Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Про господина доктора 2


                                                                                                                        1
     Господин доктор закончил приём пациентов. Было уже около восьми вечера. Отпустив медсестру, он остался в кабинете один. Сергей Михайлович снял с себя белый халат. Очень хотелось курить, но идти в курилку было уж очень лень. Рабочий день выдался довольно напряжённым, и господин доктор порядком подустал. Закрыв дверь в кабинет на ключ изнутри, Сергей Михайлович открыл окно, чуть высунулся из него, опираясь на подоконник, и закурил. Созерцая жёлто-красные листья клёна, растущего под окном его кабинета, господин доктор с удовольствием и не спеша выкурил сигарету. Он очень любил осень, и, судя по всему, она отвечала ему взаимностью. От созерцания её ярких красок и вдыхания осеннего воздуха, в котором незримо витали тончайшие намёки на скорые холода, усталость, накопленная за весь напряжённый рабочий день, быстро отступила. Унялся даже и несколько обострившийся в последние дни остеохондроз господина доктора. Докурив, Сергей Михайлович не стал закрывать окно. Он снова сел за свой рабочий стол. Его посетила одна мысль. Сначала она была совсем туманной и практически «нечитаемой», но господин доктор сосредоточился, «зацепился» за неё, и вот, секунд через двадцать, мысль перестала быть туманной, приобрела конкретные очертания, и Сергей Михайлович смог её довольно чётко сформулировать. Мысль была следующая: «Яркие осенние краски, свежий и пока ещё довольно тёплый осенний воздух – это просто чудесно! Это замечательно! Однако, ведь этого не вполне достаточно, чтобы полностью снять накопленную усталость и ощутить приятную лёгкость». Это подсознание. Да, это именно оно столь тонким и изысканным способом решило напомнить господину доктору о том, что сейчас находилось в тумбочке его рабочего стола. А находилась там бутылочка очень хорошего армянского коньяка. Её, в качестве презента, привёз один из коллег Сергея Михайловича, который буквально вчера вернулся из командировки в Ереван. Господин доктор открыл тумбочку стола т достал оттуда коньяк и стопочку. Он тут же мысленно укорил себя. Ведь уже очень и очень давно Сергей Михайлович собирался пополнить служебный, так сказать, реквизит своего рабочего кабинета тонкостенными стеклянными коньячными бокалами, но, к сожалению, так до сих пор этого и сделал, и коньяк приходилось пить из обычной водочной стопки, что, конечно же, было совершенно неправильно! Необходимо прямо завтра же исправить этот чудовищный недочёт!!!
Сергей Михайлович достал коньяк, открыл бутылку и налил стопочку. Там же, в тумбочке, лежали две мандаринки. Господин доктор почистил их, положил на блюдечко и поставил блюдечко на стол. Аккуратно взяв наполненную стопочку, он понюхал благородный напиток. Неповторимый букет настоящего армянского коньяка вызвал лёгкую эйфорию. Как только господин доктор поднёс стопочку к своим пухлым губам, в дверь кабинета постучали. Быстрым и хорошо отработанным за многие годы врачебной практики движением, Сергей Михайлович убрал бутылку и стопку в тумбочку. Он подошёл к двери и, повернув ключ в замке, открыл её. Перед ним стояла очень милая и симпатичная девушка лет двадцати трёх - двадцати пяти. Невысокого роста, и, как говорят, с «точёной» фигуркой. Аккуратная стрижка «каре» её каштановых волос подчёркивала правильные и необыкновенно приятные черты лица. Живой и очень глубокий взгляд её почти голубых глаз говорил о том, что она отнюдь не глупа. На ней были узкие джинсы синего цвета и чёрная, тонкая, короткая кожаная куртка. Посмотрев на туфли девушки, у которых был очень высокий каблук, господин доктор почему-то сразу вспомнил одну из известных песен, пожалуй, самой оригинальной отечественной певицы, Анастасии Викторовны, «Танец на цыпочках». Незримо уловив совершенно очевидное желание юной красавицы казаться выше ростом и при этом старше, Сергей Михайлович даже чуть улыбнулся.
- Здравствуйте, доктор! – сказала девушка своим приятным голосом и чуть улыбнулась.
- Здравствуйте, барышня! – ответил Сергей Михайлович. – Вы ко мне?
- Да, я к вам.
- Видите ли, барышня, я уже закончил приём, так что рекомендую вам записаться на завтра. Завтра я буду принимать с пятнадцати часов.
- Я не на приём, доктор.
- Не на приём? Тогда что же вам угодно? – удивлённо спросил господин доктор и приподнял брови.
- Извините, можно я войду?
- Ну, хорошо. Проходите, присаживайтесь.
Девушка вошла в кабинет и присела на стул для пациентов. Сергей Михайлович расположился на своём рабочем месте и внимательно смотрел на таинственную гостью.
- Я прошу прощения. Вы позволите? – сказала девушка.
Она достала из небольшого пакета, который был у неё в руках, веточку винограда, затем встала, подошла к расположенной в углу кабинета раковине для мыться рук, вымыла виноград водой, вернулась на своё место и положила виноград на блюдечко, рядом с лежащими там мандаринками.
- Меня зовут Вика, - представилась она. – Вы знаете, мне кажется, цитрусовые нотки будут не так гармонично сочетаться со столь изысканным вкусом и ароматом этого благородного напитка.
- Хммм… Вы так думаете?! – поинтересовался господин доктор, а про себя подумал: «Экая же дерзкая девчонка! Наверняка, унюхала запах коньяка и решила тут поумничать!».
- Я просто уверена! Попробуйте!
Сергей Михайлович оторвал от ветки одну ягодку и съел её.
- Действительно, очень вкусный виноград, - резюмировал господин доктор.
- Да нет! Вы после коньяка попробуйте! Это будет ещё вкуснее! – предложила дерзкая девчонка. – А то, что же он у вас там стоит и выдыхается зря! Не стесняйтесь, доктор! Честное слово, я никому не скажу! Обещаю! Тем более, вы же сегодня не за рулём…
- Хммм… задумчиво произнёс Сергей Михайлович и очень внимательно посмотрел на девушку. – Может быть, тогда составите компанию?!
- Спасибо, но я практически не употребляю алкоголь.
«Стоп!!! А вот это я уже где-то слышал! И не «где-то», а точно знаю, где и от кого!» - подумал господин доктор. Сергей Михайлович достал из тумбочки бутылку и наполненную стопочку.
- В таком случае, ваше здоровье, барышня! – сказал господин доктор, приподняв стопочку.
- Я мысленно с вами! – поддержала его юная плутовка.
Коньяк был удивительно хорош!!! Да и виноград, в сочетании с неповторимым послевкусием благороднейшего напитка, и на самом деле, оказался ещё вкуснее.
- Ну, я полагаю, что мне можно не представляться. Уверен, что вы знаете, кто я, чем занимаюсь, и как меня зовут. Даже если гипотетически предположить, что вы не знали этого ранее, то это можно было очень легко исправить, прочитав табличку, висящую на двери моего кабинета.
- Да, конечно, Сергей Михайлович.
- Итак, слушаю вас, барышня. Кто вы, и что привело вас ко мне? Ну, вернее, первую часть вопроса можно снять, так как, кто вы такая, я догадываюсь.
- Вы не ошибаетесь в своих предположениях, доктор. Хочу начать с того, что Александр Андреевич передавал вам привет.
- Благодарю. И ему тоже передайте привет от меня.
- Обязательно!
- Как у него дела?
- В целом – хорошо. Хотя, и несколько напряжённо. «Работы» у него сейчас довольно много, да и проблем по этой самой «работе» хватает.
Господин доктор, как бы невзначай, между делом, снова наполнил стопочку, выпил её и с удовольствием закусил виноградиком…
- В данный момент я нахожусь на «стажировке», - продолжила Вика. И в связи с этим, Александр Андреевич выбрал для меня соответствующее, так сказать, «амплуа». Я – студентка, а вернее, уже выпускница вуза.
- И кто же вы по специальности, если не секрет?
- Химик. Точнее, физхимик. Технология изотопов и особо чистых веществ.
- Не сложноватая ли для девушки область деятельности?
- Вы знаете, я тоже сначала так думала, но потом мне очень понравилось. Да и вообще, учиться в вузе было очень и очень интересно. Не так давно я защитила диплом.
- Поздравляю!
- Спасибо! Так вот, через неделю у нас состоится торжественное мероприятие. Вручение дипломов, ну, и типа, выпускного.
- Хммм… А почему так поздно? Насколько мне известно, подобные мероприятия проводятся где-то в июле, а уже сентябрь.
- Да, действительно, это должно было произойти в июле. Но, к сожалению, один из наших ведущих преподавателей по специальности заболел и до конца августа находился на лечении за рубежом. Дипломы-то нам выдали, а вот торжественную часть, по единогласному решению студентов, преподавателей и администрации вуза, было решено перенести на более позднее время, чтобы этот, глубокоуважаемый всеми человек, обязательно смог присутствовать.
- Понимаю.
- А теперь то, что привело меня к вам. У меня к вам есть огромная просьба.
- И какая же?
- Не могли бы вы пойти вместе со мной на это торжественное мероприятия и исполнить там роль моего отца? Тем более, что и отчество по документам у меня Сергеевна…
- Извините, барышня, не совсем понимаю, что значит «исполнить роль моего отца»?!!!
- Ну, понимаете… Все мои сокурсники будут с родителями… А я… Ну, у меня же нет… А мне так хотелось бы… - сбивчиво говорила девушка, явно смутившись.
- Послушайте, как вас там, Виктория!!! Что за бред вы несёте?! Какие могут быть «роли»?! Вы в своём уме?! Что, вообще, за чушь?! Я – врач, а не актёр-комедиант! Вы понимаете разницу?! – довольно громко и эмоционально сказал господин доктор, после чего быстро налил ещё стопку коньяка и столь же быстро выпил её.
- Да что же вы все кричите-то на меня… Что я вам плохого сделала? – тихо сказала девушка дрожащим голосом, и на её глазах заблестели слёзы. – Вот и Александр Андреевич тоже! Мол, некогда мне всякой ерундой заниматься, у меня здесь не институт благородных девиц и не гуманитарная миссия! Я его просила… Просила пойти со мной… А он!... Некогда ему, видите ли!!! Тоже мне! Заботливый наставник!
- Подождите, так это он что ли вас ко мне отправил?!
- Да! Он! Больше не к кому было. Ведь, обратись я с такой просьбой к любому человеку «со стороны», так меня бы сочли за идиотку, да и, чего доброго, отправили бы к психиатру! Вот он и сказал мне, мол, если тебе так уж приспичило, то иди сама и договаривайся! А он, видите ли, не будет беспокоить уважаемых и занятых людей из-за всякой ерунды! Вот, я и пошла… А вы… Вы – такой же, как и он, чёрствый сухарь! – с обидой сказала девушка и по её щекам покатились огромные слёзы. – Извините, доктор, что побеспокоила… Пойду я… До свидания…
- Вика! Подождите!... – господин доктор встал, протянул девушке носовой платок и налил в стакан воды из графина. – Подождите. Перестаньте, пожалуйста, плакать, выпейте воды и успокойтесь…
Сергей Михайлович смотрел на неё и вдруг представил себе свою собственную дочь, которой он практически ни в чём не мог отказать, особенно если та обижалась и плакала… В итоге, его отцовские чувства тут же разбушевались и полностью взяли верх над любым здравым смыслом…
- Хорошо, Вика… Я попробую вам помочь… - сказал господин доктор.
- Правда? Радостно и как-то совершенно по-детски спросила уже, вроде как, взрослая девушка.
- Правда! – с тёплой отеческой интонацией заверил Сергей Михайлович и искренне улыбнулся во всю свою круглолицую и необыкновенно добрую физиономию.
- Спасибо вам!!!
- Да спасибо то пока не за что… Слушай, ну а как ты, вообще, себе это представляешь?
- Ну, как… Пойдёмте вместе с вами на этот вечер. Как будто вы – мой отец, и всё.
- А когда назначено мероприятие?
- Ровно через неделю, в следующий четверг, в семнадцать ноль-ноль.
Сергей Михайлович открыл на рабочем компьютере свой график на сентябрь.
- В следующий четверг у меня приём пациентов с шестнадцати до двадцати часов…
- Сергей Михайлович! Я, хоть и стажёр, но тоже кое-что умею! – с необыкновенным достоинством заявила Вика. Что вы предпочтёте, на выбор? Вас может попросить подмениться один из ваших коллег, таким образом, что в следующий четверг вы будете абсолютно свободны. Ну, или, скажем, можно легко «организовать» какое-нибудь нелепое и ничего не значащее совещание в горздравотделе, после которого вы уже не будете возвращаться в клинику…
- Ой, нет! Только не горздраводтел! – ответил господин доктор и поморщился. – Ну, я тебя понял. В этом плане всё ясно, тут я просто чуть запамятовал, с кем «связался»… А вот такой момент. Видишь ли, я, хоть и лицо не шибко публичное, но, тем не менее, довольно известное, особенно в некоторых кругах. Вдруг, там будут какие-то знакомые, знакомые знакомых, или, например, кто-либо из моих пациентов. А пуще того, не дай бог, журналисты… Ведь моя собственная дочь намного помладше тебя… Понимаешь, о чём я?
- Не совсем, - честно призналась девушка.
- Помимо очевидных недоразумений, глупых вопросов и т.д., может произойти и гораздо более худшее. Могут, например, сказать, что известный врач, писатель и общественный деятель Сергей Михайлович Коровьянц, под старость лет, стал настолько слаб умом, что, мало того, что завёл себе молодую любовницу, так ещё и совершенно внаглую шляется со своей девкой по всяким публичным мероприятиям, активно радуется жизни, да ещё и представляется её отцом, пропагандируя тем самым инцест. И, заметьте, всё это при живой и здравствующей супруге и двоих несовершеннолетних детях…
- Да, вы правы… Честно говоря, я и не подумала об этом… Что же нам теперь делать? – в растерянности спросила ещё совсем недавно полностью уверенная в себе юная кудесница.
Сергей Михайлович налил ещё стопочку, выдержал паузу, не спеша выпил её и удовлетворённо крякнул.
- Что, студентка, таким премудростям тебя не обучали ни Александр Андреевич, ни преподаватели вуза?! – лукаво ухмыляясь, полюбопытствовал господин доктор, хитро прищурив один глаз.
- Нет, не обучали…
- То-то же… Ладно… Коль они не обучали, то придётся этим заняться старику доктору. А в плане того, что мы будем делать, то тут, пожалуй, я предложу такой вариант. Сегодня вечером я поговорю со своей супругой Юлией Васильевной. Если уж я буду исполнять роль твоего папы, то лучшей кандидатуры на роль твоей мамы просто не найти. Будем надеяться, что она согласится принять участие в этой театрализованной авантюре. Ведь в этом случае мы убьём сразу даже не двух, а трёх зайцев. Во-первых, полностью исчезнут вопросы, о которых я говорил ранее. Во-вторых, у тебя появится ещё и «мама», ну, и в третьих, её участие придаст всему этому спектаклю изрядную порцию правдоподобия, ведь нам с ней не нужно будет играть супругов, поскольку мы таковыми и являемся на самом деле.
- Отлично!!! – радостно воскликнула юная авантюристка. В её глазах загорелись радостные искорки, и от восторга она, ну уже совершенно по-детски, захлопала в ладоши.
- Теперь вот что. Мне пора домой, поздно уже. Вот моя визитка, набери меня завтра, где-нибудь так, часов с двенадцати до двух, и обсудим план дальнейших действий.
- Вы же пешком сегодня, давайте, вы сейчас выпьете ещё стопочку, как у вас говорят, на посошок, и я отвезу вас домой на машине! – предложила молодая провокаторша.
- Даже так?! Ну, спасибо! – ответил господин доктор, наполняя стопочку. – А ты хоть на машине-то ездить умеешь?! А тоя под старость лет стал ужас, каким пугливым…
- Между прочим, я в прошлом году с отличием закончила курсы экстремального вождения! - Заявило милое создание с необыкновенной гордостью и, в буквальном смысле, задрало свой носик.
- Аааа… Ну, тогда ладно… Кстати, «доча», давай-ка проверим, как ты усваиваешь «уроки» старика доктора! Ну-ка расскажи мне, пожалуйста, как же именно мы с тобой сейчас поедем?!
- Ну, как… Как… - не совсем уверенно начала девушка и чуть задумалась.
- Вот именно!!! Как?! – лукаво уточнил господин доктор и снова прищурил один глаз.
- Я сейчас выйду из вашего кабинета, покину клинику, сяду в свою машину, выеду за территорию и остановлюсь где-нибудь метрах в ста – ста пятидесяти отсюда. Вы же покинете свой кабинет минут через десять после меня, дойдёте пешком до того места, где я вас буду ждать, и только потом сядете ко мне в машину! Правильно?
- Совершенно верно! – удовлетворённо подтвердил Сергей Михайлович и ловким движением опрокинул стопочку внутрь. – И ты даже сможешь аргументировать свой совершенно правильный вариант ответа?!
- Конечно же, смогу, Сергей Михайлович! – уверенно заявила студентка. – Если мы с вами выйдем отсюда вместе и сядем ко мне в машину прямо на территории клиники, под многочисленными взорами ваших коллег, персонала и видеокамер, то к тем гипотетическим обвинениям, о которых вы говорили ранее, может легко добавиться и ещё одно. А именно – со своей молодой девкой, он неизвестно чем занимается прямо в клинике, в своём рабочем кабинете, едва успев закончить приём пациентов. А потом эта расфуфыренная, бессовестная молодая сучка везёт своего престарелого похотливого развратника на машине домой и торжественно передаёт его в руки законной супруги.
- Хммм… Прекрасный ответ! Ты – очень толковая ученица, да и с чувством юмора у тебя всё в порядке! – подвёл итоги первого «урока» незаурядный «преподаватель», а про себя подумал: «Ай, да дерзкая засранка! Не плохо, не плохо!!! Совсем не плохо, чёрт возьми!!!».
За ужином господин доктор рассказал супруге о своей новой знакомой и об её просьбе.
- Серёж, ну, что вот ты за человек? Тебе ведь уже не двадцать лет, а, слава богу, пятый десяток… Ну, сколько можно ввязываться в какие-то авантюры? – качая головой сказала Юлия Васильевна.
- Солнышко, а я-то тут при чём?! Ведь это не я к ней пришёл, а она ко мне! – оправдывался Сергей Михайлович. – Хотя, ты знаешь, на самом-то деле, девчонка она очень интересная!
- Ладно, я всё поняла… Опять вот это твоё шило в заднице… Хорошо, давай попробуем помочь девочке. Только, знаешь, что нужно обязательно сделать перед этим авантюрным спектаклем?
- Что?
- Что… Что? – передразнила медика-авантюриста супруга. – Сам-то, неужели не догадался? Нужно её пригласить к нам, чтобы и ты, и я хоть как-то познакомились с нашей новой «дочкой», хоть немного пообщаться с ней. А то, как же мы будем играть роль её любящих родителей, знакомясь с ней прямо во время тожественного мероприятия?!
- Точно! Ты, как всегда, права!
На следующий день Вика позвонила Сергею Михайловичу по телефону, он сообщил ей о согласии Юлии Васильевны принять участие в спектакле и пригласил девушку в воскресенье к ним в гости.

                                                                                                                                       2
    В воскресенье, в условленное время, Вика пришла в гости к Сергею Михайловичу и Юлии Васильевне. Будучи девушкой воспитанной, она пришла в гости не с пустыми руками. Она принесла с собой бутылку хорошего красного вина, коробку шоколадных конфет (кстати говоря, любимых конфет Юлии Васильевны), бутылку весьма приличного коньяка и виноград (такой же, каким три дня назад угощала господина доктора в его кабинете). После краткого знакомства они расположились на кухне. Юлия Васильевна накормила «дочь» обедом, после которого завязалась непринуждённая беседа.
- Вот, видишь, Юленька, какая у нас с тобой «дочь» воспитанная и образованная! – сказал господин доктор, потягивая коньячок из бокала.
- Я-то вижу! – язвительно ответила дипломированному медику кандидат педагогических наук. – Ровно, как вижу и то, какой у этой воспитанной и образованной дочери «отец» алкаш!
Далее речь зашла о том, что Вика никак не может выбрать себе наряд для предстоящего торжества. Ну, тут уже у уважаемого целителя появились все основания для того, чтобы почти полностью исключить своё участие в разговоре и сосредоточиться на коньячке…
Девушка показала Юлии Васильевне фото в своём телефоне, где она была запечатлена в различных нарядах, которые предполагались как варианты одежды для этого события. Юлия Васильевна внимательно изучила все фотографии.
- Ты знаешь, мне, всё-таки, кажется, что всё это - немного не твоё, - задумчиво сказала женщина. – В принципе, вот этот вариант не плох, но, опять же, что-то не то…
- Да я уже и сама не знаю, чего хочу, - призналась Вика.
- Слушай! А ведь у моей одноклассницы Маринки нынче свой довольно приличный магазин одежды! Хочешь, давай съездим, посмотрим там чего-нибудь?
- Ой, Юлия Васильевна, я с удовольствием!
Господин доктор очень внимательно наблюдал за дамами. Слушать, конечно, он их не слушал, ибо, во-первых, не любил вот таких детальных обсуждений одежды (или барахла, как он называл одежду про себя), а во-вторых, приятный, согревающий тело и душу напиток настроил его на философский лад, и он был слишком увлечён своими мыслями…
И вот, наступил четверг. Надо отметить, что «дочь» подошла к вопросу корректировки рабочего графика «отца» чрезвычайно грамотно и очень творчески. В четверг господину доктору предстояло выполнить лишь одну, совершенно пустяковую, плановую операцию, которая начиналась в десять утра, и далее Сергей Михайлович был абсолютно свободен. В пятницу же заботливый «ребёнок» организовал какие-то уникальные работы горэлектросети, да так, что вся клиника вообще работала только в дежурном режиме, на резервных источниках электропитания, а все приёмы пациентов были полностью отменены. Юлия Васильевна поступила более тривиально, она просто взяла на работе отгул.
В пятнадцать сорок пять за Сергеем Михайловичем и Юлией Васильевной должна была заехать Вика, Чтобы доставить семейную чету своих любимых «родителей» до места событий на своей машине. Господин доктор одел свой самый представительный костюм.
Вика приехала точно в назначенное время и «родители» вместе с «ребёнком» отправились на торжественное мероприятие. На Вике было очень красивое платье, которое они выбрали в магазине вместе с Юлией Васильевной. Настроение у девушки было приподнятое, она прямо светилась вся.
Всю дорогу дамы активно общались, обсуждая детали своих нарядов. Господин доктор почти всё время молчал. Он глубоко задумался. Ведь, действительно, ситуация была совершенно необычная, если не сказать больше, он была, по сути своей, просто абсурдной, с точки зрения любого здравого смысла. Этот Александр Андреевич, неизвестно откуда появившийся в июле, во время отпуска господина доктора, и столь же неожиданно исчезнувший неизвестно куда. Вся информация (если это возможно назвать информацией), полученная от него и способная вызвать живейший интерес у коллег Сергея Михайловича психиатров. Теперь вот эта Вика, якобы стажёр этого «человека», этого непонятного прохвоста… Ведь она тоже из «них», она – не человек. А с другой стороны, ну разве можно сказать, что она – не человек?! Вот эта дерзкая, довольно неглупая, но всё же – девчонка, засранка, изо всех сил старающаяся казаться уже совсем взрослой… Мало того, общаясь с ней, Сергей Михайлович поймал себя на том, что у него и на самом деле возникают к этой пигалице какие-то отцовские чувства! Так и Юлия Васильевна… Он не говорил с ней на эту тему, но тут и говорить ничего не нужно, и так всё видно. Супруга, после первой же встречи с Викой, полностью «поддержала» своего благоверного и, совершенно очевидно, не осталась равнодушной к их новой юной знакомой, но уже с материнской точки зрения… Может быть, это такой изысканный и ироничный намёк судьбы на то, что Сергею Михайловичу и Юлии Васильевне нужно было заводить не двоих детей, а троих?!... Полная бредятина!!!
Постепенно господин доктор отошёл от этих размышлений, понимая, что сейчас он всё равно ни в чём не разберётся и не найдёт внятного ответа ни на один из интересующих его вопросов. Его мысли переключились на предстоящее мероприятие. Вообще, он не любил ни больших компаний, ни массовых публичных сборищ, и чувствовал себя на них крайне не уютно. Уютно он чувствовал себя в операционной, в кабинете, где присутствовали он, медсестра и пациент, ну, или, скажем, на балкончике спальни своего дома, в глубинке Псковской области, с кружечкой холодного пива в одной руке и сигареткой в другой, созерцая при этом свой любимый дуб, растущий на берегу…
Конечно, ему приходилось регулярно принимать участие в различных медицинских конгрессах, форумах, конференциях и т.д., и даже выступать там публично. Но в этом случае было два «смягчающих» обстоятельства. Во-первых, как правило, на таких мероприятиях было много всякой информации, очень интересной с профессиональной точки зрения. А во- вторых, часть присутствовавших коллег он знал лично, и среди них было немало людей чрезвычайно интересных и достойных, и, как и сам Сергей Михайлович, отнюдь не равнодушных к крепким напиткам хорошего качества. По этой причине, во время банкетов, которыми традиционно заканчивались подобного рода форумы, всегда можно было найти «собеседника», с которым было очень интересно «пообщаться», сев за какой-нибудь самый дальний столик, вдали от шума и светской суеты…
Один из самых выдающихся случаев такого «общения» произошёл в прошлом году, когда господин доктор принимал участие в конгрессе медиков, который проводился в Новосибирске. Там он встретил своего давнего приятеля, главврача одной из новосибирских клиник. Во время банкета коллеги весьма и весьма продуктивно «пообщались», после чего гостеприимный сибиряк безапелляционно пригласил Сергея Михайловича к себе в гости. В принципе, было уже довольно поздно, а завтра ранним утром у господина доктора самолёт в Москву, и Сергей Михайлович выразил определённые сомнения относительно возможности такого визита. Но настойчивый коллега привёл два «железных» аргумента, устоять перед которыми было невозможно. Во-первых, за время своего «общения» они успели обсудить далеко не все актуальные темы и вопросы профессионального и житейского плана, и нужно было обязательно продолжить, ведь неизвестно, когда теперь в следующий раз они встретятся лично. А во-вторых, и в главных, супруга сибиряка – великолепный кулинар, и вчера она налепила огромное количество настоящих, домашних сибирских пельменей!!!
Пельмени оказались действительно необыкновенно вкусными, и вызвали неописуемый восторг у Сергея Михайловича, крайне не равнодушного к качественной и добросовестной домашней кулинарии. Господа врачи кушали пельмешки до начала пятого утра, сочетая их с довольно внушительными количествами разнообразных крепких настоек, изготовлением которых увлекался сибирский коллега. Хлебосольный хозяин заявил, что Сергей Михайлович просто обязан взять пельменей с собой, дабы угостить своё семейство настоящим сибирским блюдом. Но как их довезти? Ведь они же растают за время дороги! После некоторых раздумий, решение было найдено! Уважаемые деятели медицины вызвали такси и отправились в клинику, который заведовал коллега-сибиряк. Там они взяли довольно внушительных размеров специальный изотермический контейнер, который используется в медицине для перевозки биоматериала в условиях глубокой заморозки, затем вернулись на кухню к гостеприимному хозяину и наполнили эту уникальную тару замороженными пельменями…
Радушный хозяин поехал в аэропорт, проводить дорого гостя (как выяснилось чуть позже, сделал это очень и очень кстати). Прибыв на аэровокзал, коллеги посетили местный бар, выпили там по сто пятьдесят граммов коньячка, и Сергей Михайлович отправился на посадку. Служба авиационной безопасности очень заинтересовалась не совсем трезвым пассажиром со столь оригинальной поклажей. Господина доктора никак не хотели пускать в самолёт с таким багажом. Слава богу, что коллега был ещё здесь и пришёл на помощь товарищу. Он куда-то позвонил по телефону. Минуты через три к Сергею Михайловичу подошёл начальник службы авиационной безопасности аэропорта и представитель авиакомпании, выполняющей данный рейс. Оба они извинились перед господином доктором, безо всякого досмотра проводили его на лётное поле, посадили в служебную машину и доставили до трапа воздушного судна. Около трапа Сергея Михайловича встретила сияющая стюардесса и проводила его в салон бизнес класса. Господин доктор удовлетворённо уселся в комфортабельное кресло. Буквально минуты через две сияющая стюардесса появилась снова. Девушка поставила перед Сергеем Михайловичем небольшой служебный столик, на котором находились лёгкие закуски, корзинка с фруктами, бутылочка коньячка и тонкостенный стеклянный бокал под коньяк…
Надо сказать, что когда Сергей Михайлович утром появился на пороге своей столичной квартиры с насыщенным перегаром и столь оригинальным багажом, то супруга посмотрела на него с явным недоверием и даже с укоризной. Более того, она даже запланировала провести с супругом развёрнутую беседу воспитательного характера. Но, восхищённая вкусом сибирских пельменей (которые, кстати говоря, прекрасно перенесли дорогу и ничуть не подтаяли), вынуждена была отказаться от этой идеи и даже не стала задавать господину доктору никаких глупых вопросов…

                                                                                                                                   3
     Между тем, «родители» и «дочь» прибыли на место. Людей было очень много. Действительно, почти все вчерашние студенты явились на торжество с родителями. Вика, продолжая сиять, здоровалась с однокурсниками и преподавателями и представляла им своих «родителей». Она делала это с какой-то почти гордостью. «Родители» довольно мастерски подыгрывали «дочери»…
Началась торжественная часть. Дипломы вручал ректор этого учебного заведения. Вику пригласили самой первой, оказывается, у неё был красный диплом! Перед тем, как вручить документ, ректор сказал много хороших слов о Вике и поблагодарил её родителей за прекрасное воспитание дочери. Затем его поддержали и двое преподавателей.
Когда Вике вручили диплом, и она подошла к «родителям», то они совершенно искренне обняли и расцеловали её. Юлия Васильевна была настолько тронута добрыми словами о своей «дочери», что даже расплакалась…
Церемония продолжалась, Вика, улыбаясь, стояла между «родителями». Они действительно производили впечатление дружной семьи…
Господин доктор снова задумался. Тут он обратил внимание на одного человека, одетого в строгий костюм. Видимо, это был отец одной из выпускниц вуза (она стояла рядом с ним). Сергей Михайлович присмотрелся повнимательнее. Расстояние было довольно приличное, и рассмотреть этого человека как следует было сложновато. Когда этот человек чуть повернул голову, и господин доктор увидел его как бы в профиль, то ему вдруг показалось, что это Игорёк (Игорь Петрович, с которым он был знаком ещё со студенчества через своего старого друга Николая Николаевича). «Ну, конечно, вряд ли это Игорёк. Во-первых, что ему тут делать? А во-вторых, он, всяко уж, позвонил бы, если бы собрался в столицу. Хотя, конечно, очень похож…» - подумал про себя Сергей Михайлович.
Вика всё это время внимательно наблюдала за «отцом» и лукаво ухмылялась. В конце концов, она не выдержала.
- Сергей Михайлович, не мучайтесь в сомнениях, это именно он! – шепнула пигалица господину доктору.
- Быть такого не может! И вообще, «доченька», тебе не стыдно, так бессовестно врать «отцу»?! – прищурив глаз, спросил Сергей Михайлович, полагая, что юная бестия решила его разыграть.
- И ничего я не вру! – ответила Вика, изобразив обиду, и даже надула губки, при этом, явно, с трудом сдерживая смех.
Видя всё это, господин доктор решил подыграть по полной программе. Он по-отечески положил руку Вике на плечо и сделал очень доброе выражение лица.
- А вот тут, «дитя моё», у тебя вышла промашечка. Заигралась ты в свои игрушечки, «доченька», - начал он голосом доброго и мудрого старика-наставника. – Во-первых, посмотри повнимательнее, рядом с этим человеком находится его дочь, выпускница этого прекрасного вуза. Дочери же уважаемого Игоря Петровича сейчас всего лишь двадцать лет, и она ну никак бы не успела закончить высшее учебное заведение в таком возрасте. Более того, она учится не в столице, а за семь сот вёрст отсюда, в большом городе. А во-вторых, с Игорем Петровичем я знаком очень давно и очень хорошо. Ну, может быть, конечно, не так хорошо, как наш общий друг Николай Николаевич, но, тем не менее. Игорь Петрович обязательно дал бы мне знать, если бы собрался поехать в столицу!
Наблюдая за этим театрализованным диалогом, Юлия Васильевна не совсем понимала, о чём идёт речь, да и говорили «отец» с «дочерью» довольно тихо, и ей далеко не всё было слышно. Однако, чисто интуитивно, она почувствовала какой-то грандиозный подвох. «Доченька» же, вдохновлённая такой творческой поддержкой любящего «родителя» окончательно вошла во вкус и полностью «оборзела».
- Ах! Папенька! Ну не вы ли всё время учили меня, что нельзя быть таким самоуверенным человеком?! – выпалила бестия тоном крайне взволнованной барышни, которую любящие родители всю жизнь холили и лелеяли, как «растение герань в ботаническом саду», воспитывая при этом в чётком соответствии с наставлениями домостроя. – Присмотритесь же повнимательнее! Ведь девушка, находящаяся рядом с Игорем Петровичем, совершенно на него не похожа! И она не является ни его дочерью, ни, даже, любовницей! Это – его племянница (дочь его двоюродной сестры). И вот она то, как раз, училась именно в этом вузе с самого первого курса, а теперь успешно закончила его. Кстати говоря, очень хорошая девушка, зовут её Наташа. Мы приятельствуем с ней и даже дружим курса, наверное, со второго. Её родители находятся сейчас в отпуске и должны были сегодня присутствовать здесь. Но, буквально вчера, их срочно вызвали на работу (они оба состоят на дипломатической службе), и сегодня рано утром они вылетели в одну из азиатских стран. Вчера мама Наташи позвонила своему двоюродному брату (Игорю Петровичу), объяснила ситуацию и попросила его приехать в столицу, дабы поприсутствовать на этом мероприятии, как бы вместо них с мужем. Игорь Петрович с радостью согласился, взял на работе два отгула, сел утром в «Сапсан» и приехал. Наташа, конечно, поначалу несколько расстроилась, что родители не смогут приехать, но, узнав, о том, что приедет Игорь Петрович, совершенно перестала расстраиваться. Она очень и очень дружна со своим дядей и сестрой (дочерью Игоря Петровича, Ксюшей). Когда сегодня в обед ваш друг появился на пороге её съёмной квартиры, то она, с криком «Игорёчек!!!», радостно бросилась к нему и, прямо как в детстве, повисла не его шее. А вот связаться с вами, папенька, Игорь Петрович собирался в обязательном порядке, тут вы абсолютно правы. Он хотел позвонить вам прямо отсюда, как только закончится официальная часть, и договориться о встрече на завтра…
- Да… Я опять забыл, с кем я связался… - в полнейшей растерянности произнёс господин доктор.
- Ну, видите ли, Сергей Михайлович, я же знаю, что вы не любите массовых мероприятий, и особенно таких, на которых нет ни одного знакомого лица. Но, по моей «милости», вынуждены в таковом участвовать. Поэтому я и решила, скрасить ваш дискомфорт, подобрав вам приятную компанию в виде Игоря Петровича. Скажите, только честно, я не ошиблась в подборе кандидатуры для такой компании?
- Нет, не ошиблась. Совершенно в точку… А ведь я подозревал, что тут что-то нечисто!!! – провозгласил обескураженный проворством неугомонной доченьки-бестии господин доктор, подняв вверх указательный палец.
- Что значит «нечисто»?! – с «обидой» спросила юная бестия, и её глаза вспыхнули от «возмущения». – По-моему, я вполне чисто сработала. Единственное, что можно было бы ещё организовать, это приезд в столицу дочери Игоря Петровича. Наташа была бы очень рада видеть и свою сестру, но тут есть один существенный нюанс. У Ксюши очень бурный роман со своим молодым человеком, и, если бы она уехала именно сейчас, то это могло бы вызвать определённые сложности в их дальнейших взаимоотношениях…
Дослушав диалог «отца» и проворной «доченьки», Юлия Васильевна вынуждена была чуть отвернуться в сторону. Она с огромным трудом сдерживалась, ибо, в данный момент была готова просто взорваться громким смехом! А растерянный и совершенно обескураженный вид столь уверенного в себе в самом начале диалога Сергея Михайловича, так и провоцировал её рассмеяться…
Вскоре официальная часть закончилась, и господин доктор решил немного развеяться и похохмить. Он достал свой телефон и набрал Игоря Петровича.
- Привет, Игорёк!
- Привет, Серёга! А я собирался позвонить тебе буквально минут через пять! Я в Москве!
- Да я знаю… Пошли, что ли, покурим?!
- В смысле?!
- В прямом смысле! Выходи на улицу!
- Не понял… Ты что, где-то здесь, рядом?!
- Да, случайно тебя увидел…
Старые товарищи встретились на улице, тепло поприветствовали друг друга и закурили.
- Мы тут на позапрошлой неделе пили пиво с Коляном. Он мне рассказал о ваших летних приключениях. Судя по твоему неожиданному и столь эффектному появлению, ты продолжаешь в том же духе?! – язвительно поинтересовался Игорь Петрович.
- Ну, да… И сам, вроде как, не при делах, а получается, что продолжаю…
Господин доктор вкратце поведал товарищу, каким образом он здесь оказался и чем занимается. Игорь Петрович задумался.
- Ты знаешь, честно говоря, я толком ничего не понял! Ясно лишь одно! Вот нас с Коляном постоянно обвиняют в патологическом авантюризме. Так вот, теперь я чётко понимаю, что нам, вместе взятым, очень и очень далеко до тебя!!!
- Ну, спасибо тебе, Игорёк! Поддержал товарища! Ладно, пошли ка к нашим дамам, а то они уже нас потеряли, наверное. Да и банкет уже скоро начнётся… Хотя… Подожди секунду! У меня к тебе есть один маленький вопрос…
- Какой?
- Скажи, тебе звонила вчера твоя двоюродная сестра?
- Ну, да, Санька вчера звонила мне. Они должны били с мужем приехать сюда, к Наташке, на вручение диплома. Но их обоих срочно выдернули в какую-то командировку за границу. Они – люди подневольные, работают дипломатами. Она меня попросила приехать к племяшке. А я, на самом-то деле, очень давно собирался съездить в столицу. С тобой повидаться, к Наташке-племяшке заехать, да и вообще проветриться. И тут вот такая оказия! С Наташкой то мы ещё с её детства дружим, я у неё любимый дядька, да и с Ксюшкой моей они подружки. Додружились до того, что обе «оборзели» и стали старика по имени называть! Да не просто по имени, а «Игорёчек»! Представляешь, какие засранки!!! Серёга, а ты к чему вообще спросил об этом?
- Да так… Уточнить хотел кое-что…
- Давай, пойдём уже, а то нас точно сейчас искать начнут…
На банкете всей компанией сели за один столик. Сергей Михайлович представил Игорю Петровичу супругу (они ранее не встречались лично) и свою «дочь», а Игорь Петрович познакомил супругов со своей племянницей. Дело сразу вошло в нужное русло: мужчины подналегли на беленькую, а дамы (за исключением Вики) на полусладенькое красненькое.
Неофициальная часть мероприятия, помимо самого банкета, предусматривала ещё и культурную программу. Это были какие-то нелепые конкурсы, состязания и т.д., в общем, то, чем обычно развлекают публику в таких случаях. Мужчины от участия в этих конкурсах отказались, а вот дамы приняли довольно активное участие и даже удостоились каких-то призов.
Далее началась музыкально-танцевальная часть, которую джентльмены таким же образом проигнорировали. В программе музыкальной части было три отделения, в которых выступала местная вокально-инструментальная группа. Во время второго отделения их выступления племянница Игоря Петровича лукаво посмотрела на любимого дядюшку (надо отметить, что Наташа тоже оказалась ещё той бестией, да порядочной засранкой тоже!!!).
- Игорёчек! – обратилась она к дядюшке. – А как тебе наши местные «рокеры»?!
- Ну… Так… Нормально… - весьма неопределённо ответил Игорь Петрович. – Не плохо играют, но пресновато… Да и куража нет…
- Игорёчек!!! А покажи им класс!!! А?!! – воскликнула подогретая красненьким племяшка, и в её глазах загорелись искорки.
- В смысле?
- Ну, сыграй что-нибудь!!!
- Натусь, ты с ума сошла?! Здесь, если ты заметила, молодёжная вечеринка, а не пенсионный ретро вечер.
- Ну, Игорёёёчек!!! Ну, пожалуйста!!! Ну, пожалуйста!!! – уже совершенно по-детски взмолилась подзахмелевшая племяшка.
- Перестань! У меня и инструмента с собой нет, да и выпивши я уже… И вообще, прекрати сейчас же канючить! А то, по заднице получишь! Ясно?!
- Бе-бе-бе!!! – передразнила уважаемого человека наглая девчонка. – Нет, Игорёчек! Не ясно!!!
- Наташка!!!
Но племянница уже не слышала своего дядюшку, она подскочила и быстро метнулась к сцене (как раз в этот момент была пауза между исполняемыми композициями). Неугомонная Наташка-племяшка о чём-то поговорила с гитаристом, тот кивнул головой, снял с себя инструмент, поставил его на стойку и направился к столику, где сидел Игорь Петрович…
Когда Игорь Петрович вышел на сцену, то ему предложили аж два инструмента на выбор: довольно интересный современный «вокс» и классический «стратокастер». Он не стал экспериментировать и выбрал второй вариант. При поддержке ритм секции и клавиш, Игорь Петрович исполнил блюзовую импровизацию минуты на четыре-пять. Публика довольно тепло приняла его выступление…
Вечер продолжался. Сергей Михайлович и Игорь Петрович отнюдь не теряли времени даром…
Местные музыканты играли уже третье отделение. Примерно в его середине гитарист, который подходил к Игорю Петровичу, сказал в микрофон: «Господа! А давайте попросим уважаемого Игоря Петровича сыграть нам что-нибудь ещё?!!!». Публика тут же отреагировала и начала скандировать «Пе-тро-вич!!!».
В это время Игорь Петрович и Сергей Михайлович вели какую-то затяжную беседу житейско-философского характера и оба были настолько увлечены ей, что совершенно не видели и не слышали происходящего вокруг. Наташка-племяшка встала со своего места, подошла к любимому дядюшке сзади, обняла его за шею и почти повисла на ней.
- Игорёчеееек!!! – лукаво и нараспев произнёс неуёмный ребёнок. – Послушай-ка!!! Это по твою душу!
- Ну, что там ещё?! Натусь! Дай нам, пожалуйста, спокойно пообщаться, а?! – обречённо взмолился дядюшка.
- А ты послушай!!! – не унималась неугомонная бестия.
- По-моему, отмазаться не получится, - заключил Сергей Михайлович, услышав скандирования публики.
- Видимо, да, - согласился Игорь Петрович. – Ладно, попробую не ударить в грязь лицом!
Он встал, снял пиджак, развязал галстук и закатал рукава рубашки…
На сей раз Игорь Петрович исполнил две импровизации, плавно перетекающие одна в другую. Он так завёл молодых музыкантов, что те долго не хотели останавливаться. Публика была в полном восторге. Игорь Петрович даже вспотел…
Когда он закончил своё триумфально выступление и вернулся за столик, то к ним подошёл представитель администрации вуза, который поблагодарил талантливого гитариста за выступление и вручил ему приз в виде бутылки «Джонни Уокера» с красной этикеткой…
Через некоторое время старшее поколение решило отправиться домой. Игорь Петрович был приглашён в гости к Сергею Михайловичу и Юлии Васильевне. Вика хотела, было, их отвезти, но они отказались и вызвали такси.
Сцена прощания «родителей» и «дочери» выглядела довольно трогательно. Юлия Васильевна даже прослезилась. «Дочь» горячо поблагодарила «родителей», расцеловала их обоих и тоже пустила слезу…
- Вика… Ты это… Звони, в гости приходи… Короче, не теряйся! Хорошо? – в некотором смущении произнёс растроганный Сергей Михайлович.
- Хорошо! – отвечала «дочь» с ещё блестящими на глазах слезами. – Кстати, у меня к вам есть один вопрос. Нет, нет, больше никаких авантюр, спектаклей и культурно массовых мероприятий! Обещаю! Скорее, мне нужна ваша консультация…
- Ну, хорошо! Я, благодаря твоим стараниям, завтра выходной. Думаю, что мы с Петровичем отправимся прогуляться по осенней столице. Так что звони завтра, можем где-нибудь пересечься и пообщаться по твоему вопросу.
- Договорились! – радостно ответила «дочь».
Прибыв на квартиру господина доктора и его супруги, джентльмены расположились на кухне. Юлия Васильевна заботливо собрала на стол различные закуски и отправилась спать. Ей завтра утром нужно было отвезти детей в школу и ехать на работу…
Проснулись мужчины около одиннадцати часов утра (если учесть, что баиньки они отправились около четырёх, то это было вполне нормально). Умывшись и позавтракав, они допивали утренний кофе и курили.
- Ну что, Игорёк, у меня есть предложение! – бодро сказал Сергей Михайлович.
- Какое?
- А пойдём ка прогуляемся! Тут недалеко, минут двадцать пешком, не спеша, есть одна очень интересная улочка, а рядом довольно большой парк, где сейчас очень и очень красиво! – предложил господин доктор.
- Отличная идея! Допиваем кофе, и вперёд! – поддержал товарища Игорь Петрович.
- Да, только сначала зайдём в магазинчик и купим что-нибудь… Ээээ… Что-нибудь, что позволит нам наиболее комфортно чувствовать себя на свежем воздухе! – уточнил господин доктор голосом профессионального заговорщика, лукава прищурив при этом один глаз и подняв указательный палец вверх подчёркивая тем самым чрезвычайную важность своего дополнения.
- Мммм?!
- Ты, наверное, забыл про мой вчерашний приз, которого я удостоился за публичное, бездарное истязание музыкального инструмента. Ведь мы, если помнишь, вчера принципиально специализировались исключительно на беленькой, категорически исключив любые миксы.
- Точно! Я и забыл! Да! Это просто супер! Одноразовые стаканчики, бутылочка, осенний парк… - романтично произнёс заслуженный медик. – Прямо, как в студенчестве!!! Различий лишь три: нам не по двадцать лет, а уже хорошо за сорок, в бутылочке не дешёвый портвейн, а вполне приличный вискарик, и стаканчики не гранёные стеклянные, а более лёгкие и практичные – пластиковые одноразовые.
- Но, заметь! Ни одно из этих различий не является хоть сколь-нибудь существенным!!!
- Абсолютно согласен!!!

                                                                                                                                 4
    В общении со своими «подчинёнными» Александр Андреевич всегда очень строго соблюдал несколько правил. Одно из них заключалось в том, что для того, чтобы дать «подчинённому» какое-либо «задание» («поручение»), проконсультировать, «похвалить», или же, наоборот, указать на ошибки, «поругать», он всегда встречался с ним лично. То есть, назначал встречу в каком-нибудь тихом, относительно безлюдном кафе, или кофейне, где за чашечкой чая, или кофе, и происходило общение. Конечно же, чтобы пообщаться, он мог использовать и иные, столь многочисленные способы связи, начиная с телефонной (и большим количеством современных приложений к ней), электронной почтой и т.д., и заканчивая «специализированными» каналами связи, о которых его «подчинённые» вообще мало что знали. А делал он это исключительно из «педагогических» соображений. Он был твёрдо убеждён, что, коль скоро, его «подчинённым» приходится работать с людьми и жить среди них, то они должны быть максимально адаптированы к этому. И для качественной и наиболее полной адаптации нет ничего полезнее, чем как можно более частое «человеческое» общение…
Дней за десять до описанных выше событий, он назначил такую встречу Вике. Вика «стажировалась» под его непосредственным «руководством» уже несколько лет. «Стажёром» она была довольно толковым и вообще, очень нравилась Александру Андреевичу. С одной стороны, она очень хорошо осваивала «программу», с другой – в ряде случаев продемонстрировала довольно нестандартный подход, которым могут блеснуть далеко не все, даже очень и очень опытные «специалисты». Кроме того, «руководителю» очень уж нравился «образ», который он сам для неё и создал. Этот необыкновенно удачно созданный образ прямо таки «грел» Александра Андреевича…
По его мнению, у Вики было лишь два недостатка. Первый – это некоторый инфантилизм. Или, как формулировал сам Александр Андреевич, прямо таки детская эмоциональность и чуть ли не наивность. Второй – чрезвычайно завышенные морально-этические принципы. Безусловно, и то, и другое, может очень сильно мешать в их «работе». Однако, исходя из своих наблюдений за Викой, он полагал, что со временем эти «показатели» придут в норму, и из неё получится не просто очень хороший, а действительно незаурядный «специалист».
В данный момент подходил к концу предпоследний этап её «стажировки». В конце каждого этапа «стажёру» предстояло выполнить какое-то контрольное «задание», своеобразную «курсовую работу». Для подающих надежды «стажёров», Александр Андреевич (конечно, уже на более поздних этапах «стажировки») придумывал такие «задания», которых и сам не мог решить, ну, или, во всяком случае, не мог решить сразу, то есть, навскидку. Именно такое задание он придумал и для Вики. А эту встречу он назначил, чтобы дать ей «вводные данные» к очередной «курсовой работе».
Александр Андреевич сидел в почти пустом летнем кафе с чашечкой кофе и читал спортивную газету (он просто на дух не переносил любой профессиональный спорт и, тем более, спортивную прессу, но очень часто покупал и читал её, дабы постоянно повышать уровень собственной адаптации). Вика, как обычно, приехала вовремя, припарковалась на другой стороне улицы, метрах в ста пятидесяти, и вскоре зашла в кафе и присела за столик, напротив Александра Андреевича.
- Здравствуйте, Александр Андреевич!
- Здравствуйте, Вика! Рад вас видеть! – ответил он, отложив газету. – Я заказал вам ваш любимый капучино, здесь его очень неплохо готовят. Думаю, через минутку должны принести.
- Спасибо!
- Да, кстати, пока не забыл. Это, конечно, не совсем моё дело, но тем не менее. Возьмите, пожалуйста, за привычку, ставить автомобиль на ручной тормоз, когда припарковались и, тем более, когда покидаете его.
- А что, я не поставила?!
- Нет. Вы только включили передачу. А то, согласитесь, получается очень уж нелепое сочетание законченных с отличием курсов экстремального вождения с невыполнением самых элементарных мер безопасности…
- Хорошо!
- Итак, перейдём к делу. Закончился очередной этап вашей «стажировки». Если не считать нескольких несущественных недочётов, допущенных вами, то справились вы прекрасно. Как понимаете, теперь вам предстоит «курсовая работа». «Задание» я вам придумал несложное. На первый взгляд, несложное…
Александр Андреевич извлёк из папки, лежащей на столе, файлик с несколькими фотографиями (тут у него тоже был свой «пунктик» - если он показывал, или передавал «подчинённым» какие-либо фотографии, документы и т.д., то делал это не на компьютере, не на телефоне и не через интернет, а исключительно в печатном, «бумажном» виде). Это были фотографии какой-то женщины.
- Вот, взгляните, пожалуйста, - сказал он и передал девушке файлик с фото. – Что вы можете сказать об этой даме?
Вика достала из файлика фото и стала их рассматривать.
- Думаю, ей лет тридцать пять… Хотя, подождите… Она старше… Не так давно сделала какую-то косметическую коррекцию… Может быть, даже операцию… Очень удачно сделала… Нет, она старше, это точно… Ей лет сорок, или чуть за сорок. Не замужем… Давно не замужем… Скорее всего, была замужем один раз, лет двенадцать назад развелась и более замуж не выходила, да и, судя по всему, не особо то и стремится… Она – не мать, в смысле, детей у неё нет… С детьми регулярно общается, но это не её дети, наверное, племянники… Очень тщательно следит за собой и очень старается вести правильный и здоровый образ жизни, но получается не всегда… Работа у неё какая-то творческая… Художник… Дизайнер… Что-то такое… Видимо, довольно уверенный в себе человек… Материально независима, неплохо зарабатывает… Наверное, какой-то свой небольшой, но вполне устойчивый бизнес на почве профессиональной деятельности…
- Не плохо… Собственно говоря, часть своей «курсовой работы» вы уже выполнили. Практически по всем пунктам – стопроцентное попадание. На всякий случай, от себя добавлю, что эта дама не имеет никакого отношения к нашей с вами «работе». Она просто совершенно случайно попалась мне на глаза, хотя, согласитесь, что персонаж довольно интересный. Ну, а теперь, основная часть вашего «задания». Вы должны сделать так, чтобы у этой дамы появился мужчина.
- Что?!!! Александр Андреевич! Вы что, хотите поручить мне сводничество?! Но ведь это, с одной стороны, слишком просто, ведь вы, даже на более ранних этапах, давали мне «задания» куда как посложнее, а с другой стороны – это же просто мерзко и отвратительно!!! – очень эмоционально выпалила Вика, и её глаза просто вспыхнули от возмущения.
- Я начну со второго пункта вашей столь эмоциональной фразы, - совершенно спокойно отвечал Александр Андреевич. – Меня совершенно не интересуют ваши соображения морально-этического характера. Вы должны уметь делать то, о чём я сейчас сказал, и вы будете это делать, если, конечно, у вас нет желания прямо сейчас закончить свою «стажировку» и навсегда забыть о самостоятельной «работе». А теперь по поводу первой части вашей фразы, в части «слишком просто». Тут я никак не могу с вами согласиться. Думаю, вы поймёте, что я имею в виду, как только приступите к выполнению «задания».
- Извините… Я несколько вспылила…
- Ничего страшного, это бывает, - доброжелательно сказал «руководитель» и улыбнулся. – Так вот, у этой дамы должен появиться мужчина, друг, бой фрэнд, любовник, ухажёр, хахаль… Я мог бы продолжить список возможных названий, но следующие, приходящие на ум синонимы, относятся уже к ненормативной лексике… Появившийся мужчина (любовник), должен «продержаться» в этом статусе, ну, скажем, хотя бы месяца два. В этом случае, я буду считать «задание» выполненным. Каких-либо ограничений, в плане возраста, социального статуса, семейного положения и т.д. – нет. Ну, до разумных пределов, конечно. Не надо, скажем, класть в её постель несовершеннолетнего, например… Вы меня понимаете…
- Да, конечно.
- Там же, в файлике, есть и визитка этой дамы. Может быть, я что-то упустил, и у вас есть какие-либо вопросы?
- Да нет, мне всё ясно.
- Ну, тогда, всего доброго и успешного вам выполнения «задания». Оно, конечно, совсем не простое, но я уверен, что вы справитесь.
- Я попробую.
- Да, вот ещё что. По поводу разговора, во время нашей прошлой встречи, о предстоящем торжественном вручении дипломов в вашем вузе. Я бы хотел извиниться за свой несдержанный тон, тут я, конечно, был не прав. Однако, своей позиции по этому вопросу я не изменил и не изменю. Единственное, что могу вам порекомендовать, да и то в виде исключения, попробуйте обратиться к одному человеку. Это – очень уважаемый и чрезвычайно занятой человек, и сам я не намерен беспокоить его по всякой ерунде. Но, коль скоро, вам так уж приспичило, то попробуйте пообщаться с ним сами. Хотя, сразу хочу предупредить, что, скорее всего, он куда-нибудь вас пошлёт, вместе с вашей просьбой. Вот его визитка. Можете сослаться на меня и даже передать ему от меня привет. Минувшим летом я имел честь познакомиться с ним лично. Думаю, что он ещё меня не забыл.
Александр Андреевич протянул Вике визитку Сергея Михайловича…

                                                                                                                            5
       Была прекрасная осенняя погода. Светило яркое солнца. Господин доктор и его товарищ медленно прогуливались по великолепному парку и любовались осенней красотой. Периодически они присаживались на какую-нибудь скамеечку, выпивали по пятьдесят граммов обжигающего виски и закусывали мандаринками и яблочками, предусмотрительно взятыми с собой. За неспешной приятной беседой, виски удивительно быстро закончился. Сергей Михайлович и Игорь Петрович довольно быстро исправили этот недочёт. На какое-то время они покинули великолепный осенний парк, зашли в одну из близлежащих торговых точек и приобрели точно такую же бутылочку. Когда они направлялись обратно в парк, чтобы продолжить прогулку, у Сергея Михайловича зазвонил телефон. Это была Вика.
- Здравствуйте, Сергей Михайлович!
- Привет, привет, Вика!
- Я вас не отвлекаю?
- Да нет, не отвлекаешь. Я же ведь, благодаря твоим стараниям, сегодня выходной.
- А как вы и Игорь Петрович себя чувствуете? Я надеюсь, всё в порядке?
- Всё просто отлично, «доченька»! – игриво отвечал «тёпленький» господин доктор. – Мы с Игорем Петровичем прогуливаемся по парку и наслаждаемся осенними пейзажами! Кстати, ты вчера сказала, что тебе нужна какая-то моя консультация.
- Да, это действительно так, Сергей Михайлович.
- Ну, если тебе удобно, то давай встретимся сегодня и пообщаемся?
- С удовольствием! А давайте, я прямо сейчас подъеду к вам?
- Приезжай, конечно! Будем рады тебя видеть! Н-ский парк знаешь? Мы здесь.
- Знаю! Я совсем недалеко. Буду минут через двадцать! До встречи!
Вернувшись в парк, друзья продолжили прогулку. Они забрели на какую-то тихую, отдалённую аллейку, где под большим дубом стояли две скамеечки, а между ними был небольшой столик. Тут то они и присели.
- Серёга, место, конечно, просто отличное, но, я боюсь, не сложновато ли Вике будет нас здесь найти? Может, давай, выйдем на «главную дорогу», а то и будет бедная девочка бегать по парку туда-сюда в поисках…
- Игорёк, ты просто забыл, с кем «связался». Никуда она бегать не будет, она легко найдёт нас даже с закрытыми глазами!
- Ну да… Я и правда, забыл…
Вскоре появилась их новая юная знакомая. Она улыбалась и быстрым шагом приближалась к сидящим за столиком мужчинам. Они почтительно встали, приветствуя даму.
- Здравствуйте, джентльмены! – Сказала Вика, улыбаясь
- И вам не хворать, милая барышня! – отозвался Игорь Петрович и, поклонившись, поцеловал ей ручку.
- Здравствуй, «доченька»! – воскликнул «тёпленький» «родитель» и, заключив Вику в свои могучие объятия, по отечески чмокнул «дитя» в щёчку. – Присаживайся, пожалуйста!
- Я смотрю, «папенька», вы тут время даром не теряете?! – подыграла «отцу» лукавая бестия.
- Ну… Не без этого… Сама понимаешь, чай взрослая уже! – признался господин доктор.
- Позвольте, я внесу ещё один небольшой штрих в эту прямо таки идиллическую и бесконечно романтичную картину!
- Мммм?! – откликнулся Сергей Михайлович.
Вика достала из пакета, который был у неё в руках, большую ветку винограда (того самого сорта!), одноразовую тарелку и маленькую бутылочку минералки. Проворно ополоснув виноград водой, она положила его на тарелку и поставила на столик.
- Прошу вас! Угощайтесь, пожалуйста, джентльмены!
- Вот, что значит правильное отцовское воспитание! – сказал Игорь Петрович и уважительно кивнул Сергею Михайловичу.
- А то! – гордо ответил тот и задрал нос.
Мужчины выпили ещё и с большим удовольствием закусили Викиным гостинцем.
- Ну, а теперь, мы тебя слушаем! – сказал господин доктор. – Я надеюсь, тебя не смущает присутствие Игоря Петровича?
- Конечно же, нет! После нашего вчерашнего знакомства, я всегда рада с ним пообщаться! И вообще, теперь я очень хорошо понимаю свою подругу, его племянницу, которая всегда с большой любовью отзывалась о своём дядюшке, о своём, извините, Игорёчке!
- Ну, и чудненько! Тогда, рассказывай!
Девушка поведала джентльменам о «задании» для своей очередной «курсовой работы».
- Честно говоря, я сразу же взялась за дело и думала, что дней за пять-семь управлюсь. Но прошло уже почти две недели, а воз и ныне там.
- Возникли сложности? – поинтересовался господин доктор.
- В том то и дело, что и сложностей-то, вроде, нет, а ничего не получается.
- Это как? – уточнил Игорь Петрович.
- Вчера вечером эта уважаемая дама благополучно отшила уже шестого ухажёра!
- Хммм… Дело в том, что я немного знаком с твоим «наставником» и, по совести сказать, считаю его редкостным прохвостом. Ты не находишь, что он мог просто приколоться, дав тебе такое «задание»? - спросил Сергей Михайлович.
- Что вы имеете в виду?
- Ну, например. У этой дамы, может быть, заведомо нетрадиционная сексуальная ориентация.
- Я тоже думала об этом. Проверила. Нет, она вполне традиционна в этом плане. Более того, когда я детально понаблюдала за ней, то пришла к выводу, что мужчинами она интересуется и интересуется довольно активно!
- Вот как?! А есть её фото?
- Да, конечно! Извините, про фото я и забыла!
Вика достала из сумочки файлик с фотографиями. Этот файлик, с момента, когда его ей передал Александр Андреевич, стал значительно толще, ибо, талантливая шпионка пополнила коллекцию ещё и множеством снимков, которые сделала сама.
Господин доктор достал очки, водрузил их на свой картофелевидный нос и стал внимательно изучать фотоснимки, попыхивая при этом сигареткой и прищурив один глаз.
- Дама, явно, тщательно следит за собой. Стремится вести здоровый образ жизни, но тут есть проблемы, - начал господин доктор, тщательно вглядываясь во все детали и витая в сизых клубах табачного дыма. – Сильное переутомление, плюс – регулярно алкоголь. Работает, наверное, каким-то руководителем… С сердцем и сосудами, вроде, пока всё в порядке, а вот гастроэнтерологам есть чем заняться… Тип кожи довольно редкий, далеко не самый простой для хирургов-пластиков. А пластика сделана просто прекрасно! Во всей столице найдётся максимум десяток хирургов, которые могли бы сделать такую пластику, при таком типе кожи, столь грамотно и эффективно.
- А откуда вы всё это знаете? – удивлённо спросила Вика.
- Вичечка, «доченька»! Ну, во-первых, я, если ты помнишь, врач. А во-вторых, я практикую уже не один десяток лет и каждый день общаюсь с людьми.
Сергей Михайлович передал пачку фотографий Игорю Петровичу.
- Глянь, Игорёк! Что ты думаешь?
- Хммм… Интересно… - задумчиво произнёс Игорь Петрович и стал очень внимательно изучать каждый снимок.
- На самом деле, она – визажист, и у неё свой небольшой салон, - информировала джентльменов талантливая шпионка. - Помимо выполнения функционала директора, она ещё и очень активно работает, так сказать, по специальности. Сама делает и стрижки, и маникюр, и макияж. Короче говоря, и жнец, и чтец, и на дуде игрец. Просто сгорает на работе. Действительно, недавно сделала пластику. К хорошему гастроэнтерологу ей тоже сходить обязательно нужно, там целый букет, в том числе и периодически обостряющаяся небольшая язва желудка. Но она панически боится гастроскопии…
- А расскажи ка мне, как именно она отшивает «предлагаемых» тобой ухажёров?
- С пятерыми охотно согласилась поужинать. В двух случаях, извинившись и сославшись на плохое самочувствие, сбежала не доужинав. В трёх – довела ужин до конца, после ужина прогулялась с кавалером и даже позволила проводить себя до подъезда своего дома, но следующим утром, опять же, извиняясь, сообщала, что не готова дальше общаться. Одного же отшила прямо с порога, но этот случай, скорее, исключение. Дело в том, что в этот день у неё был, извините, самый пик месячных, и она действительно очень паршиво себя чувствовала…
- Хммм… Вот как. А расскажи подробнее про этих кандидатов. Только сначала не про каждого в отдельности, а в общем.
- Вообще, люди разных типажей. Возраст от тридцати пяти до сорока семи лет. Совершенно разных профессий, но все довольно успешные. Без каких-либо материальных, жилищных и других проблем. Все люди воспитанные, я бы даже сказала, интеллигентные, следящие за собой, ведущие относительно здоровый образ жизни. Все неженатые и не связанные сколь-нибудь серьёзными отношениями (но тут я уже из этических соображений не стала «предлагать» женатых, сами понимаете).
- Всего скорее, ошибка именно здесь, - сказал Сергей Михайлович.
- Вы думаете, она предпочла бы несвободного мужчину?
- Конечно же, нет! Судя по её фото, по её типажу, она – слишком порядочный и принципиальный человек, чтобы вступать в связь с несвободным, или, тем более, женатым мужчиной.
- Тогда что же?
- Все твои кандидаты слишком правильные, слишком прилизанные… Понимаешь?
- Честно говоря, не совсем, - призналась девушка.
- Ей нужен МУЖИК… Сильный, здоровый, может быть, даже и правильный, но не настолько… Он должен быть раздолбаем… Он должен быть резковатым, противоречивым… Её не сильно волнует наличие у него каких-либо проблем. Я не говорю, конечно, что ей будет интересен какой-нибудь бичара с помойки, но тем не менее… Он должен быть с трёхдневной щетиной, даже, может, и с перегаром… Он должен быть как бы противоположным ей в части вот этой самой «ухоженности». А ухаживать за ним будет уже она! Будет любить его и ухаживать! Будет ухаживать старательно, тщательно! Но, при этом, понимая, что он будет «сопротивляться» и никогда не станет таким вот правильным и прилизанным, как все твои «кандидаты». Вот, что ей нужно, и кто ей нужен… Теперь понимаешь, о чём я?
- Кажется, да… Кажется, начинаю понимать, - задумчиво ответила Вика.
- Петрович! А ты чего это там так странно притих?! Что ты думаешь по этому поводу? Может, я ошибаюсь? – спросил господин доктор у Игоря Петровича, который недавно закончил детальное изучение фото, закурил и теперь сидел с какой-то странной улыбочкой на своей небритой физиономии.
- Неа, Михалыч! Не «может быть». Ты абсолютно прав. И я не предполагаю, а почти точно знаю это. Для стопроцентной уверенности – лишь один уточняющий вопрос. Вика, скажи, пожалуйста, эту даму зовут Настя? Анастасия?
- Да, её зовут именно Анастасия. Анастасия Алексеевна, – подтвердила Вика.
- Так, так… Игорь Петрович! А вот теперь, давайте-ка поподробнее! – заявил господин доктор. – Вы знакомы с ней?!
- Да. Вернее сказать, был знаком. Скажем так, был знаком очень близко. Правда, это было чуть более двадцати лет назад…
Сергей Михайлович медленно повернул голову и пристально посмотрел на юную кудесницу поверх очков, висящих на его носу. Под этим пронизывающим взглядом Вика отрицательно закивала головой.
- Сергей Михайлович, я не знала об этом. Честно! Когда я «организовывала» приезд сюда Игоря Петровича, то, конечно, немного покопалась в его биографии, но так глубоко я не копала…
- Ну и!!! Игорёк! – обратился господин доктор уже к товарищу.
- Это было незадолго до знакомства с моей бывшей женой. Мне было лет двадцать пять, или около того. Ей (Насте), соответственно, лет двадцать. Я тогда общался с одними ребятами, у которых была музыкальная группа, в которой Настя играла на клавишах. Играла, кстати говоря, довольно хорошо и интересно. Несколько раз я приходил к ним на репетиции, там мы и познакомились. Между нами приключился довольно бурный роман. Месяца через три, после его начала, она засобиралась в столицу. Она выиграла какой-то конкурс молодых визажистов, и её пригласили на стажировку. Стала работать здесь. Мы постоянно ездили друг к другу. А потом… Потом, в один прекрасный день, я получил от неё письмо по почте (в то время это было ещё обычное письмо, написанное от руки, в бумажном конверте, которое почтальон бросил в обычный металлический почтовый ящик, висящий на первом этаже моей парадной). В письме говорилось, что, мол, Игорёк, извини-прости, но я полюбила другого, ну и так далее, в этом же духе… Вот, в общем-то, и всё…
Повисла довольно продолжительная пауза. Игорь Петрович воспользовался ей, чтобы налить ещё по пятьдесят граммов виски. Они с Сергеем Михайловичем быстро выпили…
- Да… Мир действительно тесен! – заключил господин доктор.
- Причём, очень тесен! – уточнила Вика.
- Кстати, барышня, у меня к вам будет одна небольшая просьба, - обратился Игорь Петрович к Вике.
- Какая?
- Судя по тому, что вы далеко не глупы, слишком много «знаете и умеете», а помимо этого, необыкновенно пронырливы, то вы, наверняка, уже побывали в салоне нашей общей знакомой и, скорее всего, побывали там неоднократно, и у вас, как пить дать, есть рабочая визитка этой самой нашей общей знакомой, с названием салона и его адресом. Так вот, не могли бы вы подарить мне эту визитку?
Сергей Михайлович и Вика дружно рассмеялись. Вика тут же нашла в сумочке визитку и протянула её Игорю Петровичу.
- Конечно, конечно, Игорь Петрович! Вот, возьмите, пожалуйста!
- Благодарю вас! Я надеюсь, Анастасия Алексеевна сегодня там?
- Да, конечно! Часов до восьми, а то и до девяти вечера, точно будет! – уверенно подтвердила Вика.
- Игорёк! А я смотрю, ты ездишь в столицу крайне редко, но очень метко и, так сказать, чрезвычайно насыщенно?! – подколол товарища господин доктор.
- А что тут смешного?! Не понимаю! – с театрально серьёзным и совершенно невозмутимым видом отвечал Игорь Петрович. – Что тут, собственно, такого?! Я – мужчина нынче абсолютно свободный. Но это – полдела! Главное же – я практически полностью соответствую «искомому» типажу! Посудите сами, друзья мои! Во-первых, я ещё не так уж и стар, во-вторых, я – МУЖИК! В третьих, всем, ну или почти всем, известно, какой я на самом-то деле, сказочный раздолбай и авантюрист. В четвёртых, перегар у меня тоже присутствует. Причём, прошу заметить, не какой-нибудь там сивушно-брмотушный, а самый, что ни на есть благородный! Ну, и, наконец, в пятых, у меня даже щетина присутствует! Трёхдневной, конечно, похвастаться не могу, но и суточная выглядит вполне достойно! Единственное, что, пожалуй, нужно сделать – это доехать до квартиры Наташки-племяшки, где я оставил свои вещи, снять этот чёртов костюм и во что-нибудь переодеться!
И вот, за сутки своего пребывания в столице, Игорь Петрович уже второй раз сорвал шквальные овации…
В итоге, романтическая прогулка джентльменов по осеннему парку закончилась следующим. Совестливая Вика безапелляционно заявила, что поскольку она является не только активным участником, но и почти соавтором всех уже осуществлённых и планируемых авантюр, то роль перевозчика она берёт на себя. Девушка усадила джентльменов в свой автомобиль и сначала доставила до дома Сергея Михайловича. Товарищи довольно долго и трогательно прощались, в результате чего допили оставшийся виски. Далее она отвезла Игоря Петровича на квартиру к Наташе, где тот принял душ, переоделся, выслушал от племяшки кучу претензий (что совсем не уделяет ей внимания, а только шляется неизвестно где), и, напрочь отказавшись бриться, покинул её уютное жилище. Финальным пунктом их маршрута был салон Анастасии Алексеевны. По дороге Вика остановилась около цветочного магазина, где Игорь Петрович купил огромный букет цветов. Они подъехали к входу в салон, обменялись с Викой телефонами и попрощались…
Выйдя из машины, галантный кавалер решил покурить. В этот момент в его мозге появились какие-то слабые проблески здравого смысла. Тогда Игорь Петрович максимально сконцентрировался и подумал: «Ладно, теперь то уже чего?... Ну, зайду, ну, дыхну перегаром, ну, получу этим букетом по небритой роже, выйду на улицу, вызову такси, да и поеду с богом к Наташке-племяшке… А то, она и так уже обижается…» После этой мысли проблески здравого смысла более его не беспокоили…

                                                                                                                           6
    Игорь Петрович зашёл в салон с букетом в руках и бодрым шагом направился к ресепшну.
- Добрый вечер, барышня!
- Здравствуйте!
- Скажите, а Анастасия Алексеевна здесь?
- Да, одну секундочку.
Барышня куда-то удалилась и через минуту появилась снова.
- Вы знаете, она сейчас занята. Думаю, что она освободится минут через десять. Вы можете присесть вот здесь, на диванчик, и подождать её.
- Благодарю вас!
Он присел. Тут у него зазвонил телефон. Это была его дочь.
- Привет, пап!
- Привет, доченька!
- Игорёчек, а куда это ты у меня пропал?! А?! Уже больше суток не звонишь! – обиженно заявил ребёнок.
- Вчера был у Наташки-племяшки в институте, а сегодня гулял со старым товарищем по осенней столице. Знаешь, тут очень красиво! – романтично попытался навешать лапши на уши дочери Игорь Петрович.
- Не знаю, но догадываюсь! – с явным недоверием ответила Ксюша. – Да и Наташке я уже позвонила!
- Сама то как? Как дела?
- Да у меня-то всё хорошо, а вот у тебя – сомневаюсь!
- Почему?! У меня всё отлично!
- Ага… Свежо предание, Игорёчек, да верится с трудом! Ладно, пап, ты хоть звони! А то, я переживаю!
- Хорошо, доча!
- Ну, всё, давай, пока, целую!
Как только Игорь Петрович повесил трубку, появилась Анастасия Алексеевна.
- Лена, кто тут хотел меня видеть? – обратилась она к девушке, сидящей на ресепшне.
- Вас спрашивал вот этот мужчина, - ответила она и указала на сидящего рядом Игоря Петровича.
Бравый кавалер встал и решил обойтись без предисловий.
- Привет, Настя! Как у тебя дела? Это тебе! – бодро произнёс он и протянул ей букет.
- Здравствуйте… - в некотором недоумении ответила женщина. – Игорь?! Это ты?! А откуда ты…
- Да я случайно оказался в столице и решил зайти поздороваться…
- Пойдём… Пойдём ко мне в кабинет… Кофе пить… - в смущении произнесла Анастасия Алексеевна.
Минут через пятнадцать они вышли из кабинета. Анастасия Алексеевна сказала подчинённым, что её сегодня уже не будет…
Игорь Петрович и Анастасия Алексеевна отправились поужинать в ресторан. После ужина они ещё очень долго прогуливались по осенней столице. На квартире у Наташки-племяшки любимый дядюшка появился лишь в первом часу ночи. Возмущённая девчонка, надув свои губки, в очередной раз отчитала Игоря Петровича за то, что он совершенно не уделяет времени любимой племяннице и заявила, что на завтра она подготовила содержательную культурную программу, и что они выходят из дома уже в девять часов утра. Игорю Петровичу пришлось в очередной раз разочаровать возмущённую племяшку, ведь завтра, в семь часов утра, за ним должна заехать Анастасия Алексеевна, чтобы отправиться к ней на дачу. Изменить свои планы на завтра любимого дядюшку не заставило даже откровенно шантажистское заявление Наташки-племяшки, что она сейчас же позвонит Ксюше, всё расскажет и нажалуется дочери на её бессовестного родителя…
Дача Анастасии Алексеевны находилась в очень живописном месте, в одной из соседних губерний. Время, проведённое там, протекло для Игоря Петровича совершенно незаметно. В воскресенье, ближе к обеду, он вдруг вспомнил, что у него ещё нет обратного билета! Слава богу, что нынче для приобретения билетов совершенно не обязательно ехать в кассу. Но тут возникла проблема другого плана. Билетов до большого города на ближайший вечер и ночь не было! Причём, ни железнодорожных, ни авиа… А Игорю Петровичу нужно было обязательно быть на работе в понедельник утром! Какое-то время он пребывал в полном замешательстве. Анастасия Алексеевна даже предложила довезти его до большого города на машине. Тут он подумал, что, коль скоро, он уже и так не один раз, сам того не подозревая, «воспользовался» некими потусторонними методами, то можно и ещё разок сделать тоже самое, правда, на сей раз уже совершенно осознанно. Да и потом, если уж Вика столь мастерски обстряпала его приезд сюда и практически полностью «организовала» всю программу его пребывания в столице, то пусть уже и ещё раз блеснёт и устроит его своевременный отъезд! Игорь Петрович позвонил её по телефону и объяснил возникшую безвыходную ситуацию. Вика рассмеялась и пообещала решить этот вопрос, лишь попросила скинуть ей паспортные данные и уточнила, на каком именно поезде хотел бы поехать Игорь Петрович. Они договорились встретиться на вокзале, минут за сорок до отправления поезда (Игорь Петрович попросил, чтобы билет был именно бумажным, на железнодорожном бланке, так как не особо доверял этим электронным нововведениям, да и с Викой он хотел попрощаться лично)…
Анастасия Алексеевна и Игорь Петрович заехали на квартиру к Наташке-племяшке, чтобы забрать вещи. Племянница пожелала проводить любимого дядюшку и поехала на вокзал вместе с ними. Надо отдать должное избалованной дядюшкиной племяннице. Когда она увидела спутницу Игоря Петровича, то отнеслась с пониманием, перестала дуться и более ни в чём не обвиняла дядюшку.
Ещё днём Игорю Петровичу позвонил Сергей Михайлович, который тоже выразил горячее желание проводить старого товарища. Таким образом, делегация провожающих собиралась достаточно многочисленная и представительная.
В то время, как Вика и Наташа прощались с Игорем Петровичем и желали ему счастливой дороги и ещё чего-то, что обычно желают в таких случаях, Сергей Михайлович оглядывался по сторонам, поднимал голову вверх, внимательно вглядываясь и прищуривая один глаз. Со стороны это выглядело несколько странновато. С другой же стороны, ничего странного в этом не было, ибо, в это время он тщательно изучал расположение перронных видеокамер и зоны их видимости. Наконец, господин доктор закончил все вычисления и удовлетворённо крякнул.
- Игорёк, Игорёк! Иди ка вот сюда! – негромко произнёс Сергей Михайлович и глазки его заблестели.
- Что такое, Серёга? – спросил Игорь Петрович, не понимая в чём дело.
- Стой вот так! Так, девочки, а вы встаньте сюда, сюда и вот сюда! – сказал заслуженный врач, неожиданно переквалифицировавшись в профессионального режиссёра.
На самом-то деле, Сергей Михайлович расположил Игоря Петровича в одной из «слепых» зон видеокамер. Для пущей гарантии он повернулся спиной к ближайшей из них, чтобы уже гарантированно закрыть любой обзор предательскому устройству своим рослым и могучим телом. Дамы же, которых он предусмотрительно расставил вокруг, усиливали этот эффект. В следующее мгновение он чуть качнул головой, колыхнул своим непокорным, уже почти совсем седым вьющимся чубом, и запустил руки в карманы своего длинного плаща. Из одного кармана он извлёк два одноразовых стаканчика и мандаринку, а из другого – плоскую двухсот пятидесяти граммовую бутылочку коньячка…
Под хихиканье присутствующих дам, джентльмены синхронно и залпом осушили четверть литра горячительного напитка, равномерно разлитого в два стаканчика, и закусили мандаринкой.
- Не понимаю, что здесь такого смешного, девочки, - с совершенно серьёзным и чрезвычайно деловым видом сказал господин доктор, проворно спрятав пустую тару в глубокие карманы своего плаща.
- Действительно! – поддержал товарища Игорь Петрович.
- Игорёчек, ну ты и алкаш! Я вот сейчас Ксюше позвоню и всё расскажу! – заявила любимому дядюшке Наташка-племяшка.
- Можешь не трудиться, Наташечка-племяшечка-говняшечка! Ксюша об этом давно знает! – ехидно проинформировал наглую девчонку Игорь Петрович, передразнив при этом её почти детскую, ябедническую интонацию…
Сергей Михайлович, Наташа и Вика попрощались с отъезжающим и минут за семь до отправления поезда деликатно удалились с перрона, оставив Игоря Петровича в компании своей старой-новой знакомой…
Через пять дней, в пятницу, Игорь Петрович приехал на один из вокзалов большого города. В его руках был букет цветов. Он встречал вечерний «Сапсан» из столицы, на котором к нему приехала Анастасия Алексеевна. С этого момента они стали ездить друг к другу каждую неделю (а иногда даже и чаще)…
И вот, как-то раз, в конце ноября, в субботу утром, они завтракали на кухне у Игоря Петровича. Погода на улице была просто отвратительнейшая, шёл мокрый снег и дул сильный порывистый ветер. Они твёрдо решили, что сегодня никуда не пойдут, а проведут этот день просто вместе дома. Позавтракав, они решили ещё поваляться. Анастасия Викторовна задумалась.
- Игорюша, ты знаешь, я уже, наверное, года два подумываю, как-нибудь расширить свой маленький бизнес. Дело не в том, что хочется больше денег. Денег я зарабатываю достаточно, просто хочется какой-то динамики. Когда я раскручивала свой салон в столице, динамика была. А сейчас – нет. Всё как-то по накатанной. Полчаса назад, когда мы завтракали, я подумала, а может, мне открыть и раскрутить такой же свой небольшой салон в большом городе?
- Но только при этом самой возглавить филиал на месте! – уточнил Игорь Петрович.
- Именно!!!
- По-моему, просто отличная идея! Тем более, что теперь у тебя есть, где жить в нашем большом городе!!!

                                                                                                                                          7
      В эту же субботу вечером в гости к Сергею Михайловичу и Юлии Васильевне зашла Вика (после сентябрьских событий они продолжали общаться и, хоть и не часто, но встречались). После ужина дамы пили чай. Господин доктор и во время ужина, и после него, занимался употреблением иных напитков. Буквально второго дня в столице проездом был его коллега из Новосибирска. Тот самый, который в своё время щедро угостил его настоящими, домашними сибирскими пельменями. Оказалось, что широта души и щедрость этого уважаемого сибиряка просто не знают границ! Когда Сергей Михайлович пригласил его к себе в гости на ужин, то он явился отнюдь не с пустыми руками. С собой он принёс шесть бутылок различных крепких настоек, изготовлением которых он увлекался уже много лет. Естественно, что такой серьёзный объём медики за ужином не осилили, поэтому Сергей Михайлович продолжал дегустацию чудодейственных жидкостей в последующие дни…
Господин доктор опрокинул очередную стопочку вкуснейшей настойки, удовлетворённо крякнул, закурил и как-то по-отечески строго посмотрел на Вику, неизменно прищуривая один глаз. При этом он чуть наклонил голову вперёд, и на его лоб упал тот самый, непокорный вьющийся чуб.
- А скажи-ка, «доченька», ты «курсовую» то свою сдала?! – спросил он.
- Конечно же, сдала, папенька! Давным-давно! Ещё тогда, в сентябре! – подыграла «отцу» проворная пигалица и звонко рассмеялась.
- В смысле?!
- В прямом смысле! Ведь общение вашего друга Игоря Петровича и его старой-новой знакомой отнюдь не закончилось тогда, на вокзале, когда мы все вместе его провожали.
- Вот как?!
- Именно так! Они с тех пор каждую неделю, а то и чаще, навещают друг друга. Она ездит к нему в большой город, а он к ней, соответственно, в столицу.
- Ты хочешь сказать, что Игорь Петрович бывал в наших краях и даже не позвонил мне?!
- Бывал и неоднократно. Но вы поймите его правильно…
- Что значит «правильно»?! Ну-ка, дай-ка я сейчас его наберу! Экий же, право, стервец! Вы только посмотрите!
- Сергей Михайлович, я думаю, что этого делать не стоит. Придёт время, и он сам вам всё расскажет.
- Что значит не стоит?! – не унимался господин доктор.
- Серёжа, угомонись, пожалуйста! Не надо сейчас никому звонить. Послушай лучше, что тебе говорят! – поддержала Вику Юлия Васильевна.
Сергей Михайлович задумался, опять прищурил один глаз, потом внимательно посмотрел на одну из присутствующих дам, затем на другую, уронил пепел с дымящейся сигареты на стол и только после этого отложил свой телефон в сторону.
- С точки зрения моей «курсовой», даже как бы «перевыполнила» план. Ведь речь шла о бой фрэнде, а тут-то получилось всё гораздо серьёзнее. Понятно, что я к этому почти никакого отношения не имею, и это, честно говоря, меня очень и очень радует. Я ведь когда услышала про «задание», связанное со сводничеством, так меня прямо чуть не вывернуло… Но, тем не менее, формально это пошло мне «в зачёт». Александр Андреевич, принимая мою «курсовую», даже закрыл глаза на некоторые вещи…
- Это, на какие, если не секрет? – полюбопытствовал господин доктор.
- «Работая» над «курсовой», я четырежды нарушила «регламент», причём, довольно грубо. Два раза, когда занималась «организацией» приезда сюда Игоря Петровича. Об этих случаях я рассказывать не буду, так как у меня просто не получится понятным для вас образом объяснить, в чём там дело. А два других вы знаете. Первый – это то, что я рассказала о своём «задании» вам и вашему другу и, что ещё хуже, обратилась к вам за консультацией и советом. А второй – билет на поезд для Игоря Петровича.
- Какой билет?
- Ну, помните, когда мы встретились с ним на вокзале, я передала ему билет?
- Ах, да! Помню! Я ещё тогда подумал, зачем он тебя напрягал покупать ему билет? Ведь мог бы меня попросить, свою племянницу, или вовсе купить билет через интернет.
- В том то и дело, что не мог. Билетов на этот день и ночь просто не было. А ваш друг был настолько увлечён пребыванием на даче Анастасии Алексеевны, что, извините, чухнулся очень поздно. Будь бы у меня хотя бы несколько лишних часов, то я бы сделала всё красиво, без нарушений. А так – пришлось нарушать…
- Хммм… Так ты говоришь, у них всё серьёзно?
- Более чем. Думаю, она скоро переедет к нему.
- А женщина то хоть хорошая? – с искренней заботой о старом товарище спросил господин доктор.
- Сергей Михайлович! Ну, вы же сами дали ей исчерпывающую характеристику по фото, - напомнила Вика.
- Да… Да… Я и забыл… Ну, что же, тогда я рад за Игорька… А то он сколько лет уже всё один, да один…
- Честно говоря, я тоже рада за него, да и за неё… Они оба очень хорошие люди…
Сергей Михайлович налил ещё стопочку (уже другой настойки), выпил и снова обратился к Вике.
- Слушай, «доча», я давно хотел спросить… Девушка ты видная, красивая… А как у «вас»… Ээээ… Как бы это сказать…
- Я примерно понимаю, о чём вы. В принципе, это не запрещено. Более того, некоторые из «нас» даже замужем, женаты, ну или просто состоят в каких-то отношениях с противоположным полом… Единственное что – «нам» нельзя эмоционально привязываться к людям. Вернее, можно, но тогда не будет возможности полноценно «работать»… Мне, в этом плане, сложновато… Я так не умею. Не знаю, пока не умею, или вообще не умею… Я привязываюсь… Сильно привязываюсь… Поэтому, я для себя решила так. Коль скоро, «стажировку» я прохожу более или менее успешно, то я её обязательно закончу. Да и вообще, привыкла всё доводить до конца. А дальше… Дальше буду думать и принимать решение… Смогу ли я так, как другие… Не знаю… Ведь я привязалась к вам… Привязалась к своей подруге, племяннице Игоря Петровича… Привязалась даже к своему молодому человеку, который только начинает за мной ухаживать… Знаете, вот с ним то мне сложнее всего… Это очень непросто, когда видишь человека практически «насквозь»… Трудно это… С другой же стороны, если я закончу свою «стажировку» и потом откажусь от самостоятельной «работы», то уже никогда не смогу увидеть никого из вас… Вернее, увидеть то смогу, а вот пообщаться – нет…






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 15.11.2020 Максим Окунев
Свидетельство о публикации: izba-2020-2945228

Метки: Сборник рассказов про господина доктора, который на досуге увлекался окололитературным творчеством и, благодаря этому, оказался втянутым,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1