Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

О Красоте в Природе!


О Красоте в Природе!
1.ЗИМНИЙ ШИПОВНИК
Обские зарисовки
Обь и обские протоки прекрасны в любое время года.
Но особенно хороши они для меня в сентябрьскую золотую осень и радостную весну света, которая в наших краях приходит в феврале.
…Таким немного морозным, но ослепительно- солнечным днем я брел на широких охотничьих лыжах по левобережью Юганской Оби, которая перед поселком Чеускино внезапно раздваивается, образуя большой остров. Но его я миновал, выйдя на основную, левобережную, пойму реки. Сверкающая мириадами колючих искр белая скатерть здесь была разлинована снегоходами, чьи широкие колеи пересекали лисьи и заячьи следы. В прибрежных густых ивняках я обнаружил лежку одинокого беляка с твердыми катышками помета. А до этого на березовой полянке встретились тетеревиные лунки на глубоком снегу. В сильные морозы до минус 35-40 косачи в них ночевали длинными зимними ночами, бросаясь перед тем с размаха с вершин берез в снежные пуховики и зарываясь в них с головой. Многие птицы тоже оставляли здесь кучки своего помета из переваренных березовых почек!
А вот кустик шиповника с рубиновыми плодами никто не тронул.
Он тихо красовался на лесной опушке, кажется, вслушиваясь в недалекое постукивание большого пестрого дятла на корявой сосне, тронутой низовым пожаром два-три десятка лет назад. Везде, где я ходил и хожу в Юганском Междуречье, природу тронула эта беда. На всех пойменных островах, по берегам проток Девкина, Сырой Аган, Чеускина и других чернеют обгорелые остовы сосен и кедров, страшно раскорячились корнями-руками огромные выворотни.
Но старые пожарища постепенно зарастают молодыми березняками-осинниками, ивняком. Летом тут изобилие белых, красноголовиков, обабков, волнушек, груздей- настоящий грибной огород на моем любимом Оленьем острове.
Фотографирую шиповниковый кустик на память. Кроваво-красные ягоды срывать жаль, пусть косые и лисонька любуются.
Доступна ли диким животным красота в Природе? Не знаю. Но ведь у всех Божьих созданий есть душа, и она должна как-то реагировать на прекрасное. Ну, а уж наши души и подавно!
Великий революционный поэт Владимир Маяковский написал такое стихотворение:
Хорошее отношение к лошадям
Били копыта,
Пели будто:
— Гриб.
Грабь.
Гроб.
Груб.-
Ветром опита,
льдом обута
улица скользила.
Лошадь на круп
грохнулась,
и сразу
за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились,
смех зазвенел и зазвякал:
— Лошадь упала!
— Упала лошадь! —
Смеялся Кузнецкий.
Лишь один я
голос свой не вмешивал в вой ему.
Подошел
и вижу
глаза лошадиные…
Улица опрокинулась,
течет по-своему…
Подошел и вижу —
За каплищей каплища
по морде катится,
прячется в шерсти…
И какая-то общая
звериная тоска
плеща вылилась из меня
и расплылась в шелесте.
«Лошадь, не надо.
Лошадь, слушайте —
чего вы думаете, что вы их плоше?
Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь».
Может быть,
— старая —
и не нуждалась в няньке
может быть, и мысль ей моя казалась пошла,
только
лошадь
рванулась,
встала на ноги,
ржанула
и пошла.
Хвостом помахивала.
Рыжий ребенок.
Пришла веселая,
стала в стойло.
И всё ей казалось —
она жеребенок,
и стоило жить,
и работать стоило.
…Любил животных и Сергей Есенин, назвав их «братьями нашими меньшими»!
Вообще, все в Природе живое, одухотворенное, эволюционирующее от грубого к светлому, утонченному! По словам тонкого художника , певца Индии Святослава Николаевича Рериха, безобразной бабочке не выжить, как тяжело существовать и калеке-человеку
А ведь огромное влияние на формирование личности Святослава оказала величественная красота родного Санкт-Петербурга. Но не только созданное человеческими руками приобщало к прекрасному. Николай Константинович и Елена Ивановна много времени проводили среди природы и учили детей любить и понимать этот всеобщий первоисточник Красоты и Мудрости. Уже в зрелые годы Святослав Николаевич говорил: "… ничто не доставляет мне столько удовольствия и радости, как погружаться в природу и читать ее книгу, эту книгу мудрости. Она разлита во всем: в крыльях бабочек, в сиянии кристаллов, ее вы встретите в цветах, в опылении, в жизни насекомых. И эта радость, которую я ощущал именно в контактах с природой, и есть ключ к моему творчеству, к моим картинам".

Други мои! Любите все Прекрасное, Вечное, Божественное! И будете сами светиться неземным Светом, как наши духовные Отцы!
Вл.Назаров
*******************
2.ПО СЛЕДАМ РЕКИ
Осенний маршрут по старицам Пры от Бедной до Липовой горы – мой любимый. У каждого озерка своя история, свое лицо. С каждым связаны воспоминания, накопившиеся за пятнадцать лет знакомства. Целый букет воспоминаний-сухоцветов – аметистовых и волнующих, как синеголовник.
Хорошо, если этот маршрут я прохожу с напарником. Я буду дарить ему цепочку староречий, в обрамлении пойменной дубравы, с такой гордостью, будто бы не река создавала ее в течение столетий, а я сама. В этой пойме, где знакома каждая промоина, прекрасно все. Слой рыжих, бежевых и терракотовых дубовых листьев на обсохшей отмели, влажный, подернутый илом песок…
Кстати, вы знаете, что дубовые листья – самые лучшие листья в мире? Они плотные, красивые, резные, дольше других держат форму и свой осенний цвет. Где веселая красота кленовой кроны? Опала, обесцветилась, распалась, впиталась в землю. А дубовый ковер уйдет под снег, и звери будут его тревожить в поисках желудей. Снег сойдет, пригреет солнце, и жесткое шуршание дубовых листьев выдаст каждый шаг.
Желуди, желудевые шапочки, ярко-зеленый мох на валежнике… Сонная подкова бывшего речного русла, тонкий ледок у берега, перистый, неровный.
А вы знаете, почему дубовые стволы начинают покрываться лишайником не от самой земли, а только на высоте чуть более метра? Эти темные полосы голых стволов оставила дубам река на память о весеннем половодье. Весной река навещает свою пойму, наводит в ней порядок: промывает от ила старицы, ворочает упавшие стволы, подмывает берега. Староречья вновь обретают проточность, лес стоит в темной воде, меж дубовых стволов плавают бобры и рыбы.
Если я иду одна – тоже хорошо. Только я и пойма. Никто не услышит, как я разговариваю с водоемами.
– Здравствуй, озеро Санкина Лука. Как у тебя дела, как год прошел?
– Видишь, воды не хватает черные коряги прикрыть, а ночью был крепкий заморозок. Так и уйду в ледостав маловодным. Жди заморов. – ворчит озеро.
– Да может еще будут дожди, не отчаивайся.
– А летом ураган прошел, вековые дубы попадали по берегам, те самые, кудрявые, ты помнишь.
– Ну, что поделаешь, кому сейчас легко. У тебя – дубы, у меня – нога до сих пор болит после травмы и с легкими не очень. Люди говорят – високосный год, злой год. Зато, вижу, бобры твои на месте. Это самое главное. А рыба – дело наживное. Будет половодье, вернется и рыба.
– Да, у бобров все слава Богу. С 1945 года не переводятся, – всей своей подковой улыбается озеро. – У моих бобров всегда самые лучшие норы и самая большая заготовка во всем заповеднике.
– А твой год как прошел? – помолчав, тихо спрашивает. Оно каждый год спрашивает. Задушевно, из илистой, древней своей глубины.
Надежда Панкова, биолог..






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 15.11.2020 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2020-2945212

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1