Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Золотой Фараон. Мистерия


  Хор:
По глади небесной на солнечной лодке
Плывёт Золотой Фараон.
Большие глаза безмятежны и кротки,
Высок ослепительный трон.

Фараон:
Собой озаряю я вашу пустыню –
Обитель пустых миражей.
Убожество ваше и вашу гордыню,
Удел бесприютных бомжей.
Облёк в пелену ваши жадные души,
В иллюзию призрачных благ.
Чернь ропщет, жируют чинуши,
У злачных кормушек аншлаг.
Дверные глазкИ в шахтах лестничных клеток
Хранят комфортабельный плен.
Но скучно в оазисах скачущим деткам,
Лепечут: «хотим перемен».
В причудах моих трепыхаются души –
В ячейках алмазных сетей,
Пока их беспечный апломб не нарушит
Визит непривычных гостей.
Астральной соломинкой низшие боги
Игривые страсти сосут.
Слегка запахнув бестелесные тоги,
Мочась в нечестивый сосуд.
Апоп(1) выплывает из тёмной пучины,
В пол неба зубастая пасть.
Клубится, грохочет, меняет личины.
Он мной пообедает всласть.
В священных горах мне поют павианы
Закатный приветственный гимн.
Мир душат реальности вашей лианы –
То радость, то горе, то сплин.
Дневную ладью утоплю в горизонте,
Я вашей вознёй утомлён.
Вы похоть свою хоть на миг урезоньте
Под шелест вечерних знамён.
Живые:
В исчезающе маленькой точке
Вспыхнет крохотной звёздочкой жизнь.
Словно ток пробежал по цепочке,
И цветные гирлянды зажглись.
Мы туманные дети мгновенья,
Что за краем нам лучше не знать.
Перед пропастью тьмы и забвенья
Наш удел непрерывно камлать(2).
Наши пляски – судьбы заклинанье.
Ещё детский звучит голосок,
Но, всю боль заглушив расставанья,
Время в сердце швыряет песок.
В исчезающе маленькой точке
Сжато всё, что отпущено нам.
Даже эти щемящие строчки –
Бесполезный, мятущийся хлам.
Неизвестность – разверстая бездна,
Вечность свой распахнула зрачок.
Что же ты нам вещаешь помпезно,
Золочёный полуденный бох?
Нас неведенье тихо врачует,
Наши игры баюкают нас.
Наше сердце едва ли взволнует
Пустота твоих выспренних фраз.
В глубине что-то теплится зыбко
Детский лепет, касание рук,
Мамин голос, любимой улыбка
И надежда на чудо – «А вдруг…»

Хор:
Бесстрастно взмахнув сотней жарких ладошек,
Шагает за край Фараон.
Изношенный день, с плеч натруженных брошен,
Как ветхий, смешной балахон.

Гребцы:
Владыки страха нам врата
откроют в царство тьмы.
Владыки гибельной судьбы,
чьи стены высоки.
Сверкнул глазами страж пустынь,
Неутомимый змей,
Злой пожиратель благостынь,
Глотатель лет и дней.
Встал «Открывающий пути»
У входа в тайный зал,
Прочёл проникновенный стих
И путь нам указал.
За нами лязгнули врата,
Как будто взвёл затвор
Палач, исполнивший устав,
Свершая приговор.
Во внутренних пустынях плач,
Дороги нет назад.
Ковёр судьбы закончил ткач,
Прибил гвоздями дат.
Тот, кто за гранью бытия
Задумал этот мир,
Как миг на кромке острия,
Как пир рандомных игр,
Молчит, зияет тишина,
Но нас бросает в дрожь.
Какая страшная цена,
Как непроглядна ночь.

Фараон:
Сиянье умершим пошлю,
Неугасимый свет.
Какой невыносимый люфт,
Как жадно смотрят вслед.
Лишь смерть открыла вам глаза,
Слепые мудрецы.
Отверзла вещие уста,
Пусть черепа пусты.
Молчите? Затопила взгляд
Безбрежность тишины.
Ваш ум непостижимым смят,
Все знания смешны.
Ваш локон юности развит
Легчайшим ветерком,
В гробницах времени лежит
Под золотым песком.
Сквозь вас сквозил бесплотный дух,
Ваш оживляя прах.
Всё то, что не сказали вслух,
Что брезжило в стихах,
Закатным ветром унесло
За тридевять земель,
А вам лишь сердце обожгло
Мечтой, как лёгкий хмель.

Мёртвые:
Непрочный мир блеснул на миг,
Не помним ничего.
Ты тайны вечности постиг,
Высок твой светлый свод.
Зачем, скажи нам, эта боль,
Рождение и смерть?
Несётся к небу жуткий вопль,
Вскипает лавой твердь.
Зачем отмерен страшный век
И немощна судьба?
Зачем метётся человек,
И эта плоть слаба?
Зачем сквозь сердце хлещет ток
Высокой частоты?
Печален жизненный итог,
И закрома пусты.
Что мы тебе? Зачем собой
Наш заслоняешь мрак?
Уйди, укрой привычной мглой
Наш отболевший шлак.

Гребцы:
В луче сверкнули мертвецы,
Сомкнулась тишина.
Ночь закупорила ларцы,
Нас понесла волна.
Там, где глупца и мудреца
Загробный встретит суд,
Лежат раскрытые сердца
Последней правды ждут.
Стволами сумрачных колон
Чертог Двух Истин(3) сжат,
А на весах лежит перо
Божественной Маат(4).
Чьё сердце с лёгкостью пера
Над смертью воспарит,
Забудет завтра и вчера,
Вольётся в новый ритм.
Анубис(5) чёрный лик поднял
И содрогнулась ночь.
Конец. Логический финал
И некому помочь.
Вот сердце мёртвого лежит
На чашечке весов.
Душа на ниточке висит
И не находит слов.
«Я не чинил любимым зла» –
Предательская дрожь.
Всё глубже проникает мгла,
И проступает ложь.
Житейской мудростью греха
Душа отягчена.
Скупа, безудержна, лиха,
Жадна и холодна.
Смертельной жаждою полна,
Душевный чуя смрад,
Идёт, стирая имена,
Чудовище Амат(6).
Нам жуткий рёв небытия
Не выдержать, нет сил.
Плывём в далёкие края,
Где дух ещё не сгнил.

Фараон:
Подкрался предрассветный час,
Пространства бьёт озноб.
Весь мир до глубины потряс,
Оскалившись, Апоп(1).
Качнулась Вечная Ладья,
Под ней вскипел поток.
Размылись смыслы и края,
Мир до основ промок.
Из непроявленных глубин
Такая хлещет муть –
Первостихия древних глин,
Но с курса не свернуть.
С реальностью размыта связь.
За полотном кулис
Нет ни земли, ни неба – грязь,
Смешались верх и низ.
Слюна безвременья летит
С невидимых клыков.
Гребцов на палубе тошнит,
Мозг сводит от зевков.
Ни глубины, ни высоты –
Гребец весло вонзил.
Хаосмос(7) вздрогнул и застыл,
Иссяк подземный Нил.
Абсурдность, хлипкость бытия -
Опять разгромный счёт.
Забвенья и распада яд,
Невыносимый гнёт.
Все смыслы вылакал Апоп,
Бесформенный лежит –
Бездонный, необъятный гроб,
От всех метафор скрыт.
Зияет чёрная дыра,
Но я в неё метнул
Всю мощь разъятого ядра,
Всю волю сжатых скул.
Обмяк бессильно зыбкий змей,
Свою разинул пасть.
Разлился Нил волнами дней,
Чтоб мир упился всласть.
Опять очерчены края,
И суетится люд.
Восходит Вечная Ладья,
Плывёт меж бёдер Нут(7).
Бежит по небу Скарабей,
Опять шумит родник,
С подругой скачет воробей
И шелестит тростник.

(1) Апоп — в египетской мифологии огромный змей, олицетворяющий мрак и зло, изначальная сила, олицетворяющая Хаос, извечный враг бога солнца Ра. Миссией Апопа являлось поглощение солнца и ввержение Земли в вечную тьму. Часто выступает как собирательный образ всех врагов солнца.
(2) Камлать — ворожить, выкрикивать заклинания под удары бубна или хлопанье в ладоши. Переносное значение — страстные, многозначительные речи.
(3) Великий Чертог Двух Истин - зал суда в загробном мире, место, где умерший представал перед двумя группами богов-судей и отчитывался за свои поступки, совершенные при жизни.
(4) Маат — древнеегипетская богиня истины, справедливости, закона и миропорядка, которая руководит звёздами, временами года, восходами и закатами солнца.
(5) Анубис — древнеегипетский бог погребальных ритуалов и мумификации, «страж весов» на суде Осириса в царстве мёртвых.
(6) Амат — («пожирательница») — чудовище с телом гиппопотама, львиными лапами и гривой, пастью крокодила. Когда Анубис взвешивал на весах сердца умерших в Чертоге Двух Истин, тех, чьи сердца оказывались тяжелее страусиного пера Маат, Амат пожирала.
(7) Хаосмос — термин введен Дж. Джойсом («Поминки по Финнегану») (1939) как продукт смешения понятий хаоса, космоса и осмоса.
(8) Нут — древнеегипетская богиня неба.

15.11.2020






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 16.11.2020 Виктор Море
Свидетельство о публикации: izba-2020-2946035

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов


















1