Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

НА ЮГЕ


Встретил юг жителей Норильска не ласково. Семья в гостинице ещё столкнулась с большой неприязнью киргизов к русским. В номере по соседству местные поселились торговцы . Они часто молились, при этом требуя: «сидите в номере, не шастайте». Это стало раздражать Ксению, но она отмалчивалась. Но когда один киргиз заорал на неё: «Тише, русская тварь!», она не выдержала: влетев в номер, влепила грубияну пощёчину. Киргиз растерялся и - ни слова. Однажды три киргиза, съев пол бока барана в ресторане гостиницы, со смехом вытерли о скатерть руки и, плюнув на пол, пошли к двери. При этом русской девушке официантке, на её возмущение, нагло погрозили.
Но не это главное: Ксения подругу не нашла, с которой переписывалась. По словам её соседки, переехала она жить к кому-то мужику и у себя давно не появлялась.
- Мама,- Ксения руки развела.- Не знаю, что делать! Смысла нет оставаться. А куда? Я не представляю…
Бабка Агафья не удивилась её вопросу, как будто ждала его.
- На родину возвращаться, я знаю, не хочешь, - ответила она. - Разве к Леонтию в Омск? Только нрав у него крут.
- А в Омске ли он, мам?
- Переезжать не любил. Из-за войны подался в город.
- В Омск, так в Омск,- решение приняла Ксения.- Как-никак, родной человек.

Неопределённость сделала Ксению раздражительной, её всё злило: и нерасторопность матери, и большие расходы, и настроение беззаботное сыновей.
- Разбаловались!- наорала на них она как-то.- Беситься, жрать, и никаких забот. У-у, проклятые! А где копеечку доставать, не думаете. Навязались!
Агафья Кирилловна, услышав это, промолчала, боясь на себя обрушить плохое настроение дочки.

В поезде ехали, экономя на еде. «Вся надежда у мамочки на деда» - шептались братья. По рассказу бабки, брату Семёна исполнилось шестьдесят девять лет, и он не любил на свете никого. Его представил себе Сашка лохматым и с выпученными глазами.
Встретил Омск семью крепким морозом. Но детей холод не испугал: после Севера минус тридцать - такая ерунда.
Нашли деда Леонтия очень быстро. Бабка Агафья, вспомнив, что он трудился на железной дороге, ушла спрашивать составителей вагонов, и один из них показал на дом из двух квартир.

Был вечер. На стук дверь открыла женщина лет пятидесяти пяти – это была жена Леонтия, Антонида Ивановна. Дед Леонтий оказался худым, шустрым. И, как приметил Сашка, был копией брата - Семёна Рязанцева. Агафья Кирилловна, заметив удивление внука, объяснила, что все братья должны быть похожими друг на друга. Сходной оказались и манеры его – говор, жесты. Сашка посмотрел на него со страхом. Бабка Агафья, поняв страх внучка, от смеха затряслась. А Сашке пришла мысль в голову: «Наш деда заматерился бы давно».
Антонида Ивановна собрала ужин и, потчуя гостей, их осыпала вопросами. Дед Леонтий, оседлав табуретку, слушал разговор, лишь местами вставляя: «Кхх», «Ох-хо-хо», «Ишь». Но когда хитрая бабка Агафья из тряпок достала бутылку, он разродился большой фразой: «Ух, брат мой!». На лице его появилась улыбка, оно даже показалось Сашке моложе. Дед ему, вроде, понравился, он сразу подсел к нему, и прижался к плечу. А у подвыпившего деда развязался язык. И полились воспоминания, вплоть до детства. Бабка Агафья и Ксения с трудом перевели разговор в нужно русло – где им жить? Дед Леонтий развёл руками. Но когда захмелел, изрек:
- Пусть, старая, поживут, ну а там поглядим.
- Быстрей надо прописаться,- подсказала Антонида Ивановна.- А то больно любопытные соседи.
- А что, плохо с пропиской?- поинтересовалась Ксения.
- Плохо. Но пропишут,- успокоила Антонида Ивановна,- жить где-то надо. А пока места хватит – кухня вон какая.
У Ксении и бабки Агафьи отлегло от сердца.
- Спасибо, Тонечка,- поблагодарила бабка Агафья.- А-то я делом грешным подумала, что выгоните.
- Как можно – свои ведь, не чужие. К нам вон Танька приезжает из деревни и неделями торгует.
- Чего ты вспомнила о ней?- вмешался дед Леонтий.- Маслица привозила и яиц, плохо такую колхозницу держать?
- Так я ей платила.
- Какие там деньги,- поморщился дед,- за бесценок. Ладно, шабаш, стелиться давайте!
Братьям не спалось: у них полно своих было проблем.
- Учебный год уже идёт,- сказал тихо Вовка.
- А мне наплевать на школу,- отвечал Сашка.- У меня даже табеля нет. А мамочка в поезде говорила, если меня не возьмут в школу, то выгонит из дома. И куда податься? Места незнакомые. В Норильске я бы отыскал, куда. Мать Нарышкина Петьки меня оставляла, когда я у них жил. Зачем я с вами поехал?
- Долго ещё шептаться будете, скоты!- зашипела мамочка.






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 19.11.2020 марьин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2948557

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


















1