Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Непоседы.



Можно сидеть дома, ругать правительство и местную власть, жаловаться, что маленькая пенсия, а можно просто жить и радоваться жизни.

Звонок раздался как всегда, неожиданно. Максим включил мобильник и приглушил звук в телевизоре.
- Смольный на проводе! Слушаю вас, уважаемый.
- Здравствуй дорогой, - послышался весёлый голос Александра. – Ну, ты как?
- Да как всегда, - Максим улыбнулся, - жду твоего звонка.
- Так я и звоню. Погоду наблюдаешь?
- А то! Прекрасная погода. Лёгкий морозец, пушистый снежок и бодрое настроение.
- А как пацаны?
- Ждут команды!
- Тогда слушай, - Александр сделал паузу, - встречаемся в субботу утром у радиозавода и едем в Сергеево. А оттуда по лесу, вдоль реки и по реке с заходом на Клещёвские озёра, и с обязательным посещением в Косячево памятника, где стояли в сорок первом в резерве артиллерийские полки. Делаем два, три привала с перекусами и возвращаемся домой. Это порядка 20 километров, для нас пустяк.
- Кухня на мне?
- Как всегда!
- Понял, обзвоню пацанов, и доложу.
Они разговаривали короткими фразами, понимая друг – друга с полуслова. В этой команде «пацанов», где средний возраст 68 лет, всё было давно отработано, обговорено и отлажено.
В субботу утром, при слабом свете фонарей, трое рыбаков с интересом поглядывали на шестерых, по-походному, одетых, весёлых мужиков. Заметив это Максим улыбаясь, обратился к ним.
- Парни не переживайте, мы вам не конкуренты. Просто у нас запланирована интересная прогулка по лесным просторам и местным достопримечательствам.
Тут же завязалась весёлая беседа с шутками да подковырками, которую не смог прервать даже подошедший по расписанию автобус. За разговорами мужики и не заметили, как доехали до Сергеева. Выйдя из автобуса, они надели рюкзаки и, растянувшись цепочкой, направились в сторону реки. Сначала прошли мимо бывшего женского монастыря и свернули к озеру Детских слёз и, минуя его, углубились в лес. Шли не спеша, не громко переговариваясь и внимательно разглядывая окружающий их мир. В лесу стояла первозданная тишина. Припорошенные снегом ели были сказочно красивы, а исполинские дубы, казалось, замерли в глубоком раздумье, в ожидании весны. Похрустывал под ногами ледок, шуршали по курткам ветви орешника, да потрескивал, лежащий под небольшим слоем снега, сухой валёжник.
В этих коротких, однодневных походах, Максим любил наблюдать, как меняются друзья. Как они из спокойных, уравновешенных мужчин, отягощёнными житейскими заботами, превращаются в весёлых, беззаботных мальчишек. Пройти каких-то 20 километров по лесным, давно не хоженым тропам, для них ничего не стоило. И по этому, их бессменный капитан, Александр Авдонин, каждый раз выбирал новый маршрут, и они снова шли то от Клочково до Милюковки, то от Харитоново до Орлово, то от Семейкино через Марково до Сергеево. Морозный воздух, напоенный сосновым ароматом, бодрил лучше армянского коньяка, а чувство, пусть и временной, но абсолютной свободы, приносило свои плоды.
Где-то, через час, был объявлен привал и, найдя подходящую поляну, без всякой суеты, принялись за её «благоустройство». Каждый делал то, что считал нужным и через каких-то пять-семь минут, поляна была очищена от сухих веток, а посредине уже стоял импровизированный столик. Чуть в сторонке горел, почти без дыма, небольшой костерок и в солидной кастрюле уже начинали ворочаться три килограмма магазинных пельменей.
- Мужики, а ведь лес мёртвый, - нарезая тонкими кусочками мороженое сало, - сказал Никанор.
- Да, похоже, ты прав, - откликнулся Александр, - следов действительно нет.
- Да откуда тут зверью взяться, - наблюдая за кипящими пельменями, откликнулся Максим. – В девяностых всё почистили, даже мыши исчезли.
- Так-то оно так, но зайчишек всегда было много, - подключился к разговору Сергей. – Лет пятнадцать назад, такие заячьи тропы были!
- Эко вспомнил! До революции, говорят, в Тезе осетров ловили, а сейчас и щуку с трудом поймаешь.
- Какие осетры! Как они могли пять шлюзов пройти?
- Когда Иван Грозный приезжал в Архангельское, - Авдонин-старший решил внести ясность, - шлюзов ещё не было, а осётры были.
- Ну не знаю, я тогда маленьким был, не помню. – Максим снял с таганка кастрюлю, - приготовить всем миски!
Мужики оживились и начали усаживаться поудобнее. Любой перекус на природе доставлял им особое удовольствие, и, наверное, не было в их жизни ничего вкуснее, чем приготовленная на походном костре еда.
После плотного завтрака, капитан повёл свой отряд на Тезу и вскоре, развернувшись цепью, они пошли по довольно крепкому, слегка припорошенном снегом, льду. Река изгибалась то влево, то вправо показывая путникам свои очередные красоты. Иногда встречались неподвижно сидящие над своими лунками рыбаки, что презрительными взглядами провожали громко разговаривающих «бездельников». Вскоре прошли Клещёвку и свернули на озёра. На не большой поляне, возле второго озера устроили привал. Всё так же в темпе, но без лишней суеты, на озере сделали прорубь, развели костёр, и вскоре над поляной поплыл аромат вареной картошки, лаврового листа и пережаренном, на мелко нарезанном сале, лука.
- Отряд! – Скомандовал Максим, - шанцевый инструмент к бою!
Друзья кто с шутками, кто без, подавали не спеша солдатские миски, и он накладывал в них по два полных черпака пахнущей ольховым дымком и ароматной пережаркой, картошки. После чаепития и короткого отдыха, залив костёр водой, отряд снова пошёл вперёд. Интересно, что после каждой стоянки, будь - то днёвка или ночёвка, каждый внимательно осматривал покидаемую территорию и прежде чем уйти, убирали всё, вплоть до маленького клочка бумаги.
От озера до деревни Косячего вначале шли по лесной дороге, но вскоре капитан свернул в лес и небольшой отряд, то прогибаясь под разлапистыми елями, то обходя их, вышел к месту дислокации в 1941 году, резервных артелерийских полков. На удивление участников перехода, возле небольшого обелиска, окружённого высокими соснами, было чисто. На постаменте лежали слегка припорошенные снегом, живые цветы и два небольших, траурных венка. Мужчины не сговариваясь, очистили обелиск от снега и упавших хвоинок и так же, не сговариваясь, застыли возле него думая каждый о своём. Эту тишину нарушил тихий голос Максима:
- Они шагнули в неизвестность,
Кто в первый, кто в последний бой,
И в светлый праздник День Победы
Не многие пришли домой.

И я стою у обелиска,
А рядом сосен ровный строй,
Как те солдаты, что шагнули,
Кто в первый, кто в последний бой.
Он окинул взглядом друзей, что стояли, замерев, как по команде «смирно» и так же тихо сказал:
- Давайте кружки, помянём добрым словом и живых и павших.
Он не спеша отстёгнул, спрятанную под курткой солдатскую флягу, и разлил, припасённый, к этому случаю, спирт. Выпили молча, не закусывая, и постояв ещё пару минут, снова отправились путь. От Косячево уже шли по дороге, через Змеёво, мимо Остапово к Шуе. Темнело быстро и к остановке у Радиозавода, подошли уже в полной темноте.
- Ну что, все живы? – Александр окинул взглядом команду, – тогда расходимся. Замечания, предложения и всё о впечатлениях, подавать в письменном виде. Можно анонимно.
Друзья обменялись рукопожатиями и стали расходиться. А Максиму вдруг стало грустно. Прекрасная прогулка, думал он, направляясь к своему дому, надо бы почаще, собираться.











Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 11
© 17.11.2020 Пётр Карауш
Свидетельство о публикации: izba-2020-2946981

Рубрика произведения: Проза -> Быль


Евгений Баро       19.11.2020   06:47:07
Отзыв:   положительный
Простая такая. И в простоте своей, ′вкусная′ история. Напоминает именно пацанство, когда для приключения, для эмоций нужно так немного.
Пётр Карауш       19.11.2020   12:56:36

Спасибо Евгений, ты прав, простая история. Мне как-то капитан сказал, мол, написал бы о нас, ведь это так всё просто, встал и пошёл! никаких трудностей! Вот на следующей неделе этот рассказик будет опубликован в районной газете, посмотрим, появятся ли желающие на такую прогулку.
















1