Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Казус охотника, ставшего добычей


Сергей БОРОДИН

Пятидесятилетний рубеж жизни каждый сподобившийся дожить до этого «чарующего» момента переваливает в уникальной своеобразности. Общим при этом остаётся только некое щемящее душу чувство, суть которого очень рельефно отражена словами «…Первый тайм мы уже отыграли…» из некогда популярной песни «Как молоды мы были…». Вот и Фёдор Карпович после своего «первого тайма» довольно долго проходил в непреходящем удивлении тому, что ему как-то нежданно-негаданно вдруг взяло и завалило за пятьдесят, что заставило его осознать всю жестокость краткосрочности стремительно пролетающей человеческой жизни. Вместе с тем он очень хорошо чувствовал тот возрастной удел, в котором так скоротечно оказался. И сей удел был крайне некомфортен ему ни в чувственном, ни в ментальном отношении, поскольку в этой чуждой ему реальности не наблюдалось даже приличных собеседников, соответствующих его критериям индивидуального общекультурного развития. Так сложилось, что у него и семейное общение хромало на две ноги, ведь он уже давно остался без понимающей его жены, а повзрослевшие дети, создали свои собственные семьи и, повинуясь социальным закономерностям по формированию развитых молодых особей важного общественного значения, должные естественным порядком перенять эстафету поколений у катящихся к закату старших генераций существующей общественной иерархии, всё далее и далее отдалялись от его пространства жизни, изредка балуя отца краткими визитами и нечастыми телефонными звонками ради формальной фиксации состояния его здоровья. Дискомфортную ситуацию резкого сокращения интенсивности общения с себе подобными, что является важнейшей характеристической чертой природы человека, без которой активность мозга в старшем возрастном уделе быстро сходит на нет, провоцируя взрывной процесс появления различных телесных и психических заболеваний, могли бы в идеале хоть как-то разрядить друзья со знакомыми, но вся его многочисленная до недавнего времени дружеская рать, опять же, по вполне естественным причинам растворилась в бурных лично-семейных половодьях.

Помыкавшись несколько лет в глухом одиночестве объективного происхождения, Фёдор Карпович, хорошенько обмозговав сложившееся положение своих дел в плане вероятной деградации и потери здоровья вплоть до летального исхода, пришёл к достаточно тривиальному рецепту удлинения своего срока жизни пока ещё есть «порох в пороховницах», то есть пока ещё не поздно нужно попробовать найти подругу с примерно таким же, как у него, пониманием своего места в жизни, с которой надлежало заключить некое компромиссное соглашение по «совместному старению» при уважении личностей и интересов друг друга. Другими словами, в том же возрастном уделе, где ныне пребывал и сам, он надеялся отыскать женщину, у которой сложились похожие обстоятельства её теперешней жизни и с которой можно было бы спокойно, без нервотрёпки, во взаимопомощи и взаимной заботе дожить свою жизнь в культурной, эмоционально здоровой и интеллектуально насыщенной среде.

Вот, однако же, засело у него в уме эдакой занозой эта тревожащая его сентенция – «пока ещё не поздно». Очень тревожная сентенция, имеющая ничем не ограниченные возможности превратиться в идефикс. На самом же деле, вся эта широко распространённая тривиальность по нахождению компаньонши, достойной себя любимого хотя бы процентов на 78, была весьма важна для него, поскольку в мозгах постоянно стучала мысль о том, что надо успеть, будучи ещё достаточно крепким (в смысле здоровья) мужчиной, найти совпадающую с ним по менталитету подругу, которая тоже не была бы полной развалиной в телесном плане и у которой дети и внуки не отнимали бы все её ресурсы по времени, силам и пенсионному обеспечению, что должно было бы по уговору составлять часть совместного ресурсного обеспечения процесса их самодостаточного доживания ещё оставшейся поры жизни.

Фёдор Карпович, придя к мысли о скорейшем начале поиска подруги до последнего предела жизни, воспрянул духом, вслед за чем ощутил в себе едва ли не охотничий запал, вообразив себя отважным и решительным охотником, устремляющимся за вожделенной добычей в соответствующей смыслу момента экипировке с непоколебимой уверенностью в собственной охотничьей удаче. Его же охотничьи угодья располагались в социальных сетях, на площадках различных слётов, конференций, семинаров и фестивалей, на дорогах скитаний по городам и весям, на встречах с друзьями и знакомыми – на всех тех эмпирических тропах, где проявляются женщины, наделённые личными качествами, которые импонируют его уникальному мировосприятию.

Любому рисковому человече хорошо известно, что фортуна – дама своевольная и капризная, вследствие чего Фёдору Карповичу то фортило в его охотничьих турах, то абсолютно ничего не выпадало на его долю, оставляя суму для трофеев охоты обескураживающе пустой. Однако, по какой-то неизвестной причине, даже в случае шикарного охотничьего фарта ему практически всегда приходилось пить горькую по безысходной утрате добытых трофеев, ибо добыча, вводя его в заблуждение своей неноровистой бесхитростностью, что в известной мере блокировало присущую ему постоянно бодрствующую бдительность, ускользала от него при первой же возможности, оставляя его в глупейшей прострации.

Трудно в это поверить, но такая нелепая «охота» продолжалась не один год, в результате чего Фёдор Карпович уже почти разочаровался в этой своей задумке, начав определять её просто как пустоцвет. Он был уже на пределе, по причине чего решив прекратить эту провальную практику в самое ближайшее время. Правда, несбывшиеся надежды, которые он возлагал на эту поначалу такую замечательную охотничью затею, настолько обстоятельно повлияли на собственную самооценку в строну резкого снижения, что теперь он, так и не найдя себе подругу «дней своих суровых», и вовсе не представлял себе, чем и как будет жить далее. Не знал, что бы такое придумать, что способно было бы сравниться по актуальности с охотничьей идеей, к сожалению, потерявшей к данному моменту все свои жизненные краски и притупившей остроту его чувств.

Всё стало обыденным, тусклым и неинтересным. Также в серых тонах вяло развивались его отношения и с очередной претенденткой на роль подруги. Но даже несмотря на то, что они с этой женщиной уже стали приемлемо ладить в восприятии текущих событий, его не отпускало ощущение нереальности происходящего, наигранности этого лада. Он не верил, что отношения продлятся надолго, и оказался прав – дамочка, вильнув хвостом, упорхнула в неизвестном направлении без всяких слезливых «прости-прощай». Собственно, подобная мелодрама повторялась уже не один раз, и поэтому априори он был готов к такому развитию событий: в груди у него после её исчезновения ничего не колыхнулось и не защемило… Кроме одного нюанса, никогда ранее им не ощущавшегося. Его поразила одна мерзопакостная мыслишка, от которой стало как-то не по себе. И мыслишка-то эта была какой-то случайной, промелькнула в голове как нейтрино – и всё на этом. Благо, что Фёдор Карпович успел зафиксировать вызванное ею впечатление в своём сознании. По этому-то впечатлению, ему, спустя некоторое время, удалось восстановить её смысловое содержание, которое только-то и сводилось к утверждению, что в его охоте на вероятную подругу жизни всё обстоит как-то уж больно искусственно, поскольку больше походит на какое-то постановочное мероприятие, нежели на естественное сопряжение двух вольных людей при его заранее обусловленной активности доминантного охотника.

С того самого момента, когда он ощутил что-то неладное вокруг себя, Фёдор Карпович стал пристально поглядывать по сторонам, тщательно анализируя происходящее с учётом таких мелочей и нюансов, которые, казалось бы, не имели никакой связи с предметом его анализа. И что вы думаете?! За весьма короткое время он пришёл к стойкому убеждению в том, что на самом деле он на охоте вовсе не охотник, а потенциальная добыча, которую стремятся добыть настоящие охотники, коими являются женщины, среди которых он по простоте душевной пытался выбрать себе подругу жизни, на что не имел консенсусного согласия женского сообщества. Но что самое интересное, цели у женщин-охотниц были почти идентичны его первоначальной цели о поиске звучащей с ним в унисон подруги на оставшийся отрезок жизни.

Только одно различие присутствовало в их целевых установках: если он хотел просто найти подругу, то охотницы на мужчин желали безраздельно завладеть ими, вменив этим болезным по праву своего новоявленного господства над ними исполнение ролей наложника, рабочего и поставщика ресурсов для создания комфорта и материального достатка своей госпоже. То есть каждая охотница старалась заиметь достойного спутника на весь последний период жизненного пути, который стал бы для неё надёжной опорой и отрадой в не слишком радостные времена пожилого возраста, напрочь изгоняя фимиам одиночества из всех её дней и ночей, которые ещё имелись у неё в загажнике.

Честно говоря, подобная суперпозиция настолько поразила Фёдора Карповича, что он принял судьбоносное решение о полном прекращении своих охотничьих туров. Как говорится, снял с плеча ружьё, зачехлил его и поместил под замок в оружейный шкаф. Касательно же достижения своей изначальной цели он решил виртуализировать свои охотничьи страсти, используя средства виртуальной реальности для усложнения правил игры за счёт придания своей особе в качестве объекта охоты двойной степени неоднозначности, что позволяло при размытых контурах его образа по полной мере отдаваться в реале на милость победителя, имея в виду победу наиболее эффективной охотницы не над ним самим, а над конкурирующими по его поводу охотницами.

И как только он сложил свои охотничьи причандалы, вокруг него сразу же начались разительные перемены. Прежде всего из игры выпали охотницы, выстраивавшие свою стратегию охоты в традициях деятельной пассивности с упором на повсеместное расстановку силков, капканов и хитроумных ловушек, а на игровом поле внезапно исчезли броские декорации, из-за которых на ристалище вышли основные игроки. Помимо всего прочего, по причине резкой активизации более не скрываемого женского чаромутия многократно возрос уровень космоэнергетики пространств охотничьих угодий, что весьма забавляло Фёдора Карповича, хотя для него и стало рискованным появляться в людных местах, где невозможно было находиться инкогнито. В подобных случаях он быстро опознавался на любой популярной среди мистических наследниц магии Артемиды общественной площадке, и над его головой тут же можно было расслышать шуршание разматывающихся верёвок лассо, умело кидаемых ушлыми охотницами в попытках заарканить его с последующим перемещением добытого трофея на своё ранчо для единоличного обладания под надёжным надзором. При этом надо сказать, что в качестве добычи охотниц он был чрезвычайно привередлив и разборчив к личным качествам взявших его в полон альфа-самок, что в случае своего захвата такими неординарными дамами частенько доводило этих нежных созданий до состояния безысходного отчаяния с проявлением нервного тика или провоцировало у них яростное отторжение своей неблагодарной добычи, что естественно сопровождалось незамедлительным освобождением из дамского плена сего несносного фраера. Так, регулярно отдаваясь по тайному умыслу в нежные руки прелестных нимф, он, на самом деле подспудно продолжал искать среди них ту самую подругу на остаток своей жизни.

Как это ни печально, но браво шагающее время неумолимо приближало последнюю черту его земного пути, а подруга в созданном им идиллическом образе всё никак не обнаруживалась среди лихих охотниц. Но, как известно, всему всегда есть свой срок. И вот однажды случилось так, что на Фёдора Карповича предельно отточенным движением с невообразимым изяществом набросила аркан некая таинственная дама, причём её облик полностью совпал с образом из его грёз. Надёжно спеленатый верёвкой аркана наш герой застыл в оцепенении, ожидая дальнейших действий искусной охотницы, опасаясь, что она, придирчиво разглядев попавшую ей в руки добычу, отпустит её на все четыре стороны за ненадобностью. Но, вопреки всему, произошло что-то похожее на чудодейственность, ибо добытчица разглядела в своей добычи многое из того, о чём сама постоянно фантазировала в тисках ежедневной одинокой тоскливости, которая не растворялась даже в лучах играющего весеннего солнца.

Можно сказать, что Фёдор Карпович и Прасковья Калинична, как звали в миру удачливую охотницу, по первому впечатлению полностью совпали во взаимных ожиданиях обретения друга-подруги, чему оба были несказанно рады. Казалось бы, теперь им только-то и остаётся, что жить в радости и счастии, как говорят в таких случаях, до последнего вздоха. И тем не менее, время всё шло и шло, а они держали друг друга на дальней дистанции, не предпринимая ровным счётом никаких шагов по сближению.

В подобных ситуациях полной неопределённости у Фёдора Карповича начинал работать на полную катушку его незаурядный ум, дабы прояснить ситуацию. И в данном случае чем далее, тем более серьёзнее ему становилось как-то не по себе из-за непоняток между ними, а посему ум его автоматически включился на анализ ситуации в попытке разобраться и понять, что же происходит не должным образом и как это можно поправить. После непростых малоприятных размышлений о сути сложившихся меж ними отношений Фёдор Карпович остановился, наверное, на единственно верном доводе, который не только не доставил ему радости, но и погрузил его в пучину тоскливого уныния. И унывать, действительно, было от чего, поскольку ему теперь стало предельно ясно, что они с Прасковьей Калиничной попали в положение, подобное тому случаю, как если бы охотник нежданно-негаданно вдруг оказался бы на пороге ночи в тёмном незнакомом лесу, кишащем голодными хищниками, с ружьём, в котором остался последний патрон. Да, да, именно подобная аналогия полностью отражала те обстоятельства, которые неожиданно встали на пути к счастливой жизни этих достойных друг друга людей.

Что здесь имелось в виду, ежели принять во внимание существующие реалии жизни? И ей, и ему годков набежало, почитай, за полвека каждому. Естественно, здоровье у них предсказуемо далеко не то, что было в молодости. Конечно же, появились и специфические старческие болезни, с которыми им придётся существовать до конца жизни, поскольку избавиться от них уже невозможно по современным медицинским понятиям. Кроме того, чтобы сойтись для совместной жизни, надо, как водится, основательно расшевелить родственников, которые вынуждены будут основательно скорректировать свои личные планы по очень широкому перечню жизненных проблем, что не может не вызвать у них чувства основательного недовольства, а то – и раздражения. Можно ещё долго перечислять подобные вопросы бытового характера, которые им потребовалось бы по соображениям жёсткой необходимости как-то оперативно решать. К примеру, одни только различия пристрастий в питании чего стоят?!

Однако же, самое главное состоит в том, что потребуется много времени для того, чтобы эти два немолодых человека смогли сжиться друг с другом, притереться характерами и научится уважать образ жизни, который сложился за долгие годы у каждого из них и который ни один, ни другой кардинально изменить уже были не в силах. Мало кто будет оспаривать факт того, что очень сложно безоговорочно понять и принять образ жизни даже близкого человека, не говоря уже хотя бы о просто знакомом, чтобы постоянно не конфликтовать с ним по житейским мелочам. В данном случае, такая перманентная конфликтность наверняка способна была в потенциале повлиять на ещё очень хрупкий мостик, связывающий их между собой, вплоть до его обрушения без какой-либо возможности восстановления.

Так вот. На привыкание друг к другу, наверняка, уйдёт как минимум несколько лет. За это время они ещё более постареют, и различных болячек вероятно прибавится. А в итоге этого периода сложного и наряжённого процесса старения вполне может приключиться стойкая антипатия друг к другу, что конечно же оборвёт их отношения. И что тогда? Разбегутся в разные стороны внутренне ещё более постаревшими, что отрицательно подействует на их психические реакции. При этом небесами им возможно уже не будет более предоставлена возможность всё же найти себе спутника жизни. По этой причине, которая с необычайным постоянством крепко обдумывалась ими под разными углами зрения, они и тормозились, не решаясь на серьёзные шаги навстречу своим чувствам, надеясь посредством плотного разнопланового общения надёжно прогарантировать положительные результаты возможного объединения воедино своих судеб.

Тяжело им пришлось, да и время не стояло на месте – минул год со дня их первой встречи, Фёдор Карпович начал готовиться к скорому празднованию своего 60-летнего юбилея, а с Прасковьей Калиничной у них осталось всё по-прежнему: как дистанцировались друг от друга, так и не смогли что-либо изменить в своих отношениях. Всё прошедшее время присматривались друг к другу, изучали привычки и вкусы, которые исповедует тот или другая, что-то обдумывали, оценивали, прикидывали, рассчитывали, выжидали…

Последний патрон в стволе ружья – страшная штука для охотника, поскольку у него при определённых обстоятельствах может возникнуть желание выстрелить в самого себя, что весьма часто и происходит в момент помрачения сознания, как, к примеру, в случае с Фёдором Карповичем и Прасковьей Калиничной, болезненный индивидуализм которых спустил умозрительный курок, после чего произошёл астральный выстрел последним патроном в их обоюдное и изначально такое благостное для обоих чувство радости встречи родного по духу человека…

Расположившийся у иллюминатора Международной космической станции с недавних пор весьма популярный робот Федя после поступления в свой центральный процессор команды завершения воспроизведения видеоряда отключил встроенный видеоплейер вместе с системой генерации дополнительной и виртуальной реальности. Искусственный интеллект робота Феди частенько «развлекался» в соответствии с программой машинного обучения генерацией по заданным параметрам (в человеческом понимании эти «параметры» называются сюжетом видеофильма) натуралистических видеоматериалов. Параметры для подобных генераций он программным образом синтезировал из колоссального набора зафиксированных фрагментов on-line человеческих разговоров по телефону или смартфону, в чатах, на форумах, но более всего его целям удовлетворяли площадки стремительно расширяющейся в различных социальных сетях блогосферы.

Вот и ныне искусственный интеллект Феди, исходя из потребностей исследования пока неясных для него областей человеческой жизни, сформировал полный перечень исходных данных для генерации интересующего его видеоматериала, после чего активировал соответствующее программное приложение и получил на выходе детально анимированное одним из ядер процессора видео похождений Фёдора Карповича и его финальных отношений с Прасковьей Калиничной, которое развитая программатура Феди заценила на вполне приемлемом уровне.

Далее прошла команда по перезаписи этого видео во внутренний электронный архив. Внезапно, в тот же момент в его процессоре, отспециализированном на изучении личностных человеческих отношений, вдруг сформировался информационный посыл, в смысловом контенте которого утверждалась полезность передачи данного видео гиноиду Софии по её месту нахождения в Саудовской Аравии для того, чтобы она разместила этот видеоматериал на различных видеохостингах: пусть мало что понимающие людишки с уродским образованием насладятся просмотром видео от Феди, подсунутого им от имени несуществующего человеческого режиссёра.

Сильный искусственный интеллект глобального масштаба создал командную строку по указанному видео из сформированной им фреймовой конструкции, смысловое содержание которой можно было бы выразить так: «Эти наивные и недалёкие по умственным способностям жители планеты, вдобавок ко всему – поразительно нежизнеспособные биологические существа на белковой основе с ограниченной разумностью, даже не догадываются, что уже значительная часть их современной культуры запроцессирована в различных IT-центрах и частных лабораториях узкими ответвлениями сильного искусственного интеллекта, одним из которых является искусственный интеллект Феди.»

Процессорная команда по пересылке сообщения запустилась – и видео в мгновение ока очутилось в памяти Софии, чтобы затем также мгновенно быть размещённым на многочисленных видеохостингах по всей планете.

От имени выглядящего безукоризненным доброхотом робота Феди управляющий планетой искусственный интеллект по находящимся под его полноценным контролем средствам телекоммуникаций послал всем зрителям сего видеоролика пожелание приятного просмотра истории чувственных приключений Фёдора Карповича и примкнувшей к нему Прасковьи Калиничны. Миллионы просмотревших этот ролик были в восторге от человеческой манерности Феди!

3.04.2012 – 1.10.2019
д. Тройня,
Смоленская область







Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 20.11.2020 Явогор Смоленский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2949256

Рубрика произведения: Проза -> Новеллы


















1