Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Кровавые оргии чёрных братьев


Кровавые оргии чёрных братьев
- Ты уверен, что это стоит делать, Исми?

- Да ладно, будет прикольно.

Я обвёл взглядом тренажёрный зал, до отказа забитый школьными качками.

- Ч... что, если нас поймают?

Исмаэль широко усмехнулся, в его голубых глазах появился озорной блеск.

- Не дай себя поймать.

Трудно было поверить в то, что мы братья. К тому же близнецы. Раньше мы были полной копией друг друга, но сейчас у него были чёрные, как смоль волосы, а мои так и остались русыми, и он был выше меня на несколько сантиметров. Исмаэль любил пользоваться своей силой, и она уже превосходила мою, когда нам было лет пять. К восемнадцати годам, он владел магией лучше, чем наши родители. Может быть даже, вместе взятые.

Кстати говоря, об этом...

- Каким образом я вообще смогу выиграть эту игру? - Я скрестил руки на груди. - Твоя сила Опустошения больше моей.

Его ухмылка стала ещё шире.

- Я же сказал тебе, мы ограничим время прикосновения к каждому человеку одной секундой. - Он поднял палец. - Счёт пошёл, Вэл. Раз-два, Фредди заберёт тебя...

Это должно было неплохо уравнять наши силы. Довольно трудно захватить человека меньше, чем за пять секунд. Исмаэль был сильнее меня, но я был проворнее.

- И выигрывает тот, у кого первым разойдутся швы на одежде?

- Ага. Готов?

Я нахмурился.

- Мы же отдадим им силу обратно, когда закончим играть, да?

Он заколебался.

- Да? - У меня не было особого выбора: я мог брать энергию только на некоторое время. Но Исмаэль мог забирать. И наша семья спустила бы с него шкуру, если бы он слишком увлёкся этим, спровоцировав тем самым современную «охоту на ведьм».

- Хорошо, - проворчал он. - Теперь ты готов?

Я кивнул и глубоко вздохнул.

- Я гот...

Но он уже шагнул в зал.

Чёрт! Войдя внутрь, я споткнулся и упал на верзилу-футболиста, который поигрывал своими накачанными мышцами.

Три-четыре, запирайте дверь в квартиру...

Я выпрямился и пробормотал извинение, пытаясь оценить, насколько у меня под кожей увеличились мускулы. Пройдя вперёд, я задел плечом ещё одного качка, удерживая его целую секунду. В этот раз у меня затрепетало всё тело, и я еле сдержался, чтобы не простонать, когда оно впитало часть силы парня. Всегда забываю, насколько это приятно. И всегда получаю наслаждение, снова открывая это для себя.

Бросив взгляд в сторону брата, я увидел, как он хлопает ребят по плечам и, широко улыбаясь, пожимает руки всем, с кем встречается. Было заметно, как с каждым прикосновением рубашка натягивалась на его руках и груди, как джинсы всё больше облегали ноги.

Никто не был против его присутствия. Исмаэль был одним из самых популярных в школе парней – красивый, умный, талантливый в музыке, искусстве и спорте. Даже я не мог сказать точно, сколько в этом было от него самого, и сколько от магии, которой он владел.

Я же оставался почти с тем же, с чем родился. Симпатичный, но робкий, я предпочитал смотреть, как развлекается Исмаэль. Так что я передвигался по комнате не так быстро, как он, стараясь, чтобы, насколько это возможно, мои прикосновения не привлекали внимания: скользнул рукой по баскетбольному игроку, коснулся пальцами спины парня, полностью поглощённого накачиванием бицепсов. От каждого прикосновения мои мускулы росли, с каждым сантиметром приближаясь к тому, чтобы рубашка или брюки разошлись по швам. Хорошая стратегия.

- Что, чёрт возьми, ты делаешь?

Большая рука схватила меня за шкирку и приподняла так, что я встал на цыпочки. Я в шоке уставился прямо в лицо Ромы.

Вот дерьмо. Меня заграбастал один из самых здоровенных университетских парней.

- П... привет, Ромка.

Его хватка усилилась – если бы я не Опустошил перед этим полдюжины парней, то он бы сломал мне хребет.

- Ты думал, мы ничего не заметим, больной ублюдок?

Он заметил? Одна секунда на человека... никто не должен был заметить!

- Я...

- Пытался облапать каждого парня в этой комнате! Мы тут не играем в такие игры, педик.

Ох, вот в чём дело. Похоже, всё-таки у Исмаэля стратегия была получше моей.

Рома грубо встряхнул меня.

- Есть, что сказать на прощание?

Я смотрел на его тело. Трудно было поверить, что он первокурсник, так же, как и мы. Он был огромным. Выше ста девяноста сантиметров, весом где-то в сто тридцать килограмм. И всё это – одни твёрдые мускулы. Чтобы я ни сказал, это определённо станет моими последними словами. Единственной моей защитой была магия, и мне придётся использовать её по полной, чтобы справится с таким парнем. Я не мог этого сделать в открытую.

- Прости, - сказал я, зная, что ни за что не отделаюсь только одним извинением.

Ромка отвёл руку назад, его бицепсы угрожающе вздулись.

- Валера!

Исмаэль перепрыгнул через тренажёр со штангой и кинулся через комнату ко мне.

- Отвали от моего брата!

Он схватил Рому за запястье и дёрнул за руку, чтобы тот меня отпустил.

Ромка усмехнулся.

- А вот ещё один братец Русик.

- Я серьёзно, Рома, - сказал Исмаэль, крепко сжав челюсти. - Отпусти его.

- Я просто проучу его, ты давно уже должен был сделать это сам, - он снова меня встряхнул, и я почувствовал себя в его руках тряпичной куклой. - Тяжко тебе, наверное, приходиться, иметь родственником такого урода. Могу избавить тебя от этого несчастья, прямо здесь, прямо сейчас.

Аквамариновые глаза Исмаэля полыхнули гневом.

- Не смей называть моего брата уродом, понял меня?

Ромка лишь рассмеялся.

- Правда глаза колет, да?

Я чувствовал, как Исмаэль, стоя рядом, заряжается энергией, собирает свои силы. С таким количеством накопленной магии он мог убить Рому, что и собирался сделать прямо у всех на глазах.

- Исми! Нет!

Исмаэль не отвёл от Ромы взгляда. Хотя он был ниже сантиметров на десять, на его лице не было ни капли страха.

- Опусти... его.

- Заставь меня это сделать.

В брате так сильно вспыхнула энергия, что у меня свело зубы.

Костя, ещё один футбольный игрок и друг Исми, положил руку на плечо Ромы.

- Ничего плохого не случилось. Отпусти его.

К нему присоединились другие, и Ромка, фыркнув, разжал руку, выпуская меня.

- Мы на этом не закончили, Исми.

Исмаэль обвил рукой мои плечи и придвинул к себе.

- Это уж точно.

Недовольный Рома вышел из тренажёрного зала.

Наклонив голову, Исми провёл костяшками пальцев по моей щеке.

- Ты в порядке, братишка?

Я был не против того, чтобы он звал меня «братишкой». Я был на пару минут младше его и макушкой доставал ему только до носа.

- Да, думаю в порядке.

- Похоже, ты выиграл игру, - прошептал он, потянув за рубашку на моём плече.

Я посмотрел на ткань и залился краской.

- Это Ромка порвал её, а не я.

Исми тихо рассмеялся.

- Правила – есть правила. Ты выиграл.

Его дразнящая улыбка заставила забыть меня о том, что он несколько минут назад чуть не убил человека. Я прильнул к нему, чувствуя, как прижимается ко мне его твёрдое тело. Без сомнения он взял больше энергии, чем я. Его грудь и руки увеличились по крайней мере на полтора сантиметра.

Пара парней начали покашливать, закрывая рот ладонью, показывая, что им неловко. Если бы это обнимались другие мужчины, то, скорее всего, у них возникли бы проблемы. Но, хоть Исмаэль и был первокурсником, в университете его настолько обожали, что большинство считало, что он не может поступать неправильно. Всё же я не хотел, чтобы из-за моей привязанности к нему, он попал в неловкое положение, поэтому отстранился.

Мы вместе вышли из тренажёрного зала, и Исмаэль, взлохмачивая мои волосы, уже говорил о предстоящей игре. Я покачал головой. Он возвёл наше Наследие Опустошающих на совершенно новый уровень. И я любил его за это...

Я вжался в простыни, уткнувшись лицом в подушку. Слушая, как Исмаэль поёт в душе, улыбнулся и закрыл глаза. Он был немного расстроен из-за произошедшего в качалке, но сейчас снова повеселел.

Всем Опустошающим приходилось нелегко, а уж моему брату и подавно. Мы столетиями заключали браки с людьми, что ослабляло нас, но кровь Исмаэля была удивительно чиста. Мы подрастали, и родители говорили нам, что в нашем роду он самый сильный из всех, кого только могли вспомнить. Они постоянно твердили ему, чтобы он не привлекал к себе внимания и не использовал магию слишком часто. Особенно сейчас, когда мы были вдали от них.

Должно быть это было отстойно. Всегда держать себя в узде. По правде говоря, мне было безумно любопытно, какой на самом деле силой он наделён. Хотя вряд ли я это увижу.

Исмаэль выключил воду, и тишина подействовала на меня убаюкивающее. Я резко распахнул глаза, когда матрас прогнулся.

- Эй, - пробормотал я, переворачиваясь, - что ты делаешь?

- Ложусь в постель, - сказал Исми, обнимая меня.

- У тебя есть своя постель.

Тихо рассмеявшись, он прижал меня к себе.

Я попытался оттолкнуть его, но я был сонным, а он был сильнее меня.

- Ты мокрый.

- Но чистый, - парировал он, уткнувшись носом мне в волосы.

- Исми... мы не должны этого делать.

- Почему?

- Потому что мы – братья, и ты – голый.

- Раньше тебя это не беспокоило.

Чем старше я становился, тем больше понимал, что другие не ведут себя так, как мы.

- Это не правильно.

Его рука скользнула по моей спине.

- Мы – Опустошающие. Как часто мы поступаем «правильно»?

И то верно. Мой протест был чисто символическим, я не мог представить себе, чтобы это всё прекратилось. В конце концов, другие не были нами. Сдаваясь, я расслабился в его руках. И вдруг понял, что его мышцы ничуть не уменьшились в размере.

- Ты оставил себе силу!

Он поиграл мускулами на руках и груди.

- Конечно.

Я в шоке посмотрел ему в глаза.

- Но ты сказал...

- Знаю. Но я взял совсем немного. Никто даже не поймёт, что что-то потерял, - он ухмыльнулся. - И не думай, что я не заметил, как ты смотришь на меня. Тебе тоже нравятся большие размеры.

Я не мог этого отрицать, но...

- Если наша семья узнает...

- Я самый сильный Опустошающий, Вэл. - Исмаэль подтянул меня повыше и лизнул изгиб плеча. - Я – глава семьи, и они знают это, даже если и не признают вслух.

Я задрожал, застонав, когда его зубы прошлись по моей коже.

Он положил ладонь мне на затылок, и боль, которая мучила меня весь день, прошла. Я поднял глаза на Исмаэля и увидел, как на его шее появляется синяк – отпечаток пальцев.

- Исми!

- Не волнуйся об этом.

Потрясённый, я робко дотронулся до сине-чёрной кожи.

- Ты взял мою боль.

Сконцентрировавшись, я попытался забрать её обратно.

- Не получится, братишка. Только если Опустошающий сильнее другого, он может взять что-то у него. - Он опустил голову и коснулся моего лба мягкими губами. - А ты далеко не так силён, чтобы забрать у меня что-либо.

Он провёл губами от моего лба до виска, и я сжал его плечо.

- Но...

- Прости, что позволил этой горилле дотронуться до тебя, Валерка. - Его рот нашёл моё ухо. - И чтобы загладить свою вину, я подарю тебе подарок.

Я не мог мыслить разумно, когда он целовал меня, потираясь своим обнажённым телом о моё.

- Ты не... - Мои руки соскользнули с его плеч на спину, пальцы впились в твёрдые мускулы. - Ты не должен...

- Он будет замечательным, я обещаю.

Тело Исми постоянно слегка изменялось, но почему-то я знал его лучше своего. Я схватил его руку и потянул её вниз, давая ему понять, что хочу, чтобы он снял с меня плавки.

- Какой подарок?

Он прижал меня к матрасу и, спустившись ниже по моему телу, поцеловал живот.

- Будет упакован и отдан тебе в конце недели.

- Тебе не надо его упаковывать...

Его губы сомкнулись на моём члене, и я, выгнувшись, забыл обо всём на свете, кроме Исмаэля. Сильные ладони обхватили мою задницу, язык кружил по моему члену, пока он вбирал меня, до самого основания. Наслаждение волной разливалось от места прикосновения его губ к моей плоти по всему телу, пока не начали дрожать даже кончики пальцев.

Так хорошо. Дома мы вынуждены были прятаться, не шуметь. Тут было намного лучше. Он был лучше. Как будто Исмаэль почувствовал себя свободным и был решительно настроен освободить и меня.

Он сосал мою плоть, и я лежал, вцепившись в простыни, из горла вырывались низкие, жаждущие звуки. Исмаэль вдруг отодвинулся и нежно поцеловал головку члена.

- Исми...

- У тебя вкус яблок, ты знал об этом? - Он опустил лицо и зарылся носом чуть ниже члена, языком дразня яички. - Красных, спелых яблок.

Моё тело извивалось, моля о большем.

- Такой соблазнительный. - Исмаэль провёл языком по члену. - Я всё время сгораю от желания к тебе.

Я застонал, и он полностью вобрал мой член в рот. И начал сосать. Пробовать на вкус. Сводить меня с ума. Мои яйца подтянулись, и я начал толкаться бёдрами ему в лицо. Оргазм накрыл меня и, выплёскиваясь в его рот, я кричал его имя.

Даже без магии Исми мог вытянуть из меня все силы, испить меня до последней капли. И сейчас, так же, как и всегда, он выпил всё, что я мог предложить ему. Я отдал себя ему по собственному желанию, охотно.

Никогда не понимал, почему он хочет меня. Но ради этого удовольствия, ради всего, что он давал мне... Господи, я пойду в огонь.

...Я просматривал свои конспекты по математике, когда увидел, что Исми встал со своего места.

- Ты куда? - прошептал я. - Тест начнётся через пять минут.

Он подмигнул мне и пошёл в конец ряда, туда, где сидел Рома. Меня всегда удивляло то, что у Ромы были не только мускулы, но и мозги, он был первым учеником в группе. Особенно в математике. Исмаэль наклонился, положив руки ему на плечи, и я подумал, что мой брат спятил.

- Что, твою мать, тебе надо? - рявкнул Ромка.

Исмаэль с усмешкой смотрел в его записи.

- Немного нервничаю из-за теста. Надеялся, что ты объяснишь мне несобственные интегралы.

Я наклонил голову набок. Исмаэль никогда не беспокоился из-за успеваемости. Что он задумал?

Ромка весь раздулся от гордости и, закатив глаза, ответил:

- Если ты их до сих пор не знаешь, то за пять минут вряд ли поймёшь.

Исмаэль сильнее нажал ладонями на его плечи.

- Тогда, может, просто напишешь основное определение?

Вздохнув, Ромка вытащил листок бумаги.

- Это же легко, кретин. Интеграл называется несобственным, когда... - его ручка застыла над бумагой.

- Да?.. - спросил Исмаэль с внимательным выражением на лице. - Я слушаю.

- Называется, когда... - Ромка сдвинул брови. - Когда...

Исмаэль сочувственно улыбнулся ему.

- Может быть нам стоит начать чуть раньше? Что такое интеграл?

Рома ещё больше нахмурился.

Исмаэль приподнял бровь.

- Ром, сколько будет два плюс два?

- Будет... - у Ромы начала дрожать рука. - Подожди, я же знаю это.

Я открыл рот. Исми же не мог делать того, что я думал, он делал? Опустошающие обладали способностью вытягивать из человека физические свойства. По крайней мере, нам так говорили... Выпрямляясь, Исмаэль похлопал Ромку по плечу.

- Знаешь что? Ты просто разнервничался из-за того, что я спрашиваю всё это прямо перед тестом. Не буду тебя больше беспокоить и буду молиться, что как-нибудь с грехом пополам сдам его, окей?

Рома поднял на него глаза, кивнул и опустил взгляд на чистый лист бумаги.

Брат сел рядом со мной и убрал свои записи.

- Исми? - прошептал я.

Он посмотрел на меня.

- Да?

- Ты только что... ты только что вытянул из него знания по математике?

Его губы медленно растянулись в нехорошую ухмылку.

- Вот увидишь, Вэл. Я только начал.

Вошёл преподаватель и сразу же начал раздавать задания. Я понаблюдал за Исми, без проблем решающим уравнения, а потом взглянул на Рому, напряжённо уставившегося на те же самые вопросы. Его ручка так и не сдвинулась с места.

Только начал? Мысль о том, что же будет дальше, меня почти пугала.

Почти.

После занятий я сидел на стадионе, уставившись на футбольное поле, и ждал брата. Он не шутил, когда сказал, что это только начало. Ромка, как и мы, ходил на историю, и после короткого разговора с Исми напрочь её забыл. Преподаватель вызвал его, он встал и... ничего. Ребята усмехались за его спиной, а я наблюдал за этим в полном изумлении. Исмаэль вытянул из головы Ромы даже расписание занятий, и тому потребовалось идти в административное здание, чтобы распечатать себе его копию. Ходили слухи, что Ромка после этого пошёл на осмотр в медицинский кабинет.

Как далеко планировал зайти Исмаэль? И почему он хотел встретиться со мной здесь?

Будто услышав, что я думаю о нём, брат подошёл и сел рядом со мной.

- Эй, Вэл, они уже начали тренировку?

Я подпрыгнул и расслабился, когда он протянул мне яблоко.

- Ещё нет.

Он усмехнулся и показал на Рому.

- Смотри на него.

- Зачем?

Кусая яблоко, я смотрел на начавших тренироваться парней и не отводил взгляда от Ромы. Он издалека дал пас другому игроку. Отличная подача: мяч летел красивой спиралью и всё такое.

За исключением того, что упал метров на десять ближе от цели.

- Что случилось? Он никогда не промахивается.

Исмаэль вытянул ноги и скрестил их в щиколотках.

- Я Опустошил его немного перед окончанием занятий.

Я перевёл взгляд на брата и внимательно осмотрел его тело.

- Не скажешь, что ты стал больше.

Уголки его губ изогнулись.

- Это потому что я взял у него только силу. Мышцы не брал.

Я выпучил глаза.

- Ты можешь это делать? Ты можешь забрать какое-то определённое качество?

- Несомненно.

Он обхватил ладонью металлический поручень перед нами, и тот смялся под его рукой.

У меня перехватило дыхание.

- Ромка настолько силён?

Рука, только что согнувшая поручень легла на мою ногу и скользнула по бедру в нежной ласке.

- Нет. Я взял немного силы у каждого в университете.

- Что? - Я выпрямился. - Как ты смог дотронуться до каждого?

- Мне больше не нужно физическое прикосновение. - Его пальцы поднялись выше, чтобы подразнить мой член. - Мне нужно только захотеть.

Я задрожал от удовольствия, а не проскользнувшего страха.

- Т... тебе больше не надо прикасаться, чтобы Опустошать? Это невозможно.

- Не для меня. - Он придвинулся ближе и провёл губами по моей щеке. - Ммм, ты сладкий.

Я резко откинул голову назад, яблоко выпало из руки.

- Ты нормально себя чувствуешь?

Он прикусил моё ухо.

- Замечательно. Просто фантастически.

Страх сменился беспокойством.

- Ты как будто пьяный.

- Немного. - Его рука скользнула на моё бедро и придвинула меня ближе. - Ты же знаешь, что испытываешь, когда используешь много магии, - он тихо засмеялся. - А я сегодня использовал её много.

Не заботясь о том, что нас кто-то может увидеть, я вцепился руками в его рубашку.

- Исми, нельзя этого делать. Правила...

- Насрать на них. - Он пососал мою нижнюю губу. - Они не относятся ко мне.

Я попробовал оттолкнуть его, но не думаю, что он почувствовал мою слабую попытку. Его жёсткие, как камень, мышцы даже не дрогнули.

Сколько силы он поглотил?

- Исми...

- Тшш... Я справлюсь с этим. Правда.

Его руки ласково опустились ниже и начали мять мою задницу.

- Ты же мне веришь, да?

Застонав, я развернулся на скамейке, перекинув через неё ногу, и покрыл поцелуями плечо брата.

- Всегда.

Он обнял меня и на несколько секунд так крепко прижал к себе, что я не был в состоянии сделать вдох.

- Чёрт. Хочу тебя. Здесь или в нашей комнате? Выбирай.

Я судорожно вздохнул. Моя стеснительность взяла верх.

- Н... наша комната.

- Как скажешь.

Исмаэль обхватил меня руками и встал. Широко улыбаясь, он подержал меня некоторое время в воздухе, а потом поставил на ноги.

У меня всё тело напряглось от желания. Я еле стоял.

Исми ткнулся в мой нос своим.

- Я знал, что всё это тебя заведёт. Надеюсь, у тебя хватит сил меня выдержать.

Я задрожал в его объятиях.

- Роман! Тащи свою задницу в душ!

Мы оба вовремя посмотрели на поле, чтобы увидеть, как Ромка снимает свои бутсы и плетётся в раздевалку.

Исмаэль тихо засмеялся.

- Похоже, сегодня не его день. - Он повернул голову ко мне, и выражение его лица смягчилось. - Хотя на этой неделе дела у него будут идти всё хуже и хуже.

Опять во мне проскользнул страх. Но это слабое чувство тут же было поглощено намного более сильным.

Благоговением.

Я тяжело дышал, и моё покрытое потом тело дрожало от изнеможения.

Исмаэль слизал солёную каплю у меня с переносицы.

- Ты же не устал ещё?

- Т... три раза, - выдохнул я. - Это мой предел.

Тихо и разочарованно вздохнув, он потёрся своей щекой о мою.

- Этого не может быть – не тогда, когда я пылаю к тебе страстью.

Я хмыкнул, не в состоянии поднять даже руки.

- Должно быть, Опустошая, ты вытянул сегодня не только силу, но и потенцию.

Воздух наполнил дразнящий смех, когда Исми прижался к моему бедру возбуждённым членом.

- Мне показалось это хорошей идеей.

- Я не могу быть наравне с тобой, Исми. - Я склонил голову набок, чтобы он мог ласкать мою шею. - И... и у меня немного болит.

На его губах появилась улыбка.

- Так и надо было сразу сказать, - протянул он, закрыл глаза и сделал медленный вдох.

Я удивлённо взглянул на него.

- Ты возвращаешь то, что взял?

Распахнув глаза, он расхохотался.

- Ни за что. Слишком приятно это ощущать. Тебе просто придётся начать свою игру.

Было совершенно очевидно, что Исмаэль всё ещё опьянён своей силой, но меня чертовски возбуждало то, что вся она была сконцентрирована на мне. Я не хотел его разочаровывать.

- Может... - я прикусил нижнюю губу. - Может я смогу Опустошить кого-нибудь.

Улыбнувшись, он провёл большим пальцем по моей губе.

- Как долго ты можешь удержать то, что вытянул? Полчаса?

У меня вспыхнуло лицо.

- Где-то сорок пять минут, - сказал я, защищаясь.

- Хмм. - Он перекатился на бок, увлекая меня за собой и прижимаясь ко мне всем телом.

- Недостаточно долго. Ты мне нужен всю ночь, утром... может быть и днём.

Я задрожал.

- Тебя хватит так надолго?

Исми убрал мои влажные волосы назад, пригладив их.

- Наверное. Сейчас не могу сказать точно.

У меня сжался желудок.

- Потому что я такой слабый, - я крепче прижался к нему, - тебе придётся спать с кем-то ещё.

- Глупый. - Он сжал меня в объятиях. - Я не хочу никого другого.

Я наморщил лоб.

- Почему?

- Замолчи, - прошептал он мне в ухо мягким голосом. - Отдыхай. У нас впереди полная событий неделя.

По его приказу мои веки закрылись.

- С Ромкой?

Он уткнулся в мои волосы, улыбнувшись мне в висок.

- Помимо всего прочего.

Исмаэль никогда не пользовался так своей силой. У нас никогда не было такой свободы, как сейчас, когда мы жили далеко от дома. Я даже представить не мог, что произойдёт дальше, во что брат постепенно превратится. Я просто надеялся...

Надеялся, что он не бросит меня.

- Мне нравятся волосы того парня. Такие светлые. И эти блестящие пряди сводят меня с ума. - Исмаэль упёрся подбородком в руку. - Даже отсюда видно, что это естественный цвет.

Я проследил за его взглядом. На другом конце столовой волосы Аркадия начали темнеть. Снова взглянув на Исми, я увидел в его волосах золотистые пряди.

- Подожди! Не надо!

- Почему? - Исми не отводил взгляда от Аркаши, его волосы продолжали светлеть.

- М... мне нравится, что ты - брюнет.

- Правда? - Он повернулся и посмотрел на меня, волосы тут же вернули свой оттенок. Я искоса взглянул на Аркадия и убедился, что тот снова стал блондином.

- Да.

- Хорошо. Пусть будут пока чёрные. - Исмаэль взял сок и сделал большой глоток. - Дай мне знать, когда тебе этот цвет надоест. Я тогда возьму себе какой-нибудь классный оттенок.

Я поражённо покачал головой.

- Не могу поверить, что ты Опустошал того парня одним взглядом.

- Это ерунда. Посмотри на это. - Его дельтовидные мышцы поднимались, растягивая ворот рубашки, шея становилась толще, и цепочка вокруг неё натягивалась, пока кулон не лёг прямо в ямку на горле. Одежда обрисовала увеличившиеся грудные мышцы. - Как я выгляжу?

Мой член встал, и я расстегнул рубашку, чтобы скрыть выпуклость.

- Ты опять каждого по чуть-чуть Опустошил?

- Неа, - он вытянул руку и согнул её. Бицепсы размером с мячик подтянули рукав до плеча. - Это всё Ромкина. Он сейчас в другом здании колледжа и вероятно задаётся вопросом, почему в его штанах вдруг стало слишком много свободного места.

Я автоматически опустил взгляд на пах Исми. Его член натянул штаны и это при том, что даже не был в возбуждённом состоянии!

- Сегодня у меня опять всё будет болеть, да? - мрачно спросил я.

Исмаэль тихо рассмеялся.

Я посмотрел на него. Он стал выше, по крайней мере, на пару сантиметров. То, что он обладал способностью Опустошать кого-то, вовсе не видя его... превосходило даже то, что я знал по легендам о первых Опустошающих.

- Как далеко простирается твоя сила?

Он пожал плечами, на рубашке от раздавшихся мускулов разошёлся шов.

- Трудно сказать. Сейчас где-то на милю, но я становлюсь сильнее с каждым разом, когда использую магию. - Он положил ладонь на стол и, нажав, оставил на металле отпечаток.

- Исми, если ты будешь продолжать в том же духе, то тебя поймают.

- И что? - Улыбнувшись, он взял яблоко. - Что мне могут сделать?

Мне нечего было на это ответить. В конце концов, с ним не могли равняться даже те, в чьих венах текла кровь Опустошающих. И пропасть между ним и всеми остальными становилась больше с каждой секундой.

Исми встал и протянул мне яблоко.

- Когда закончатся занятия, приходи в студию.

Взяв протянутый фрукт, я запрокинул голову и встретился с ним взглядом.

- Сегодня нет уроков живописи. Комната будет закрыта.

- Не волнуйся об этом. Просто приходи, хорошо?

Его аквамариновые глаза казались ярче, чем обычно, и всё, что я мог сделать, это кивнуть.

Исми взъерошил мне волосы и вышел из столовой.

Я положил руку на оставленный на столе отпечаток, отмечая насколько ладонь Исмаэля больше моей.

- Что с тобой происходит? - прошептал я. Это был единственный вопрос, который я мог произнести вслух. Другой – тот, который действительно был важен для меня - было слишком больно задавать.

Что произойдёт с нами?

Когда я пришёл в студию, её дверь была приоткрыта. При ближайшем рассмотрении, я понял, что замок был сломан. Точно, Исмаэль постарался. Кто знает, насколько он сейчас силён.

Я вошёл, попытавшись закрыть за собой дверь. Но она снова открылась. Видимо он и дверь раскурочил.

- Наконец-то. Я думал, ты никогда не придёшь.

- Да, прости. Меня задержали. - Повернувшись, я старался разглядеть тёмные фигуры на другом конце комнаты.

Исмаэль рассмеялся.

- Да нет тут никакой тайны. Так что включи свет.

Я щёлкнул выключателем. Глаза на мгновение напряглись, привыкая к освещению. А потом я удивлённо распахнул их.

Исмаэль стоял рядом с другим парнем, держа того за плечо.

- Р... Ромка?

Рома брыкался, пытаясь освободиться от брата. Исмаэль улыбался мне и даже не замечал его усилий.

- Он тебе нравится? - Исмаэль провёл пальцами свободной руки по ленте, завязанной на шее парня. - Весь такой славный и упакованный для тебя.

Шокированный, я мог только смотреть на них. Хотя очевидно было, что Исмаэль сильнее Ромы, но он всё ещё был ниже футбольного качка, и тот был более мускулистый.

- Валера?

- Мой подарок... Рома?

- Ага, - Исмаэль похлопал пальцами по щеке парня. Прикосновение казалось лёгким, но на коже тут же появился синяк. - Я не мог ждать, так что вручаю тебе его на пару дней раньше.

Ромка открывал и закрывал рот, его лицо было искажено от ярости.

Я нахмурился в замешательстве.

- Что он делает?

Исмаэль бросил на качка скучающий взгляд.

- О, он так сильно шумел, что я забрал у него голос.

Я ещё больше нахмурился, переведя взгляд на брата.

- Но твой голос не изменился.

Он неприязненно поморщил нос.

- Я ни за что на свете не возьму себе его дурацкий голос, так что я просто поместил его в другой объект.

И опять же, я не знал, что Опустошающие способны на это.

- Куда ты его дел?

Исмаэль постучал по кулону, в ямке на своём горле.

- Обнаружил сегодня, как это можно сделать.

Это было так неправильно, по многим причинам, но я не смог удержаться:

- Класс!

- Я так и думал, что ты будешь в восторге. А теперь, подойди и возьми свой подарок.

На лице Ромы была написана всё такая же ярость, и я заколебался.

Исми усмехнулся.

- Точно, забыл самое важное.

Воздух наэлектризовался магией, и я увидел, что оба парня начали меняться.

Ярость Ромы сменилась ужасом, когда лента на его шее стала свободной. Его руки худели и становились меньше, а ноги – короче, от чего джинсовая ткань вокруг его лодыжек складками легла на полу, закрыв ступни.

В это же время голова Исмаэля стала возвышаться над Ромкой, мускулы на ногах увеличились, разорвав ткань брюк. Плечи становились всё шире и шире, пока не порвали рукава до конца. С блаженным выражением лица брат откинул голову назад. Распахнутая рубашка обнажала твёрдые загорелые мышцы груди.

Я, затаив дыхание, смотрел на то, как разница в размерах становилась всё более очевидной.

Исмаэль отпустил плечо Ромы, и тот попытался дать дёру. Но он почти утонул в своей ставшей большой одежде и, запутавшись в штанах, растянулся на полу. Сверху были хорошо видны его тонкие руки и ноги, обрисованные складками широкой ткани.

Исмаэль опустил голову и рассмеялся. Его голос был глубоким, низким, чарующим.

- Думаю, теперь подарок готов, Вэл.

Он пересёк комнату, наклонился и схватил Рому за шкирку. Выпрямившись, брат поднял бывшего качка в воздух и поставил на ноги. Мои глаза округлились. Я смотрел на Ромку сверху – сверху – вниз! У меня был рост – метр восемьдесят, что означало, что у Ромы он был сейчас где-то около метра семидесяти.

Исмаэль стащил с него рубашку, обнажая хилые руки и плоскую узкую грудь. Ромка пытался бороться с ним, но был слишком слаб.

- Знаю, это наверное унизительно для тебя, - громко сказал Исмаэль, освобождая хлипкого парня и от джинсов, - но ты всё равно не сможешь ходить в этих шмотках, а моему брату через несколько секунд они очень понадобятся.

Мой взгляд метнулся к Исмаэлю, двухметровой горе мускулов.

- М... мне?

Он бросил одежду на стол и подошёл ко мне. В воздухе искрой прошёл электрический заряд, и Рома странно застыл на месте, смотря на нас пустым взглядом.

- Ч... что ты с ним сделал?

- Забрал его волю, - спокойно ответил Исмаэль. Он провёл пальцами по своему кулону, теперь висящему прямо под адамовым яблоком. - Положил сюда. Мне надо с тобой поговорить, и я не хочу, чтобы он слинял отсюда.

Я смотрел на брата, на вздувающиеся под кожей мускулы, от каждого вздоха, от малейшего движения. Исмаэль мог сделать всё, что угодно, - понял я, и по моему телу прошла дрожь. Он был...

- Понял уже? - хрипло произнёс он мне на ухо, наклонившись. - Кто я?

Мои глаза наполнились слезами.

- Бог, - прошептал я. - Ты – Бог.

- Верно, - он поцелуем стёр влагу с моей щеки. - Почему ты плачешь?

- Потому что знаю, что ты собираешься сделать.

- Я должен это сделать, Валера. Люди, другие Опустошающие – все они просто ничтожества. Жалкие, слабые. Моя судьба – править ими.

Жалкие. Ничтожные. Я больно ткнулся лбом ему в плечо, потому что оно было словно каменное.

- Ты оставишь меня, - сказал я, всхлипнув, меня раздирала горечь.

Большая рука обхватила моё плечо, а другая подняла подбородок.

- Кто сказал, что я тебя оставлю?

- Ты! Я жалок. Я ничтожен. Даже в сравнении с другими Опустошающими. Даже в сравнении с людьми!

Тихо рассмеявшись, он поцеловал меня в висок.

- Ты всегда был слишком строг к себе. Ты мне нужен, Вэл.

- Н... нужен? - я хлюпнул носом. - Как я могу быть нужен тебе?

- Можешь. Потому что мы всегда были вместе. Потому что ты всегда был мне верен. - Он легко провёл своими губами по моим. - Потому что я люблю тебя.

У меня перехватило дыхание.

- Но я не понимаю, почему...

- Хочешь, чтобы я убил Рому?

Я подпрыгнул.

- Нет!

- Видишь? Мне безразлично, что случится с теми, кто меня окружает. Если захочу, то могу Опустошить всех. - Он нежно погладил мою щёку. - А ты всегда был милосерден. - От улыбки в уголках его глаз появились морщинки. - Более или менее. Ты будешь удерживать меня от разрушения мира, и не позволишь мне сойти с ума. - Подушечка его пальца скользнула вниз по моей переносице. - И ты делаешь меня счастливым. Что плохого в том, что Бог счастлив?

Я, не отрываясь, смотрел в его бездонные сапфировые глаза.

- И я способен на всё это?

- Слова любого другого для меня словно назойливое жужжание мухи. Но для меня всегда очень важно то, что говоришь ты, даже если я и не всегда принимаю твои советы.

Я не сдержавшись, прижался к нему.

- Ты и правда хочешь, чтобы мы были вместе? Пока не умрём?

Он покачал головой.

- Я могу вытягивать и жизнь. Даже если возьму всего лишь минуту у каждого живущего на земле, это будет больше двенадцати тысяч лет. Так что, когда я говорю «вместе», это значит – навсегда.

Вспыхнувшая было надежда начала гаснуть.

- Но я не могу...

В воздухе снова заискрилась магия, и чистое обжигающее наслаждение прошло по моим венам, коснулось каждой клеточки тела. Я почувствовал, как мои руки и ноги вытягиваются, утолщаются. Грудь выдалась вперёд, дельтовидные мышцы вздулись. Из моего горла вырвался стон, и я изо всех сил вцепился в Исмаэля. Он тоже менялся. Я чувствовал, как он становился ниже. Его мускулы всё ещё были каменными, но уменьшались. Раздался звук рвущейся ткани, и по моим рукам, груди, спине и ногам скользнул лёгкий ветер.

Вскоре всё закончилось, и Исмаэль, выпрямившись, посмотрел на меня.

Снизу - вверх.

Я не мог поверить в это, даже проводя пальцами по раздувшимся грудным мышцам. Я вырос... но насколько? Я не мог определить этого, глядя на Исмаэля, поэтому бросил взгляд на Ромку, всё ещё стоявшего, как статуя посередине комнаты.

Вау. Как кто-то мог быть таким крошечным? Я был почти на тридцать сантиметров выше его! Так что, получается, что во мне... примерно метр девяносто шесть сантиметров. Я забрался пальцами под рубашку, и этого движения было достаточно для того, чтобы материал не выдержал, и она, разорвавшись до конца, упала на пол. Это открыло мне отличный вид на выпирающие мышцы груди.

- Я... я призвал свою силу?

- Нет, - усмехнулся Исми. - Я призвал свою силу.

Опустошающие могут только Опустошать... так же? Я озадаченно опустил руки. Меня удивило, что они не повисли ровно, а благодаря мускулам чуть выдвигались наружу.

- Как долго я буду таким?

- О, в этом, как раз вся прелесть. - Его дразнящий взгляд скользнул по моему телу. - Так как через тело Ромы прошла моя магия, то ты будешь таким всё время. Пока я не решу вернуть силу ему. А я обещаю, что не сделаю этого, пока ты не попросишь об этом сам.

- Всё время? - Я поиграл мускулами на руках, груди, ногах. - И всё это моё?

Губы Исмаэля изогнулись в улыбке.

- Каким же я был бы Богом, если бы не мог отдавать так же хорошо, как беру? - Он похлопал по своему кулону. - Твою зверушку теперь легко дрессировать, даже с его возвращённой волей и... - он вздохнул... - голосом.

Ромка дёрнулся, глаза округлились. Его так сильно трясло, что я подумал, как бы у него не отвалилась голова.

Я не сдержал улыбки.

- Он так напуган.

- Ага, - сказал Исмаэль, прислонившись к столу и скрестив руки на груди. - При встрече с новым хозяином большинство питомцев испытывают страх.

Ромка жалко заскулил.

Как щенок. Предполагаю, что дрессировку надо начинать прямо сейчас, для его же блага.

- Сидеть, Рома.

Он отшатнулся от меня. Худенькие ноги-веточки, казалось, еле выдерживают вес его тела. Я поднял руку и сжал кулак. Вены вздулись на ней, вырисовав резкий рельеф, предплечья на вид были толще бедра Ромы.

- Ромка... - предупредил я громовым голосом.

Он уставился на мой кулак, прошёлся взглядом по руке и мазнул им по груди. Издав ещё один визгливый писк, он медленно сел на пол.

- Окей, - широко улыбнулся я Исми. - Я могу привыкнуть к этому.

- Я так и думал. - Он выпрямился и широкими шагами направился ко мне. - Это совершенно новый мир, братишка, и мы на вершине его.

Я приподнял бровь.

- Братишка?

Он наклонил голову и прикусил зубами мой сосок. Я вздрогнул от удовольствия и понадеялся на то, что потенции он мне тоже прибавил.

- Вот увидишь, Вэл. Я только начал.

Будто вороны кружат над головами,
И всё бьют с размаха по лицу крылом.
Я не знаю, Исми, что будет дальше с нами.
Я хочу забыться вновь тревожным сном.

Порвала в клочки судьба меня. Не больно.
Научился наспех я себя латать.
Вдалеке, протяжным звоном колокольным,
Будет время наши души поминать.

Что мне ангелы? Что черти? Я их видел.
Мне кошмары уж не сняться по ночам.
Я всё каюсь, будто небо чем обидел.
Будто должен что-то этим небесам.

Что в аду, что на земле. Не так уж страшно.
Мне страшнее потерять тебя во тьме.
Всё что было. Всё что будет. Всё не важно.
Мы уходим в бесконечность налегке...






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 17.11.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2946711

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1