Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мастер. На стыке Времён.


Мастер. На стыке Времён.
Глава 16. Неисповедимы Пути Господни.

Только после того, как тело Лозара было поднято с земли, отец Антуан позволил себе лишиться чувств. Он слишком долго находился в движении, да и переживания за юного попутчика сделали своё чёрное дело. Его грузное тело обмякло и стало больше похоже на мешок с камнями. Однако спаситель и виду не показал, почти бегом направившись вглубь подземного хода.

Откуда взялись эти монахи? Ведь отец Антуан, как и Лозар, своими ушами слышал об их пленении сарацинами. А значит, они, просто-напросто, не смогли бы прийти к ним на помощь. На этот вопрос монахи бы и сами с трудом ответили. И всё потому, что с ними случились воистину необыкновенные вещи. Да такие, что просто голова шла кругом. Ведь одно дело, слышать о Чуде, и совсем другое, видеть его в действии. А дело обстояло так.

После вечерней молитвы святые отцы, как обычно, собрались в трапезной для принятия ужина. На этот раз Бог им послал сочного молодого барашка, запечённого с зеленью и грибами, и натёртого чесноком. Быстро покончив с ним, монахи хотели было уже выпить по чарке искристого "Ла Бордо", как вдруг снаружи послышалась чужая речь и в обитель ворвались сарацины. То, что это были именно они, святые отцы, ни разу их не видевшие, могли поклясться на "Святом Писании". Ведь, как говорится:"Слухами земля полнится". Чужаки в мгновение ока окружили монахов и оголив мечи, приказали им опуститься на колени. Но никто из святых отцов это делать не стал, чем очень даже сильно разозлил ворвавшихся. Повторив свой приказ, сарацины не стали долго ждать и на глазах у монахов отрубили голову их пожилого настоятеля. Но и вид хлынувшей крови не заставил святых отцов встать на колени. Не дождавшись исполнения приказа, сарацины связали их и повели в сырое подземелье, где и оставили до утра, намереваясь казнить с первыми лучами солнца. А сами вернулись наверх и принялись разграблять обитель. Кто-то собирал золотые подсвечники и серебряные чаши. Кому-то досталась провизия и винный погреб. Остальные же отправились в трапезную, где скидали в одну большую кучу столы со скамьями и подожгли их. Когда огонь разгорелся, стали в него кидать книги и изделия культа, чуждые их вере. Сделав своё чёрное дело, сарацины покинули обитель и разбили вокруг неё лагерь.

Наступила ночь. Монахи, оставшись в кромешной темноте, как можно ближе пододвинулись друг к другу и обратились к Создателю с молитвой о всепрощении и спасении. Едкий дым из трапезной струйками проникал сквозь щели в каменных стенах и с каждым мгновением им становилась всё тяжелее и тяжелее дышать. И когда самые стойкие из них начали терять сознание, из ниоткуда раздался мелодичный голос:
-Молитва дошла до божьих ушей, вы заслужили всепрощение и будет спасены.
Следом за этим, прямо из стены вышли четыре Ангела и в одно мгновение избавили святых отцов от пут. После чего прикоснулись своими устами к их устам и вдохнули новые силы. Монахам сразу стало легче дышать и они хотели было уже возблагодарить Бога за чудесное спасение, да не успели. Вновь раздался мелодичный голос:
-Братья во Христе, отныне вы божьи посланники и должны помогать всякому, кто нуждается в божьей помощи.
Когда всё стихло, Ангелы взмахнули крыльями и исчезли так же внезапно, как и появились. А монахи замерли в нерешительности.

Сверху продолжал поступать едкий дым и если они не выберутся из подземелья, то останутся в нём навсегда. Как бы в ответ на их немой вопрос, одна из стен стала прозрачной. Недолго думая, монахи устремились прочь из гиблого подземелья. Сколько они бежали, толком понять было невозможно. Их гнало желание жить. И лишь когда впереди забрезжил свет, святые отцы остановились и воздали хвалу Господу за чудесное спасение. А потом устремились дальше. Подземный ход вскоре закончился и монахи оказались в винном погребе какого-то замка. Усталость взяла своё и они, даже не успев как следует осмотреться, заснули крепким сном праведников. А когда проснулись, то уже лежали не на каменном полу, а на просторных кроватях в гостевых комнатах замка. При этом, их рясы были выстираны и висели на спинках стульев.

Хозяин замка, граф Бодуэн де Арманьяк, был потомком известного на весь мир путешественника Аделоя де Арманьяка, решившего навсегда поселиться пред вратами Константинополя. Его единственный сын Огюст пропал во время очередного крестового похода. От горя добрый граф потерял всякий смысл жизни. И если бы не прекрасная Жюстина, носившая под сердцем его внука, он бы так и ушёл в мир иной, проклиная себя.

Увидев, что гости проснулись, он тут же позвал слуг и приказал им одеть монахов, после чего вместе с ними отправился в обеденную залу. И только после этого в мельчайших подробностях расспросил их обо всём, что с ними случилось. Благодарные монахи полностью насытили его любопытство. Выслушав гостей, граф предложил им поселиться у него в замке.

Святые отцы помнили о своём предназначении и помогали тем, кто уже потерял надежду на спасение. Вот и на этот раз, совершая свою очередную вылазку, ни появились как нельзя кстати. Увидев, что сарацин избивает их собрата, монахи были готовы уже броситься на его спасение, но вовремя остановились. Ведь выдав себя, они поставили бы под угрозу жизнь графа и Жюстины. А этого допустить было никак нельзя. Сжав до боли кулаки, монахи ждали окончания трагедии и как только сарацины скрылись, то тут же унесли отца Антуана и Лозара.

Добрая Жюстина ни на миг не оставляла тяжело раненного скорохода. Он то приходил в себя и начинал что-то бормотать непонятное, то снова терял сознание. Отец Антуан, полностью придя в себя, поначалу порывался вернуться в лагерь Корнелиуса, дабы сообщить о том, что с ними приключилось. Но отцу Себастьяну, занявшему место убиенного настоятеля, с большим трудом удалось отговорить его делать это. Было решено послать к Корнелиусу гонца, дабы предложить ему посреди ночи перебраться в замок, ибо легче держать оборону там, где есть стены, нежели на открытом месте.
Последнее, что услышал Борис, был крик очнувшегося Лозара:
-Сарацины!

Глава 17. Невероятное всегда вероятно.

До отхода поезда оставалось чуть меньше часа и Бронислав решил немного поразгадывать «сканворды», дабы ожидание не было столь скучным. Но уже через десять минут это увлекательное занятие пришлось отложить в сторону. Причиной тому послужила седовласая женщина невысокого роста, неожиданно появившаяся прямо перед ним, словно чёрт из табакерки:
-Молодой человек, Вы не поможете мне?
С трудом скрыв вздох сожаления, Бронислав мило улыбнулся и произнёс:
- С превеликим удовольствием.
Быстро оглянувшись по сторонам, старушка пристально посмотрела на него, как будто бы пыталась познать, о чём он думает. После чего еле заметно подмигнула, сначала левым, а потом и правым глазом. Причём, оба раза это у неё получилось столь забавно, что Черноглаз чуть было не расхохотался, но вовремя поднёс руку ко рту. И вдруг, безо всякого предупреждения, стала меняться. Любой другой бы застыл как вкопанный или даже стал громко кричать от ужаса. Не все же привыкли к оборотничеству. Бронислав молча сидел, время от времени посматривая на циферблат огромных вокзальных часов. Его больше интересовала Судьба Вселенной, нежели это мимолётное проявление волшбы. Сначала седые волосы стали ярко рыжими и исчезли старческие морщины, затем увеличился рост и глаза из зелёных превратились в чёрные. И в довершении всему, кожа стала мертвенно- бледной и во рту, справа и слева, на обоих челюстях, появились волчьи клыки. Дождавшись окончания перевоплощения, Бронислав деланно зевнул и произнёс:
-А, это ты, Гелла. Какими судьбами?
Любого другого всесильная ведьма просто бы стерла в порошок за такие вольности. Но с Брониславом они были давними знакомцами и уже успели попривыкнуть друг к другу. Гелла облизала свои ярко-алые губы и наклонившись к самому уху ведьмака, прошептала:
-Тобой опять заинтересовались Старейшины. Мессир очень обеспокоен этим. Да и я тоже.
Бронислав мило улыбнулся и ответил:
-Геллочка, за меня не стоит переживать. Ты же прекрасно знаешь, на что я способен. Возвращайся назад и успокой Мессира.
Ведьма пристально на него посмотрела своими, пронизывающими насквозь, глазами и помотала головой:
-Нет, Витвор, на этот раз я не оставлю тебя, как бы ты меня не уговаривал. Ибо помню, чем всё закончилось в прошлый раз.
Сказав это, она вновь облизала свои ярко-алые губы и встряхнула копной рыжих волос, словно юная кобылица. Бронислав хотел было уже возразить, да тут же и передумал. Всесильную ведьму было не переубедить. Да и, честно сказать, её присутствие всегда вселяло в него надежду на более светлое будущее. Ведь никто не знал, в каком настроении пребывают Старейшины. А быть с ними в гордом одиночестве ему не очень-то и хотелось. Вновь облизав губы, Гелла продолжила:
-За Мастера не переживай, он в крепких руках. Ни Бегемот, ни Фагот, ни Азазелло его в обиду не дадут. Что же касается Анастасии, то тут даже Мессир бессилен. Ну, или, просто не видит возможности вмешаться в Круговорот Времени, рискуя очень сильно нарушить и так хлипкое Равновесие. Но, думаю, ничего такого с ней не произойдёт. Теперь о нас. В купе никого, кроме тебя и меня, не будет. Так что можешь преспокойненько творить свою волшбу.
Бронислав хотел было возразить, мол, он ничего подобного и не собирался делать. Но увидев ехидную ухмылку ведьмы, предпочёл промолчать. Ведь она, подобно ему, зрила как в прошлом, так и в настоящем, и в будущем. А значит, прекрасно знала про магические покупки. Да и если бы не знала, то прочла бы это в его глазах.
Мысленно махнув рукой, Бронислав посмотрел на вокзальные часы, взял сумку и поспешил на перрон. Ведьма вновь приняла облик невысокой седовласой старушки и направилась вслед за ним. Уже на полпути их застигло объявление о начале посадки в поезд. Проводница оказалась доброй женщиной и проверка билетов прошла очень быстро, что не могло обрадовать. Сказать по правде, Брониславу очень хотелось спать. Ведь он потратил слишком много живительной Силы на представление Бориса и путешествие к уходящему Мастеру. Но про отдых было пока рано думать. Впереди маячил Бал Сатаны, на котором Анастасия должна была стать полноправной Королевой и перевоплотится в Маргариту. Но до этого надо было заручиться поддержкой Светлых, дабы они не чинили никаких препятствий для новоиспечённого Мастера. Зная их непростой характер и полную преданность Создателю, переговоры будут не очень-то и скорыми. Но не это беспокоило Бронислава. После слов Геллы о его прошлом, целый ряд воспоминаний внезапно заполнил разум и не давал как следует сосредоточиться. И Черноглаз не нашёл ничего лучше, чем лечь на лежанку и уйти в небытие. На этот раз Гелла хотела что-то возразить, да тоже промолчала, ибо прекрасно знала о тяжести, тянущихся чёрным шлейфом, ошибок.

В тот раз Бронислав должен был договориться с правителем Шестого Мира, Храплюстосом Милейшим, о помиловании Джека-временника, который славился своими чудесными находками. Кажется, ничего предосудительного в этом не было. Джек перемещался по Мирам и искал волшебные артефакты, спасая их от грязных рук чёрных перекупщиков, работающих на межмировой синдикат Разрушителей. Да, истинно благородное дело, если не принимать в расчёт разграбление Святынь. Хотя и дураку понятно, что иным способом завладеть артефактами было бы невозможно. Но закон всегда оставался законом и Джек должен был понести заслуженное наказание. А это, в свою очередь, пошатнуло бы Вселенское Равновесие. Получалась «палка» о двух концах, где и казнить нельзя и помиловать тоже.
Вот Мессир и решил послать в Шестой Мир Витвора, как одного из удачных переговорщиков. Кандидатура Азазелло даже и не рассматривалась, из-з слишком вздорного характера. Узнав об этом, демон сильно разобиделся и Мессиру даже пришлось его отправить в самое пекло Тринадцатого Мира для успокоения чересчур разбушевавшихся иномирян. И обидчивый демон тут же забыл про все обиды.
В тот раз и Гелла тоже пожелала принять участие в опасном предприятии. Однако сам Мессир не позволил ей этого, ибо считал, что чувства могут только помешать. Ни для кого не было секретом отношение всесильной ведьмы к хитрому демону. Бронислав же тогда не любил никого и ничего, кроме своей работы. Да и ему было намного проще одному, ведь, в противном случае , пришлось бы отвечать за кого-нибудь ещё. А это уже ни в какие рамки не входило. Одинокий Волк должен быть одиноким волком и никак иначе.
Оказавшись в столице Шестого Мира, Бронислав не смог договориться с правителем, находящимся под пагубным влиянием черного жреца Аппофия, извечного врага всего светлого. Однако, он очень быстро нашёл общий язык со стражниками и даже подкупил одного из них для осуществления побега.
Но в самый решающий миг, когда пленник уже был освобождён от пут, на их пути встал Аппофий, призвавшмй на помощь тёмные Силы. Он просто жаждал завладеть Синей Звездой, способной разрушить целые Миры и только Джек стоял у него на пути. Бронислав попытался противостоять колдуну, но тщетно. Тот был настолько могуч, что любые Заклятья сжигал на лету. Бронислав тогда впервые усомнился в себе. Не прошло и мгновения, как его и Джека окружила стена жёлтого тумана, который обездвижил их и лишил чувств. Последнее, что помнил демон, было разгневанное лицо Геллы. Всесильная ведьма ослушалась Мессира и помчалась на помощь любимому, успев в самый последний момент. В результате, Аппофий был повержен, Джек благополучно доставил Синюю Звезду в Небесное Хранилище, находящееся между Мирами. А Бронислав, весь в растроганных чувствах, обнял Геллу и поклялся ей в вечной преданности. На что ведьма ответила долгим и жарким поцелуем. Да, демон ещё не полюбил, но уже не воротил нос.

Очнувшись от воспоминаний, Бронислав мило улыбнулся Гелле и попросил её поставить магический Щит, дабы никто из смертных не смог помешать ему творить волшбу. Ведьма улыбнулась в ответ и вскоре они вместе с купе покинули Реальность.






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 16.11.2020 Виталий Иосиф Ворон
Свидетельство о публикации: izba-2020-2946539

Метки: мистика,
Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1