Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 4. Воскресенье


Алиса подскочила с дивана, едва забрезжил рассвет. Фрейдовское «Введение в психоанализ» упало к ногам.
— Странно, отключилась вчера на полу среди книжек, просыпаюсь на диванчике. Ничего не понимаю!
Алиса разглядывала ладони со всех сторон. Красивые длинные пальцы, гладкая и молодая кожа. Приснится же такое! И про бабулю…
Стараясь не шуметь, Алиса заглянула к бабушке. Зоя Фёдоровна, бледная и недвижимая, тихо лежала на кровати, сложив руки на животе. Почему-то, сразу поверилось в самое страшное.
— Ба, — всхлипнула Алиса, боясь прикоснуться к телу. — Ты опять меня бросила?
Вспомнилось, как Алиса, выздоравливая после ветрянки, гостила у бабушки дольше обычного. Баб Зоя ушла в магазин, закрыв спящую малышку в доме. Девочка проснулась от тишины. Во всех комнатах, даже под кроватью, даже за тяжёлыми шторами, ба не было, и на улицу не выйти, входные двери закрыты.
Мир маленькой Алисы перевернулся. Её оставили одну. Да что там оставили, бросили! От переживаний воздуха стало катастрофически не хватать, пришлось открыть окно. Прыгнуть бы, но страшно, слишком высоко. Тогда девочка принялась кричать, размазывая слёзы по щекам.
Баб Зоя прибежала довольно быстро, подхватив на руки внучку и приговаривая:
— Испугалась, родимая? Я здесь, я с тобой, просто на минутку выскочила за молоком.
Сейчас Зоя Фёдоровна лежала суровая, величественная и невыносимо далёкая. Горе Алисы просилось наружу, распирая горло и обжигая глаза. Более не в состоянии сдерживать себя, девушка заплакала в голос:
— Ба-а-а-а!
Так хотелось, чтобы бабуля встала и сказала: «Я здесь, с тобой, просто на минутку выскочила».
— Кому орём, заполошная? — громом среди ясного неба раздался строгий голос баб Зои, — не отдохнёшь с тобой. Ночка выдалась та ещё.
— Ой! — подскочила Алиса, радостно шмыгая носом, — а я думала, ты того…
— Того, этого… рано по мне причитать. Я успею ещё помотать нервы твоему любимцу, — пообещала «усопшая».
— Звучит как угроза, — ёрничал бархатный голос из ниоткуда.
— Брысь, чёртово семя! — старушка метнула шлёпанец куда-то за спину Алисы, да так лихо, словно и не было сонного оцепенения.
Алиса невольно втянула голову в плечи и с опаской обернулась. Никого.
— Нету его, не ищи, это я так швырнула, для острастки, — баб Зоя, кряхтя и беззлобно поругиваясь, спускала ноги с кровати. — Пока его нет в плотном мире, тебе нужно подготовиться контролировать силы: свои и демона.
— Мне? — Алиса задохнулась в изумлении, обуреваемая самыми противоречивыми чувствами.
— Ну, не мне же. Я уже не справлюсь, а ты — запросто. Только надо потренироваться. Куда ж они запропастились? — баб Зоя привычно шарила в тумбочке, потом на книжных полках в поисках курева.
— Ба, я словно с ума схожу, помоги разобраться, где сон и где явь?
— Для тебя, родимая, сейчас куда ни плюнь, явь окажется. Вон из рук протуберанцы бьют, похлеще солнечных, силы неописуемой. И это — моя внучка, — с гордостью заметила баб Зоя, с удовольствием затягиваясь папиросой.
Алиса с удивлением оглядела себя, ничего необычного.
— Закрой глаза, глубоко дыши, — велела Зоя Фёдоровна и положила ладонь на макушку Алисы. — Чувствуешь?
— Угу, «Беломор» вонючий.
— Не то, дыши глубже.
Алиса прилежно дышала. Табачный запах заполонил лёгкие, въелся в кожу. Голова стала абсолютно пустой, а тело невесомым.
— Теперь, открывай глаза, медленно, не спеши. Эй, смотри, не улети, шустрая.
— Мы где? — зачарованно прошептала Алиса.
Перед ними распростёрлось поле спелой пшеницы. За спиной возвышался бревенчатый домик, окруженный аккуратным палисадником.
— В твоём подсознании. Красиво, правда? Совершённые добрые дела, уравновешенные и приятные мысли благотворно влияют на твой внутренний мир. В такой же степени меняют подсознание дурные поступки. Страх и негативное отношение к чему-либо привносят в эту область хаос и запустение, что скажется, вскоре, и в плотном мире. Начнём тренировку?
— Пора? — робко спросила Алиса, подул холодный ветер и небо заволокло грозовыми тучами.
Зоя Фёдоровна цокнула языком:
— Легко же тебя напугать. Может, это и к лучшему… Сосредоточься. Вспомни что-нибудь страшное. Не фильм дурацкий с кукольными зомби, а, действительно, что-нибудь пробирающее до дрожи.
Алиса беспомощно пожала плечами:
— Путного ничего в голову не приходит. Не могу. Я слишком счастлива, ведь ты жива и здорова.
— По-моему, в прошлом году ты оказалась свидетелем снятия трупа со строительных лесов одного из городских долгостроев.
Сверкнула молния, через пару секунд раздался гром, Алису била нервная дрожь.
— Теплее, Алиса, почти горячо. Вспомни лицо висельника. Ты рассказывала, как мимо проносили мешок с телом. Ап! Вот и он, Ырка, собственной персоной, неупокоенный дух самоубийцы! Прошу любить и жаловать.
— Ой, ба, это он! — Алиса невольно попятилась за спину баб Зои.
На расстоянии вытянутой руки от стражей стояло на полусогнутых ногах тело в рабочей спецовке, бывшее когда-то мужчиной. Белёсые глаза пытались сфокусироваться на Алисе. Синий язык, то и дело, вываливался Ырке на грудь. Духу, всё время, приходилось запихивать его обратно в рот.
— Ба, меня щас вырвет, — простонала Алиса и согнулась пополам.
— Осторожно, если показать Ырке свой страх, он бросится на тебя и попытается обескровить. Нам с тобой это ни к чему, верно? Будь внимательна, он подходит.
Алиса, подняв голову от земли, встретилась лицом к лицу с перекошенной физиономией Ырки и, неожиданно для себя, сгруппировалась, ожидая нападения.
— Слыс, дефка, купи месок сэмента. Купи, посьти далом отдам, — шепелявил бывший строитель, поддерживая руками подбородок и поправляя непослушный язык.
Сначала Алисе стало смешно, дух забавно коверкал слова. Потом одолели грустные мысли: и при жизни дядька продавал ворованное, и после смерти пытается что-то сбагрить. Не от счастливого бытия, надо полагать, так сложилось у человека.
Алиса смело посмотрела в пустые глаза и отчеканила:
— Завтра приходи. Куплю два мешка, сейчас денег нет.
Ырка почесал плешивый затылок, развернулся и исчез.
Зоя Фёдоровна удивлённо хмыкнула:
— Молодчина, Алиска, договорилась с неупокоенным, даже сражаться не пришлось, так держать. Гляди, и погода наладилась, умница, схватываешь на лету. Помни, ты — хозяйка своих чувств и эмоций. Если позволяешь навязать себе чужую волю, считай, узел затянулся, очередной раунд проигран. Привыкай к новой роли. Теперь ты на передовой.
Решим-ка задачку потруднее. Сначала, я покажу, а ты потом постарайся за мной повторить.
Зоя Фёдоровна похлопала по карманам халата:
— Курить хочется, сил нет. Вот и сбылся мой главный страх — негде достать покурить. В своём мире я бы мигом нашла «Беломорину».
В паре шагов от Зои Фёдоровны заклубился сизый дым, из него выступила… другая Зоя Фёдоровна, точная копия первой. К такому повороту событий Алиса готова не была. Она ожидала увидеть кого угодно, только не вторую любимую бабулю.
— Курить хочешь, кикимора старая? А у меня в кармане лежит целая пачка, — злобствовала баб Зоя № 2.
— Зойка, не кобенься, будь человеком, дай закурить, — ласково попросила баб Зоя, стараясь пробраться за спину Второй. Та обойти себя не позволила, не долго думая, просто швырнула огненным шаром в настоящую баб Зою.
— В моём мире — мои правила. Прекратить! — звонко крикнула Алиса, топнув ногой.
Резкий порыв ветра поднял в воздух сухие травинки. Едва зародившийся пыльный вихрь сбило частыми каплями влаги. Омытый внезапным проливным дождём, дубль истаял, старательно затыкая уши, гримасничая и сквернословя.
— Бегом под навес, — велела Зоя Фёдоровна.
Не успели стражи добежать к намеченной цели, как промокли до нитки. Было решено переждать непогоду на ступенях крыльца.
— Милая, хватит дождь лить, успокаивайся, — зябко повела плечами баб Зоя.
— Не могу, не получается, — казалось, Алиса ждала чего-то.
И дождалась… Сквозь струи ливня мелькнула тень, раздался дробный топот. На стражей, с лопатой наперевес, неслась мнимая баб Зоя и оглушительно визжала. Алиса онемела. Вид беснующейся Зои Фёдоровны шокировал и откровенно пугал.
Настоящая баб Зоя метнула шаровую молнию так же ловко, как недавно шлёпанец, рассеяв наваждение.
— Всё позади, Лисонька, вдохни, выдохни… расслабься.
Алиса молчала, опустив голову. Зоя Фёдоровна решила отвлечь внучку разговором:
— Не сразу получается применять свои умения, да. Разве я говорила про лёгкую жизнь стража? Давай начнём с простого. Дыши глубоко и медленно… успокаивайся понемногу… прекрати лить дождь.
— Не могу, не получается, — получилось сердито, даже с вызовом.
— Попробуй найти в ливне что-нибудь хорошее, позитивное.
— Позитивное, говоришь? Хорошо, ба, даже очень здорово, что можно под таким дождём беспалевно описаться от страха. Блин, так облажаться! — В голосе Лисы прозвучали истеричные нотки.
— Ничего, родная, это ничего. Первое сражение — всегда такое. Его хочется потом забыть и никогда не вспоминать, — улыбнулась нежно Зоя Фёдоровна.
Она хотела обнять внучку, но та упрямо тряхнув мокрыми кудрями, вышла под ливень. Несколько минут стихия бесновалась, стараясь сбить с ног виновницу бури.
— Может, хватит себя жалеть? — в голосе баб Зои прорезался металл.
Непогода сошла на нет, простучав напоследок барабанной дробью по цветочным клумбам, истерзанным потоками воды и шквалистым ветром.
Хитро прищурившись, Алиса посмотрела на старшую Складовскую:
— Всё, что здесь случилось, останется между нами?
— Ну конечно. Да мне не поверят, вздумай я рассказать кому-нибудь о наших приключениях в тонком мире.
— Давай тогда продолжим. Всегда хотела примерить индийский наряд.
Девушка преобразилась: голубое сари красивыми складками облегало фигуру, тропические цветы украшали косу до пояса, разноцветные браслеты позвякивали на запястьях, на лбу алела аккуратная точка. Алиса плавно закружилась, разглядывая пальцы, изукрашенные хной.
— Отлично! — захлопала в ладоши Зоя Фёдоровна. — Освоилась, начала моделировать пространство. Умница моя! Точку со лба убери, только. А то, будто снайпер тебя на прицел взял. И, кажется, размер груди поменьше, да и косичка покороче была. Нет? Значит, показалось… идём дальше.
Первоочередная задача стража — сохранять равновесие. Нас немало, но желающих поживиться низковибрационной энергетикой на дармовщинку ещё больше. В основном, это сущности низшего порядка — шелупонь типа мафлоков, лярв и других тунеядцев. С ними разобраться — раз плюнуть. С личным инкубом, коим ты обзавелась весьма опрометчиво, справиться сложнее. Он угадывает твои мысли и желания, а ты — его. Каждая соблазнённая душа, считай пропащая, и она будет на твоей, страж Алиса, совести. В физическом мире ему проще простого заманивать в свои сети женщин. В каком-то смысле, тебе повезло: обаяние Акселя на стража не действует. Ты легко можешь сопротивляться ему. Но, пусть тебя это не обманывает.
— У него вибрации изменились к лучшему после общения с тобой, — нетерпеливо перебила Алиса.
— Ни хрена, прости, у него не изменилось. Пока Аксель был под моим присмотром и ходил на четырёх лапах, можно было говорить о некоторых (обращаю внимание, некоторых) подвижках на светлую сторону. Совет трёх в курсе случившегося, они дали «добро»: курируй своего инкуба, хоть до посинения, раз уж вызвала его.
— А где он, кстати? — Алиса, вдруг, очень заинтересовалась севшей на плечо изумрудной стрекозой.
— Я его развеяла. Самое верное средство против Акселя, произнести слово: «Прочь».
— Ух ты! А мне сон как раз приснился, мужик печатал "прочь" стопитсот раз. Чудной дядька, — девушка погладила слюдяные крылышки, любуясь замершим насекомым.
— А, это я Петровича, стража знакомого, попросила предупредить тебя. Стара я для скольжения по снам. Но, у него тоже не сильно получилось-то. Ну да ладно. Не всегда выходит, как хочется. Кодовое слово инкуба не уничтожает, лишь на время аннигилирует. Значение слова понятно? Умница. Хорошо, идём дальше. Твоя задача — не дать демону, скажем так, заниматься привычной деятельностью. Он оголодает и уберётся в тёмный астрал. К тому времени, Совет трёх решит, куда его девать. Да ты слушаешь ли меня, или так, в пол-уха?
— И долго мне с ним нянькаться? — голос Алисы поскучнел, куда интересней было следить за рванувшей в небо стрекозой.
— Пока смерть не разлучит вас… шучу, — ухмыльнулась баб Зоя, увидев вытянувшееся лицо внучки. — Вроде бы, разговор у вас шёл про исполнение твоего желания? Позже, пусть он идёт хоть в… не важно куда, но далеко и надолго.
— Был такой разговор, — подтвердила Алиса, зевая и разглядывая яркий маникюр, то и дело, меняющий цвет.
— Алиса, посмотри на меня, — Зоя Фёдоровна взяла девушку за подбородок и заглянула ей в глаза. — Не смей, слышишь! Я знаю тебя, как облупленную. Если ты увлечёшься и уступишь ему в его притязаниях, то загремишь в Тартарары. Лет эдак на пятьсот. А там, я слышала, для стражей совсем не курорт.
— В Татарию? — невинно захлопала ресницами Алиса.
— Надеюсь, ты услышала меня. Продолжим…






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 16.11.2020 Татьяна Кононенко
Свидетельство о публикации: izba-2020-2946589

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  

















1