Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Про господина доктора 3


                                                                                                                           1
    «Сапсан» тронулся и стал стремительно набирать скорость. Господин доктор откинулся на удобную спинку комфортабельного кресла и решил немного подремать. За сегодняшний день он изрядно утомился. Во-первых, Сергей Михайлович очень рано встал и в течение дня выполнил две довольно непростые операции. Во-вторых, у одного из его коллег сегодня был день рождения, и по этому поводу, в конце рабочего дня, было организовано небольшое «заседание». Ну, и в третьих, уже находясь на вокзале, заслуженный деятель медицины посетил местный ресторанчик, где с удовольствием употребил ещё сто пятьдесят граммов коньячка…
Сергей Михайлович направлялся из столицы в большой город для участия в медицинском конгрессе, проведение которого было запланировано на понедельник и вторник. В принципе, ни особой необходимости, ни сильного желания участвовать в этом мероприятии у господина доктора не было. Да и потом, начало декабря – далеко не самое лучшее время для посещения большого города, в смысле прогулок и ознакомления с достопримечательностями. К тому же, и погода то нынче стояла совсем не зимняя, было довольно слякотно и промозгло. Основным аргументом в пользу этой поездки было нечто совершенно другое. А именно – желание повидать своих старых товарищей: Николая Николаевича, Игоря Петровича и Бориса Дмитриевича, которые жили в большом городе. Именно по этой причине, господин доктор отправился в путь не в понедельник рано утром, чтобы прибыть к самому началу мероприятия, а в пятницу вечером, чтобы на выходных пообщаться с друзьями. Супруга Сергея Михайловича (Юлия Васильевна), узнав о переносе даты выезда на более ранний срок, отнеслась к такой корректировке с явным недоверием. Но, заметив, как забегали и заблестели глазки мужа, когда тот сообщал ей об этом, мудрая женщина не стала вступать в полемику, понимая, что в данном случае это совершенно бесполезно…
Господин доктор задремал. Примерно через час он проснулся. Хотелось курить. В очередной раз отметив про себя чудовищную бесчеловечность абсолютно антигуманного закона о запрете курения, Сергей Михайлович достал из сумки бутылку минералки, сделал несколько глотков и снова задремал…
«Сапсан» плавно затормозил и остановился. Сергей Михайлович вышел из вагона на перрон, вдохнул влажный воздух большого города и выдохнул облако насыщенного, полноценно сформировавшегося за время четырёхчасовой поездки, коньячного перегара. Облако медленно поднялось вверх и, как показалось господину доктору, даже преломило лучи света перронного фонаря. Тут он обратил внимание на две фигуры, находящиеся в нескольких метрах от него. Посмотрев на довольные и ухмыляющиеся лица этих людей, господин доктор безошибочно опознал Николая Николаевича и Игоря Петровича…
Такси быстро ехало по почти пустым улицам вечернего большого города.
- Как вы себя чувствуете, господин доктор?! – с заботой полюбопытствовал Николай Николаевич и протянул Сергею Михайловичу, сидящему на переднем сидении, уже хорошо початую к тому моменту бутылочку коньячка.
- Не утомились ли вы в дорогое?! – уточнил Игорь Петрович и, следом за бутылочкой, предложил дорогому гостю почищенную мандаринку.
Господин доктор сделал очень серьёзный вид и прищурил один глаз. Затем он хорошо отработанным движением молниеносно извлёк из бутылки пробку, запрокинул сосуд, сделал пару хороших глотков, удовлетворённо крякнул, вставил пробку на место, закусил мандаринкой и передал бутылочку обратно.
- Вы знаете, господа, вот сейчас уже чувствую себя гораздо лучше!!! – признался он товарищам.
- Я прошу прощения, но в нашем такси запрещается…, - начал, было, водитель (молодой человек лет двадцати пяти).
- Что запрещается?! – перебил его Сергей Михайлович. – Распивать спиртные напитки?! Так ведь ничего подобного здесь не происходило, не происходит и происходить не будет! Уверяю вас, молодой человек! А то, что сейчас имело место быть, так это, друг мой, есть ни что иное, как профилактическое мероприятие, обеспечивающее наиболее быструю и полноценную акклиматизацию! Это я вам говорю с полной ответственностью, как практикующий врач!
Молодой человек очень внимательно посмотрел на пассажира, сидящего рядом, с пониманием кивнул головой и всю дальнейшую дорогу не промолвил ни единого слова…
Изначально планировалось, что с вокзала Сергей Михайлович отправится на квартиру Николая Николаевича и Софьи Павловны (во всяком случае, именно такой сценарий был утверждён в итоге телефонного совещания по линии женсовета, которое Юлия Васильевна и Софья Павловна провели вчера вечером). Но, дело в том, что этот сценарий был скорректирован Игорем Петровичем, который сегодня утром, совещаясь по этому вопросу с Николаем Николаевичем, предложил с вокзала поехать именно к нему домой, мотивируя это тем, что Сергей Михайлович ещё ни разу не был у него в гостях. Николай Николаевич сначала хотел, было, подискутировать с товарищем на эту тему, но потом отказался от этой затеи, полностью согласился с Игорем Петровичем и даже заблаговременно перевёз к нему свой музыкальный инструмент. Он подумал, что их посиделки, явно, затянуться по времени и, столь же явно, не обойдутся без музицирования, а это может помешать отдыху его драгоценной супруги. Но это была, так сказать, «официальная» версия. На самом же деле, было желание избавиться от женского «присмотра», а это было особенно актуально в контексте того, что минувшим летом Софья Павловна и Юлия Васильевна подружились между собой и довольно активно поддерживали связь…
Когда они прибыли домой к Игорю Петровичу, то их встретила Ксюша (дочь этого уважаемого человека), которая приготовила ужин и уже накрывала на стол. Стол она накрыла на кухне, так как достаточно хорошо знала своего отца и тех, кто обычно приходит к нему в гости…
Не смотря на свои юны годы, Ксюша прекрасно готовила и была признанным авторитетом в области домашней консервации, солений и холодных закусок. Когда джентльмены зашли на кухню, то юная хозяйка удостоилась бурных и продолжительных аплодисментов. И, надо сказать, вполне заслуженно. На столе находились: её фирменное, домашнее маринованное овощное ассорти, квашеная капустка, два вида солёных грибочков (опята и грузди), нежнейшая солёная скумбрия, салатик из редьки с чесночком и классический салатик из крабовых палочек с добавлением сладкой кукурузы. При этом на кухне явно ощущался приятный мясной аромат, исходивший из духовки, где на большом противне, на медленном огне, доходила до кондиции постная свининка с мелкой картошечкой, шампиньонами и лучком, которую Ксюша запекала в своём фирменном соусе…
- Прошу вас, господа! Присаживайтесь и угощайтесь! А я вас покидаю! – сказала хозяйка.
- Как это?! – в один голос ответили джентльмены.
- Ванька меня, наверное, уже заждался там…
- Ааа… Ну, если Ванька, тогда ладно, - с пониманием ответил дочери Игорь Петрович, кивая головой.
- Кстати, дядя Коля, я надеюсь, что вы будете вести себя хорошо и не втяните уважаемого Сергея Михайловича в какие-нибудь свои авантюрные делишки! – съязвила юная бестия, ехидненько улыбаясь. – Игорёчек, тебя это тоже касается!!!
- Ты посмотри на неё! Какая грамотная стала! «Авантюрные делишки», видишь ли! Уж больно узнаваемый стиль! Смотрю, общение с Натальей Александровной не проходит даром?! – отвечал отец дочери. – Может, твоя будущая свекровь тебя ещё и материться научит?!
- Игорёчек! Это я и без неё умею! – парировала Ксюша. – Ладно, джентльмены, приятного вам аппетита и замечательного ужина, а я поехала, такси уже ждёт.
- Ты хоть это… Возьми с собой чего-нибудь поесть, а то, поди-ка, твой юный мужичок то голодный там тебя ждёт, - заметил Игорь Петрович.
- Ну, ты даёшь, Игорёчек! – заявил наглый ребёнок, – Да мы вчера с Натальей Александровной наготовили столько, что на неделю хватит!
- Я смотрю, у вас там с будущей свекровью просто идиллия!
- А то!!! Всё! Побежала я!
Джентльмены встали и признательно поклонились талантливой хозяйке. Ксюша игриво изобразила реверанс и тут же упорхнула.
- Вот так вот, господа! – подытожил диалог с дочерью Игорь Петрович. – Дети растут!!!
- Я так понял, её «юный мужичок» - это сын вашей негасимой звезды? – уточнил господин доктор.
- Совершенно верно, - подтвердил Игорь Петрович. – У них уже больше года роман. Живут сейчас практически вместе, но на два дома. То у меня, то у Натальи. Мы с ней теперь постоянно перезваниваемся, мол, где сегодня живёт наш детский сад? У тебя? Ааа… Ну, ладно… Но, надо отдать должное Ксюшке. Если даже живёт там, то старика не забывает. Придёт, всё домашнее хозяйство в порядок приведёт, наготовит… Да и с Настей они, вроде, подружились…
- Да, кстати! Как я погляжу, наш пострел везде поспел?! – язвительно заметил господин доктор. – Тут недавно Вика заходила к нам в гости…
- Ааа… Понятно… Эта пронырливая девчонка, наверняка, всё знает! Я то ведь тогда, осенью в парке, когда взял у неё визитку, думал, доеду, просто поздороваюсь… Ну и «поздоровался»… В понедельник, или во вторник Настя приезжает на машине, так сказать, уже с вещами и надолго. Собирается открывать у нас филиал своего салона и хочет сама возглавить этот проект на месте…
- Ну и хорошо! Я рад за тебя! Молодец! – искренне сказал Сергей Михайлович.
- Конечно, хватит уже холостяковать, а то, совсем одичаешь! – поддержал Николай Николаевич.
- Да я и сам не против…, - отвечал друзьям Игорь Петрович.
«Соображая на троих», товарищи налегли на соления и холодные закуски. После трёх стопочек они дружно закурили.
- Надо бы обязательно Борю повидать, - сказал господин доктор. – Наберу его завтра.
- Думаю, он в течение часа будет здесь, - ответил Игорь Петрович.
- Даже так?!
- А ты как думал? Мы ему сразу сообщили о твоём приезде. Просто он сегодня шабашит на каком-то вечернем концерте. Скоро должен подъехать.
И действительно, вскоре появился Борис Дмитриевич. Подогретые джентльмены сразу же налили ему штрафную!
Николай Николаевич и Игорь Петрович музицировали в две гитары. Борис Дмитриевич поддерживал товарищей и подыгрывал им на губной гармошке, подаренной ему сегодня после концерта музыкантами, которых он «озвучивал». В перерывах между композициями друзья беседовали и не спеша выпивали. Вдохновлённые великолепным мясом с картошечкой и шампиньонами, напарники-гитаристы вспомнили и сыграли несколько известных хитов отечественных рок групп времён их молодости. Эти замечательные песни вызвали эйфорию у всех участников и напрочь отогнали любые позывы ко сну. В какой-то момент Игорь Петрович почти перестал принимать участие в беседе и стал как-то очень загадочно улыбаться (время было уже начало шестого утра). Николай Николаевич сразу заметил это. Он гораздо лучше всех остальных присутствующих знал товарища. Такие вот загадочные улыбочки однозначно говорили ему о том, что Игорь Петрович что-то задумал. А если прибавить к этому тончайший, едва уловимый запах какой-то новой авантюры, который начал витать в прокуренном пространстве кухни, то всё становилось почти очевидным. И вот, Николай Николаевич подвинул свою табуретку поближе к Игорю Петровичу, по-дружески положил ему руку на плечо и, мило улыбаясь, начал.
- Игорёк… А вот теперь, давай-ка, не спеша, по порядочку, не упустив ни одной детали и подробности, расскажи всем нам, пожалуйста, что же ты там удумал?!
- Хммм… А с чего это ты взял, что я что-то удумал?! – попытался отмазаться Игорь Петрович.
- Игорёёёчек… Я, конечно, не умею читать чужие мысли, как это делает твоя новая юная знакомая, одаривающая тебя волшебными визитками в осеннем парке столицы. Ровно, как и не могу блеснуть отменным знанием человеческой психологии, основанным на многолетнем ежедневном общении с большим количеством разных людей, как наш уважаемый господин доктор, - говорил Николай Николаевич, всё ближе и ближе наклоняясь к уху товарища и постепенно переходя почти на шёпот. – Но вот тебя то, засранца такого, я знаю, как облупленного! Так что, давай, колись! И тебе легче станет, да и общественность удовлетворит свой живой интерес…
Игорь Петрович изобразил искреннее недоумение, однако, «показания», всё же, давать начал.
- Ну, собственно говоря, я то здесь совершенно ни при чём! – начал он.
- Неужели?! – язвительно ввернул Николай Николаевич.
- Конечно! Посудите сами, друзья мои! Вчера (уже вчера) в обед мне позвонила наша негасимая звезда. Мы с ней, как обычно, о чём-то похихикали по поводу нашего совместного детского сада, и я обмолвился, что вечером приезжает наш уважаемый друг, и мы планируем посидеть на этой самой кухне. Мы закончили разговор, а минут через двадцать она позвонила мне снова. Оказывается, что господин губернатор, узнав от неё о приезде господина доктора, безапелляционно пригласил всех нас к себе на дачу. Наша звезда планировала поехать туда в субботу ранним утром, чтобы провести выходные со своим «молодым» человеком. В итоге, она заявила, что заедет за нами в семь утра, и чтобы мы к этому времени были уже полностью готовы к поездке. Таким образом, джентльмены, уже менее чем через два часа, мы с вами должны загрузиться в шикарный автомобиль нашей неповторимой басистки и отправиться в Н-скую губернию, на дачу к Владимиру Викторовичу. И, ещё раз прошу вас заметить, я здесь абсолютно ни при чём!
Повисла некоторая пауза. Все трое слушателей этого монолога почти синхронно закурили.
- Ну, ложиться спать уже, явно, поздно, - заметил Борис Дмитриевич.
- Естественно! Не хватало ещё проспать! Представь, что в этом случае нам придётся выслушать от нашей матери Терезы! – добавил Николай Николаевич.
- Игорь Петрович, а почему же вы раньше не рассказали нам всем о предстоящей поездке?! – полюбопытствовал господин доктор, попыхивая сигареткой и классически прищурив один глаз.
- Хммм… Так известно почему! Расскажи бы я об этом вечером, вы, на пару с Николаем Николаевичем, как пить дать, придумали бы какую-нибудь отмазку, чтобы никуда не ехать. А это, согласитесь, было бы крайне не вежливо по отношению к Владимиру Викторовичу, которого глубоко уважают многие люди, даже и далеко за пределами его родной губернии…
- Экий же вы, право, прохвост! – резюмировал господин доктор.
Минут за десять до своего прибытия Наталья Александровна отзвонилась и попросила джентльменов спуститься вниз и ожидать её около парадной. Когда она подъехала к парадной Игоря Петровича, то увидела довольно интересную картину. Во дворе, под фонарём, стояли четыре фигуры, выхваченные светом этого самого фонаря из утренней декабрьской тьмы. Силуэты сильно различались по росту и размеру. Начиная с рослой и необъятной фигуры господина доктора, заканчивая невысокого роста, почти миниатюрной фигуркой Бориса Дмитриевича, который, находясь рядом с Сергеем Михайловичем, был похож на воробья. Николай Николаевич и Игорь Петрович держали в руках кейсы со своими музыкальными инструментами. В руках у Сергея Михайловича и Бориса Дмитриевича были большие пакеты, в которых находился весьма внушительный арсенал различных напитков. Все четверо джентльменов в этот момент курили. Погода была абсолютно безветренной, и табачный дым, смешанный с парами устойчивого перегара, густым облаком поднимался вертикально вверх, окутывая при этом плафон фонаря и превращая его в мутное пятно. Наталья Александровна даже сделала на телефон несколько фото этого удивительного «природного» явления…
Настроение у негасимой звезды было игривое и приподнятое. Она вышла из машины, очень тепло поприветствовала джентльменов, чмокнув каждого в щёчку. Затем она окинула каждого из присутствующих мужчин очень внимательным взглядом.
- Ну, с вами-то мне всё ясно, причём, уже очень давно всё ясно, - сказала она, обращаясь к Николаю Николаевичу и Игорю Петровичу. – А вот, как же вам, алкашам-марафонцам, удалось втянуть в эту беспрецедентную по своей грандиозности пьянку столь сознательных и глубокоуважаемых людей, как Борис Дмитриевич и, тем более, Сергей Михайлович, для меня, признаться, остаётся большой загадкой…
- Ну, а что ты, собственно, хотела? – ёмко ответил ей Игорь Петрович.
- Ну, да… Чего уж тут… Как говорится, с кем поведёшься – так тебе и надо! – философски резюмировала Наталья Александровна.
- Кстати, что там наш с тобой детский сад? Нынче у тебя проживает? – проявил искреннюю и необыкновенно трогательную отцовскую заботу нетрезвый Игорь Петрович.
- Да. У меня. Всё нормально. Как обычно по выходным, дрыхнут…
Все четверо пассажиров и их багаж были загружены в автомобиль, и негасимая звезда заняла своё место за штурвалом. Когда она тронулась, то подумала: «Как же всё-таки хорошо, что, в своё время, я не пожалела таких больших денег и купила себе машину именно представительского класса, где установлена прекраснейшая система вентиляции салона и климат контроля. Если бы не сочетание этих двух замечательных опций, то я бы сейчас или замёрзла, как собака, будучи вынужденной, открыть настежь все окна, или просто задохнулась бы от этих уникальных паров…».
Автомобиль Натальи Александровны ещё даже не успел покинуть пределов большого города, а все четверо пассажиров уже мирно уснули. Тогда она нашла в интернете знаменитую песню из телепередачи их детства «Спокойной ночи, малыши!» и включила её на довольно большую громкость через современную аудиосистему автомобиля. Никто из пассажиров никак не отреагировал. Некоторые из них лишь стали ещё более сладко похрапывать…

                                                                                                                                     2
     Часа через три с половиной Наталья Александровна въехала во двор дачи своего возлюбленного. Пассажиры, находящиеся в комфортабельном салоне её шикарного автомобиля, по-прежнему не подавали абсолютно никаких признаков жизни. Владимир Викторович вышел из дома и направился в сторону подъехавшей машины. Юркая лань проворно покинула место пилота и грациозно метнулась ему навстречу.
- Привет, любимый! – радостно воскликнула она.
- Привет, моя хорошая! – ответил он и поцеловал её в губы. – А что, ребята не приехали?!
- Хммм… Ну почему же?! Иди, Володенька, посмотри, кого я тебе привезла, а я пока в душ!
- Привет, доченька! – сказал вышедший на крыльцо дома Пётр Михайлович.
- Привет, Михалыч! Как вы? – ответила Наталья Александровна.
- Я то?! Да я лучше всех! – гордо ответил старик и улыбнулся.
Владимир Викторович подошёл к автомобилю возлюбленной и посмотрел внутрь через окно. Находящиеся там джентльмены продолжали мирно почивать. При отсутствии ключа в замке зажигания, система вентиляции салона не работала, от высокой концентрации уникальных паров в машине начали запотевать все стёкла. Господин губернатор несколько задумался и почесал свою лысую голову, размышляя, что же делать. Тут к нему подошёл Пётр Михайлович.
- И что же тут такого интересного, Вовчик?! – спросил старик и тоже посмотрел внутрь машины.
- Да вот, посмотри, Михалыч. Джентльмены явно утомились в дороге.
- Ну, бывает. Ничего страшного. А ты-то чего стоишь, репу чешешь?! Неужели не знаешь, что нужно делать?!
- А что нужно делать? – в некоторой растерянности спросил самый главный человек во всей Н-ской губернии.
- Эххх! Молодёжь! – с досадой произнёс Михалыч. – Всему-то вас учить надо! Пойдём-ка со мной!
Господин губернатор послушно проследовал за старшим товарищем, который помимо того, что являлся его личным водителем и первым учителем музыки, ещё и по жизни был ему вместо отца. Они зашли в гостиную. Михалыч указал на небольшой, круглый деревянный столик, стоящий в углу.
- Давай, берём его и потащили на улицу! – скомандовал старик.
- Зачем?
- Вовчик! Не задавай глупых вопросов!
Они вынесли стол на улицу и поставили его рядом с машиной Натальи Александровны.
- Ну что, понял, что нужно сделать?! – лукаво спросил опытный наставник.
- Хммм… Кажется, догадываюсь, - не совсем уверенно ответил Владимир Викторович.
- Догадываюсь! – передразнил господина губернатора старик. – Вовка, вот ты же, вроде, взрослый мужик, целой губернией управляешь, с президентом напрямую общаешься! А таких элементарных вещей сообразить не можешь! Ладно, ты продолжай, а я пойду, поднимусь на чердак и принесу моей вяленой рыбки!
Господин губернатор вынес из дома пять «раритетных» стеклянных кружек, точно таких же, какие были и в гараже Игоря Петровича, и которыми в советское время была укомплектована любая пивная. Затем он вынес на улицу большую металлическую кегу с пивом и специальное устройство с краном, обычно используемое в барах для розлива пенного напитка из кеги (подарок уважаемому губернатору на день рождения от председателя совета директоров небезызвестного н-ского пивзавода, у которого все металлические детали были позолочены, а на ручке крана красовалась именная гравировка).
Владимир Викторович наполнил кружки пивом. Тут появился Пётр Михайлович с вяленой рыбкой и газетой.
- Михалыч! А газету то зачем принёс? Ты что, собрался вслух почитать гостям передовицу?! – полюбопытствовал «молодой» ученик.
- Эхххх… Вока, Вовка! Коль скоро, ты вынес кружки из советского прошлого, то нужно уже до конца соблюдать исторический антураж! – ответил специалист по новейшей истории Отечества, после чего заботливо расстелил на столе принесённую газету и положил на неё рыбу.
- По-моему, вполне приличный натюрморт! – сказал господин губернатор, окинув взором грамотно сервированный стол.
- Я бы даже сказал, очень достойный натюрморт! – подтвердил Пётр Михайлович. – А вот теперь, уважаемый гостеприимный хозяин, у вас есть все основания для того, чтобы побеспокоить почивающих джентльменов!
Господин губернатор подошёл к машине и открыл переднюю пассажирскую дверь.
- Доброе утро, джентльмены! – громко сказал он.
Первым проснулся господин доктор.
- О! Привет, Володя! – ответил он, затем выгрузил своё могучее тело из автомобиля и пожал руку гостеприимному хозяину. – Мы уже приехали?
Тут и на заднем сидении, где находились трое оставшихся пассажиров, тоже появились признаки возрождающейся жизни, а через полминуты на свет божий вышли Николай Николаевич, Игорь Петрович и Борис Дмитриевич…
- Господа! Извольте холодненького! – призывно воскликнул господин губернатор, указав на сервированный стол.
Увидев великолепный натюрморт, уважаемые гости заметно оживились. Они подошли к столику и разобрали наполненные холодным пенным напитком стеклянные кружки.
- За встречу! – торжественно объявил Владимир Викторович.
- За встречу! – хором ответили гости, подняли кружки и звонко чокнулись.
Стоящий чуть в стороне Пётр Михайлович лукаво улыбнулся, достал из кармана телефон и запечатлел этот исторический момент…
Утомлённые долгой дорогой гости дружно осушили кружки залпом. Заботливый хозяин тут же стал наполнять их снова из своего именного крана. Приятный, бархатистый вкус свежайшего пенного напитка вернул к жизни уставших джентльменов, и только теперь они обратили внимание на то, в каком красивом и живописном месте им довелось оказаться. Дача господина губернатора находилась на окраине небольшой деревушки. Довольно большой участок был почти со всех сторон окружён шикарнейшим густым ельником. Казалось, что насыщенный зелёный цвет елей даже как-то «греет». На самом участке росло несколько небольших лиственниц, которые «поддерживали» хвойную тематику. Воздух был каким-то необыкновенно прозрачным. Хотелось вдыхать его ещё и ещё, глубже и глубже. Кое-где лежал выпавший ночью ослепительно белый снежок, который подтаивал под лучами яркого солнца. Вообще, температура воздуха была около нуля градусов, но за счёт «согревающего» цвета елей и ярко светящего солнца и значительно меньшей, нежели в большом городе влажности, казалось, что на улице значительно теплее.
Вторую кружку пива пили уже не спеша и с необыкновенно вкусной вяленой рыбкой от Михалыча. Джентльмены окончательно очухались, пришли в себя и выглядели просто бодрячком. Тут на улицу вышла их негасимая звезда.
- Вот так вот, да?! Они, значит, тут все вместе пьют вкуснейшее пиво с изумительной вяленой рыбкой от Михалыча, а я там сижу одна и мучаюсь от жажды после долгой дороги! – обиженно сказала она и театрально надула губки.
Господин губернатор, как опытный иллюзионист, достал откуда-то ещё одну кружку и быстро наполнил её пенным напитком. Пока наливалось пиво, «сват» Натальи Александровны проворно подсуетился и почистил «сватье» спинку вяленого окуня. Звезда сделала пару глотков пива, закусила рыбкой и в истоме прикрыла глаза.
- Мммм!!! Какая прелесть! Господа, с вами становится приятно иметь дело! Кстати, а как вы себя чувствуете?! – обратилась звезда к своим пассажирам.
- Ну, признаться, долга дорога несколько утомила нас, - отвечал Николай Николаевич. – Но, благодаря грамотным усилиям уважаемого Владимира Викторовича и Петра Михайловича, усталость и недомогание остались далеко позади!
Остальные пассажиры, в знак полного согласия с мнением товарища, одобрительно закивали головами.
- Что же, я искренне рада за вас. Да, вот ещё что, пока не забыла. Поскольку я являюсь одним из соавторов этой загородной авантюры, то сочла возможным, даже без вашего ведома, позаботиться о том, чтобы ваша, Николай Николаевич, и ваша, Сергей Михайлович, супруга не потеряли вас из вида. С этой целью вчера, перед тем, как лечь спать, я добросовестно слила Ксюше всю информацию о предстоящей поездке, ровно, как и обязалась при этом неустанно и бдительно присматривать за всем вами до момента нашего возвращения в большой город. Думаю, что Ксюша уже проснулась и связалась с Софьей Павловной, а та, в свою очередь, позвонила Юлии Васильевне. Та что, как говорится, не извольте беспокоиться по этому поводу, джентльмены!
- Благодарю вас за такую предусмотрительность, - сказал господин доктор и поклонился.
- Между тем, джентльмены, дело идёт к обеду. Что вам приготовить на обед? – спросила загородная мать Тереза.
- Натусь, я вчера купил на рынке прекрасный говяжий подбедёрок и пару кусочков мясной говяжей же грудинки. Сегодня с утра мы с Михалычем поставили варить бульончик. Думаю, он уже готов, – сказал господин губернатор.
- Отлично! – ответила звезда и чмокнула своего возлюбленного в щёчку. – А знаете, меня тут моя главбух угостила свёклой со своего огорода, и я прихватила этот гостинец с собой. Хотите, я сварю борщ?!
Ответом негасимой звезде было бурное одобрение и продолжительные аплодисменты джентльменов. На второе решено было запечь на углях стейки лосося, а на гарнир сварить рис. Для всех своих пассажиров Наталья Александровна сразу обозначила одно условие. После обеда они должны были устроить небольшой тихий час и немного поспать. После тихого часа запланировали помузицировать в полном составе.
В качестве помощника по кухне проворная хозяйка пригласила Петра Михайловича. От помощи других участников она отказалась, мотивировав это тем, что предпочитает исключительно трезвых помощников, от которых не пахнет перегаром…
До самого обеда джентльмены пили пиво. Причём, пройти в гостиную они отказались, предпочтя находиться на улице. Настолько им понравился местный пейзаж и, конечно же, замечательный круглый стол с расстеленной на нём газеткой…
После плотной обеденной трапезы джентльмены выполнили условие своей негасимой звезды. Они разошлись по гостевым комнатам (коих в огромном доме было предостаточно) и добросовестно уснули на два часа. Когда джентльмены проснулись, то Наталья Александровна организовала совместное чаепитие в гостиной, после чего вся компания отправилась в «студию». «Студией» Владимир Викторович называл специальное помещение, которое он оборудовал в подвальной части дома пару месяцев назад. Это была хорошо звукоизолированная комната довольно большой площади, в которой находилась барабанная установка и вполне приличное звуковоспроизводящее оборудование, к которому можно было подключить музыкальные инструменты и микрофоны. В общем, полноценная репетиционная точка прямо на даче.
Борис Дмитриевич занял своё место за пультом. Музыканты подстроились и начали играть. После нескольких исполненных композиций господин губернатор внимательно посмотрел на присутствовавшего в качестве зрителя Михалыча. Владимир Викторович лукаво улыбнулся, покинул своё место за барабанами и куда-то удалился из «студии». Минуты через три он вернулся, держа в руках принесённый из комнаты старика большой синтезатор, на котором Михалыч частенько баловался в одно лицо, одев наушники. Старик попытался, было, отмазаться, но бурные аплодисменты всех присутствующих не оставили для его отмазок совершенно никаких шансов. Надо сказать, что играл Михалыч просто прекрасно. Легко въезжал в абсолютно любые темы и мастерски импровизировал. Чувствовалась хорошая джазовая школа и серьёзный опыт. Его участие вызвало всеобщий подъём, и музыканты отыграли почти два часа просто на одном дыхании.
Увлечённые процессом, они едва не забыли про ужин. А ужин планировался шашлычный. Ещё с утра господин губернатор вместе в Михалычем замариновали баранину, свинину и куриные крылышки…
Когда шашлык был готов, то вся компания расположилась в просторной гостиной за большим столом. Господин губернатор разжёг камин. Уютная гостиная, потрескивание дров, сногсшибательный аромат прожаренного на углях мяса, искусно сервированный проворной «молодой» хозяйкой стол, на котором кроме шашлыка были ещё и соления, свежие овощи, зелень, сацебели и, конечно же, холодная беленькая…
Закусывая нежным, хорошо промаринованным и прожаренным шашлычком из баранины очередную стопочку, господин губернатор услышал какой-то звук. Он безошибочно определил, что во двор дома въехал автомобиль. Владимир Викторович вышел на улицу. Из подъехавшей машины вышла девушка лет двадцати пяти. Он подошёл к девушке, тепло обнял её и поцеловал в щёчку.
- Доча, ты чего опаздываешь то? – спросил он у девушки.
- Привет, пап! Да пришлось выйти сегодня на работу. Вот, только освободилась.
- Ну, пойдём скорее! У нас сегодня гости и просто обалденный шашлык!!!
Они вошли в гостиную.
- Господа! Позвольте вам представить мою дочь Марину! – сказал господин губернатор.
Владимир Викторович познакомил девушку с каждым из присутствующих джентльменов. Девушка присела за стол рядом с Натальей Александровной и они поприветствовали друг друга, как старые подружки. Тут же был предложен тост за прекрасных дам. Выпив и закусив, Игорь Петрович и Сергей Михайлович пристально посмотрели друг на друга. Через пару минут Игорь Петрович покинул гостиную и вышел на улицу. За ним последовал и господин доктор.
Выйдя на улицу, они закурили и некоторое время молчали. Повисшую паузу нарушил Сергей Михайлович.
- Игорёк, вот, ты знаешь, я уже не задаюсь вопросами типа: что, к чему, почему, откуда и куда? Сейчас меня гораздо более волнует совершенно другое!
- Хммм… И что же?!
- А вот что! Вся эта чертовщина, начавшаяся ещё в июле, когда-нибудь закончится?!
- Ну, наверное, когда-нибудь, всё-таки закончится, только, явно, не сейчас. Ибо, как ты сам видишь, она, эта самая, как ты выразился, чертовщина, довольно динамично продолжается…
А дело то было в том, что в этой милой девушке, дочери господина губернатора Марине, оба товарища, безо всяких сомнений, опознали их общую знакомую, Вику! Да, у неё была другая причёска, другой цвет волос, совершенно другой стиль одежды, но это была Вика!!! Фигура тела, лицо, глаза, голос и даже манера общаться – всё говорило о том, что это Вика!!!
- А давай, я сейчас позвоню ей?! – предложил Сергей Михайлович.
- Ну и что? Если это действительно она, то просто не возьмёт трубку, или, скажем, будет где-нибудь вне зоны действия сети…
- И всё же, давай попробуем!
- А давай! Мы и так выглядим, как идиоты. Одним эпизодом идиотизма больше, одним меньше, погоды абсолютно не сделает. Звони!
Господин доктор достал телефон и набрал Вику. Она долго не брала трубку, но потом всё же ответила.
- Да, Сергей Михайлович! Здравствуйте!
- Привет, Вика! Я тебя не отвлекаю?
- Да нет. У вас что-то случилось?
- Нет, нет, ничего не случилось, всё в порядке… Вика, скажи, пожалуйста, а ты сейчас в Москве?
- Ну, да, в Москве. В своей съёмной квартире. А что?
- Да нет ничего. Извини, что побеспокоил.
- Подождите! Вы где-то довольно далеко… Скорее всего, Н-ская губерния…
- Да, это так. Я уехал по делам…
- Но это не всё! Мне, конечно, всё равно, но вы сейчас не доверяете мне… Хотя, вы сами знаете, что мне это далеко не всё равно… Внешность… Вас интересует моя внешность… Именно сейчас…
- Да нет, Вика… Извини ещё раз, мы тут просто немного выпили…
- То, что вы немного выпили, «папенька», я знала ещё тогда, когда снимала трубку, - съязвила юная бестия. – Здесь дело совсем не в этом… Давайте-ка, вот что. Я сейчас сама вам перезвоню по видеосвязи. Единственное что, я в данный момент принимаю ванну и, по понятным причинам, не смогу себя продемонстрировать в полный рост. Всё! Сейчас перезвоню!
Сергей Михайлович нажал отбой и посмотрел на товарища. Тот лишь пожал плечами. Секунд через двадцать Вика перезвонила по видеосвязи. На экране появилась её голова с мокрыми волосами. Она была по шею в воде, на которой плавали хлопья мыльной пены. Тот же цвет и длина волос то же лицо. Господин доктор присмотрелся очень внимательно. Без макияжа лицо Вики была ну просто абсолютно детским. Она, видимо, его «услышала».
- И снова здравствуйте, «папенька»! – хихикая сказала пигалица.
- Привет, привет, «доченька», - подыграл Сергей Михайлович от полнейшей безысходности и улыбнулся.
- Ой, папенька! Да там, рядом с вами, и Игорь Петрович! Привет ему от меня!!! – радостно воскликнула Вика и помахала ручкой.
- Да, конечно, обязательно передам!
- Ну, вот… Теперь я вижу, что ваша «дочь» почти полностью реабилитирована в плане «отцовского» доверия. А то, подумали там про меня неизвестно что! – почти кривляясь сказала она и тут же театрально надула губки. – Думаю, что нам сегодня ещё предстоит пообщаться. Та что пишите! Спать я собираюсь ложиться ещё очень не скоро! И, кстати, скиньте мне её фото.
- Чьё фото?!
- Вам лучше знать, «папенька», - ехидно заявила «доченька». – Ну, всё! Пока-пока! А то, вас там уже ждут!
В следующее мгновение наглая девчонка послала воздушный поцелуй и сразу же нажала отбой…
Пожалуй, ещё никогда в жизни господин доктор не чувствовал себя бОльшим идиотом, чем сейчас. Игорь Петрович подошёл к нему поближе и по-дружески положил руку на плечо.
- Серёга, ты знаешь, во-первых, я замёрз, во-вторых, практически полностью протрезвел от всей этой потусторонщины, а в третьих, нас, наверное, уже потеряли. По сему, пошли-ка в дом и выпьем водки!
- Пошли! – поддержал товарища Сергей Михайлович. – Всё равно ведь, больше нам делать нечего!
Застолье продолжалось своим чередом. Наталья Александровна и Марина (обе с порозовевшими щёчками) о чём-то хихикали ( в основном между собой), присутствующие же джентльмены степенно выпивали и беседовали.
У Сергея Михайловича никак не шли из головы слова пронырливой пигалицы на счёт «её фото». Сначала он пытался их полностью игнорировать, но, в конце концов, изловчился, совершенно незаметно сделал несколько фото Марины на телефон и выслал их своей «доченьке». Не прошло и десяти минут, как наглая девчонка ответила: «Она – моя ровесница. Практически полный двойник (вернее, я её двойник). Но дело не в ней. Дело в её матери, которая лет пять назад умерла от неизлечимой болезни. Она – точная копия матери. Есть что-то, что связывает меня и её покойную мать. Точно есть! Но я не могу ни догадаться, ни увидеть это «что-то». Думаю, что об этом знает Александр Андреевич. Но этот, как вы говорите, прохвост, вряд ли что-то расскажет. Это «что-то» очень ярко эмоционально окрашено. Больше я ничего не знаю».
Спать стали расходиться уже после полуночи. Господин доктор принял твёрдое решение, что более он ни в какой чертовщине не участвует, никаких «расследований» и «дознаний» не проводит, ровно, как и совершенно не интересуется никакими двойниками и даже тройниками, а просто наслаждается местными пейзажами, прекрасной, тёплой компанией, гостеприимством господина губернатора и готовится к предстоящему медицинскому конгрессу, где он должен будет прочитать доклад…
Уснуть никак не получалось. Сергей Михайлович очень долго ворочался и, в конце концов, решил выйти на улицу, покурить. Ночью приморозило. Господин доктор медленно выкурил сигарету, наслаждаясь тишиной и свежестью морозного воздуха. Тут он услышал чьи-то шаги. Это был Пётр Михайлович, который, как известно, страдал бессонницей.
- Что, господин доктор, вам тоже не спится?! – лукаво спросил старик.
- Да, Михалыч… Никак не уснуть…
- А пойдёмте ка ко мне! Поболтаем, да я угощу вас «снотворным»!
- А пойдёмте!!!
Они поднялись в комнату Петра Михайловича. Старик достал из шкафчика какую-то бутылочку, налил стопочку, заботливо порезал яблочко, положил его на блюдечко и поставил стопочку и блюдечко перед господином доктором.
- Угощайтесь! Это настойка на травах. Сам я уже давно не употребляю, а вот изготовлением настоек, по старой памяти, занимаюсь.
- Спасибо! – ответил Сергей Михайлович, выпил стопочку и закусил яблочком. – Мммм!!! Какая вкусная штука! Дадите рецепт?
- Конечно! Завтра напишу. Только напомните мне, чтобы я не забыл.
Между ними завязалась непринуждённая беседа. Они довольно скоро перешли на «ты». Старик оказался талантливым рассказчиком и поведал господину доктору пару историй из своей бурной молодости, при этом, не забывая регулярно наполнять стопочку настойкой. Потом, как-то случайно, речь зашла о Владимире Викторовиче и его дочери.
- И ты знаешь, Серёга, Маришка удивительно похожа на свою мать! – сказал старик.
- Извини, Михалыч, а где её мать?
- Вера умерла пять лет назад. Рак. Ничего не смогли сделать.
- Да, Михалыч… К сожалению, медицина не всесильна…
- Я тут как-то занялся и отцифровал кучу старых фотографий. Вот, посмотри сам.
Пётр Михайлович развернул монитор компьютера и стал показывать фотографии господину доктору. Действительно, Марина была как две капли воды похожа на свою мать в молодости. Отличие было только в причёске. Вера предпочитала стрижку каре… Как и Вика… Если бы старик не сказал, что это фото Веры, то господин доктор был бы просто на сто процентов уверен, что на фото Вика, ибо, даже длина этого самого каре была у них одинаковой до миллиметра…
Сергей Михайлович мысленно одёрнул себя и заставил свой мозг немедленно прекратить любую «аналитическую работу». Господин доктор подумал: «Да мало ли, кто на кого похож! Это – совершенно не моё дело, и меня вообще никак не касается!».
Посмотрев фотографии, они продолжили беседу. В какой-то момент Сергей Михайлович похвастался собеседнику свои домом на берегу озера в Псковской области. Старик был большим любителем живописных мест и рыбалки, поэтому он очень заинтересовался. Тогда господин доктор подключил свой телефон к компьютеру и стал показывать многочисленные фотографии своего дома, озера, леса…
- Удивительно красивые места! – восторженно воскликнул Пётр Михайлович, рассматривая фотографии. Он даже одел свои узкие плюсовые очки, чтобы не пропустить ни одной детали.
- Мне тоже очень там нравится. А вот и мой любимый дуб! – гордо заявил господин доктор.
- Просто супер! Серёга, а рыба в озере есть?
- Есть. Сам-то я не рыбак, но люди ловят. Сейчас попробую найти… - сказал Сергей Михайлович и отыскал несколько фото, сделанных во время их поездки в гости к Александру Андреевичу. – Во! Михалыч! Смотри, какая рыба там есть!
- Хммм… Достойна рыба! – заключил старик, увидев фото копчёных лещей. – Слушай, Серёж, а кто этот человек на фото?
- А это – некто Александр Андреевич. Мой знакомый. У него дом в соседней деревне, и он большой любитель рыбалки. Мы ездили к нему в гости, он угощал нас ухой и обалденным копчёным лещом!
- Класс!!! Я бы с удовольствием порыбачил там!
- Так в чём проблема?! Приезжайте следующим летом! Мы летом частенько выбираемся туда на выходные, так что давайте, созвонимся, и приезжайте! Тут не так уж далеко ехать!
- Да… Надо подумать об этом… - задумчиво сказал Михалыч. – А можно ещё раз это фото?
- Вот это? – спросил господин доктор и открыл снимок, где был запечатлён талантливый рыбный кулинар.
- Да… - подтвердил старик и очень внимательно посмотрел на Сергея Михайловича поверх своих очков, висящих на кончике носа. – Мне кажется, я где-то видел этого человека. А ты давно с ним знаком?
- Этим летом случайно познакомились…
Вскоре господин доктор почувствовал приятную расслабленность, и его начало клонит в сон. Видимо, настойка Михалыча действительно обладала снотворным эффектом…

                                                                                                                                    3
     В воскресенье, после завтрака, решили всей компанией прогуляться по окрестностям. Лёгкий морозец, яркое солнце, запах еловой хвои, небольшая речка, уже почти полностью скованная тонким льдом…
Как раз на берегу речки Пётр Михайлович подошёл к господину доктору и чуть улыбнулся в усы. Сергей Михайлович понял, что старик что-то задумал. Они выдержали небольшую паузу и чуть подотстали от основной группы прогуливающихся.
- Михалыч, судя по твоему виду, ты, явно, хочешь мне о чём-то поведать. Ну, кроме, конечно, рецепта твоей чудодейственной настойки, - негромко сказал господин доктор, чуть прищурив один глаз.
- Совершенно верно, Серёжа! Кстати, а вот и рецепт! – ответил старик и достал из кармана своей куртки листок бумаги. – Только обрати, пожалуйста, внимание, что эта настойка должна готовиться в строгом соответствии с рецептом, иначе она не будет такой вкусной и эффективной.
- Спасибо! Обязательно попробую изготовить! – ответил Сергей Михайлович, взяв листок с драгоценным рецептом.
- А в плане поведать… - интригующе начал старик, чуть понизив голос. – Давай, сделаем вот что. Я расскажу тебе, где и когда видел твоего знакомого, которого я вчера узнал на фото, а ты, в свою очередь, поподробнее расскажешь мне, что это за персонаж…
- Хммм… Честно говоря, я вчера твёрдо решил напрочь завязать со всей этой чертовщиной и потусторонщиной, но твоё предложение звучит уж больно заманчиво, - задумчиво ответил заслуженный медик.
- Ну, так что?! – провокационно уточнил старик.
- А давай, Михалыч!
- Хорошо. Это было лет, наверное, двадцать восемь назад. Я тогда ещё работал преподавателем в музыкальной школе. Времена были непростые, и я подрабатывал лабухом в одном тихом ресторанчике. В рабочие дни играл там по вечерам на фортепиано в одно лицо, а в выходные ко мне присоединялись ещё два-три моих коллеги по музыкальному цеху. Надо сказать, что посетители этого ресторанчика, процентов на девяносто, были одни и те же. Со временем я начал развлекаться тем, что наблюдал за ними. Это оказалось довольно интересно. Сидишь, играешь что-нибудь потихоньку на фано, так, для фона, и наблюдаешь. Ну, тут, я думаю, ты меня прекрасно понимаешь. Человеческая психология – очень и очень интересная штука. В какой-то момент в этом заведении стала появляться одна любопытная парочка. Необыкновенно милая молоденькая девушка и её чрезвычайно галантный кавалер. Кавалер был постарше своей спутницы лет на пять-семь. Было совершенно очевидно, что молодой человек без ума влюблён в юную красавицу. Она же относилась к нему с явным интересом, причём, чем дальше, тем больше. Всё дело шло к тому, что она должна была ответить ему взаимностью. Наблюдая за ними, я даже примерно «наметил» про себя, в какие сроки это должно произойти. Но события развернулись несколько иначе…
- Извини, что перебиваю, Михалыч. А ты, оказывается, ещё тот плут!
- Хммм… Ну, я же не всегда был таким старым, как сейчас. Когда-то и у меня работали мозги, и было хорошее шило в заднице… Так вот, они продолжали всё так же регулярно появляться в ресторанчике, но вот только теперь девушка была чем-то явно озабочена. Вроде бы, всё было как всегда, и всё же, что-то было не так! Буквально через неделю, после того, как я заметил эти «изменения», они перестали появляться. Молодой человек потом ещё довольно долго приходил один и садился за столик, где они не так давно сидели вдвоём. Было совершенно очевидно, что они расстались, и он очень тяжело это переживал. Он снова и снова приходил один и подолгу сидел, уставившись в одну точку… Но знаешь, при этом был один довольно странный момент…
- Рискну предположить. Он не употреблял спиртного, - сказал господин доктор.
- Откуда ты знаешь?! Именно так! Он не пил! Когда они приходили вдвоём, он всегда выпивал немного вина, или даже коньяка, а тут, казалось бы, сам бог велел, а нет!!!
- То есть, это и был мой знакомый…
- Да, это был он. Правда, тогда он был значительно помоложе. Хотя, вчера на фото, я довольно легко узнал его, он хорошо сохранился…
- Михалыч, а что же девушка? Ты более не встречал её?
- Хммм… Отнюдь! Именно, что встречал! Через какое-то время я увидел эту самую девушку в компании Вовки. Оказывается, они учились на одном курсе в институте. Собственно говоря, это и была Вера, с которой они потом поженились…
- Вот как?! Очень интересно!
- Да, Серёга, вот, как бывает. На самом деле, Вера была замечательным человеком. У нас с ней сложились очень тёплые и доверительные отношения. Представляешь, они никак не могла вспомнить, где видела меня раньше! И вот, как-то раз, это было уже через несколько лет после их свадьбы с Вовчиком, я рассказал ей, где она меня видела. Мы посмеялись, и я поинтересовался её тогдашним ухажёром. Она рассказала мне довольно интересную историю. Изначально, он действительно ей очень нравился. Но со временем она начала замечать всякие странности. Надо сказать, что она была очень умным и наблюдательным человеком. Кстати, она тогда выразилась точно так же, как и ты сейчас – «чертовщина». Правда, по её словам, это была какая-то «положительная чертовщина», но, тем не менее. Она стала замечать, что у неё вдруг стало получаться всё, за что бы она не бралась, ей начало просто сказочно везти… Понимаешь, о чём я?
- Поверь, Михалыч, прекрасно понимаю! – подтвердил господин доктор.
- А ещё ей казалось, что он видит её чуть ли не насквозь и практически читает её мысли. Её это даже пугало…
- Хммм… Ей не казалось, это так и есть.
- В смысле? Ты хочешь сказать, что этот человек действительно имеет отношение к какой-то чертовщине?!
- Забегая вперёд, могу тебе сказать, что, во-первых, он не совсем человек, во-вторых, он не то, что имеет отношение ко всякой чертовщине, а профессионально таковой занимается, а в третьих, я считаю его сказочным прохвостом!
- А вот теперь уже мне стало необыкновенно интересно… По поводу этого персонажа могу добавить лишь одно. Я видел его ещё один раз. Это было уже на похоронах Веры. Я узнал его и после траурной церемонии подошёл к нему. Он обратился ко мне по имени отчеству, сказал, что нам не стоит общаться и попросил никому не говорить, что я его видел…
Далее настал черёд господина доктора. Сергей Михайлович поведал старику обо всех событиях в хронологическом порядке, начиная с июльского знакомства с Александром Андреевичем и заканчивая событиями вчерашнего дня. Старик очень внимательно слушал, потом глубоко задумался и задал лишь один вопрос.
- Слушай, Серёга, и как ты только реально не чокнулся от всей этой чертовщины?!
- Хммм… Тут, наверное, две причины. Первая – это то, что во все эти авантюры были частично втянуты моя супруга и мои товарищи. Их участие придавало мне, так сказать, сил и хоть какого-то здравомыслия. А вторая и, пожалуй, главная – это мой панический страх оказаться в руках моих же коллег психиатров!
Они дружно рассмеялись. В этот момент на телефон господина доктора пришло сообщение. Это было сообщение от неуёмной пигалицы: «Здравствуйте, Сергей Михайлович! Как вы себя чувствуете? Удалось ли вам что-либо выяснить?». Сергей Михайлович решил прикинуться шлангом и ответил: «Чувствую себя прекрасно! Доченька, а с чего ты взяла, что я вообще что-то собирался выяснять? Я решил полностью завязать с какой бы то ни было чертовщиной, насладиться уже почти зимними пейзажами и готовиться к своему докладу на предстоящем медицинском конгрессе!». На что наглая девчонка в очередной раз съязвила, обезоружив уважаемого человека: «Ах! Папенька! Ну, неужели вам совсем не стыдно столь бессовестнейшим образом обманывать свою наивную доченьку?!». Сергею Михайловичу ничего не оставалось, кроме как ответить: «Ладно, доченька-засранка, вернусь в столицу – пообщаемся…».
- Что, Серёжа, не иначе как, твоя «доча» объявилась?! – спросил Пётр Михайлович.
- Угадал! На, вот, полюбуйся на трогательное общение «родителя» и «ребёнка», - ответил господин доктор и протянул старику свой телефон.
- Да… Высокие отношения, - резюмировал старик, прочитав переписку. А что, и правда, она так похожа на Марину?
Сергей Михайлович нашёл в телефоне несколько фотографий Вики с торжественного вручения диплома и показал собеседнику.
- Просто невероятно! Действительно, чертовщина какая-то! – воскликнул Пётр Михайлович.
- Вот и я про то же!
В обратный путь тронулись после обеда. Пассажиры разместились в комфортабельном салоне шикарного автомобиля Натальи Александровны. Командир корабля с удовольствием отметила, что на сей раз, в отличие от пути сюда, ей в дороге будет с кем обмолвиться словом. Все пассажиры чувствовали себя прекрасно, более того, были абсолютно трезвы и не были настроены на длительный беспробудный сон…
Пока они ехали по всяким второстепенным дорогам, джентльмены о чём-то беседовали. Наталья Александровна же была сосредоточена на управлении автомобилем, практически не принимала участия в беседе и лишь изредка лукаво ухмылялась. Наконец, они выехали на федеральную трассу, и опытный пилот набрала крейсерскую скорость…
- Итак, джентльмены! – язвительно начала Наталья Александровна и внимательно посмотрела в салонное зеркало на сидящих сзади Николая Николаевича и Игоря Петровича. – Вот уже не один десяток лет я с истинным восхищением наблюдаю за неповторимыми эпизодами вашего неуёмного патологического авантюризма! И вы знаете, честно говоря, я думала, что за все эти годы уже полностью изучила ваш столь изысканный и разнообразный репертуар. Но я ошибалась! На сей раз вы не только удивили меня, но и превзошли самих себя! Ибо, чего стоят ваши поездки на рыбалку, участия в музыкальных фестивалях, ваш бесконечный хронический алкоголизм и уникальная способность втянуть в марафонскую пьянку людей, которые, казалось бы, совершенно не склонны к подобного рода безобразию, по сравнению с тем, что теперь вы ввязались в какую-то чертовщину!!!
- Это не мы!!! – эмоционально заявил Николай Николаевич.
- Мы здесь абсолютно ни при чём! – поддержал товарища Игорь Петрович.
- Ой ли?! – ехидно уточнила белокурая бестия.
- Наташ, ну, на самом-то деле, эти уважаемые люди здесь действительно почти ни при чём, - подтвердил господин доктор, неожиданно переквалифицировавшийся в адвоката.
- Почти?! – не унималась негасимая звезда, выразительно приподняв брови. – Мне, право, необыкновенно сложно поверить, что эти профессиональные авантюристы были бы ни при чём!
- Но это именно так, - заверил господин доктор. – Николай Николаевич, в данном случае, вообще чист и бел, как первый снег, Игорь же Петрович сознательно воспользовался всей этой потусторонщиной всего дважды. В первый раз, чтобы повстречаться со своей старой знакомой, ну, а во второй, тут уже совсем безобидно, чтобы приобрести железнодорожный билет от столицы до большого города.
- Хммм… А «старая знакомая» – это, стало быть, Настя? – уточнила Наталья Александровна (она познакомилась с ней недавно, когда, как-то раз, в выходной заезжала к Игорю Петровичу на кофе, а Анастасия Алексеевна в очередной раз гостила у своего нового старого знакомого).
- Совершенно верно, - подтвердил господин доктор.
- Ага! Игорёчек, жопочка ты с ручечкой, а мне ты соврал, что совершенно случайно встретил её, когда ездил в столицу к племяшке! - укорила звезда Игоря Петровича.
- Так это и на самом деле произошло совершенно случайно. Да и потом, если бы я рассказал тебе все детали моей сентябрьской поездки в столицу, то ты бы, как минимум, тут же отвезла меня к психиатру! – оправдался обвиняемый.
- Ладно! Мне с вами почти всё ясно! – заявила звезда, театрально изобразив обиду. – А теперь, вот что. Чтобы мне стало всё совсем ясно, давайте-ка, джентльмены, расскажите, пожалуйста, всё по порядочку, с толком, с чувством, с расстановкой!
И Сергею Михайловичу пришлось уже во второй раз за сегодняшний день рассказать всю историю от начала и до конца. Наталья Александровна очень внимательно слушала, изредка задавая уточняющие вопросы.
- Дааа… Таких уникальных авантюр я даже и предположить не могла! – призналась негасимая звезда, выслушав рассказ господина доктора. – А от вас, Сергей Михайлович, и подавно!
- А кстати, Наталья Александровна! – воскликнул Сергей Михайлович, прищурив один глаз. – Может быть, вы поделитесь с нами причиной такой поразительной осведомлённости?! Ведь, если я правильно понимаю, то ни Николай Николаевич, ни Игорь Петрович ничего не рассказывали вам. Я, конечно, знаю, что человек вы довольно проницательный, но, тем не менее, мне кажется, что ваша осведомлённость имеет под собой какую-то основу… Ммм?!
- Хммм… А может быть, с моей стороны, всё это – просто удачный блеф, господин доктор?! - Лукавила бестия, сверкая своими голубыми глазами.
- Возможно, но лишь теоретически! – парировал заслуженный медик. А судя по блеску ваших выразительных глаз - едва ли! Так что, не сочтите за труд, поведай те же нам об этом!
- Ну, хорошо! – согласилась Наталья Александровна. – Дело было в августе. Мы с Володей взяли по неделе отпуска и решили провести это время у него на даче вдвоём, ну и, конечно же, в компании его верного спутника Михалыча. В первый же день вечером мы затеяли шашлычок. Но не совсем обычный шашлычок. Михалыч загодя присолил с десяток рыбин очень крупной и жирной атлантической скумбрии, и мы аккуратно зажарили её на углях. Рыба получилась просто безумно вкусной, и тут, мне вспомнились события годовалой давности, когда я выступила в роли спасительницы двух немолодых авантюристов-аферистов, которые, будучи гонимыми безудержным порывом, усвистали туда, куда даже и Макар своих телят не гонял, сломали там свою машину и застряли в глухом лесу. Исходя из соображения приличия, я не буду сейчас показывать пальцем на двух этих персонажей… Я рассказала Володе и Михайлычу о своей поездке, о вкуснейшей ухе, о неповторимой запеканке и жареных окунях… Не забыла упомянуть и о краткой встрече и общении с отцом Сергием. Они очень заинтересовались описанными мною краями и старцем. На следующий день Володя и Михалыч снова и снова вспоминали о моём рассказе. В итоге, за обедом мы приняли решение съездить туда, чтобы порыбачить и познакомиться с загадочным стариком. Благо, что любезно подаренный мне Игорем Петровичем на день рождения волшебный навигатор был у меня с собой, и там сохранился маршрут. Выехали на следующий же день, ещё затемно. К вечеру мы добрались до деревни, в которой живёт Сергий. Странно, но мало того, что он сразу узнал меня, он вообще нас очень радушно нас принял. Как будто ждал нас. Хотя, вообще, на сколько я поняла из нашей первой с ним встречи, да и из дальнейшего общения, гостей то старик шибко не жалует, да и общительным человеком его тоже назвать никак нельзя… Он срубил себе небольшую избушку рядом со старой церковью, которую ремонтировал, и предложил нам остановиться у него. Мы провели там три дня. Мужчины помогали ему по строительной части, ну а я по домашнему хозяйству. У Сергия там какая-то совершенно особая атмосфера… Словами это едва ли можно передать. Кстати говоря, Михалыч мне потом признался, что пока мы гостили у старца, он напрочь забыл, что такое его бессонница, и по ночам спал, как младенец. Два раза мы все вместе ездили на рыбалку. Потом Сергий, в перерывах между строительными работами и молитвой, сам варил нам уху и жарил на углях форель… Не скажу, что мы много с ним общались, но, тем не менее, общались. Старик, как обычно, выдал кучу всякой интересной информации, но делал это он в своей расплывчатой, туманной манере, и сразу что-то понять было очень и очень сложно. Упомянул он и о «чертовщине», и о том, что все вы, кроме Бориса Дмитриевича, так или иначе, окажетесь в неё втянутыми. Сначала он даже настойчиво рекомендовал мне, когда вернусь обратно, обязательно связаться со всеми вами и провести соответствующую работу, чтобы вы ни в коем случае никуда не ввязывались. Потом же он задумался и сказал, что никому ничего говорить не нужно, ибо, во-первых, вы уже и так ввязались и успели кой-чего понатворить, а во-вторых, вся эта чертовщина, пока что, относительно безопасна. Самое интересное, что он упомянул и ваших новых знакомых (это я поняла только что, выслушав рассказ господина доктора и вспомнив слова старца, сказанные ещё тогда, в августе). На самом деле, совершенно очевидно, что Сергий либо лично знаком с ними, либо, как минимум, очень хорошо знает об их существовании и роде деятельности. На их счёт он выразился довольно оригинально. Сказал, что до поры до времени, он не будет вмешиваться, мол, пока они ведут себя почти безобидно, да и вообще, пусть у этих бездельников будет возможность сделать в этом мире хоть что-то полезное… Вот такая история, джентльмены.
- Дааа… А я то вчера вечером, грешным делом, решил окончательно завязать с какой бы то ни было четровщиной. Видимо, не судьба, - обречённо резюмировал господин доктор.

                                                                                                                                                     4
     В понедельник Сергей Михайлович участвовал в медицинском конгрессе, где прочитал свой доклад. После обеда господину доктору позвонила Наталья Александровна.
- Серёга, привет! Ты когда обратно едешь?
- Да, ты знаешь, можно было бы и сегодня ехать, но я, наверное, поеду завтра вечером. Появлюсь на втором дне конгресса, а вечером на «Сапсане» обратно…
- Хммм… Сергей Михайлович…
- Что такое, Наталья Александровна?!
- Вы знаете, в таком случае, я хочу сообщить вам две вещи. Одна из них – это предложение, а вторая – предположение. С какой же мне начать?!
- Давайте с предложения!
- Извольте! У меня неожиданно нарисовалась командировка в столицу. Поехали завтра вместе? Ты уже билет взял?
- Поехали вместе, конечно! Билет я ещё не брал.
- Тогда, бросай мне свои паспортные данные, я сейчас закажу билеты на вечерний «Сапсан».
- А что на счёт предположения?!
- Судя по вашему тону, уважаемый господин доктор, - игриво начала лукавая лисица. – Ни особой необходимости, ни безудержного рвения участвовать во втором дне конгресса у вас абсолютно нет! Я пока нигде не ошиблась?!
- Ну, допустим, что нет, не ошиблись!
- Зато у вас есть совершенно другое желание!
- Хммм… И какое же, если не секрет?!
- Сегодня вечером вы хотите встретиться с троими небезысвестными нам с вами джентльменами, - продолжала неуёмная бестия. – Учитывая, что завтра у всех рабочий день, то эта встреча должна пройти в формате, как его обозначают всё те же, упомянутые мной выше персонажи, «без фанатизма». А при таком раскладе существует лишь один вариант! А именно – попить вечерком холодненького пивка!!!
- Вы обезоруживающе прозорливы! Признался господин доктор (ведь не более получаса назад он разговаривал по телефону с Игорем Петровичем, который вышел именно с этим предложением!).
- Эххх!!! Я бы тоже с удовольствием присоединилась к вам! – с завистью заявила негасимая звезда. – Но мне завтра придётся вставать ни свет, ни заря и ехать в свою контору. Нужно доделать кучу всяких дел перед командировкой…
- Очень жаль! Искренне сочувствую вам!
- Ладно, я отпишусь, когда возьму билеты. Встречаемся завтра на вокзале!
- Договорились!
Встретиться договорились у входа в вокзал. Трое провожающих джентльменов и отъезжающий господин доктор были уже в сборе. Негасимая звезда суть опаздывала. Наконец, появилась и она. Её привёз на машине Иван. Она подошла и поприветствовала всех мужчин.
- Господа! – обратилась негасимая звезда к джентльменам. – У нас ещё есть достаточно времени до отправления поезда, по сему, извольте проследовать за мной!
- Куда?! – в один голос поинтересовались джентльмены.
- Не задавайте, пожалуйста, глупых вопросов! За мной! – бодро скомандовала белокурая бестия.
Джентльмены послушно проследовали за соей звездой. Она привела их к своему автомобилю, за рулём которого сидел её сын, и пригласила занять места в комфортабельном салоне. Господин доктор сел на переднее сидение, а четверо остальных участников, включая саму Наталью Александровну, расположились на заднем.
- Наташа, ты что, собралась ехать в столицу на машине? – полюбопытствовал господин доктор, повернувшись вполоборота назад.
- Боже упаси! – игриво ответила интриганка.
- Тогда к чему весь этот цирк?! – уточнил Николай Николаевич.
- Цирк?! – с театральным негодованием переспросила звезда. – Господа! Да я просто позаботилась о вашем и своём здоровье! Ведь я прекрасно знаю, что сегодняшняя трогательная сцена прощания не обошлась бы без ста граммов на посошок, которые мы, скорее всего, заказали бы в вокзальном баре! При этом, совершенно неизвестно, чего бы нам там налили, да ещё и втридорога! А ведь согласитесь, что гораздо проще и безопаснее сделать так!
Словно опытная иллюзионистка, Наталья Александровна проворно достала из своей довольно вместительной дамской сумочки семисотграммовую бутылку виски, пять одноразовых стаканчиков и несколько мандаринок…
Ответом на столь неожиданный и чрезвычайно грамотный ход уважаемой дамы стали бурные одобрительные возгласы джентльменов и их же продолжительные аплодисменты.
Когда разливали благородный напиток по стаканчикам, Иван, сидящий за рулём, обратился к матери.
- Мама! Ну, ты даёшь! Вот скажи, какой пример ты сейчас показываешь молодому поколению, то есть, мне, своему единственному сыну?! – попытался подколоть родительницу неразумный отпрыск.
- Хо, хо, хо!!! Ты знаешь, сыночек, я просто уверена, что за год с лишним твоего знакомства с драгоценным родителем твоей очаровательной возлюбленной, - парировала мамаша, глядя при этом на Игоря Петровича. – Ты видел и не такое!!! Поэтому, в данном случае, я совершенно спокойна за твоё воспитание, моральный облик и психологическое состояние!
Молодой человек беззвучно рассмеялся и более не задавал глупых вопросов. Игорь же Петрович только крякнул и обошёлся без комментариев…
«Сапсан» на огромной скорости нёсся прочь от большого города в сторону столицы. Господин доктор и его белокурая попутчица мило беседовали.
- Ты надолго в столицу? – спросил уважаемый медик.
- Думаю, дня на два-три, - ответила Наталья Александровна.
- А вообще, как-то неожиданно ты собралась. Что-то строчное? – продолжил Сергей Михайлович, и один его глаз прищурился.
- Ну, поскольку от вас, господин доктор, довольно сложно что-либо скрыть, то мне, в очередной раз, придётся расколоться. Да, действительно, вчера поступило очень интересное предложение от одной столичной компании. Это касается сырья для одной из моих принципиально новых производственных площадок, и реагировать, в данном случае, нужно было как можно более оперативно. Хотя, не скрою, не смотря на то, что я стараюсь вникать абсолютно во все технологические нюансы производства, всё же, правильнее было бы отправить в эту командировку своего главного технолога. Но я этого не сделала, а поехала сама…
- И вот тут начинается самое интересное! Не правда ли?! – лукаво ввернул господин доктор, и его глаз ещё сильнее прищурился.
- Совершенно верно! Ведь, на самом-то деле, вынуждена покаяться, господин доктор, ибо, позавчера, когда мы ехали обратно от Володи, я кое-что не договорила вам. Ведь тогда, в августе, отец Сергий сказал мне, что и я не останусь в стороне от этой самой чертовщины… И тут такое стечение обстоятельств… Ну, я и решила, не оттягивать, так сказать, резину в долгий ящик…
- Хммм… Да… Вот тебе, бабушка, и Юрьев день… - задумчиво произнёс Сергей Михайлович. – Отец Сергий… А ведь знаешь, я тоже кое-что не дорассказал позавчера, ведь мне тоже довелось познакомиться с ним…

                                                                                                                                            5
     Во второй половине сентября супругу господина доктора Юлию Васильевну по какой-то невероятной случайности, произошедшей по профсоюзной линии, неожиданно премировали путёвкой в один из крымских санаториев. Путёвка была «расширенного» действия и распространялась ещё и на двух членов семьи, поэтому, Юлия Васильевна взяла детей и отправилась на юг, чтобы насладиться бархатным сезоном. Таким образом, на этот период Сергей Михайлович остался «холостым».
В пятницу с самого утра господина доктора вызвали на совещание в горздравотдел. Слава богу, совещание прошло довольно оперативно, и Сергей Михайлович освободился ещё до обеда. На улице стояла довольно тёплая погода. Яркое солнце освещало жёлто-красные листья деревьев. Выйдя покурить на крыльцо государственного учреждения, господин доктор вдруг совершенно чётко осознал, что ехать обратно в клинику ему совершенно не хочется. Пока он курил, в его мозге родился план. План был следующий. Сейчас нужно будет придумать какое-нибудь «дело» минут так на тридцать, на сорок, чтобы ещё чуть задержаться в горздравотделе, а затем, под шумок, исчезнуть уже до утра понедельника. Далее необходимо заехать домой, кое-что взять с собой и покинуть шумную столицу. Сергей Михайлович решил поехать в Псковскую область, в глухую деревеньку, где у него был дом, чтобы провести выходные, созерцая великолепные осенние пейзажи…
До места господин доктор добрался лишь поздно вечером, было уже совсем темно. За время дороги Сергей Михайлович изрядно проголодался. Заниматься какими-либо кулинарными изысками не было ни времени, ни желания, поэтому, он решил приготовить ужин в стиле конструктивного минимализма. Сварив в кастрюле некрупную молодую картошечку, он посыпал её мелконарезанным укропчиком и отправил следом банку говяжьей тушёнки. Господин доктор перемешал приготовленное блюдо и задумался. У него возникли некоторые сомнения на предмет соответствия этого самого блюда основной кулинарной концепции, которой он неизменно придерживался всю свою жизнь. Поразмыслив ещё немного, Сергей Михайлович сделал к приготовленному блюду два очень важных дополнения. Во-первых, он открыл ещё одну банку тушёнки и добавил её в картошку. А во-вторых, изрядно сдобрил всё это великолепие приличным куском сливочного масла. Вот теперь сомнений не было! Знаменитая кулинарная концепция заслуженного медика была соблюдена целиком и полностью! Ведь приготовленное блюдо, с учётом сделанных дополнений, отвечало сразу обоим её обязательным требованиям, то есть, оно было и «погуще» и, конечно же, «пожирнее»!!! Оставалось лишь дополнить картину ещё несколькими пикантными штрихами: свежим чёрным хлебом, на который господин доктор довольно толстым слоем намазал острую приправу «хреновина», тремя, засоленными ещё в июле в домашних условиях, огурчиками, небольшой тарелочкой квашеной капустки, закуской из запечённых баклажанов в томатном соусе и, конечно же, извлечённой из морозилки бутылочкой беленькой…
Утром Сергей Михайлович проснулся довольно рано. Он сразу же вышел на балкончик спальни и закурил. Осеннее солнце светило очень ярко, но уже почти не грело. Господин доктор посмотрел на свой любимый дуб и, вдыхая прохладный осенний воздух, смешанный с табачным дымом, в истоме прикрыл глаза. Тут у него возникло какое-то неопределённое желание. Сергей Михайлович открыл глаза, и его взгляд скользнул по великолепному сосновому лесу, растущему по берегам озера. Сосновый бор… Пригорки… Мох… К чему всё это? К чему? Ну, конечно же! Господину доктору захотелось грибов!
Он быстро позавтракал, выпил кофе и отправился на промысел. Не спеша следуя вдоль озера, Сергей Михайлович вдруг ощутил какую-то необыкновенную лёгкость. Господин доктор чуть замедлил ход и подошёл поближе к воде. Минуты три он всматривался в зеркальную гладь озера, а затем встал на большой замшелый камень, отставил пустую корзинку в сторону и решил помолиться. Когда он прочитал примерно половину молитвы, то ощущение лёгкости усилилось. Параллельно с этим появилось чувство приятного спокойствия и ощущение полной гармонии. Тут он почувствовал, что кто-то прикоснулся к нему. Господин доктор чуть повернул голову влево и увидел человека. Это был совершенно седой старик с длинными волосами и широкой окладистой бородой. Он был очень странно одет. На нём был совершенно выцветший от времени, видавший виды длинный плащ-палатка и короткие резиновые сапоги. Лицо этого человека сразу показалось знакомым. Старик стоял рядом, положив свою ладонь на спину Сергея Михайловича примерно между лопаток. Господин доктор физически ощутил тепло, идущее от ладони старика. Старец пристально посмотрел на него цепким взглядом своих серо-голубых глаз и тихо сказал: «А вот здесь, сынок, чуть помедленнее. И дыши гораздо глубже». Сергей Михайлович повернул голову обратно и чётко выполнил все полученные рекомендации. В какой-то момент ему показалось, что его лёгкие имеют просто бесконечный объём. Он продолжал молитву, вдыхая прохладный осенний воздух всё глубже и глубже. Мощная волна какого-то необъяснимо приятного тепла прокатилась от затылка вниз по спине…
Закончив молитву, он ещё минут пять стоял на камне, смотря на идеальную гладь воды. Затем господин доктор повернулся. Старик стоял уже чуть поодаль и улыбался в усы. В его руках была маленькая корзинка, в которой находились какие-то свежевыкопанные коренья и несколько белых грибов. Сергей Михайлович присмотрелся повнимательнее и сразу же понял, на кого был похож старик. Он был похож на Александра Андреевича. Это был ни кто иной, как отец Сергий…
- А что же ты, сынок, за грибами пошёл, да так ничего и не сыскал?! – лукаво спросил старик, указывая на пустую корзинку господина доктора, стоящую рядом.
- Да, отец… Пока не повезло, - ответил Сергей Михайлович, пожав плечами, и улыбнувшись.
- Хммм… Не повезло, - задумчиво повторил старец. – Ну, ничего, ничего. Это дело поправимое. Ты, вот что. Ступай-ка вон туда. Тут совсем недалеко.
Господин доктор взял свою корзинку и медленно пошёл в направлении, указанным стариком. Метров через тридцать он оглянулся. Старика уже не было…
Через некоторое время Сергей Михайлович набрёл на очень интересный пригорок. Это был осиновый островок среди сосен. Когда он подошёл поближе, то аж присвистнул. Вся небольшая площадь этого островка была просто усеяна подосиновиками. Тщательно выбрав самые маленькие и крепкие грибы, господин доктор легко наполнил корзинку (даже с горкой!). «Улов» был очень и очень приличный. Сергей Михайлович мысленно поблагодарил старика, присел на пенёк и закурил. От корзины с грибочками исходил манящий аромат. Господин доктор тут же ощутил приступ безудержного кулинарного вдохновения. Обратно он решил идти, не возвращаясь к берегу озера, а чуть срезав путь напрямик, через лес. Пройдя метров сто пятьдесят от осинового островка, господин доктор снова присвистнул. Между несколькими молодыми ёлками он обнаружил многодетную семейку белых грибов. Слава богу, в кармане его куртки нашёлся забытый некогда большой пакет…
Господин доктор шёл по лесу в сторону дома. В одной его руке была полная корзинка подосиновиков, в другой пакет с белыми грибами. Вдруг он услышал знакомый голос. Сергей Михайлович повернул голову и снова увидел старика.
- Ну, вот, сынок, а ты говорил, не везёт, - произнёс старец.
- Спасибо вам, отец!
- А мне-то за что?!
- Ну, как… За грибы!
- Так ведь ни я же их выращивал, сынок, - ответил старец и рассмеялся.
- А знаете что, приходите ко мне на обед! – предложил господин доктор.
- Хммм… На обед… А что, пожалуй, и зайду!
- Конечно, приходите! Мой дом…
- Да я знаю, где твой дом, сынок… Оххх!!! Чувствую твой кулинарный порыв! Обязательно зайду!
- Тогда, буду вас ждать!
- Хорошо. Ты ступай, а я кое-какие свои дела доделаю и зайду, - пообещал старик.
На сей раз чудной старец никуда не исчезал, а медленно ушёл в лес. Сергей Михайлович поспешил домой…
Дома он быстро почистил и порезал грибы, тщательно промыл их проточной водой и поставил варить в огромной кастрюле. Когда грибы закипели, то по всему дому распространился просто сногсшибательный аромат, от которого у господина доктора разбушевался просто неслыханный кулинарный энтузиазм. Он даже поймал себя на том, что никак не может определиться, что же именно приготовить из свежих ароматных грибов. Если с первым блюдом всё было ясно, это должен быть классический суп из белых, то вот вариантов второго блюда было так много, что заслуженный медик оказался перед мучительным выбором. Ему хотелось приготовить сразу все эти блюда, ибо, размышления о каждом из них вызывало у вдохновлённого кулинара ощутимую эйфорию и обильное выделение слюны. Дабы сделать правильный выбор, Сергей Михайлович был вынужден выпить две стопочки замечательной вкуснейшей настойки, которой его угостил сибирский коллега. И вот только после этого всё встало на свои места, и он чётко определился со вторым блюдом…
В принципе, грибной суп, по сути своей, не совсем соответствовал основным кулинарным постулатам господина доктора. Вернее сказать, соответствовал, но лишь ровно наполовину. Ведь сварить суп из грибов «погуще» никакого труда не составляло, в то время, как приготовить его «пожирнее» было весьма проблематично, ведь грибы, сами по себе, в отличии, например, от мяса, не содержат жиров. Но и тут опытный шеф повар нашёл достойных выход. Подрумянивая на сковороде порезанный репчатый лучок для заправки супа, он делал это в большом избытке сливочного масла. Когда лучок был готов, то избыток масла вместе с самим румяненьким лучком, тоже проследовал в супчик. Именно таким образом и был соблюдён второй постулат, и суп стал «пожирнее».
Для приготовления второго блюда Сергей Михайлович решил использовать огромный (он едва помещался в духовке) толстостенный глиняный горшок с крышкой. Сначала он порезал кусочками постную свиную лопатку. Смешав мясо с довольно приличным количеством грибов и репчатого лука, он сорок минут аккуратно тушил смесь в горшке. Затем добавил молодой картофель. Когда блюдо было почти готово, искусный кулинар сдобрил его сливками, поставил духовку на минимум и хорошенечко потомил…
Вскоре появился Сергий. Старик с самого порога почувствовал манящий аромат грибов.
- Сынок, да ты просто кудесник! Судя по запаху, приготовил просто божественный обед! – улыбаясь сказал он.
- Ну, отец, как говорится, что бог послал, - ответил господин доктор. – Проходите, раздевайтесь, присаживайтесь к столу!
Старик снял резиновые сапоги, свой длинный плащ и оставил их в прихожей. Под всей этой сбруей оказались изрядно потёртые чёрные джинсы, толстовка с едва различимой эмблемой рок группы, гремевшей на весь мир лет тридцать назад, и толстые шерстяные носки, грубо, но эффективно заштопанные на пятках неумелой мужской рукой. Старец присел за стол.
- Угощайтесь, отец! – сказал Сергей Михайлович и поставил перед ним большую тарелку горячего ароматного супа из белых грибов.
- Ммм!!! Какая прелесть! – воскликнул Сергий, понюхав суп. – Ой, что же это я. Совсем старый стал! Чуть не забыл!
Старец с удивительным проворством метнулся в прихожую и тут же вернулся обратно. В его руках была бутылка какой-то жидкости, заботливо закупоренная импровизированной пробкой из газеты.
- Вот, сынок, я в гости то пришёл не с пустыми руками! Давай, попробуем моей настойки!
- С удовольствием! – поддержал гостя незаурядный кулинар…
Закончив трапезу и осушив сосуд с великолепной настойкой, они решили выйти на свежий воздух. Гостеприимный хозяин предложил пройти в беседку.
- Красивые здесь места, - задумчиво сказал старец.
- Да, мне тоже очень нравится, - поддержал господин доктор.
- И не только красивые, - загадочно продолжил Сергий. – Тут много чего происходило хорошего и не очень… Знакомый то твой тоже знает об этом… Всех их тянет сюда… Бездельников…
- Какой знакомый?
- Да тот самый, которого ты прохвостом называешь! Не встречал его больше?
- Нет, не встречал.
- Ну, оно и к лучшему. Он то и правда, прохвост порядочный.
- Вы знакомы с ним, отец?
- Да. Приходилось встречаться… Да и тебе ещё придётся, если не с ним самим, то с его подчинёнными. Скоро придётся. Не пойму, и что ты ему дался. Видимо, из-за повести твоей… Ладно, если что, я рядом буду… От них всего, чего угодно ожидать можно. Хотя, пока они и безобидны…
- Отец, а Вика же тоже из них?
- Да, сынок, из них. Но она другая немножко… Они далеко не все одинаковые… Ладно, сынок, пойду я. Притомился я что-то, да и подзахмелел изрядно. Последний то раз лет двенадцать назад стопку поднимал… Спасибо тебе за обед. Отдыхай. А завтра выезжай пораньше, пробки будут. Несколько аварий произойдёт… Когда в большом городе будешь, а скоро уже и будешь, привет передавай Наталье. Интересная она девка, бойкая! Ну, всё, спасибо ещё раз за трапезу, пойду я…
- Отец, так, может быть, оставайтесь? Вам жить то здесь есть где? У меня в доме места достаточно!
- Хе-хе-хе, сынок… За меня не переживай, мне всегда есть, где жить…
Старик ушёл. Господин доктор немного прогулялся вдоль берега озера, вернулся в дом, разжёг камин и провёл остаток дня в гостиной, размышляя о событиях сегодняшнего дня…
В обратный путь Сергей Михайлович собрался ранним утром (решив не нарушать рекомендации старца). Он плотно позавтракал, выпил кофе, десять минут покурил в своей любимой беседке и сел за руль. Начал накрапывать мелкий осенний дождь. Отъехав от деревни несколько километров, господин доктор увидел знакомую фигуру, стоящую на обочине. Он остановился и вышел из машины.
- Здравствуйте, отец!
- Здравствуй, сынок, собрался в дорогу пораньше? Ну, оно и правильно. Пробки сегодня будут.
- Отец, может быть, вас подвезти? А то, вон, смотрите, дождь начинается!
- Нет, сынок, не нужно, я сам управлюсь. Да и потом, куда мне нужно, ты едва ли сможешь меня подвезти, даже если и очень захочешь, - ответил старик и рассмеялся. – Счастливой тебе дороги, сынок! А чтобы тебе не скучно было ехать, и чтобы в пробках в сон не клонило, на, вот, возьми!
Сергий достал из кармана плаща поллитровую банку очень крупной клюквы и протянул её Сергею Михайловичу…

                                                                                                                                       6
    На следующий день, уже в десять часов утра, Наталья Александровна была в офисе своих новых столичных деловых партнёров. Её радушно встретил сам генеральный директор. Они больше часа общались с глазу на глаз, обсуждая принципиальные моменты возможного сотрудничества. Гостеприимный хозяин пригласил её на обед в довольно респектабельный ресторан, находившийся неподалёку от офиса. После обеда были запланированы переговоры уже в расширенном составе, предусматривающем участие технолога и специально приглашённого научного консультанта…
Когда в переговорную вошёл, вернее вошла, научный консультант, то Наталья Александровна мысленно поблагодарила господина доктора, ибо, не будь она «подкована» информацией от Сергея Михайловича, то непременно воскликнула бы что-нибудь типа: «Привет, Маришка! А тебе очень идёт новая причёска!». Научный консультант представилась Викторией…
Переговоры прошли очень конструктивно. Наталья Александровна отметила про себя высокий профессиональный уровень и технолога, и научного консультанта. Будучи довольно опытным переговорщиком, гостья из большого города нашла возможность, не отвлекаясь от диалога, повнимательнее рассмотреть эту самую Викторию. Сходство с Мариной было просто абсолютным. В какой-то момент она даже подумала: «Невероятно, но она даже парфюм использует такой же, как Марина!». И вот тут Наталья Александровна совершенно отчётливо почувствовала, что девушка её «услышала». Виктория очень внимательно посмотрела на неё и едва заметно улыбнулась. Когда переговоры были закончены, и они прощались, то Виктория улыбнулась уже, как говорится, «в полный рост», и в её глазах вспыхнули искорки. «Хммм… А Серёга был прав! Бестия ещё та!» - подумала Наталья Александровна и вспомнила себя в молодости. «Пожалуй, ещё бы и мне фору дала, засранка такая!» - подытожила своё мнение о научном консультанте госпожа директриса…
Ещё в обед господин доктор позвонил Наталье Александровне и пригласил её в гости на ужин. Немного позже он позвонил Вике и пригласил её тоже, ведь он же обещал пообщаться с пронырливой девчонкой, когда вернётся из большого города. Таким образом, за ужином Сергей Михайлович оказывался в компании сразу двух неуёмных бестий…
По дороге домой господин доктор заехал на рынок и купил хороший кусочек бескостной говядины. Юлия Васильевна немного задерживалась на работе, поэтому Сергей Михайлович начал готовить ужин в одно лицо. Тщательно промыв мясо проточной водой, он вдруг поймал себя на мысли, что его кулинарное вдохновение как-то не очень ярко выражено. Поразмыслив с полминуты, он открыл холодильник, достал оттуда настойку, которой угостил его коллега-сибиряк, налил стопочку и выпил. Как только чудодейственная жидкость согрела желудок приятным теплом, кулинарное вдохновение тут же забило ключом!!!
Будучи человеком обязательным и пунктуальным, Наталья Александровна приехала заранее. Во-первых, она очень не любила опаздывать, а во-вторых, перед визитом к уважаемому господину доктору нужно было зайти в магазин (ведь не идти же в гости с пустыми руками!). Зайдя в ближайший супермаркет, гостья из большого города стала внимательно изучать богатый ассортимент напитков.
- Здравствуйте, Наталья Александровна! – негромко сказал приятный женский голос.
Она оторвала взгляд от витрины и увидела Викторию. Ту самую, которая присутствовала сегодня на переговорах. Девушка стояла с корзиной, в которой лежали бутылочка коньячка и бутылочка красного вина.
- Здравствуйте, Виктория! – ответила Наталья Александровна. – Какая неожиданная встреча! И в каком интересном отделе!
- Вы думаете, столь уж неожиданная?!
- А вы что, ожидали встретить меня именно в этом магазине и именно в этом отделе?!
- Ну, не то, чтобы ожидала, но такой возможности отнюдь не исключала. Ведь мы с вами направляемся в одно и тоже место, в одно и тоже время!
- Вот как?!
- Именно так, Наталья Александровна!
В итоге, пока уважаемые дамы сделали все необходимые покупки и доехали до дома Сергея Михайловича на машине Вики, они уже болтали между собой, как старые подружки. Когда они зашли в квартиру господина доктора, и он увидел, что его гостьи уже знакомы, то Сергей Михайлович сделал вид, что уже ничему не удивляется…
Господин доктор представил супруге Наталью Александровну, и вся компания села ужинать. Они не спеша наслаждались вкуснейшим мясом и беседовали. Сергей Михайлович заметил, что гостья из большого города выглядит как-то несколько напряжённо. Сначала он подумал, что ему это показалось. Потом же он присмотрелся повнимательнее. Действительно, что-то такое было. Тут он перевёл взгляд на Вику. Та была абсолютно невозмутима, но господин доктор готов был поклясться, что видел, как в глазах этой пронырливой пигалицы сверкнули искорки!!! «Тааак!!! А вот тут уже, однозначно, что-то нечисто!!!» - подумал про себя господин доктор…
Минут через пятнадцать у Натальи Александровны зазвонил телефон. Посмотрев на экран, она просияла, как солнышко, а затем извинилась и вышла из кухни. Вернулась она минуты через три. Гостья из большого города вся просто светилась!
- Представляете, звонил Володя! Его срочно вызвали на завтра в совет федерации на какое-то совещание. Они с Михалычем уже подъезжают к столице на машине! – выпалила она, неожиданно превратившись из прожжённой бизнес уомен в какую-то школьницу с порозовевшими щёчками.
- Так пусть заедут к нам! – предложил Сергей Михайлович.
- Ой, Серёга… Давай, может, завтра?... А сейчас… Поеду я… Ладно?
Господин доктор прекрасно понял, что для этого влюблённого создания в данный момент любые разумные аргументы абсолютно по боку и глубоко фиолетовы, по своей сути…
- Ладно… - ответил господин доктор, глубоко вздохнув. – Передавай привет господину губернатору и Михалычу. Если получится, то обязательно приезжайте завтра!
- Конечно! – пообещала сияющая звезда.
Наталья Александровна быстро доела ужин, вызвала такси, наспех выпила чашку чая, горячо поблагодарила хозяев за божественную трапезу и Вику за прекрасную компанию, после чего упорхнула, словно юркая птичка-синичка…
Господин доктор проводил гостью, вернулся на кухню, сел на своё место, выпил ещё стопочку и закурил. Выдержав небольшую паузу, он чуть наклонил голову вперёд (его непокорный седой чуб упал на лоб) и пристально посмотрел на Вику.
- Ну, что же, - начал он негромким низковатым голосом. – А вот теперь, доченька, я внимательно тебя слушаю. Сразу скажу, что отмазаться не получится и прикинуться пустым ящиком из-под пива тоже! Итак, как ты понимаешь, вопроса у меня, как минимум, два!
- По первому из них могу сказать сразу! Вот тут я абсолютно ни при чём! – оборонялась пигалица.
- Неужели?! – с явным недоверием сказал Сергей Михайлович и прищурил один глаз.
- Честное слово! Дело в том, что контора, где я работаю по своей вузовской специальности, помимо всего прочего, ещё и оказывает услуги по научному консультированию. Новые деловые партнёры уважаемой Натальи Александровны обратились в эту контору с просьбой предоставить научного консультанта, и директор отправил меня. Таким образом, я и познакомилась с ней на переговорах. Тут действительно чистая случайность!
- Хммм… Ну, допустим… Хотя, конечно, слово «случайность», мягко говоря, не совсем вяжется с вашей персоной, барышня, - отвечал господин доктор, ещё сильнее прищурив глаз. – Ну, а что же по второму вопросу?!
- Тут вы правы. Мне пришлось немного поучаствовать…
- Вот, вот! Я так и понял! Тут что-то нечисто!
- «Нечисто»?! – с показной обидой переспросила юная бестия. – Да ведь я даже ни разу не нарушила свой «регламент»! А дело было так. Вчера я впервые появилась в этой самой конторе, которая заказала научного консультанта. Я пообщалась с главным технологом и директором. Они оказались людьми очень профессиональными и приятными в общении. Мы буквально за пару часов полностью подготовились к предстоящим переговорам с Натальей Александровной. Ехать обратно в свою контору мне уж больно не хотелось. Поэтому я решила сделать умный вид, задержаться там ненадолго, полистать часика полтора какую-нибудь малозначащую технологическую документацию и потом благополучно поехать домой.
- Ай, ай, ай, доченька! – заметил господин доктор и по-отечески погрозил пальцем.
- Ах! Папенька! - тут же подыграла наглая девчонка. - Чего стоит моя детская шалость по сравнению с вашей столь профессиональной и грамотной "работой"?!
- Какой такой работой?! - удивлённо спросил Сергей Михайлович.
- Ну как же, папенька! На прошлой неделе, когда вам позвонили из горздравотдела и попросили немедленно явиться на срочное совещание... Сколь же мастерски вы, извините, слукавили, сказав, что приехать никак не сможете, ибо, очень заняты, и вам нужно привести в порядок несколько историй болезни! Причём, упомянули при этом истории болезни, которые были в полном порядке, и которые вы знаете практически наизусть! А вместо этого, буквально через полчаса, вы покинули клинику и отправились со своим коллегой кардиологом в ближайшую пивную! - Язвительно ответила "доченька".
- Кхе... Кхе... Ну... Это к делу не относится... - с совершенно невозмутимым видом заявил заслуженный деятель медицины.
Присутствующая Юлия Васильевна посмотрела на мужа, тяжело вздохнула и покачала головой.
- Так вот, - продолжала неуёмная пигалица. - Задержавшись, я обратила внимание, что один из сотрудников конторы проявляет уж очень повышенный интерес к приезду Натальи Александровны. Этот интерес был явно намного выше, нежели какая-либо служебная необходимость. А оказалось, что это человек - её бывший муж. После первой части переговоров они встретились и вкратце пообщались. Бывший супруг даже пригласил её вечером на ужин. У Натальи Александровны не было особого желания с ним встречаться. С другой же стороны, будучи человеком очень добрым, она и отказать ему не могла. Поэтому, от ужина то она отмазалась, сославшись на очень плотный график командировки, но они договорились встретиться и просто попить чая или кофе. Это должно было произойти сегодня поздно вечером в ресторане при гостинице, где она остановилась. Во время второй части переговоров, на которой я уже присутствовала, мне и стало ясно, насколько Наталью Александровну напрягает эта самая договорённость о встрече с бывшим супругом, и тут я решила, так сказать, поучаствовать. Наиболее простым и удобным вариантом оказалось "скорректировать" рабочий график её нынешнего любимого мужчины, ведь поводов срочно вызвать в столицу господина губернатора можно найти хоть десяток... И вы знаете, в данном случае, я вспомнила одно выражение, которое впервые услышала от вас во время нашей первой встречи у вас в кабинете, и которое мне очень и очень понравилось.
- Какое выражение?! - осторожно полюбопытствовал недавно уличённый в обмане горздравотдела и опасающийся дальнейших разоблачений господин доктор.
- Ну, на счёт нескольких зайцев, убитых одним выстрелом! - уточнила талантливая ученица и лукаво улыбнулась.
- Ах, да... Конечно... - подтвердил Сергей Михайлович и облегчённо выдохнул.
- Ведь согласитесь, теперь, мало того, что Наталья Александровна позвонит своему бывшему супругу и на "совершенно законных" основаниях отменит встречу, она ещё и с удовольствием проведёт время со своим возлюбленным. Но и это ещё не всё. Завтра они встретятся с вами, и вы непременно угостите своих друзей вкуснейшими настойками от своего сибирского коллеги... А далее, скорее всего, события будут развиваться следующим образом. Послезавтра, то есть в пятницу, утром они выедут вместе на машине в сторону губернской столицы. Прибыв туда, господин губернатор ненадолго заскочит на работу, и после этого они направятся к нему на дачу. Наталья Александровна позвонит сыну, тот вместе со своей девушкой, дочерью Игоря Петровича, приедет туда в субботу на машине матери, а в воскресенье они с ветерком домчаться до большого города...
- Не плохо... Очень не плохо... - задумчиво подытожил господин доктор.
Тут Сергей Михайлович почему-то вспомнил рассказ Натальи Александровны о августовской поездке в Карелию и общении с отцом Сергием. А в частности, переданную ей фразу старца, что, мол, пусть у этих бездельников будет возможность сделать в этом мире хоть что-то полезное...
- Ну, что же, Сергей Михайлович, - улыбаясь сказала Вика. - Я вполне добросовестно отчиталась о проделанной работе, теперь черёд за вами!
- Да, безусловно! - согласился господин доктор.
Далее он в деталях поведал всё, о чём в минувшее воскресенье ему рассказал Пётр Михайлович во время их прогулки по живописным окрестностям дачи господина губернатора. Вика внимательно слушала и к концу рассказа начала загадочно улыбаться...
- Теперь всё встало на свои места, - сказала девушка, дослушав рассказ господина доктора до конца.
- И что же, позволь полюбопытствовать, встало? И на какие именно места? - спросил Сергей Михайлович.
- Если помните, я вам рассказывала, что "нашему брату" ни в коем случае нельзя эмоционально привязываться к людям. На самом деле, мой руководитель, небезызвестный вам Александр Андреевич, на первых этапах моей стажировки постоянно акцентировал на этом внимание. А делал он это именно потому, что у него самогО, в этом плане, как выясняется, "богатейший опыт". То есть, рыльце, как у вас говорят, в пуху, да не просто в пуху, а по полной программе. Ещё бы, ведь не существует более сильной эмоциональной привязанности, чем любовь. А, на сколько я понимаю, он в тот момент сам стажировался на руководителя. И если бы эта девушка тогда не разорвала с ним отношения, то никаким руководителем он бы никогда и не стал. Хотя, честно говоря, мне удивительно, что так и не избавившись от этой сильнейшей эмоциональной привязанности, он так давно и эффективно трудится на своём посту.
- Не избавился? - переспросил господин доктор.
- Конечно же, нет. Подтверждение этому сидит сейчас перед вами. Это - я, ну, то есть, мой облик. Ведь он скопировал свою возлюбленную с филигранной точностью, а такая точность - это очень долгий и кропотливый труд. Кстати говоря, он уже очень и очень давно ничего не говорит мне об этой самой эмоциональной привязанности, хотя и прекрасно знает, что я этим слаба. Да и вообще, делает для меня ряд исключений, оценивая лишь результат и особо не придираясь к техническим деталям и т.д. Чего только стоит, что он, в своё время, дал мне ваши координаты и рекомендовал обратиться с моей просьбой...
- Как я погляжу, в вашем "департаменте" тоже бывает довольно весело, - заметил Сергей Михайлович.
- Ну, как видите... И вот теперь, пожалуй, я вынуждена целиком и полностью согласиться с вами, Сергей Михайлович!
- И в чём же?
- Да том, что мой руководитель - просто сказочный прохвост!!! - выпалила юная бестия и звонко рассмеялась.
Вскоре Вика засобиралась домой. Господин доктор вышел на улицу, чтобы проводить её и, заодно, подышать свежим воздухом перед сном.
На улице было уже совсем темно. Погода была абсолютно безветренной. В свежем морозном воздухе кружились пушистые снежинки. Вика немного прогрела машину и села за руль. Проводив взглядом удаляющиеся огни её автомобиля, господин доктор закурил. Его непокорный, почти совсем седой чуб, на котором искрилось несколько снежинок, снова упал ему на лоб. Сергей Михайлович глубоко затянулся табачным дымом и медленно выдохнул сизое облако в прозрачный морозный воздух. Тут он вспомнил одну свою старую песню, написанную очень много лет назад. Ту самую песню, которая так нравилась Наталье Александровне. Через несколько секунд его мозг включил на воспроизведение запись, сделанную в минувшую субботу в "студии", на даче господина губернатора. Наслаждаясь звуками музыки, господин доктор дождался припева и вполголоса подпел...
Заходи зима в гости, осень ушла
Унесла с собой холодный дождь
Ты насыпь вокруг снега, чтобы было светло
Да заморозь окно, чтоб не видеть звёзд...






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 18.11.2020 Максим Окунев
Свидетельство о публикации: izba-2020-2947563

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1