Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Любовные сети


Любовные сети
Валера:

Внезапно всё сделалось слишком громким, ярким и резким. Его грудь начала тяжело вздыматься, а взгляд скользнул к моему рту. Прикусив нижнюю губу, он медленно намотал на кулак мой галстук и притянул меня к себе. Ещё секунда, и его нежный язычок заплясал у меня во рту.

Я не мог освободиться, так что положил одну руку ему на подбородок, а другую запустил в волосы. Нащупав затылок любимого, я помассировал его, и на мою ладонь упали мягкие локоны. Я намотал эту блестящую массу кудрей на кулак и запрокинул голову Дэна, чтобы быстрей добраться до рта. Но мне нужно было больше. Мне нужен был он целиком. Мой горячий котёнок застонал, и я потянул сильнее.

— Тебе это нравится.

— О Боже, да.

В ту же секунду у меня из головы вылетело всё остальное: где мы, кто мы и что мы чувствуем по отношению друг к другу. Никогда ни к кому я не испытывал такого животного притяжения. Когда мы были вместе, как сейчас, всё остальное не имело значения.

Мои руки скользнули у него по бокам, сжали край майки и стянули через голову, на секунду разорвав наш поцелуй. Чтобы не остаться в долгу, Дэн сдёрнул пиджак у меня с плеч и уронил на пол. Большими пальцами я выписывал круги по его коже, медленно подбираясь к застёжке джинсов. Когда я расстегнул молнию, джинсы соскользнули на пол, и Дэн скинул их вместе с сандалиями. Я покрыл поцелуями его шею и плечи.

— Проклятье!

Подняв голову, я увидел его совершенное тело, целиком отражённое в зеркале. В своих фантазиях я представлял его раздетым чаще, чем готов признать, но реальность была ещё лучше. Неизмеримо лучше. На нём были совершенно чёрные джоки, скрывавшие лишь половину попки, и подходящие к ним носки, а по глазам волнами спадали шелковистые волосы. Мышцы его длинных загорелых ног напряглись, когда он привстал на цыпочки, чтобы дотянуться до моей шеи. От этого зрелища вкупе с прикосновением его губ мой член заныл, распирая ширинку.

Дэн больно укусил меня за ухо и принялся расстёгивать пуговицы моей рубашки.

— Кажется, ты тоже любишь пожёстче.

Я расстегнул брюки и пояс, стряхнул их на пол вместе с трусами, а затем, подтащив его к себе, опустился в кресло. Когда мои руки скользнули по рёбрам Дэна в поисках затвердевших сосков, по его телу пробежала дрожь. Его грудь прижималась ко мне, словно требуя действовать быстрее. Я целовал его в шею, пока пальцы лихорадочно пробирались к нужным местам. Затем чуть откинулся назад, позволяя пальцам протиснуться между нашими телами, и в первый раз взглянул на его совершенно охуительное тело. И это тело, чёрт побери, было идеально. В воображении чего я только с ним не делал: трогал, целовал, сосал, трахал, но всё это не могло сравниться с простым взглядом на оригинал.

Дэн уселся мне на колени, и теперь нас разделяли лишь крохотные джоки. Я прижался лицом к накаченной и твёрдой груди любимого, а пальцы Дэна погрузились мне в волосы, притягивая ближе.

— Хочешь меня попробовать? — прошептал он, глядя сверху вниз.

При этом мой страстный котёнок резко дёрнул меня за волосы так, что пришлось откинуть голову.

На ум не шло никакого меткого комментария — никакой шпильки, заставившей бы его заткнуться и просто трахнуться со мной. Я лишь хотел ощутить вкус его кожи. Хотел больше всего на свете.

— Да.

— Тогда попроси вежливо.

— На хрен вежливость. Пусти меня.

Всхлипнув, Дэн наклонился, и один из его идеальных сосков очутился у меня во рту. При этом Дэн ещё сильней потянул меня за волосы. Чёрт, ощущения были восхитительные.

Мой мозг просто разрывался. Больше всего на свете я хотел войти в него, но ясно понимал, что, когда это кончится, я возненавижу нас обоих. Его за то, что превратил меня в слабака, а себя за то, что позволил похоти возобладать над здравым рассудком. Но ещё я понимал, что не могу остановиться. Я превратился в торчка, живущего ради следующей дозы. Моя идеально отлаженная жизнь рушилась, а я думал только о том, как нестерпимо хочу трахнуть этого мужчину.

Огладив руками его бока, я провёл пальцами по резинке джоки. По телу Дэна пробежала дрожь. Я изо всех сил зажмурился, сминая ткань в кулаке и одновременно приказывая себе остановиться.

— Давай же, сорви их... ты ведь этого хочешь, — промурлыкал Дэн мне в ухо, а затем сжал зубы.

Через полсекунды от его джоки остались лишь обрывки материала в углу комнаты. Грубо схватив за бёдра, я приподнял мужчину, сжал другой рукой основание члена и насадил его на себя.

Ощущение было таким мощным, что мне пришлось силой удерживать его бёдра, чтобы не взорваться в тот же миг. Если бы я кончил сейчас, он бы не упустил случая припомнить мне это позже. А я не хотел давать ему такого шанса.

Восстановив контроль, я начал задавать ему ритм. Мы ещё не занимались этим в такой позиции — лицом к лицу, Дэн сверху, — и, хотя мне вовсе не хотелось этого признавать, наши тела идеально подходили друг другу. Отпустив бёдра, и взяв его за ноги, я свёл их у себя на талии. Изменив позицию, я глубже вошёл в него и теперь вынужден был прижаться лицом к его шее, чтобы приглушить стон.

Я слышал голоса, доносившиеся со всех сторон, — люди заходили и выходили из других кабинок мужского туалета. Мысль, что нас могут застать в любую секунду, только делала удовольствие острее.

Выгнув спину и запрокинув голову, Дэн подавил стон. Обманчиво невинная манера Дэна прикусывать губу сводила меня с ума. Я снова обнаружил, что гляжу в зеркало поверх его плеча. Никогда в жизни не видел ничего более возбуждающего.

Дэн опять потянул меня за волосы и прижался к моим губам. Наши языки заскользили в такт движению бёдер.

— Ты смотришься на мне так хорошо, — прошептал я. — Обернись, тебе надо это увидеть.

Я приподнял его и развернул лицом к зеркалу. Оказавшись спиной ко мне, Дэн вновь опустился на мой член.

— О Боже, — простонал он.

Тяжело задышав, Дэн откинул голову мне на плечо. Я не знал, что так поразило его — мой член внутри или отражение в зеркале. Или и то, и другое.

Схватив Дэна за волосы, я снова заставил его поднять голову.

— Нет, я хочу, чтобы ты смотрел туда, — прорычал я ему в ухо, скрещивая взгляд со взглядом его зеркального двойника. — Я хочу, чтобы ты видел. И хочу, чтобы завтра, когда всё у тебя будет ныть, ты вспомнил, кто сделал это с тобой.

— Заткнись, — прошипел Дэн, но по дрожи, пробегавшей по его телу, я понял, что каждое моё слово достигает цели.

Затем он закинул руки назад и нащупал мою шевелюру.

Я прикасался к каждому дюйму его кожи, целуя и покусывая шею и плечи. В зеркале я видел, как вхожу и выхожу из него — и понимал, что никогда не забуду этого, как бы потом ни пытался. Вздохнув, я поднёс руку к его члену.

— О чёрт, — прошептал он. — Пожалуйста.

— Тебе это нравится? — спросил я, мягко надавливая на уздечку и описывая пальцем круги вокруг головки.

— Да, пожалуйста, ещё, да, да.

Наши тела к этому времени покрыл тонкий слой пота. Его волосы слегка липли ко лбу. Его взгляд не отрывался от наших отражений. Мы продолжали двигаться, и я ощутил приближение оргазма. Я хотел, чтобы его взгляд в зеркале встретился с моим — но в ту же секунду понял, что так он увидит слишком много. Я не желал, чтобы Дэн с такой очевидностью понял, что со мной творит.

Люди вокруг нас продолжали разговаривать, совершенно не замечая, что происходит в этой маленькой комнатушке. Если не предпринять что-нибудь, наш секрет ненадолго останется в тайне. Когда движения Дэна стали более лихорадочными и его пальцы ещё крепче впились мне в волосы, я зажал ему рот ладонью и задавил крик, вырвавшийся в момент оргазма. Свои собственные стоны я приглушил о его плечо. Ещё несколько движений — и я разрядился внутрь него. Его тело, прижавшееся к моему, обмякло, а я привалился к стене.

Мне надо было встать. Надо было встать и одеться, но я не знал, удержат ли меня трясущиеся ноги. Все надежды на то, что секс станет менее ярким и я справлюсь со своей одержимостью, растаяли, словно дым.

Денис:

Его ноздри слегка раздулись. Как раз в ту секунду, когда я решил, что сейчас слечу с катушек, Валерка втянул мою нижнюю губу в рот и грубо привлёк меня к себе. Зарычав, он поцеловал меня ещё сильней и прижал к машине. И, как в прошлый раз, вытащил скальп моих волос.

Наши поцелуи, сначала поддразнивающие, стали жёстче, пальцы сжимались, языки скользили, сплетаясь. Я ахнул, когда он, чуть согнув колени, потёрся о меня членом.

— О Боже, — простонал я, обвивая его ногой и вдавливая ботинок ему в бедро.

— Я знаю, — тяжело выдохнул он в мои раскрытые губы.

Положив ладонь мне на задницу, он стиснул пальцы и прошептал:

— Я тебе говорил, до чего ты горячий котёнок в этих порванных джинсах? Знаешь, что делают со мной эти негодные маленькие разрезы?

— Ну, кое-где есть ещё один разрез, но, чтобы найти его, тебе потребуется немного везения.

Валера отстранился и распахнул дверцу.

— Залезай в чёртову машину, — сказал он с дрожью в голосе.

Я смерил его гневным взглядом, отчаянно надеясь, что разум вернётся в мою затуманенную голову. Что мне делать? Чего я хочу? Могу ли я позволить ему в очередной раз воспользоваться моим телом? Я дрожал от переполнявших меня эмоций. Последние разумные мысли быстро покинули меня, стоило его руке опуститься мне на шею и зарыться в волосы.

Сжав их в кулаке, он притянул меня к себе и сказал, глядя прямо в глаза:

— Сейчас же.

Решение было принято. Опять я намотал на запястье галстук Валеры и втащил своего любимого на заднее сиденье. Как только дверца захлопнулась, он тут же принялся за пуговицы рубашки. Когда его пальцы раздвинули ткань и пробежали по обнажённой коже, я застонал. Толкнув меня спиной на прохладное кожаное сиденье и встав на колени у меня между ног, он положил руку мне на грудь — как раз между двумя сосками, — а затем медленно опустил её на живот и к кожаному поясу моих джинсов. Его пальцы пробежали по изящным ремешкам до верхнего края пряжки и обратно, а затем легли на резинку слипов. Мышцы у меня в животе сжимались при каждом его движении так, что срывалось дыхание. Нащупав крошечные металлические застёжки, он взглянул на меня и сказал:

— Везение здесь ни при чём.

Схватив за рубашку, я притянул его к себе и запустил язык ему в рот. Он надавил мне между ног так сильно, что я застонал. Наши губы искали друг друга, а поцелуи становились всё дольше и глубже по мере того, как дюйм за дюймом обнажалась кожа. Я вытянул рубашку у него из брюк и принялся изучать гладкую кожу груди, рельеф мышц на бёдрах и полоску волос, спускающуюся от пупка вниз и такую манящую...

Желая поддразнить его так же, как он дразнил меня, я провёл пальцами у него по ремню и твёрдой выпуклости под брюками.

Он простонал:

— Ты не представляешь, что со мной делаешь.

— Скажи мне, — шепнул я в ответ.

Я использовал против него его же слова. Роли на секунду поменялись, и это меня только подстегнуло:

— Скажи это вслух, и я дам тебе то, что ты хочешь.

Замычав, он прикусил губу и прижался лбом ко мне. А затем, вздрогнув, шепнул:

— Я хочу, чтобы ты меня трахнул... На моём члене.

Трясущейся рукой Валера взялся за мои слипы и сжал их в кулаке — и, как бы это ни было безумно, я желал, чтобы он их порвал. Дикая страсть, охватившая нас, не была похожа ни на что из того, что я испытал прежде, и мне не хотелось, чтобы он сдерживался. Не сказав ни слова, он сорвал с меня белые слипы. Боль от врезавшейся в тело ткани только усилила удовольствие.

Вытянув ногу, я спихнул его с себя. А затем прижал к спинке сиденья и взобрался ему на колени. Схватил рубашку и распахнул её, рассыпав оторванные пуговицы по всему сиденью.

Для меня исчезло всё, кроме него и того, что происходило между нами.

Прикосновение воздуха к коже, прерывистые звуки нашего дыхания, обжигающее тепло его поцелуя и мысль о том, что случится сейчас. Я лихорадочно расстегнул его ремень и брюки, и с его помощью спустил их ниже колен. Головка его члена коснулась меня, и, закрыв глаза, я медленно насадился на него.

— О Боже! — хрипло простонал я.

От того, что я почувствовал его внутри себя, горько-сладкая боль лишь усилилась. Приподняв бёдра, я принялся скакать на нём, и с каждым движением ощущения становились всё сильней. Боль от его жёстких пальцев, впившихся мне в бёдра, только разжигала желание. Закрыв глаза, он заглушал стоны, прижимаясь к моей груди. Скользя губами по рельефным мышцам, он царапнул клыками мою кожу и взял в зубы мой напрягшийся сосок. Я крепко схватил его за волосы, заставив застонать. Приоткрывшиеся губы согрели мою кожу.

— Укуси меня, — прошептал я.

Он укусил так сильно, что я вскрикнул и дёрнул его за волосы.

Я двигался в абсолютной гармонии с ним, отвечая на каждый взгляд, прикосновение и звук. Одновременно любя и ненавидя то чувство, которое он во мне вызывал. Мне раньше не было свойственно терять над собой контроль, но когда он вот так дотрагивался до меня, всё катилось к чертям.

— Нравится, когда я тебя кусаю? — спросил он, дыша коротко и отрывисто. — Нравится представлять, куда я ещё могу тебя укусить?

Я упёрся ладонями ему в грудь и уставился на него сверху вниз.

— Ты никогда не можешь вовремя заткнуться?

Сняв с колен, он грубо повалил меня на сиденье. Затем раздвинул ноги и снова вошёл. Машина для этого была слишком тесной, но сейчас уже ничто не могло нас остановить. Даже несмотря на его неловко поджатые ноги и на то, что мне пришлось упереться руками в дверцу, чтобы не влететь туда головой, ощущения были невероятные.

Встав на колени, в более удобную позу, он положил мою ногу себе на плечо, входя глубже.

— О Боже, да!

— Да?

Подняв вторую ногу, он опустил её на другое плечо. Руками он ухватился за дверь, используя её, как опору, чтобы усилить толчки.

— Значит, вот как тебе нравится?

Изменение угла заставило меня задохнуться, а по телу разлилось восхитительное тепло.

— Нет.

Оттолкнувшись руками от дверцы, я приподнял бёдра и принялся двигаться ему навстречу.

— Я люблю жёстче.

— М-мать, — прохрипел он, чуть поворачивая голову и покрывая мою ногу влажными поцелуями.

К этому времени наши тела уже блестели от пота, окна машины полностью запотели, а салон целиком наполнили стоны. Тусклый свет фонарей на парковке подчёркивал каждую ямочку и каждый мускул на божественном теле, нависшем надо мной. Я восторженно смотрел на то, как его мышцы напрягаются от усилия, на вспотевшие, прилипшие ко лбу волосы, на то, как натягиваются сухожилия у него на шее...

Опустив голову между вытянутых рук, он крепко зажмурился и, мотнув волосами, прохрипел:

— О Господи... я... я не могу остановиться.

Я выгнулся, чтобы сильней прижаться к нему. Мне нужно было найти способ заставить его войти в меня глубже, полнее. Мне ещё никогда настолько неистово не хотелось поглотить кого-то целиком, как сейчас, когда он был во мне — потому что даже так я не мог обнять его всего и трогать повсюду. С этой мыслью восхитительное, пульсирующее напряжение превратилось в такую сильную боль, что я скинул ноги с его плеч, заставив всем весом навалиться на меня, и застонал: «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста», — снова и снова.

Уже почти. Почти.

Мои бёдра ритмично двигались, и он отвечал мне встречным движением, жёстким, уверенным и столь же яростным, как моё.

— Сейчас я кончу... уже почти. Пожалуйста...

— Всё, — прорычал он в ответ, а затем нагнулся и прикусил мою губу. — Бери всё.

Вскрикнув, я кончил, впившись ногтями ему в спину и чувствуя на губах вкус его пота.

Он выругался, низко и хрипло, и, сделав ещё один мощный толчок, замер надо мной.

Выдохшийся, дрожащий с ног до головы, он упал на меня и уткнулся лицом мне в шею. Я не смог удержаться и провёл трясущимися руками по его влажным волосам. Мы лежали так, тяжело дыша, и его сердце стучало прямо у моей груди.

Осень в крови: в каждой клетке усталого тела
Винный огонь шелестящих над нами осин,
Времени нет; беспокойная жизнь облетела,
Съеден зарёй заржавевшей луны апельсин.

Шёпот извне; только голос почти незнакомый,
Стёрты слова, как узор на изгибе листа,
Кто ты, зачем? Чуть касаясь руки невесомой,
Снова молчишь - за тебя говорит пустота...

Осень в крови: на морозе краснеет рябина,
В серых глазах затаилась дождливая хмарь,
Запах травы за спиной отдаёт капучино,
Тенью двойной накрывает дорогу фонарь...

Кто ты, скажи, непрерывно идущий по следу!
Выжженный парк безответно встречает меня,
Шелест осин разбавляет немую беседу
С кем-то другим, из вчерашнего века и дня.

Стрелки часов раскололи окно циферблата,
И – тишина, бесполезно, зови – не зови,
Кружится лист – в парусиновых тучах заплата,
Тонет золой бесконечная осень в крови...






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 20.11.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2949164

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1