Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

РОСТОВ-НА-ВОДЕ


РОСТОВ-НА-ВОДЕ
Анна училась в Южной Сельскохозяйственной Академии, не Иняз, но ветеринары всегда нужны, хотя работа не самая приятная. Анна просто любила зверушек и всегда хотела их лечить. В Академии ребята со всей области и даже со всего юга России, дружные и вот сегодня Аня поехала в Миллерово к подруге на День Рождения. Электрички ходят допоздна, но девчата засиделись и пришлось Ане ехать последней электричкой.
Последняя электричка, это довольно опасно, кого там только нет среди запоздалых пассажиров. Ане вроде повезло с попутчиками, люди в вагоне сидели спокойные и вели себя тихо. Дачники в основном, люди уставшие, им не до развлечений. Но люди выходят на своих остановках, и в итоге Аня осталась одна в вагоне. Удар по голове и провал, очнулась она на остановке «Лесостепь» от холода. Одежды и сумки, и вообще ничего нет. До Ани стало доходить что произошло и её охватило чувство, что жизнь кончена. Ограбили, изнасиловали и выкинули из электрички на пустом полустанке. Аню охватило отчаянье, а холод только усиливал это чувство. Как она покажется в таком виде людям. Паника в душе нарастала и когда мимо полустанка пронеслась электричка, чёрт, откуда она в такое время, Аня бросилась между вагонов.
А вот дальше произошло неожиданное, ни тебе удара, ни боли, Аня как будто провалилась через вагон и едва не упала на рельсы. В последний момент боль в плече, и она оказалась внутри вагона.
- Ты чего, не могла руку поднять? Она же не останавливается просто так, - услышала Аня странный голос.
Говорило ей нечто весьма странное. На детском теле размещалась довольно крупная голова, окружённая вместо волос щупальцами-змеями, как у Медузы-Горгоны. Плечо болело и кровоточило.
- Ты уж извини, только руками я тебя никак бы не поймала, сейчас пройдёт.
Странная «девочка» подошла к Ане, и длинный, раздвоенный язык облизал её плечо. Кровь остановилась и боль ушла, а эта «девочка» села напротив Ани.
- Ты чего такая испуганная, меня же весь Ростов знает, я людей не ем, - улыбнулась странная «девочка» и Аня увидела острые клыки во рту у этого существа. – Странная ты какая-то, не говоришь, а на дикую не похожа и чего это ты через электричку провалилась? Ты говорить-то умеешь или немая?
«Девочка» расспрашивала Аню, а та и не знала, что сказать. Шок от произошедшего сильно подействовал на неё. Ехала домой и тут с ней случилось такое, а потом решила умереть быстро, а сидит теперь в электричке непонятно с кем.
- Я умерла? – выдавила, наконец, из себя Аня.
- С чего бы это, живая ты, только странная, - «девочка» рассматривала Аню. - Да ещё сесть решила таким странным способом.
- Я не сесть, я умереть хотела, - возразила Аня.
- Умереть? – Тут уже удивилась её попутчица. – А зачем умирать?
И тут Аню прорвало, она всё и рассказала этому непонятному существу. Слёзы брызнули из глаз, и Аня разревелась в голос.
- Глупая, да разве от этого умирают. Ты совсем дурёха, умереть есть тысячи других причин, но только не надо торопиться, смерть сама тебя найдёт. Ты просто из другого мира, редко такое случается, но с тобой именно случилось. – «Девочка» обняла Аню, а её «змеи» ласково гладили по волосам, успокаивая девушку. – Давай знакомиться, меня Таша зовут.
- Аня, - ещё всхлипывая представилась Аня.
Девчата сидели рядышком, и Аня успокоилась постепенно.
- Какая цыпочка и вкусная, - рядом возникло безобразное существо.
Таша только голову повернула и её «змеи» откусили голову призраку.
- Не разговаривай с ними, а то заболтают и можно с ума сойти, - предупредила Аню Таша. – Вот и Ростов уже.
Аня жила в Ростовском детдоме до поступления в Академию, но город вроде знала. Только за окном было что-то совсем другое. Где дома и вокзал, если кругом столько воды?
- Чего удивляешься, не узнала город? – Таша смотрит на Аню удивлённо.
- Это же совсем другое место.
- Да нет, место то же самое, мир другой.
Электричка остановилась прямо посреди воды. Двери открылись и Таша повела Аню к выходу. Громко свистнув, она подозвала лодку и помогла Ане сесть в неё. Гребца в лодке не оказалось, но она довольно резво поплыла к видневшемуся неподалёку берегу. Призраки так и летели над водой, а пристававший к ней призрак пытался приделать голову назад. Разрушенная наполовину гостиница при вокзале торчала из воды.
- Что тут случилось? – спросила Аня Ташу.
- Ты про это? Катастрофа была, теперь всё так, как есть. Да ты не удивляйся, тут все такие стали, ну, какие стали, - Таша хихикнула. – Одна Пиксель осталась, какой и была, но она же Пиксель.
- Ничего не понимаю, - Аня смотрела по сторонам, - а как лодка плывёт?
- Её толкает тритон, они на поверхности редко появляются. Я с водными людьми почти не говорю, я же сухопутная, но как с острова на остров попасть без них.
- Мне бы одеться, - смутившись заметила Аня.
- Да ты и так красавица, но на острове чего найду, потерпи. – Таша не видела в наготе ничего особенного. – Вот и приплыли, сейчас и увидишь тритона.
Из воды высунулся мужской торс, довольно симпатичный, только без волос.
- Проезд оплачивать будете? – спросил тритон.
- У меня же ничего нет, - забеспокоилась Аня.
- А с тебя поцелуй, - тритон улыбнулся, и Аня увидела довольно острые зубы во рту.
- Хочешь, я тебя тоже поцелую? – подмигнула Таша тритону.
- Нет, знаю я тебя, потом лечиться неделю.
Таша что-то отдала лодочнику, а Ане пришлось его целовать. Довольно нежно получилось, Тритону видно просто захотелось нормального женского поцелуя.
- Вкусная, - улыбнулся тритон, - жаль, под водой жить не сможешь.
- Пошли, - Таша взяла Аню за руку, - я в цирке живу, придумаем мы тебе одежду.
До цирка идти недалеко и Таша семенила своими небольшими ножками, держась за руку Ани.
- Куда дикую повела? – по пути попалось нечто совсем странное.
Из небольшого тела с человеческой головой торчали…черви что ли, только такие большие, что вполне заменяли существу конечности.
- Отстань, Борька, она не дикая и это моя гостья. – Таша недовольно отмахнулась. – Вечно он ко всем с глупостями пристаёт.
Идти голой по улицам небольшое удовольствие, но Анину наготу воспринимали спокойно, принимая её за какую-то «дикую»
- А чего они меня дикой называют? – не выдержала Аня.
- Дикие, это бывшие люди, которые деградировали и стали хуже обезьян, - пояснила Таша, - Ходят голые и только едят, и размножаются, иногда дерутся без всякой причины силы-то много.
Так и дошли до цирка, встретив по пути несколько мутантов. Запах конского пота и опилок ещё сохранился едва уловимо, но старый цирк это напоминало уже слабо. Стены облезли и даже купол над ареной обрушился. Правда, все обломки убрали в сторону, а деревянные части давно сожгли. С оркестрового балкона спрыгнула тигрица, и тут Аня заметила, что у животного человеческая голова. Вообще-то и тигра она напоминала весьма отдалённо, только полоски характерные и кошачьи лапы.
- Привет, Жасмин, у меня гостья из другого мира. Пойду одену её во что-нибудь, а то стесняется, - Таша заговорила с «тигрицей.
- Красивая, на нашу Веру чем-то похожа – Жасмин и голосом напоминала кошку.
- Пошли в гардероб, поищем одежду, - потянула Таша Аню.
В подсобных помещениях цирка Аня никогда не была, но для Таши это дом.
- Привет, Таша, дикую где нашла? – в коридоре стоял … кентавр что ли.
От кентавра этот мутант отличался тем, что вместо копыт у него были два мягких пальца, как у верблюда. А так вполне верховое животное с человеческим торсом.
- Привет, она не дикая, она из другого мира, вот, веду одежду искать.
- Ты как съездила? – полюбопытствовал «кентавр».
- Нормально, Димочка, посмотрела на Москву и на друзей и вообще, там по-своему хорошо, только мой дом здесь, - Таша улыбнулась своим клыкастым ртом.
- А эта ничего так, звать хоть как? – указал Дима на Аню.
- А ты собери наших, вот всем и расскажу на арене, чего язык зря напрягать. Одену её и приведу.
Так и дошли до комнаты, где хранилась цирковая одежда. Чего тут только не было, всё в блёстках, красиво и немного не практично. Блестящие колготки и костюмы акробатов Ане не очень понравились, хотя пришлось натянуть, так теплее. Всё женское оказалось с голыми ногами, а единственное платье оказалось тяжёлым и волочилось по земле, так что наряд скорее вечерний. Сапоги на мягкой подошве, но это уже обувь.
- А тебе идёт, - заметила Таша, - вылитая артистка.
В итоге пришлось закутаться в длинный кринолин, обмотав его вокруг и заткнув за пояс. Гусарская курточка хоть и коротка, но тепла добавила, и Аня облачилась в неё. В зеркале это выглядело довольно несуразно, но что есть, выбирать не из чего.
- Пошли, Димка уже всех собрал, - Таша потянула Аню обратно на арену.
А там уже собрались местные обитатели. Кроме «тигрицы» Жасмин и «кентавра» Димы, там ещё расположились парочка рукокрылых девушек, Змей, с человеческим торсом и нечто, что описать не представлялось возможным. Представьте себе мохнатый шар на паре ног от страуса и с трёхпалыми руками без ногтей. Ни глаз, ни носа, ни ушей Аня у этого существа не заметила.
- Иван Андреевич, - представился «шар», раскрыв рот где-то в районе живота.
- Тося и Фрося, - представила Таша рукокрылых близняшек.
- Семён, - мужчина-змей немного затянул «с» и получилось забавно.
- Сёмка, не балуйся, никакая ты не змея, - хихикнула Таша, - вот настоящие змеи, - тряхнула она своей «шевелюрой»
- Хвост же есть, и я ползаю, значит я человекообразная змея, - Семён хихикнул, и Аня улыбнулась.
- Ладно, пусть так будет, -Таша обвела всех взглядом. – А это Аня, моя гостья и она из другого мира.
Все перезнакомились и Таша предложила Ане перекусить.
- Ты мясо ешь?
- Ем, но больше люблю овощи и фрукты.
- За этим потом поедем и наберём, а сейчас я наловлю крыс.
- А можно с тобой? – Ане хотелось посмотреть, а может и помочь Таше.
- Можно, только не спугни, у меня свой метод.
В бывшем слоновнике обитатели цирка устроили свалку, вот сюда и сбегались крысы, утащить чего съедобного. Что бы не произошло на планете, а эти животные выживут везде. Ловила Таша крыс весьма оригинально. Осторожно подкравшись к группе пирующих грызунов, Таша выждала момент и неожиданно прыгнула на них. Получился вполне приличный прыжок для такого тела. Тут её милые змейки и поймали всё, что успели, а успели они поймать почти десяток крыс.
- Неплохо, после завтрака поедем охотиться на тыквы.
- На тыквы?! – удивилась Аня.
- Да, они же хищники, - пояснила Таша и начала поглощать крысу, иногда подкармливая своих змеек.
- А пожарить негде? - сырую крысу Аня ещё не ела.
- Ты прямо как Иван Андреевич, скривилась Таша, - все витамины же пропадают.
Но крыс она выделила, и Иван Андреевич приготовил прекрасное рагу.
- На охоту возьмём девчонок и Семёна, остальные пусть тут остаются, - распределила обязанности Таша, иначе вторую лодку брать, а яблок и так мало.
Аня ничего не поняла, но решила промолчать.
Оставшихся крыс положили в милую клетку, оставшуюся от голубей, Таша прихватила мешочек с чем-то странным, и они тронулись в путь. Тося и Фрося улетели куда-то, а Семён полз рядом. До воды дошли довольно быстро, а там Таша снова вызвала лодку.
- Оплата вперёд, - заявил Тритон.
- Да вы обнаглели, чего это вперёд-то? – возмутилась Таша.
- Далеко плыть, - Тритон явно что-то недоговаривал. – Устал я сегодня, - сознался он наконец, - да ещё где-то рядом осётр появился, мы все на взводе.
- Хорошо, а то расплачешься сейчас, - Таша не ехидная, но порой так высказывается. – Яблок мало осталось., придётся прогуляться подальше, да и Семёна оставить придётся.
- Я сам доплыву, - Семён решил поплавать.
- Доплывёшь, а осётр?
- Да ладно, не в городе же он появится, - отмахнулся Семён.
В итоге Таша и Аня залезли в лодку, отдав тритону какие-то сморщенные почти чёрные комочки.
- А что с этим осетром? – не поняла Аня.
- Ты что, осетра никогда не видела? – удивилась Таша.
- Видела, но они же просто рыбы, хоть и большие, даже двухметрового видела в музее.
Оказалось, что Таша может так заразительно смеяться.
- Это мальки у него двухметровые, а сам он метров тридцать в длину.
- Ничего себе, - тут пришла пора удивляться Ане.
Лодка плыла в сторону Западного, пересекая довольно широко разлившуюся речку Темерник. Они уже выплыли на середину, когда над водой разнёсся сигнал сирены. Лодка замерла и оказалось, что тритон просто сбежал, бросив лодку.
- Семён, давай сюда, - позвала Таша, - толкай лодку куда-нибудь.
Семён ухватился руками за борт, и лодка пошла дальше, но тут вода забурлила и из воды вынырнуло нечто такое, чего Аня и представить не могла. Большая белая акула просто пескарь в сравнении с этим чудищем. Распахнув свою пасть, монстр нёсся прямо на лодку. Семён налёг, пытаясь изо всех сил увести лодку с пути монстра, но перспективы вырисовывались мрачные.
Вдруг огромный осётр закрутился, подняв большую волну, задёргался, изогнулся, а потом так махнул хвостом, что лодка еда не перевернулась. Хорошо, что Семён догадался повернуть её носом к волне. Черпанули они основательно, но лодка осталась наплаву. Огромная рыба плавала кверху брюхом.
- Вот и Вера подоспела, - улыбнулась Таша.
- А кто такая Вера и чем она помогла? – для Ани всё странно и непривычно.
- Вера, это наш Пиксель, она смотрит за городом и окрестностями, - Таша рассказывала Ане, а та с трудом переваривала сказанное. – Она убила его изнутри, я не знаю точно, как, но она может что угодно сделать.
- А почему пиксель? – не поняла Аня.
- Так называют хранителей, они способны рассыпаться на мелкие кусочки и снова появиться.
- Такого же не бывает, - удивилась Аня.
- Это у вас не бывает, а у нас всё есть. – уверенно заявила Таша. - На западе Игорь Пиксель, а в Москве Григорий. Есть и другие, но я там не была.
Между тем лодка уже приблизилась к противоположному берегу. У самого берега её догнал тритон.
- Извините, я чего-то испугался, - смущённо заявил он, - обратно отвезу бесплатно.
- Да я смотрю ты нам не особо и нужен, - сейчас Таша именно ехидничала, - вот заберём себе лодку и будет нас Семён возить.
- Вы чего, это моя лодка, - обиделся тритон.
- Да ладно, шучу я, - успокоила мутанта Таша.
Лодка уже пристала к берегу, и Аня с Ташей сошли на берег. Семён просто выполз на берег и свернулся кольцами, отдых ему не помешает. Тритон тоже решил отдохнуть, и Аня наконец увидела его всего. Вопреки ожиданиям, хвост у тритона не раздваивался, напоминая скорее хвост сома или мурены. Жабры, по всей вероятности, позволяли дышать и воздухом, поскольку тритон просто улёгся в лодке и расслабился.
- У него и лёгкие есть, - Таша заметила, как рассматривает Аня тритона, - вон видишь, грудь узкая, но там лёгкие, за жабрами. Долго он не может на суше оставаться, а то жабры пересохнут.
Относительно короткие руки тритона оказались довольно сильными, а перепонки между пальцев заменяли грудные плавники.
- Рассмотрела? Пошли дальше, девочки уже там давно.
Только поднялись на пригорок, а там их уже ждали Тося и Фрося, усевшись на какой-то металлической конструкции. А совсем неподалёку раскинулась плантация тыкв. Аня уже шагнула, чтобы сорвать тыкву, но Таша схватила её за руку.
- Ты чего, они тебя враз спеленают, сначала крысы. Девочки, ваш выход! – Таша открыла клетку и раздала по крысе подлетевшим близнецам.
Забавно они летают, как летучие мыши, но девочки зависли над тыквами и сбросили на них крыс. Тут же плети тыкв плотно скрутились, сжав в своих объятиях крыс.
- Быстро! – Таша подскочила к одной тыкве и оторвала её.
Семён занялся другой, выкинув тело вперёд. Аня пока наблюдала за этим процессом, но близнецы напомнили ей, что надо работать.
- Крыс давай! – Фрося уже зависла над Аней.
Пришлось доставать из клетки крыс и вручать их прямо в… руки что ли, такие странные лапки были у близняшек. Следующую тыкву Аня сорвала сама, открутив её от стебля. В итоге набрали довольно прилично тыкв, но вот крысы кончились и охота вместе с ними. Близнецы занялись перетаскиванием тыкв к лодке, а Таша повела свою команду дальше.
Прошли с километр или больше, видимо здесь раньше были дачи или частные домики, а теперь всё в запустенье. Но вот деревья остались и Таша с Семёном начали собирать…сморщенные пропавшие яблоки.
- Вот же свежие есть, - не поняла Аня.
- Не трогай! Их есть нельзя, живот прожгут насквозь, - Таша знает, о чём говорит.
Кроме яблок набрали и айвы и тоже пропавшей, а вот урюк просто выбрали из кучи опавших плодов. Зато возле капусты Аню буквально сбил с ног Семён. Капуста наклонилась в её сторону, но до земли достать не смогла.
- Ты чего? Её даже крысами не обмануть, только срезать на корню, если осторожно подползти.
Таша с маленьким ножом ползком подобралась к капусте и срезала большой кочан. Тот отчаянно захлопал листьями и замолк.
- Опасная гадость, но вкусная, - заявила Таша, когда капуста затихла. – Вот теперь всё это тащить назад, - вздохнула Таша.
- Я понесу, - вызвалась Аня.
- Хорошо, только снимай это, - Таша указала на кринолин, - в руках капусту ещё опасно нести.
Пришлось погрузить всё набранное и Аня поволокла добычу на себе, завязав узлом свою юбку. Тритон уже снова сидел в воде, время прошло немало, а долго на воздухе он не может находиться.
- Всё, плывём обратно, - заявила Таша, когда они уселись в лодку.
Семён снова плыл рядом, чтобы не перегружать лодку. Обратный путь прошёл без приключений. Огромного осетра уже вовсю разделывали, притянув к берегу.
- Возьмём рыбки? – спросила Аня.
- Снова платить, - поморщилась Таша, но на пару яблочек рыбу взяли.
Тритону всё-таки заплатили за перевоз, чего жадничать, а вот к цирку уже на горку стало тяжеловато нести всё набранное.
- Тося, лети за Димкой и пусть корзины большие возьмёт, - распорядилась Таша и близняшки дружно взмахнули крыльями. – Теперь дождёмся Диму, нечего самим надрываться.
Диму не пришлось долго ждать, он пришёл, неся на спине две большие корзины. Корзины загрузили продуктами, и все отправились в цирк.
- Молодцы! – Иван Андреевич с энтузиазмом осматривал продукты и уже планировал блюда. – Ой, капуста ещё живая!
- Ненадолго, сейчас запечём и готово, - экспедицию встречали все, даже Жасмин покинула свой балкон.
Иван Андреевич отправился готовить обед, а обитатели цирка разбрелись по своим комнатам на отдых. Только Семён спал прямо на арене, вытянувшись в струну.
- Таша, ты у них за главную? – спросила Аня, пока они отдыхали в холле на диване.
- Само как-то получилось, я не напрашивалась, видно характер такой. Устала я сильно, с такими ногами много не набегаешь.
- А ты взрослая или ещё ребёнок? – Аня уже привыкла к маленькой Таше, но непонятно, какого же она возраста.
- Почти тридцать уже, детей пора заводить, но от кого?
- А Семён, или с ним никак?
- Ты ещё Димку предложи, они же меня пополам разорвут, я вот ездила в Москву, но таких и там нету, видно я одна такая.
Аня обняла Ташу и её змейки дружно облепили Аню.
- Таких, как ты, тоже мало, только Ромка с Игорем приезжал, но у него жена есть, вроде Семёна.
- А Вера, она где живёт? Хоть посмотреть бы на неё. – Ане почему-то захотелось взглянуть на необычную женщину-пикселя.
- На соседнем острове, но там протока опасная, черепахи живут.
- А разве черепахи опасные? – не поняла Аня.
- У вас может и не опасные, а в этом мире очень опасные. Они же ядовитые, цапнет и ты парализован, а очнёшься и всё, тебя уже съели.
Болтать можно долго, но пришла пора и поесть. Иван Андреевич расстарался, печёная капуста, мелко нашинкованная с рыбой и тыква, фаршированная мясом и яблоками. В печёном виде даже запах от гнилых яблок улетучился и всё получилось вкусно и очень сытно. Усталость прошла быстро и захотелось что-нибудь сделать.
- А покажи мне ваш мир, - попросила Аня, - если тебе тяжело ходить, я могу понести тебя.
- У нас не такой большой остров, сегодня весь обойдём, но мне твоя идея понравилась, - улыбнулась Таша.
Идти далеко не пришлось, за Пушкинской начинался канал, в котором жили черепахи. Здания сильно разрушило землетрясение, но улицы вполне угадывались.
- Хорошее здание, а тут кто живёт? – указала Аня на бывшее здание штаба СКВО.
- В нём призраки живут, ну их, мозги любят пудрить, - отмахнулась Таша.
Колесо обозрения в бывшем парке Горького торчало из воды, напоминая о прошлой жизни.
- А черепахи не расплывутся из этого канала? – Ане всё интересно.
- Нет, там что-то на дне, они в другом месте жить не могут. Да тут недалеко, до бывшего Ворошиловского проспекта, там теперь тоже канал прямо в Дон.
Таша рассказывала Ане пока они шли по Пушкинской, как по набережной. Канал весьма зарос огромными кувшинками и смотрелся довольно приятно. Черепаха высунула голову из воды и раскрыла пасть.
- Вот это зубы! – Аня смотрела на двухметровую черепаху, и мурашки густо покрыли её кожу.
Такая и без яда опасна. Схватит и утянет под воду.
- А как же вы туда плаваете, она же и тритона сожрёт и не подавится? – удивилась Аня.
- Тут никто не плавает, если очень надо, то плывём в обход, а тут дураков нет плавать, да и ни один тритон не согласится.
- А чем же они кормятся? – не поняла Аня.
- Рыбой, а ещё сюда многие скидывают всякую гадость, всё думали, что они уйдут, а они не уходят.
На другом берегу Аня разглядела странное животное, на теле полосатой ящерицы разместилась милая собачья головка. Пёсик отчаянно лаял на черепаху.
- Сейчас и Веру увидишь, это её собачка, - пояснила Таша.
И правда, рядом со странным животным из ниоткуда появилась молодая женщина. Довольно симпатичная и немного похожая на Аню. Она подняла на руки своего питомца, немного поругала его, видимо убежал без разрешения, а потом посмотрела на Аню. На таком расстоянии сложно хорошо рассмотреть кого-то, но Вера что-то там увидела в Ане и помахала рукой. Аня помахала в ответ, но Вера просто ушла со своим питомцем на руках.
- Вот ты и увидела нашего Пикселя, - Таша улыбалась во всю свою клыкастую улыбку.
- Слушай я не поняла, она там одна живёт что ли? – Аня пока не видела ни одного мутанта на том острове.
- Вроде одна, островок-то маленький, вон, видишь, опять протока, - впереди показалась ещё одна протока, тупиком выходящая на Пушкинскую.
- Там же совсем маленький остров, ей же скучно на нём, - Аня представила, как одиноко женщине в таком большом здании на маленьком острове.
- Вера везде живёт, в смысле живёт там, а так куда угодно может переместиться, она же Пиксель.
Таша произносила это слово с уважением.
- Пошли, а то до темноты не дойдём, - Таша двинулась дальше, семеня своими короткими ногами.
После Соборного им попалось нечто странное. Почти у самой воды из земли торчала … скорее ножка гриба, нечто круглое, метров пять высотой кремового цвета и раскачивалось.
- Давай обойдём, оно охотится явно, - потянула в сторону Таша и отвела Аню в сторону.
- А кто это?
- Да никто, ни растение, ни животное, но сцапать может запросто.
В правоте её слов Аня убедилась быстро. Неосторожная черепаха высунула голову из воды и странное создание изогнулось и ухватило черепаху за голову. Пасть, похожая на махровый тюльпан, только полная острых шипов, скрыла в себе голову и шею черепахи.
- Вот и всё, теперь выест её изнутри, а потом на неделю заснёт. Ты осторожно с этим, надо ещё понять, голодное оно или сытое.
Навстречу им передвигался странный получеловек. Точнее половина человека с четырьмя руками. Двигался он странно, переставляя то одни руки вперёд, то другие.
- Привет, дядя Петя, вы куда? – обратилась к встречному Таша.
- Здравствуй, Таша, да вот иду за панцирем, эта штука панцири не трогает, а теперь к ней можно подойти. Сделаю кровать или ещё чего из панциря. Я давно хочу попробовать из него мебель сделать. – Мутант оказался местным мастеровым.
Обнявшись с Ташей и познакомившись с Аней, мутант стал терпеливо ждать, когда панцирь освободится от тела черепахи.
- Это наш умелец, - пояснила Таша, даже лодку может сделать.
Бывший Ворошиловский оказался быстрой и полноводной рекой.
- Тут же раньше целые реки под городом текли, вот теперь на поверхность выбрались, - пояснила Таша.
- Я слышала о таком, но сама не видела, а Дон теперь какой? – Ане всё интересно.
- Почти до Батайска, тот наоборот, вылез из воды вверх, но не весь.
- Так это теперь Ростов как Венеция, весь на воде?
- А что такое Венеция? - не поняла Таша.
- Город в Средиземном море, его в лагуне строили, насыпали грунт и там дома уже ставили. - Аня же неплохо образована, год оставался в академии. – Только Ростов строили на холмах, а получилось теперь, что он вниз опустился что ли?
- Вера говорила, что землетрясение было и все крупные города просели вниз. Москва теперь просто огромное озеро и острова на нём.
- Она видно много знает, а откуда? – Ане всё интересно.
- Она же Пиксель, они иногда встречаются, а так Вера везде может побывать.
Девушки болтали, как вдруг, из воды выскочила змея. Настоящая и довольно крупная. Тут бы Ане и конец, но Таша прыгнула вперёд и её змейки впились в тело монстра, и сама Таша впилась клыками в тело змеи. Рептилия едва не уползла в воду с Ташей, но Аня схватила подругу за ноги и держала изо всех сил. В итоге змея оказалась на берегу, а через полчаса затихла и умерла.
- Ты хотела меня нести? – тихо произнесла Таша, - теперь самое время. Успела, гадость, мне руку поцарапать, а она ядовитая.
- Конечно, отнесу, тебя домой отнести? – Аня испугалась за подругу. – Ты только держись, не умирай.
Таша достаточно лёгкая и Аня несла её почти бегом. Змейки повисли, и получилось очень трагическое зрелище.
- Я постараюсь, - прошептала Таша, хотя чувствовалось, что ей очень плохо.
В цирке сбежались все, Иван Андреевич кинулся что-то готовить для Таши, а остальные сидели рядом с грустью глядя на свою маленькую любимицу. Иван Андреевич вскоре принёс какое-то пойло и напоил Ташу. Та открыла глаза и обвела всех взглядом.
- Веру позовите, - попросила она слабым голосом.
Аня окинула всех взглядом и на глаза ей попались близнецы.
- Придётся вам лететь за Верой, мы не успеем на лодке.
Девчата прошли на балкон и прямо с него вспорхнули в воздух, улетев прямо в провал в куполе.
- Ты держись, - Аня обняла Ташу и смотрела, как жизнь уходит из её подруги. – Чёрт, ничего нет! – злилась она. – Сладкого бы чего попить хоть или глюкозы.
Семён сорвался с места и уполз, со сладостями в этом мире проблема, но через пять минут Семён притащил пару флаконов глюкозы.
- Вот, в аптеке нашёл. – доложил он, вручая Ане драгоценную влагу.
- Шприц бы ещё, но пока хоть напоить, - Аня раскрыла один флакон и попробовала напоить Ташу,
Немного удалось влить в неё, и все стали ждать результатов. Только Семён вновь рванул к аптеке и вернулся со шприцами и системами для капельниц.
- Вот молодец, сейчас вену найду и посмотрим, - Аня стала готовить капельницу.
Но в это врем прямо на арене появилась женщина.
- Отойдите пока все, - сходу распорядилась она и рассыпалась на мелкие точки.
Вновь появившись она слегка пошатнулась, потом снова переместилась странным способом, оставив на полу лужицу дурно пахнущей крови.
- Дай мне это, - указала она на открытый флакон и залпом выпила глюкозу. – На змею наткнулась что ли?
- Да, выпрыгнула на меня из воды на Красноармейской, - пояснила Аня.
- Она спасла тебя, ты бы не выжила. – Вера придирчиво рассмотрела Аню. – Ей бы крови сейчас влить.
- Да я с радостью, только нет крови, - смутилась Аня. – Стоп, а напрямую из вены, я сейчас.
Аня уже закатывала рукав, но Семён подполз и протянул руку.
- Моя лучше подойдёт, мы же оба наполовину змеи, - решительно заявил он.
Систем хватало, и Аня быстренько соорудила всё для процедуры проверив кровь на совместимость. Семён поднялся на хвосте, чтобы обеспечить необходимое давление, и процесс пошёл.
- Ого, это чего вы придумали? – Таша открыла глаза.
Всё-таки переливание крови, это мощное лекарство, и она быстро пришла в себя.
- Хватит, пожалуй, - Аня сняла систему. – Ты как, подруга?
- Ничего, только голова немного болит.
- Это пройдёт, главное, что ты жива. – Аня улыбнулась и чмокнула Ташу в носик.
- Вот и молодцы, а мне пора, хорошо, что всё так закончилось, - Вера рассыпалась на точки и пропала.
- Куда она делась? – не сразу поняла Аня.
- К себе ушла или ещё куда, она же Пиксель. – Таша улыбнулась свей клыкастой улыбкой. – Там мясо пропадает на берегу, надо сюда притащить, только голову отрубите.
Она и сейчас думает от своих друзьях. За мясом пошли Дима и Иван Андреевич, когда Аня объяснила им, где это. Зато Семёну пришлось прокапать глюкозу, потеря крови ослабила его.
- Надо кровь ядовитую убрать, где у вас швабра? – Аня решила навести чистоту.
- Не трогай, тебе с этим возиться не стоит, тебя такое может убить, - Таша уже поднялась на ноги.
- А тебе полежать надо и хорошенько поесть, сейчас Иван Андреевич вернётся и покормим тебя.
- Мне бы крысу лучше или две даже. – мечтательно заявила Таша.
- Я поймаю, - Аня решительно двинулась на поимку крыс.
- Стой, как ты их ловить собралась? – остановила ей Таша.
А действительно, как? И ту взгляд Ани упал на клетку, в которой они везли крыс.
- А вот так! - радостно заявила она и пошла искать верёвку для крысоловки.
Не мудрствуя лукаво, Аня просто привязала к дверке шнур и, положив внутрь остатки еды, направилась к слоновнику. Крысы шарахнулись в стороны, но через пять минут уже с интересом осматривали ловушку и вкусную приманку. Вот одна, осмелев, полезла внутрь, потом другая, третья.
Когда из набралось достаточно, Аня потянула за шнур и захлопнула дверцу. Крысы запрыгали внутри, но было уже поздно. С гордостью вернувшись на арену, Аня показала Таше крыс.
- Ого, я бы и не догадалась! – похвалила Таша подругу.
Приоткрыв дверцу, она запустила одну из своих змей внутрь, и та ухватила крысу. Закусив свежим мясом, Таша совсем ожила.
- Ты мне только вот что скажи, это теперь во мне течёт его кровь? - спросила Таша Аню, отозвав её в сторонку.
- Да, его кровь вернула тебе силы, а Вера вытащила из тебя какую-то гадость.
Отравленную кровь уже засыпали опилками и убрали подальше с глаз долой.
- Погоди, так это мы с ним теперь кто? – Таша пыталась осмыслить новый статус.
- Ну, - Аня задумалась, - можешь считать его братом или больше этого, он сам вызвался дать свою кровь.
- Да он в меня втайне влюбился, - сообщила Таша, - я знаю это, только у нас ничего не получится.
- Почему? – удивилась Аня.
- А ты видела, что у него для этого есть? – Таша даже глаза округлила, - они же толще моей ноги.
Устройство змей Аня в общих чертах знала, потом представила размеры Семёна и его репродуктивные органы. Получалось слишком внушительно.
- Можно же просто быть хорошими друзьями, - заметила Аня.
- Да мне же малышей хочется, я же уже давно взрослая.
Неразрешимый тупик. Тут Аня ничем не могла помочь. Впрочем, их отвлекли от этих проблем, позвав к столу. Иван Андреевич приготовил великолепное рагу из змеиного мяса с овощами, и все с радостью накинулись на аппетитное блюдо. После обильной еды и приключений захотелось спать и все разбрелись по своим любимым местам.
- А ты молодец, - Аня даже вздрогнула от неожиданности.
Рядом сидела Вера и смотрела на спящую Ташу.
- Она долго будет спать, а мы пока поболтаем. Ты из другого мира, и я не поняла, как ты сюда попала.
Пришлось Ане всё рассказать и про электричку, и про Ташу, которая вытащила её из-под колёс.
- Вот так я и оказалась здесь, - закончила Аня.
- Теперь всё понятно, а то я думала, от кого это у тебя, - Вера посмотрела на Аню как-то необычно.
- Что у меня? – не поняла Аня.
- Малыш, в нашем городе нет таких, как ты, а мужчин уж тем более, - Вера вздохнула как-то странно.
- Гады, они всё-таки это сделали! – Аня чуть не расплакалась.
- Не злись, на самом деле это всё к лучшему, будет у тебя малыш, даже не сильно мутировавший. Я буду присматривать за тобой, а то и поговорить по-человечески не с кем. Малыш, это же счастье, вот Таше не с кем завести малыша.
- Её Семён любит, только как они заведут малыша, у них размеры совсем неподходящие, - Аня немного разболтала местные тайны.
- Это несложно устроить, ты и сама можешь им помочь ты же специалист.
- Я? А как я им помогу? – не сразу догадалась Аня.
- Пипеткой, - засмеялась Вера, - в аптеке точно осталось всё для этого.
- Ну, не знаю, хотя надо с ними поговорить.
- Ты умная, придумаешь что-нибудь, - Вера обняла Аню, поцеловала в щёку и рассыпалась на свои «пиксели».
Так и зажила Аня в новом мире. Чтобы чаще видеться с Верой, ей построили лодку, и она пересекала опасный канал, работая вёслами. Друзей у неё стало много, особенно когда начала лечить мутантов. Пусть она не ас в этом деле, но кое-что знает уже неплохо, да и других просто нет. А Таша так и завела малышей от Семёна с помощью Ани, славных хвостатых мальчишек со змеями на головах. Да и сама Аня родила в срок парнишку, с виду вполне нормального, только наделённого необычными способностями и с острыми клыками во рту. Только Вера так и грустила, глядя на их счастье, пока однажды…, впрочем, это совсем другая история.
*****
Жорик раньше был ведущим специалистом лаборатории, кандидатом наук, успешным человеком. А потом ушла жена и Жорик запил. Так и покатился вниз Жорик по наклонной. Сначала потерял работу, ведь кому нужен пьяница и прогульщик, за этим и квартира ушла каким-то бойким ребятам. Так и появился на улице бомж Жорик по кличке Профессор, полученной за образованность в прошлой жизни.
- Алкоголь привёл к моему карьерному росту, - шутил порой Жорик, - стоило начать пить и вот я уже профессор.
Шутки шутками, но дело к осени, и пора перебираться поближе к югу. Вы не думали, как путешествуют бомжи? Самолётами они явно не летают, у большинства и паспортов нет. В поезд их тоже не посадят, да и в автобусе бомжи явно нежелательные пассажиры. Остаётся электричка, причём последняя и лучше на каком-нибудь небольшом полустанке. Даже если бомж доезжает до большого города, он обычно потом идёт на полустанок и уже там садится на электричку. В городе его просто не пустят даже в неё, да и много полиции бомжу ни к чему.
Вот так и очутился Профессор в последней электричке на юг. Обычно всё шло хорошо и сегодня он планировал доехать до Рязани. Только в этот раз в электричке попался вредный контролёр. С бомжа взять нечего, денег у него всё равно нет и обычно контролёры проходили мимо, не обделался и ладно. Но этот какой-то фашист прямо, пристал к бомжу и всё тут.
- Да оставьте вы его, пусть уже едет, хоть не замёрзнет и то ладно, - какая-то старушка решила вступиться за Жорку.
- Вы, мамаша, не умничайте, зайцам не место в общественном транспорте, - решительно завил контролёр и выгнал Жорку на пустом полустанке.
- Эх, так его нехай, - вздохнул Жорик и достал из-за пазухи заветную бутыль.
Это вам не юг, ту даже в августе ночью не тепло, а в середине октября и подавно. Жорка так и «грелся» заветной бутылочкой, пока не впал в состояние полного безразличия. Верный признак, что утром он не проснётся вообще.
Из ступора Жорку вывел свист электрички. Уж что ему там снилось, только услышав свист электрички, Жорка поднял руку.
- Шеф, до садового подкинешь?
Ещё не выйдя как следует из прострации, Жорка представил прошлую жизнь, в которой было всё и такси, и дом, и тёплая кровать с любимой женой. Электричка остановилась, двери открылись, и Жорка шагнул внутрь.
- Гони, шеф, плачу вдвойне, - промямлил Жорка и упал на сиденье.
Сон овладел им окончательно и Жорик провалился в него.
- А? Где я? – спросонья Жорик ничего не понял.
Он плыл в лодке, и та тихо покачивалась на волне. Впрочем, изрядно потеплело и Жорик уже не мёрз так отчаянно, как на том полустанке. В лодке он был один, но она плыла куда-то среди островов и зданий вполне определённо влекомая какой-то силой.
- Итить его нехай! – осмотрелся п сторонам Жорик, - Это я сдох или что?
- Проснулся? – из воды у борта высунулась зеленоватая лысая физиономия.
- Ну вот, допился до чертей, - Жорик даже не удивился особенно. – У тебя выпить нет чего?
- Я в воде живу, мы специально не пьём, - произнесла физиономия «чёрта».
- Значит, ты водяной?
- Нет я тритон, речной житель, - пояснил «чёрт».
- Хоть воды хлебну, а то трубы горят, - Жорик зачерпнул прямо забортной и напился с ладони.
- Что у тебя горит? – не понял «чёрт».
- Похмелье у меня, или бодун, - пояснил Жорик, - абстинентный синдром, вызванный недостатком привычного стимулятора, - не забыл ещё научные слова.
- А это не заразно, а то мне болеть нельзя, - испугался тритон.
- Если вместе не бухали, то и не заболеешь, - успокоил Жорик, - ты лучше скажи, где тут у вас бухло водится?
- Чего? – не понял тритон.
- Раствор этанола, желательно сорокапроцентный, но мне сгодится и другая спиртосодержащая жидкость, - Жорик никак не мог втолковать непонятливому «чёрту» необходимость похмелиться.
- Я тебя лучше к Вере отвезу, - решил тритон и исчез во воде.
Лодка поплыла снова, а Жорик рассматривал всё вокруг, маясь головной болью. Вот лодка повернула мимо полузатопленного храма и поплыла по узкому каналу, а вскоре остановилась у хорошо сохранившегося здания с вычурной лепниной.
- Вера! – крикнул тритон громко, - он проснулся!
Куда кричал этот зелёный, да и кому, только неожиданно рядом появилась из воздуха молодая женщина.
- Проснулся? Так куда тебе надо было, до какого Садового? – спросила она доброжелательно.
- А, до какого Садового? – не понял Жорик.
- Ты же сам сказал в электричке «Шеф, до Садового, плачу вдвойне», - озорные искры в глазах у женщины ясно давали понять, что она немного подтрунивает над Жориком.
- Да я это, пьяный был, буровил, сам не помню, чего. – смутился Жорик, - А где я?
- Ты в Ростове, - спокойно сообщила Вера.
- Ни фига не помню, только полустанок, гад контролёр высадил меня из электрички.
- Но руку ты поднял, и электричка остановилась, значит что-то соображал, - сообщила Вера, - а что за Садовое?
- Садовое кольцо, я же москвич, а ты что, в Москве не была? – не понял сразу Жорик.
- Я только оттуда, но там никакого Садового кольца нет.
- Как это нет, а куда оно подевалось? – Жорик совсем ничего не понимал.
- Ушло видно под воду, - решила Вера, - теперь понятно, ты из другого мира.
- Хозяйка, у тебя похмелиться нет чего, а то голова разламывается, - с надеждой спросил Жорик.
- Тебя наверно к Ане надо отправить, а может сюда лучше её пригласить, - размышляла вслух Вера, - пойду, позову её.
Женщина исчезла, как видение, а Жорик обалдело уставился на пустое место. С кем он сейчас разговаривал?
- Эй, водяной, у мня глюки уже, тут баба была только что? – обратился он к воде, и тритон вынырнул снова.
- Это Вера, пошла звать Аню, всё в порядке она быстро, вот Аня долго будет идти, она же не Пиксель.
Тритон объяснил, как мог, но Жорик ничего не понял. Женщина появилась сова через минуту.
- Ты голограмма что ли? – удивлённо спросил Жорик.
- Нет, я живая, - усмехнулась Вера, - просто я пиксель, могу телепортироваться куда угодно.
Еб…ть-копать, - мат изо рта Жорика вылетел сам, но он быстро спохватился, - Прошу прощения, годы бездомности и злоупотребления наложили на меня свой отпечаток.
- Странный ты, с одной стороны видно, что знаешь много, а с другой почти как дикий, - Вера с интересом разглядывала Жорика. – Аня скоро придёт, она так не умеет, как я. Расскажи о себе пока.
Жорик собрался с духом, всё-таки с бодуна непросто рассказывать свою жизнь, но Вера внимательно слушала и Жорик рассказал всё, что вспомнил. А тут и Аня пришла с сумкой.
- Налицо алкогольная абстиненция на фоне долговременного злоупотребления алкоголем, - поставила она сходу диагноз, - здесь будем капать или к себе заберу?
- Давай здесь, с сыном-то, кто сидит?
- Иван Андреевич, они так здорово играют, да и Таша с детками компанию составит с радостью. Они там уже все играют порой, даже Тося с Фросей катают детей.
Всё это Аня рассказывала уже по пути в медпункт, в здании старой администрации было и такое помещение.
- Помыть бы его, ну да ладно, гемодез прокапаю, потом посмотрим. – Аня уложила на кушетку Жорика и подключила капельницу. – не дёргайся, а то хуже будет.
Старые запасы, порой слегка просроченные, но сейчас пойдёт и это, Жорика надо вывести в приемлемое состояние. К вечеру он уже вполне адекватно воспринимал окружающее, а гнилое яблочко привело Жорика и вовсе в приличное состояние. Выкупанный и переодетый в цирковой фрак, Жорик стал похож на человека. Его переправили в цирк и там Жорику хватило впечатлений. Одна Таша чего стоила, да и остальные обитатели оказались не менее необычными.
- Пока тут поживи, привыкни к нашему миру, девчата здесь хорошие и парни не обидят, - решила Вера и исчезла, как обычно.
- Ань, чего это ту случилось? – таращил глаза Жорик
- Ничего такого, теперь все необычные. Привыкай, они нормальные люди.
- Не, это ты нормальная и малец твой, да ещё и Вера, а эти совсем ненормальные.
- Зря ты так, Таша добрая, Иван Андреевич готовит замечательно, Семён вообще душка и девчата тоже. Жасмин у нас немного особенная, но это кошачьи повадки, если нет настроения, то лучше не трогать. – Аня втолковывала Жорику местную действительность.
- А таких, как мы, нет больше?
- Ты на внешность смотришь, а ты в душу посмотри. Внешне только дикие на нас похожи, но они и не люди уже, животными стали. Потом покажем острова, где они живут.
Ташины детишки приползли и полезли на руки новому дяде, забравшись на руки и прижавшись к груди Жорика. Мужик растаял, как ему не хватало этого в его жизни. А дети трогали бороду и удивлялись, у Семёна она почему-то не росла совсем. По цирку они его потянули, показывая всё, что есть в их маленьком мире. «Дядя Жора», с удивлением разглядывавший обитателей, ко всяким чудесам, вроде светящихся шаров, относился спокойно даже рассказывал порой детям их устройство.
- Вот воды горячей нет, это нехорошо, - посетовал он.
- А ты сделай, мы же в этом не соображаем совсем, - подсказала Аня.
На удивление, Жорик загорелся и стал рассматривать оборудование.
Электричество есть, это уже неплохо, - бормотал про себя Жорик.
Остальное для него дело техники. Что-то нашёл на месте, что-то в развалинах домов, но через несколько дней душ заработал как в нормальном мире, с горячей водой и даже электрический фен где-то нашёл. Электроплиты, лебёдки, стиральная машина, всё постепенно оживало в его руках. Теперь все ходили чистенькие и наглаженные, кроме Ивана Андреевича, которому одежда и вовсе не нужна. Зато Таше нашёлся такой красивый детский костюмчик, что она стала выглядеть, как маленькая принцесса. Курточка Семёну, попона Димке, только Жасмин и близнецы удалялись при попытке одеть и их.
- Слушай, тебе вёслами махать не надоело? – как-то спросил Жорик после визита к Вере.
- А можно как-то иначе? - не поняла Аня.
- А лебёдки зачем? – Жорик уставился на Аню с ехидной улыбкой, сделаю я вам переправу.
Мужик сказал, мужик сделал. Вскоре появился трос, по которому лебёдка перетаскивала лодку с берега на берег.
- Петя, а чего это мы с тобой всё руками работаем? – как-то заговорил Жорик с местным умельцем.
В итоге удалось запустить множество электроинструмента. Когда же в очередной раз город подвергся атаке осетра, Жорик крепко задумался.
- Нужна рабсила, - заявил он однажды возле клеток с хищниками.
- И где ты собрался её брать, населения теперь маловато, - возразила Аня.
- А дикие? Нечего им в скотском состоянии пребывать, но придётся поработать. – идею Жорика сразу не понял никто, только с Петром они засели за сооружение большой плоскодонки.
К удивлению, Жорик оказался стратегом. Мутациями его давно не удивить, Аня с Ташей показывали ему весь город. Только осуществление своих планов Жорику пришлось отложить, Вера пригласила их к себе.
- Георгий, а ты молодец, вон сколько придумал для жизни, - Вера смотрела на чистого, с аккуратно подстриженной бородкой, Жорика особенным взглядом. – Ты талант, - заключила она, глядя в глаза Жорику.
Роскошный обед, приготовленный руками Ивана Андреевича, тепло камина и мягкая, удобная мебель способствовали хорошему настроению. Но Жорик оказался полон загадок. Рояль привлёк его внимание и Жорик присел к нему. Пальцы забыли многое, но не всё, а мягкий баритон, исполнявший что-то на французском языке, буквально поразил присутствующих. Вера не могла оторваться от Жорика и домой гости вернулись не все.
- Чего это Жорик задержался? - не понял Иван Андреевич.
- Проводку чинит, - с ехидной улыбкой заметила Таша.
Вернулся Жорик уже к обеду на другой день.
- Ну как- починил проводку? – сходу поинтересовался за обедом Иван Андреевич.
- Проводку? – удивился Жорик, но заметив, как подмигнула ему Таша, сообразил, - Да, починил, проблемы были с розеткой, всё сделал.
Таша с Аней дружно прыснули в тарелки. Сегодня Жорик отдыхал и девчата не позволили никому его беспокоить. Зато на другой день пришлось потрудиться, перетаскивая к воде клетку для хищников.
- Зачем мы всё это делаем? – ни один из обитателей цирка не понял смысла этого занятия.
- Не всё можно сделать одному, будем ловить диких, = убеждённо заявил Жорик.
- Да они же совсем тупые, что ты их заставишь делать? – Таша просто шла рядом, неся мешочек с яблочками.
- Дрессировке поддаются все, - убеждённо заявил Жорик.
А пока они гребли все вместе и Жорик, и Иван Андреевич, и Дядя Петя, даже Аня и Семён орудовали вёслами. Поимка не заняла много времени. Еда в клетке заинтересовала мутантов, а страх уступил место любопытству и голоду. В результате поймали две пары бывших людей. Дикие визжали и орали, но еда успокоила их и обратно добрались без приключений. А вот дальше без Ани не обошлось, она же ветеринар и в животных разбиралась лучше всех. Правда переломить взгляд на диких, как на людей долго не удавалось, но продолжительный контакт убедил их в том, что они самые настоящие животные, хотя и в облике людей.
- Для начала нужно научить грести и таскать по команде, - решил Жорик, - а для этого разделим их.
Самок отсадили в отдельную клетку, так появился лишний стимул. Начав с простых движений, используя еду в качестве поощрения, Жорик добился того, что дикари стали выполнять его команды. А через полгода он уже гребли в большой плоскодонке старательно и мощно, поскольку только так можно было заработать право посещения женской клетки.
- Труд сделал из обезьяны человека, они мне ещё спасибо потом скажут, - заявлял Жорик, обучая новых пойманных дикарей. - Аня, а эта тварь у канала вздумала размножаться, - перевёл он тему разговора.
- Да я тоже заметила, она почковаться собирается похоже.
На ровной круглой ножке появилась «шишка», которая начала расти. Постепенно на ней оформились «лепестки» пасти, и нарост явно стал напоминать уменьшенного «родителя».
- Скоро отвалится и что делать будем? – Аня устроила совещание.
- А его пересадить можно куда-нибудь? – Таша интересовалась не просто так.
- Можно, но тут важно не попасть ей «на зубок» при пересадке. Это же вроде актинии, только мутировавшей. – Аня в этом специалист, в смысле единственный ветеринар.
- Тогда надо момент поймать и крысами накормить, оно в транс впадает, и мы его перевезём на Красноармейскую, - Таша не забыла об атаке змеи.
Они едва не попались при этой операции. «актиния» проснулась как раз перед тем, как её отпрыск отпочковался от материнского тела. Повезло то, что очередная черепаха решила проявить любознательность и посмотреть, чего это там делают на берегу эти непонятные куски мяса. Пасть метнулась к воде и ухватила черепаху. Вот теперь можно и подкатить цирковую тележку, в которую и отвалилось молодое существо. Его накормили крысами и спокойно перевезли на берег другого канала.
- А змея его не съест? – Аня сомневалась в жизнеспособности нового создания.
- Они не восприимчивы к яду, у них и крови нет, - успокоила Таша.
Жорик с «дядей Петей» развернули бурную деятельность. Они сооружали нечто грандиозное, но по выходным Жорик, он же Георгий, «чинил проводку» у Веры.
- Сколько у неё там розеток? – не понимал Иван Андреевич.
- Розетка одна, - ехидно скалилась Таша, - просто она требует профилактики.
- ничего не понимаю, - Иван Андреевич в кухне специалист, а в этом деле не очень, - у нас же розетки стоят и не ломаются.
Чтобы он больше не приставал с расспросами, Аня однажды повела Ивана Андреевича к клеткам с дикими. Те как раз занимались любовными играми, получив за хорошую работу право посетить своих «девочек».
- Видишь? Вот у самца «вилка», а у самки «розетка». У тебя нет такого, тебе оно и не надо, - пояснила Аня.
- Вообще-то есть, - смутился Иван Андреевич, просто не видно под шерстью.
На том и завершили «экскурсию», но больше никто с расспросами не приставал. А потом Жорик стал беспокойным, пропадал целыми днями у напарника, порой забывая поесть.
- Всё, завтра спускам на воду и в путь. – объявил он однажды вечером.
Вот тут даже Жасмин оживилась, на воду можно спустить только лодку, но зачем такая тайна. Лодка оказалась небольшой галерой, даже диких не хватило на все вёсла. Да это же целый корабль! Все кричали от радости и дружно отправились в первое плавание, даже Вера.
- куда поплывём? - спросила она у жорика.
- Военные части проверим, - у Жорика уже созрел какой-то план в голове.
Галера плыла по каналам, дикие дружно гребли, а «Дядя Петя» отбивал им ритм на алюминиевой кастрюле. По итогам экспедиции, галера обзавелась маленькой пушкой на носу, снарядов оказалось мало, но слишком много воевать Жорик и не собирался.
- Ты заем это приделал? – Аня так и не поняла смысла всего этого.
- От осетров отбиваться, Вере теперь лучше не исчезать какой-то время, - Жорик даже покраснел немного.
Аня умная женщина и промолчала, да и остальным ничего не сказала. А на осетра они натолкнулись уже в следующем плавании. Только вышли по Темернику в Дон, как вода вдалеке забурлила, и монстр всплыл, высунув из воды свою голову с огромной пастью.
- Ну, прямо мегалодон какой-то, - Жорик впал в состояние азарта и нетерпения.
Осётр нёсся на галеру, ведь он раза в три больше, разобьёт её в щепки, но тут пушка выплюнула ему навстречу снаряд. Попадание прямо в пасть, а после взрыва осётр затрясся и перевернулся кверху брюхом.
- Вот и всё и не надо никому ничего больше делать, теперь только отбуксировать.
У настоящего капитана на судне всегда есть лишний канат, и осетра взяли на буксир. Мутанты приветствовали галеру, входящую в Темерник, а потом приступили к разделке туши. Рыбу любят все, тритоны и сухопутные мутанты, даже Борька приполз на своих «червяках», чтобы получить кусочек рыбки. А вот тут произошло неожиданное. Один из диких, получив кусок рыбы, не накинулся на неё, а спрятал в свои лохмотья. Гребцов одевали в подобие туник, просто, чтобы не любоваться их наготой. Куда ему эта еда, никто не спрашивал, но оказалось, что он прибер1г её для одно самки, которая, видимо, понравилась ему.
- Смотри, - Аня позвала Ташу и наблюдала за дикими.
- Ого, он что, влюбился7 – удивилась Таша.
- Похоже на то, видишь, как он к ней нежно относится, кормит и так смотрит.
Обычно самцы диких сразу приступали к удовлетворению потребности, а в это раз всё было иначе.
- Он что, становится человеком? – не поняла Таша.
- Очень похоже на это, а давай проверим, - у Ани созрел план.
Как бы случайно, она принесла и обронила одну тунику, в которые одевали гребцов. Потом, стоя за портьерой, они с Ташей наблюдали за дикими. Самец заметил кусок ткани и потянулся за ним. Сразу достать не получилось, и он стал осматриваться. Метла стояла у клетки, за дикими приходилось чистить клетки порой, перегоняя их в свободные. Вот самец заметил метлу, задумался, а потом просунул руку через прутья и попробовал затащить метлу внутрь. Она стала поперёк прутьев, но вскоре самец разобрался и втащил метлу внутрь. Вот с помощью метлы он и достал ткань. А потом стал одевать свою любимую. О сексе речи не шло, он просто заботился о самке.
- Вот тебе и ответ, - прошептала Аня.
- Он стал человеком? – удивилась Таша.
- Ещё нет, хотя он на пути, вот их дети уже станут людьми, - задумчиво произнесла Аня, - только забот у нас прибавилось.
- Ты о чём? – не поняла Таша.
- О доме для влюблённых, - усмешка получилась доброй. – к ней же нельзя теперь пускать других самцов, он будет ревновать.
Выделить отдельную клетку оказалось несложно, её даже завесили от других диких, чтобы не подглядывали. А в положенный срок Аня принимала роды к Веры. Мальчишка вышел крепышом под пять кило, но всё обошлось.
- Папаша, принимай пополнение! – Жорка наконец впустили к Вере.
Жорик растаял, держа на руках сына. Он уже и не мечтал когда-нибудь стать отцом, не говоря уже о своей семье.
*****
Встречать галеру вышли все, сегодня она вернулась из Таганрога. От города мало что осталось, но историческая часть сохранилась неплохо. На причал высыпали почти все. Только диких оставили в клетках. Но одна дикарка стояла на пирсе в бархатной тунике, сделанной из цирковой портьеры, за руку она держала мальчика, одетого в костюм акробата. Галера ужа совсем рядом и мальчик повернулся к маме, показывая на галеру.
- Папа! - радостно сообщил он маме.
- Я же говорила, что дети у них будут настоящими людьми, - улыбнулась Аня.
- Георгий у нас молодец и Веру разгрузил от забот, - Иван Андреевич обнял Аню и прижал к своему мохнатому телу.
Животик у женщины уже заметен, поэтому в плавание её не взяли. Рядом стояли остальные мутанты с детьми, каждый радуясь чему-то своему. Ведь жизнь всегда и везде пробьётся сквозь любые катастрофы.






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 17.11.2020 виктор малютин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2947332

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


















1