Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Вопль


Вопль
Саранча, деловито моё пожирает сознание.
Тьма во взгляде, увы, и в мыслях звенит пустота.
Кто отдал этот сад инквизиции на поругание?
Кто поставил заслон у ведущего в небо моста?

Саранча, изнутри, оккупирует пустоши новые.
Скоро мир поглотит, от начала и до конца.
И могилы, и склепы к новым сезонам готовые,
В воплощении непредставимых идей нежильца.

Саранча занимает в верхах положение прочное.
Легионом рождает странный, безумный приплод.
Восстающий, тот час, под гибели знамя порочное.
По указке неведомых и закулисных господ.

Саранча вызывает видения счастья грядущего.
Я гляжу в потолок, в умилении гимн бормоча.
Как теперь обмануть, Цербера, рай стерегущего.
Не успею! За дверью услышал шаги палача.

Дэн никогда не чувствовал страха перед смертью, не появился он и сейчас. Неизбежность казалась несущественной и мелочной. Недостойной, чтобы забивать себе голову ею. Отрешённость не пугала, скорее убаюкивала. Последние дни наизнос.

Он сильно устал. Тело, покрытое множеством гематом и ссадин, ноет от тупой, неугасающей боли. Дэн на несколько мгновений проваливается в нездоровый беспокойный сон, и вздрагивает, когда рука Валеры ложится ему на плечо.

В отцепленном вагоне темно и сыро, а ещё холодно, адски холодно. И Дэну хочется верить, что именно из-за этого его знобит, и горячая, как раскалённый уголь, ладонь синеглазого друга совсем ни при чём. Он слышит его тяжёлое и неспокойное дыхание, слышит, как бьётся сердце. Улавливает этот ритм среди других. Только его сердце может стучать так ровно, когда другие в ужасе пытаются проломить грудные клетки.

Дэн не видит ничего вокруг, от усталости подводит зрение, но охотничье чутьё всё ещё при нём. Редкие всхлипы и тихие молитвы, адресованные вовсе не Богу, а другому эфемерному существу, раздробляют тишину, врезаются в уши, отчего хочется закрыть их руками. Это всё начинает страшно бесить. Не люди, что прощаются с жизнью, а беспомощность. Он не может помочь им, не может помочь себе, Валере, он — бесполезный кусок дерьма, который приносит лишь проблемы. Ярость яркими вспышками пульсирует в голове, вытесняя собой другие мысли, тело напрягается, отчего боль в мышцах увеличивается. Кажется, боль — единственная константа в его жизни.

Дэн всем телом прижимается к Валерке, придавливая его своим весом. Жадно впивается в губы, по-животному, до крови. Он с силой сжимает податливое тело, оставляя на нём отчётливые красные пятна от пальцев, неуклюже целует шею, жёсткая щетина царапает тонкую кожу губ; он опускается ниже, изучая языком впадину на ключице, легко кусает за плечо.

Сходит с ума от терпкого запаха, который оседает на языке, вгрызается в сознание, лишая остатка здравого смысла. Щенку ослабили цепь, позволили стать волком, и он не собирается упускать момент. Он нежно обхватывает рукой возбуждённый член друга, на контрасте медленно двигая запястьем. Валерка поддаётся вперёд — как всегда спешит. Ему ведь ещё спасать людей и строить новое утопическое общество.

Дэну же спешить некуда. Он всегда рядом, возле ноги Валеры. Послушный пёс. Валерка недовольно вздыхает, но пускает всё на самотёк, ведь это именно он решил сегодня нарушить правила и довериться охотнику.

Дэн дотягивается до умывальника и берёт в руку баночку со смазкой, из-за которой он, было, не лишился этой самой руки, в одиночку завалившись в аптеку, кишащую мёртвыми уродами. Смазка отрезвляюще холодная и Валера вздрагивает от прикосновений Дэна.

Оставляя без внимания напускное недовольство синеглазого, Дэн забрасывает его ноги себе на плечи и осторожно входит в него. Медленно, глубоко. С губ Валеры слетает стон. От его голоса внутри, где-то в районе солнечного сплетения, распускается цветок. Как же он бесстыдно прекрасен в такие моменты. Чёрт, Дэн готов убить, лишь бы Валерка чаще позволял себе забыть о роли лидера и просто наслаждался этими нечастыми и кратковременными волнами безумия.

Охотник не спешит набирать ритм. Он двигается неторопливо, вбиваясь в любовника до упора. Никаких резких движений и рваного ритма. Дэн — кареглазый убийца, неотёсанный мужик, умеет удивлять. Он может быть спокойным и расчётливым, а может быть нежным.

Он вновь опускает свою руку на член Валеры. Двигает ею в такт. Смазка делает эти движения мягкими, почти невесомыми. Осторожно оглаживает головку большим пальцем, и начинает набирать скорость, поймав умоляющий взгляд синеглазого любовника. Валера кончает прямо в руку, содрогаясь всем телом. Это выгладит чертовски пошло и возбуждающе. От сжатия мышц становится невыносимо туго, и охотник отстраняется от партнёра, изливаясь ему живот.

Они молчат. Слова не нужны. Они не хотят терять друг друга.

«Ты со мной?» — спросил сегодня Валера. Точно, как тогда, в их прошлом. И точно также, без промедления Дэн ответил: «Да».

Всегда «да», на каждый блядский вопрос. Он выступит против армии монстров, против брата, против Губернатора на танке, против ебучих отбросов в том, что осталось от России, лишь бы идти плечо к плечу вместе с ним. До последнего вздоха, до последней капли крови он принадлежит Валере. И никто не в силах этого изменить. Даже смерть.

Дэн не испытывает страх перед неизбежным, он лишь надеется, что умрёт первым и не увидит смерти Валеры.

Возвратить надежду как,
Если оживает мрак,
Если воскресает враг,
И в пыли затоптан стяг?

Отыскать любимых где,
Если нет следов в воде,
Если проседь в бороде,
И не слышен смех в беде?

Поделить удачу с кем,
Если много так дилемм,
Если слишком мало тем,
И поруган твой тотем?

Убежать от всех куда,
Если в голове бурда,
Если не сбылась мечта,
И судьба опять худа?

Как сберечь огонь для них,
Если мир убог и лих,
Если голос сбит и тих?
Завершай последний стих!






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 19.11.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2948342

Рубрика произведения: Поэзия -> Декадентская поэзия


















1