золотые на блажь утех, пустое времяпровождение. И Справедливость разменял, и Добродетель упустил. И помраченный разум Истину исторгнул. Сущность на существование сменил. А Жизнь уничижил. О Мудрости и думать не хотел. И покалечился, и инвалидом чуть не стал. Лечился лишь отваром имбиря и корицы, да жабьей печенью.
К тому времени родители сеньора Грибера разорились и опустились до неимущих нобилей, которые вели крестьянский образ жизни и сами ходили за плугом. Чудом вернулся их сын на родину. Отец — рыбак, мать работает на земле. А сеньору Гриберу время инициации пришло. Но он не захотел взрослеть. Пирушка должна была завершить затянувшуюся юность, но Грибер вновь и вновь повторяет это действо, боясь его окончания.

Разгульную юность
Пирушкой вершить.
Что мне ваши рыбные котлеты,
Когда друзья ягненка парового
На праздный стол готовят мне.
Разгульную юность
Продолжу пирушкой.
Что, мать, ты не видишь
Какой я хороший?
Разгульную юность
Боюсь завершить.

Но мать уже оглохла от празднеств сына, ослепла от пролитых слез. Шло время и вот как-то в редкие минуты трезвости сын остановился и взглянул на руки своей матери.

О, руки матери,
Какие неказистые.
О, руки матери,
Какие некрасивые
От грубого труда.
Они таскали тяжести,
И мяли лен,
И пряли шерсть.
Одежду шили,
Кружева плели.
О, руки матери,
А сколько выгребли дерьма!
О, руки матери!
Одеть бы их в меха
Иль золотом украсить.
О, руки матери!
Дыханием согрей
Еще живые руки.
Поторопись скорей
Не обрекай себя на муки!

И вот какая-то сила заставила Грибера поцеловать материнские руки.
Сын прозрел и увидел свою жизнь сердцем матери. А ей не надо было слышать и видеть, она все чувствовала и это последнее мгновение ее жизни стоило всех тех страданий, что она перенесла.

«Все его поведение больше определялось жестом, чем словом, и
соответственно больше эмоцией, нежели трезвым рассуждением.
Карнавал — раскованный праздник накануне великого поста,
знаменовавший освобождение от социальных, этических,
сексуальных табу, превращавший жизнь в продолжительный
праздник — игру с шествиями, огнями, переодеваниями, -
характернейшее выражение средневекового стремления в игре,
в иллюзии вырваться из нищеты, страха и социального неравенства.»
(А. Л. Ястребицкая «Западная Европа XI-XIII веков»)

сказка «Наши сыновья»

Наши звездные мальчики одиноки.
Какая жестокая сила разлучает
Матерей и сыновей?
«Знаешь… моя роза… я за нее в ответе.
Она такая слабая! И такая простодушная.
У нее только и есть что четыре жалких шипа,
больше ей нечем защищаться от мира.»
(сент-Экзюпери «Маленький принц»)

Больничная палата. Детское отделение. Время проводить лечебные процедуры. Мамочки носятся со своими детками, успокаивая и утирая слезы своим малышам. Только один трехлетний мальчик не просится ни к кому на руки. Он бежит по больничному коридору, плача и ежась, от прилепленных к его груди горчичников. Он знает — не к кому ткнуться в колени, никто не обнимет, пожалев. Он — отказник, брошенный. Нет у него мамы! А у других мам свои дети, которые имеют право плакать и жаловаться; имеют право требовать к себе любовь и внимание. А он такой маленький уже понял, что со своей болью ему одному справляться и, размазанные по щекам слезы, ему никто не утрет, не погладит по головке, не утешит.
Боль матерей о сыновьях, а сердца сыновей не ожесточаются ли? И достучатся ли до сыновей материнские слезы? И услышат ли матери своих брошенных сыновей?

"Ты для меня всего лишь маленький мальчик,
точно такой же, как сто тысяч других мальчиков.
И ты мне не нужен. Я для тебя только лисица,
точно такая же, как сто тысяч лисиц.
Но если ты меня приручишь, мы станем нужны
друг другу. Ты будешь для меня единственный
в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете.»
(Сент-Экзюпери «Маленький принц»)

иллюстрация автора






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 20.11.2020 Татьяна Кугатова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2949523

Рубрика произведения: Проза -> Сказка


















1