Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Заражённые похотью


Заражённые похотью
Валера:

Дэн спустился вниз по лестнице, выглядя, словно дар небес. И даже больше.

Я почувствовал его присутствие прежде, чем обернулся и посмотрел на него.

Ощутив, как по позвоночнику прошёл заряд электрического тока, я резко выпрямился. Подобное происходило с нами, начиная с того самого дня, когда я помог ему подняться после падения во время собеседования. И когда через неделю в студии я, приветствуя, тряс его руку, и когда в своём саду впервые целовал его, эта электрическая связь уже существовала, и она не исчезла до сих пор.

Наоборот - только сделалась сильнее.

Каждой клеточкой тела, которое теперь принадлежало Дэну, я ощущал это возрастающее напряжение, и вы можете себе представить тот накал чувств, что теперь бушевал во мне. Они дарили тепло, вызывали плотские желания, от них перехватывало дыхание, как и от самого мужчины, который их вызывал.

Попросив Дэна приехать в Италию, я понимал, что эта поездка будет поворотным моментом в наших отношениях.

Я знал, что Дэн переживает из-за знакомства с моими родителям и из-за того, что наши отношения станут более открытыми. Я понимал, что он беспокоился из-за реакции людей, которых я, сам не зная почему, должен был терпеть в своей грёбаной жизни.

Глядя на мужчину, который шёл ко мне, одетый в самый ошеломительный и откровенный наряд, какой мне когда-либо довелось видеть, я понял, что только два слова полностью подходят для его описания.

Истинно совершенный.

Внешняя красота Дэна была совершенна, и чувства в его сердце неподдельными и истинными. Столько всего мне хотелось сказать ему в этот момент, но я просто не мог подобрать слов, которые были бы его достойны.

Я хотел поблагодарить Дэна за то, что мы вместе, за то, что он любит меня, и за то, что рядом с ним я могу быть самим собой.

За то, что он доверяет мне во всех аспектах наших отношений, начиная с того, как он дарит мне свою любовь и позволяет в ответ одаривать его своей, и заканчивая тем, как он, не задумываясь дважды, спорит и смеётся надо мной.

Мне хотелось признаться, что за последние восемь лет он стал первым человеком, который вдохновил меня сесть за фортепиано, и сказать спасибо за любовь к моей семье, которую он выразил через прекрасные подарки, купленные для моего брата и родителей.

Я хотел рассказать ему, как счастлив оттого, что мой дом стал нашим домом, и что только Дэн и его любовь помогли мне вновь открыть книгу моей жизни.

Пытаясь открыть свои чувства и описать, насколько для меня важно то, что мы вместе, я выбрал для Дэна стихотворение. Грудь теснили эмоции, а на глазах наворачивались слёзы потрясения и трепета, когда я вслух читал его для любимого мужчины.

Я был чертовски уверен, что без Дэна моё тело перестанет функционировать.

У него просто не останется причин для того, чтобы функционировать.

Моё сердце, разум и душа были сосредоточены только на нём. Кто-то мог счесть это признаком некой патологии, но я пребывал в абсолютном восторге от этого факта. Мне хотелось принадлежать Дэну, и, казалось, он был счастлив принять то, что я готов ему предложить. Я хотел, чтобы у моего любимого было всё, что он только захочет, будь это что-то ментальное или физическое.

Что касается физической составляющей наших отношений, то в Дэне было всё, о чём я мог только мечтать ‒ красота, сексуальность, покорность, дерзость, властность, податливость и твёрдость. Он будил фантазии, об осуществлении которых в реальности, раньше я бы и подумать не смел.

Я мог сколько угодно убеждать себя, что мне не нравится, когда Дэн просит доминировать над ним, но, тем не менее, подобные его просьбы воспламеняли моё тело.

Крепко держа его за волосы и наблюдая за тем, как он старается доставить мне удовольствие, лаская ртом, при этом невинно глядя на меня своими шоколадными глазами, я испытывал невероятные ощущения.

Дэн хотел, чтобы я был властным с ним, и я покривлю душой, если скажу, что не был чертовски рад этому.

Дегустировать вкус любимого мужчины, слышать его стоны и мольбы с просьбой остановиться, было чертовски захватывающе. Но чувствовать, как его тело изнемогает под моими прикосновениями, и знать, что всё это происходит с ним благодаря мне, было чем-то на грани фантастики.

Твёрдость и пульсация его естества вызывали чувства и эмоции, которые я ранее никогда не испытывал. И я не сомневался, что потратил бы каждый день своей оставшейся жизни, переживая всё это вновь и вновь.

– Валера, – вздохнув, Дэн, наконец, встретился со мной взглядом, – ты самый замечательный, самый необыкновенный мужчина из всех, кого я когда-либо знал. Я люблю тебя каждой своей частичкой, каждой клеточкой.

Каждой клеточкой, каждой частичкой.

– Я полностью твой, а ты мой, – продолжая говорить, Дениска медленно приблизился ко мне, покидая освещённый участок подъездной аллеи, переходя в тень.

Я был словно парализован. Не мог говорить, едва мог дышать. Я просто растерялся, с восхищением взирая на изумительное существо, стоящее передо мной.

Денис подошёл ближе, и я почувствовал, как мои руки дёрнулись от желания крепко обнять его, прикоснуться, ласкать, целовать, овладеть им снова и снова.

Сейчас Дэн выглядел настолько красивым и сексуальным, как никогда, и я нуждался в том, чтобы почувствовать его.

Каждую частичку.

– Дэн, – прошептал я. Чем ближе он приближался, тем сильнее эмоции сдавливали мою грудь. – Я просто хочу, чтобы с тобой всё было хорошо, чтобы ты был счастлив и... Господи...

Я потёр лицо, стараясь понять, каким образом наш разговор вдруг принял такой оборот. Дэн снова победил. Я не мог сердиться на его рассуждения, потому что неожиданно понял, что он хотел защитить меня так же сильно, как я хотел защитить его.

– Валерка, – произнёс он. – Со мной всё хорошо.

Теперь Дэн находился так близко, что я мог чувствовать тепло, излучаемое его телом. Рот наполнился слюной, когда до меня донёсся аромат его кожи.

– Я люблю тебя, малыш, – прошептал он.

– Дэн, – прохрипел я, а он чуть наклонил назад голову, чтобы встретить мой взгляд.

В его лице я увидел всё: непорочность, сексуальность, любовь, вожделение, желание, потребность и красоту, всё на поиски чего некоторые мужчины тратят свои жизни, и ради чего готовы обойти весь земной шар.

– Валера, – повторил он нежно.

– Дэн, пожалуйста, прикоснись ко мне.

Застонав, Дэн обнял меня за шею, я поднял его на руки, когда он впился в мой рот голодным поцелуем.

Не разрывая поцелуй, я, пошатываясь, двинулся туда, где припарковал свой Aston после того, как мы вернулись с озера. Одной рукой я удерживал Дэна за талию, а другую запустил в его роскошные волосы. В ответ он приоткрыл рот, позволяя моему языку ворваться внутрь.

Это было страстно, жадно и горячо, как ад. Дениска снова застонал, когда я крепко обхватил его ягодицы, и он обвил ноги вокруг моей талии.

Возбуждение уже граничило с болью, я не мог с этим ничего поделать, так как Дэн потирался об меня своей горячей и твёрдой эрекцией, прикрытой лишь хлопком белья.

– Я нуждаюсь в тебе, Дэн, – прорычал я, покрывая его шею и ключицы поцелуями, лаская языком и покусывая. Прикоснувшись к его крепкому члену, я сжал ладонь и сразу почувствовал, как твердеет ещё больше его эрекция.

– Тогда возьми меня, Валера, – всхлипнул он, и, схватив за волосы, потянул мою голову назад, чтобы иметь лучший доступ к моей шее. – Чёрт, возьми меня прямо сейчас!

Всё моё естество моментально отреагировало на его слова. Прижав Дэна к дверце Aston и убедившись, что смогу удержать любимого в вертикальном положении, я, наконец, освободил свои руки и нырнул ими под его бельё. Коснувшись его брифов, я резко отодвинул их в сторону. В этот момент я просто не мог быть нежным. Дэн хотел меня, а я хотел его, и это произойдёт прямо, нахрен, сейчас.

Хлопок с лёгкостью скользил под моими пальцами, и я застонал, поняв, насколько твёрдым уже был Дэн.

– Ты хочешь меня? – задыхаясь, прошептал я ему на ухо, проведя пальцем вдоль его сочащегося смазкой кончика члена. Я хотел погрузиться в него, не важно, чем в первую очередь, членом или лицом, и никогда не возвращаться обратно, но я ждал, чтобы он сам попросил меня об этом.

К тому же, моему эго нравилось слышать, как Дэн говорит, что чертовски хочет меня.

– Я так сильно хочу тебя, Валерка, пожалуйста, я хочу тебя, – всхлипнул он, когда я резче, чем когда-либо раньше проник в него своими, указательным и средним, пальцами.

Почувствовав, как его тепло обволакивает их, я судорожно втянул воздух сквозь плотно стиснутые зубы, и, нажав на анус большим пальцем, стал быстро и сильно двигать своей рукой.

Дэн вскрикнул, и я прикрыл его рот своей ладонью.

– Тебе придётся вести себя тихо, малыш, – я улыбнулся сквозь затруднённое дыхание и кивнул в сторону стеклянных дверей, за которыми продолжалась вечеринка.

Мы находились в тени ивы, удалённые от любого яркого света на расстоянии примерно в десять метров, но при этом любой мог пройти мимо нас. Мысль об этом увеличила мою эрекцию и темп движения пальцев внутри Дэна. Я улыбнулся, ощутив, как Дэн лизнул ладонь, которой я приглушал его стоны.

– Ты собираешься кончить, Дэн? – спросил я, сильнее накачивая его член. Дэн кивнул и невольно закатил глаза.

– Вот так? – прошептал я, покусывая мочку его уха. Он что-то пробормотал снова и запрокинул голову назад. Определённо, Дэн был близок к финалу.

– Пока нет, котёнок, – сказал я, удаляя руку из-под члена, чтобы слизнуть со своих пальцев саму суть Дэна, но снова потерял дар речи, когда он, резко дёрнув моё запястье к себе, сделал это за меня.

– Ох, ё-моё, – простонал я.

Прижимая его своим телом, и целуя так, будто Дэн был последней каплей воды на планете, я расстегнул брюки и вытащил свой член из боксёров. Ещё раз, раздвинув ягодицы Дэна в стороны, я ворвался в его горячую задницу, заставляя любимого громко ахнуть.

– Твою мать, – воскликнул я, проникая в него. Правой рукой я придерживал Дэна, а левой упирался в крышу своего автомобиля. Дениска же, уткнувшись головой в моё плечо, стонал в ткань моего пиджака.

Я обхватил член Дэна и стал ему сильно дрочить, поглаживая всю длину. Затем вернул свою опору в виде захвата машины.

– Как же в тебе охеренно хорошо, – выдохнул я, пряча лицо в его волосах.

Естество Дэна было тёплым, узким и напряжённым, и так сжимало мой член, что кожа воспламенялась. Его тело было мягким и податливым, но, тем не менее, встречало мои выпады жёстко и уверенно.

Обняв меня за шею, Дэн тянул меня за волосы, слегка царапая кожу головы ногтями, прекрасно зная, что это сводит меня с ума.

– Не останавливайся, – захныкал он. – О, мой Бог, никогда не останавливайся, Валерка.

У меня нет намерения останавливаться, мой ангел...

Я чувствовал, что почти готов кончить, но вместе с тем, мне хотелось ощутить Дэна ещё ближе.

Выпустив из своего захвата крышу автомобиля, я скользнул руками по ногам Дэна и приподнял его бёдра так, чтобы колено оказалось на высоте моего плеча.

– Ох, ни хрена себе, – я едва успел заглушить его крик поцелуем.

– Прости, – простонал он в мои губы, и я не мог не усмехнуться. Дэн, как всегда оказался прав – это было чертовски потрясающе.

– Так глубоко, – сказал я, не отрывая губ от него. – Так глубоко и так тесно, Дэн, ты такой твёрдый для меня, это так... так здорово.

Дениска снова откинул голову назад, и я знал, что он опять близок. Я начал толкаться сильнее, убедившись, что с каждым движением его член трётся о низ моего живота.

– О... о, малыш... о, да, я... я, – промурлыкал Дэн.

– Знаю, – выдохнул я, едва сдерживая свой оргазм. – Давай, Дэн, кончи сейчас. Прямо сейчас, малыш, – умолял я, чувствуя, как мои яички сжались, и бёдра неумолимо толкают меня вперёд, погружая член в бездонную глубину Дэна снова и снова.

Наклонившись, я прикусил сосок его левой стороны, и Дэн заметался в моих руках. Голова Дэна врезалась в моё плечо, когда он закричал, переживая кульминацию. Совершив несколько хаотичных глубоких толчков, я последовал за ним, пряча стон удовольствия в своё предплечье, которое всё ещё упиралось в машину.

Весь гнев, вся ненависть, любовь, потребность и страсть, которые я чувствовал на протяжении этого вечера, вырвались из моего тела, в то время, как я продолжал двигаться, пытаясь продлить потрясающие ощущения для нас обоих, пока любимый всхлипывал и стонал в моих руках.

В конец обессилев, я рухнул на колени, удерживая Дэна, который по-прежнему обнимал мою талию ногами.

– Чёрт, – проворчал я, когда под мои колени попал мелкий гравий.

– Ты в порядке? – спросил Дэн, лениво улыбаясь. Я кивнул, и он притянул меня ближе к себе, облегчённо хихикнув. Этот сладкий звук заставил меня засмеяться вместе с ним, пока я прокладывал дорожку поцелуев вверх по его шее к подбородку, и дальше к щеке.

– Ты опустошил меня, – пропыхтел я, пока Дэн целовал мои губы. Его дыхание было сладким, как конфеты с шампанским, и мне нравилось ощущать его на своём языке.

– Рад угодить, – улыбнулся он, в то время, как свежий румянец покрывал всё его лицо, шею и грудь.

– Ммм, – отозвался я. – Ты постоянно это делаешь.

Ухмыльнувшись, я помог Дэну встать на ноги, опасаясь, что он запачкает ноги. Дэн подал мне руку и я, покачав головой, принял её и поднялся. Посмотрев на свои колени, которые всё ещё немного дрожали, я увидел на брюках белые следы от гравия и огорчённо вздохнул.

– Чёрт, – пробурчал я, пытаясь отряхнуть их.

– Сейчас, – улыбнулся Дэн и достал платок из машины.

Пока он помогал мне привести себя в порядок, я запихнул обмякший член в боксёры и натянул брюки.

– Вот так, – сказал он, – как новенький.

Его глаза сияли, а его прекрасная кожа горела румянцем, который мог подарить ему только я.

Дэн был великолепен.

Сжав левую ладонь Дэна правой рукой, я притянул его ближе к себе. Он улыбнулся и я с нежностью смотрел на Дэна, утопая в его глазах.

– Ты прекрасен, – прошептал я, - Я долго искал такого, как ты.

Глаза Дэна, которые ни на мгновение не покидали моё лицо, наполнились радостью.

– Люблю тебя, – прошептал он.

Улыбнувшись, я наклонился, чтобы снова поцеловать его, с восторгом ощущая, как тёплые и мягкие губы любимого прильнули к моим.

Разорвав поцелуй, я приник лбом ко лбу Дэна и посмотрел ему прямо в глаза.

– Ты понимаешь, что это наш первый раз за сегодня? – ласково спросил я.

Он кивнул и улыбнулся в ответ.

– Первый из многих, котёнок, – прошептал я ему на ухо. – Могу гарантировать.

Обняв за шею, Дэн положил голову мне на грудь, а я уткнулся носом в его волосы, вдыхая любимый аромат.

И в этот самый момент планета вокруг растворилась, оставляя нас наедине.

Денис:

Это был потрясающий вечер. Я владел его сердцем, а он - моим. Это было так очевидно. Всё равно, что спорить с утверждением, что небо – голубое. Мы занимались любовью страстно, яростно – именно так, как нам было необходимо в этот момент. Мы словно ещё раз утверждали, что принадлежим друг другу.

Моё тело болело от желания ощутить Валерку везде - внутри, снаружи, так близко, как только возможно. Мы касались, целовались, покусывали, тонули друг в друге, показывая нашу любовь.

Когда я вышел из туалета, Валерка стоял возле бара, его волосы были в беспорядке, чёрные брюки низко сидели на бёдрах, белая рубашка была расстёгнута у шеи, галстук-бабочка снят. Осмотрев меня с головы до пят, он выгнул бровь, когда увидел, что на мне всё ещё были голубые брифы. Он усмехнулся, но ничего не сказал, а просто вручил мне большой стакан со льдом и тёмно-коричневой жидкостью.

- Твоё здоровье, котёнок. - Он подмигнул, отпивая из бокала.

- Твоё здоровье, - ответил я и тоже отпил немного. Жидкость была согревающей, сладкой и сильно пахла миндалём. Проглотив, я почувствовал, как тепло распространяется по телу.

- Хорошо? - спросил Валерка, слегка наклонив голову.

- Да, чёрт возьми. Что это? - спросил я, делая ещё один глоток, и Валера усмехнулся над моим выражением лица.

- Это называется Амаретто, и это мой любимый ликёр, - ответил он, облизывая губы.

Его глаза были такими тёмными, почти чёрными, и моё тело сразу среагировало. В их тёмной глубине таился маленький огонёк, который говорил мне, что он был возбуждён так же, как и я.

- Так что, - снова улыбнулся он. - Ты покажешь мне свой подарок на день рождения?

- Мхмм... - невозмутимо ответил я, медленно облизывая губы.

- Могу я увидеть его? - спросил он, прежде чем допить свой напиток.

- Да, - снова ответил я, допивая ликёр и посасывая один из кубиков льда.

Ухмыльнувшись, я услышал низкий рык, исходящий из груди Валеры, когда выпустил кубик льда обратно в стакан. 



- Ещё? - спросил он, кивая на мой бокал.

- Пожалуйста, - ответил я. – Очень вкусно.

Он вздохнул и, покачав головой, ухмыльнулся.

Когда он повернулся, чтобы налить ещё Амаретто, я, погладив рукой его шею, запустил пальцы в волосы. Затем прошёлся короткими ногтями по спине, прямо к его великолепной заднице, и сжал её, услышав в ответ шипение. Моя рука скользнула к его промежности, от чего у него перехватило дыхание. Разлив напитки, Валерка с грохотом поставил бутылку Амаретто на барную стойку из тёмного дерева и быстро развернулся; его глаза были черны, как уголь. Прежде чем мне удалось сделать вдох, он толкнул меня к стене и обрушил свои губы на мои. Он крепко держал мои руки над головой, пока вжимался в меня бёдрами и твёрдым членом. Я громко простонал ему в рот, отчаянно желая почувствовать его внутри.

- Ты осознаёшь, что, чёрт возьми, делаешь со мной, Дэн? - выдохнул он, проходясь губами от шеи к ключице. - Понимаешь, как чертовски сильно я хочу трахнуть тебя?

Он снова прижал свои бёдра к моим, и я простонал его имя.

- Я хочу трахать тебя и слушать, как ты выкрикиваешь моё имя, - прошептал он мне в рот.

- Валерка, - прохныкал я.

Прежде, чем я успел сказать что-то ещё, он развернул меня и прижал к стене. Мои руки всё ещё оставались над головой.

- Чёрт возьми, Дэн, - простонал он, уткнувшись носом в мои волосы. - Я хочу тебя, - сказал он, пока его рука путешествовала под мой халат к бёдрам. - Я хочу чувствовать каждый дюйм твоего горячего тела, чувствовать, как ты кончаешь на мне.

- Валерка, пожалуйста, - стонал я. - Я тоже хочу тебя, малыш, чёрт, хочу... ах... чтобы ты трахнул меня.

- Осторожно, Дэн, - прорычал он в моё ухо и пососал мочку. - Или мне придётся сделать это. - Его рука продолжила двигаться вверх, пока не достигла моей твёрдости, и он погладил меня там указательным пальцем поверх хлопка.

Он медленно остановился, тяжело дыша.

– Дэн, - тихо сказал он. - Что, мать твою, ты надел под это?

Я открыл глаза и слегка улыбнулся.

- Если позволишь, я покажу тебе, - прошептал я.

Он застонал мне в волосы, прижался ко мне ещё раз и отстранился.

Закусив губу, я повернулся и посмотрел на него. Его лицо пылало, руки были сжаты в кулаки. Грудь быстро поднималась и опускалась, в глазах плескался чистый секс. Он был великолепен.

- Малыш, - прошептал я и направился к нему. - Я хочу, чтобы ты делал всё так, как я скажу, хорошо?

Он кивнул и медленно выдохнул через нос.

Улыбнувшись, я погладил его по щеке.

- Я люблю тебя, Валера. - Я поцеловал его в грудь сквозь рубашку и почувствовал биение его сердца. - Это было невероятно горячо, и я разрешаю сделать это снова, в любое время.

Я знаю, что он беспокоился о том, что был слишком груб со мной. Даже при том, что он схватил меня неожиданно, я чувствовал себя горячим и твёрдым.

Он выдохнул и, казалось, расслабился. Обхватив моё лицо ладонями, он наклонился и нежно поцеловал меня в губы.

- Я тоже тебя люблю, - он улыбнулся, прислонившись своим лбом к моему.

- Хорошо, - ответил я.

Я дал ему секунду, а затем схватил за рубашку и рванул её так сильно, что стало слышно, как пуговицы ударяются об пол и стену.

– А теперь, тащи эту чертовски сексуальную задницу в спальню, - приказал я.

Слегка отстранившись, он уставился на меня с удивлением. Я сделал шаг к нему и провёл пальцем вниз по его груди.

- Сейчас, - прошептал я.

Он сглотнул и медленно кивнул. Оторвав последние пуговицы, он снял рубашку и сбросил её на пол. Я вздохнул, заглядевшись на его грудь и спину, когда он направился к спальне.

Валера:

Дэн просто оторвал, нахрен, каждую пуговицу на моей рубашке...

Дэн просто оторвал, нахрен, каждую пуговицу на моей рубашке и приказал мне идти в спальню...

Охренеть...

Я, правда, хотел побежать в спальню и запрыгнуть в кровать, как прыгают дети к родителям в рождественское утро. Но я знал, что должен действовать невозмутимо. Так что, сорвав рубашку и удовлетворённо улыбнувшись на реакцию Дэна, я медленно пошёл к кровати.

Я вздохнул с облегчением, радуясь, что ему понравилось, когда я немного отпустил себя с ним.

Но я просто, чёрт возьми, не мог остановиться. Целовать его - такого горячего и сексуального, движимого музыкой похоти. Я просто не смог удержаться. Чувствовать его руки на себе - всегда невероятное ощущение, но этот раз был настолько интенсивным, что я просто прижал его к стене. Всё моё тело болело, и я так сильно в нём нуждался, что едва сдерживался.

Я знал, что у него болит там всё - прошло слишком мало времени с прошлого секса и, честно говоря, это сводило меня с ума. Конечно, это типичная реакция парня, но одна лишь мысль, что я не мог почувствовать каждый его дюйм изнутри, была болезненной. Я просто хотел заняться любовью с моим Дэном и почувствовать его любым способом, каким только мог.

И теперь, Дэн, раздающий приказы и порвавший мою рубашку, ни черта не помогал успокоиться.

Сев на край кровати, я прошёлся рукой по волосам. Мой член был настолько твёрд, что мог бы оставить грёбаную вмятину в стали, и нога начала нервно подрагивать.

Дерьмо, что, чёрт возьми, Дэн собирается сделать со мной!

Я поднял взгляд и увидел, как он вошёл в комнату - всё ещё в халате и со стояком, делающим его тело настолько привлекательным, что было сложно оторваться - с коробкой и полотенцем в руке.

- Сними штаны, оставь только боксёры, а затем постели полотенце и ложись на него, - сказал он без тени беспокойства, бросая мне полотенце.

Ну, хорошо...

Почувствовав, как мой член дёрнулся от его тона, я встал и снял штаны, как он сказал. Я начинал понимать, почему ему нравилось, когда я говорил ему, что делать. Честно говоря, это было сексуально, как ад. Сомневаюсь, что был когда-либо более возбуждён за всю свою жизнь.

Я лёг спиной на полотенце, расположив голову на подушках так, что мог наблюдать, как Дэн поставил коробку на тумбочку и повернулся ко мне, положив руки на узел халата. Если бы я мог, я бы подбежал к нему и разорвал его зубами. Но я знал, то количество миндального ликёра, что мы выпили, не даст мне быть таким грациозным, каким бы мне хотелось. Я, конечно, не был пьян абсолютно, но всё же. Трезво рассуждая, я просто хотел трахнуть это восхитительное создание, стоящее в конце кровати.

- Так ты хочешь увидеть, что я подарил тебе на твой день рождения? - спросил он, глядя на меня из-под ресниц. 


- Да, чёрт возьми, - тихо ответил я. Моё горло и губы внезапно пересохли, и мне захотелось схватить бутылку Амаретто.

Медленно Дениска подошёл к краю кровати и улыбнулся мне.

- Теперь, Валерка, правила очень простые. Ты не прикасаешься ко мне без разрешения и делаешь всё, что я скажу.

Еба-а-а-ать...

- Хорошо? - спросил он, выгнув бровь.

- Хорошо, - ответил я.

Мои глаза уставились на его руки, развязывающие халат. Я слегка дёрнулся, когда он схватил его края. - Пожалуйста, котёнок, - прошептал я, почти умоляя его.

А затем это случилось...

Почти, как в замедленной съёмке я наблюдал, как Дэн снял халат и бросил его на пол.

Матерь Божья...

У меня не было слов, чтобы описать то, что я увидел.

Я просто лежал, уставившись на него. Не было ни единого звука, кроме моего дыхания, которое ускорилось, едва я окинул его взглядом с головы до пят. Его грудь была исполосована кожаными ремнями с металлическими кольцами таким образом, что вся грудная клетка была грёбаным великолепием, чёрный грех кожи и стальной блеск металла, которые так и умоляли меня сорвать их. И, ебать меня, этот платиновый крест, висевший прямо посередине, был словно грёбаная корона королевы Англии. Его живот украшало прозрачное нечто, которое уходило вниз к члену, едва прикрывая его вместе с яйцами. Я бы с удовольствием использовал его в качестве салфетки для моего лица.

Боже, благослови мужскую секс-индустрию...

Дэн был самым удивительным мужчиной, что когда-либо мне встречался, и я каждой частичкой тела хотел быть рядом с ним. Мои руки дрогнули. Я просто хотел прижать его к себе, обнимать, целовать и заниматься с ним любовью, пока не взойдёт солнце.

- Иисус Христос, Дэн, - прохрипел я. - Котёнок, ты такой красивый. Клянусь Богом, ты самое прекрасное существо, которое я когда-либо видел. 



Выражение его лица смягчилось, и, расслабившись, Дэн стал выглядеть ещё великолепнее. Его руки остановились на бёдрах, поглаживая крепкую плоть. Я не хотел ничего больше, кроме, как заменить эти руки своим ртом. 


- Я так понимаю, тебе нравится? - тихо спросил он, пока я, не отрываясь, трахал его взглядом.

Судя по тону, Дэн сомневался, что мне понравился этот кусочек ткани. 


- Ты издеваешься? - спросил я, не отрывая глаз от его промежности. 


Господи, я бы всё отдал, лишь бы попробовать на вкус его горячую, твёрдую эрекцию прямо сейчас... 


- Дэн, - пробормотал я. - Милый, я думаю, что могу кончить, просто глядя на тебя в этом.

Он переступил с ноги на ногу и улыбнулся озорной улыбкой.

- Не сейчас, малыш, - нежно сказал он и подошёл к тумбочке, на которую чуть ранее поставил коробку.

Возможно, я застонал, когда увидел наряд сзади. Он состоял всего лишь из маленького кусочка материала, тянущегося снизу-вверх и завязывающегося там в большой бант.

 Нужно всего лишь потянуть за узел, и всё...

На секунду зажмурив глаза, я прикусил губу. Взяв коробку, Дэн вытащил оттуда две маленькие бутылочки: одну с прозрачной жидкостью, другую со светло-розовой. Я провёл рукой по груди, беспокоясь, что могу поранить себя, сжимая кулаки до такой степени.

- Лежи спокойно, - улыбнулся он. Я ахнул, когда мой мальчик встал рядом со мной на колени, а затем перекинул ногу и сел верхом мне на талию.

Твою мать, он что издевается?..

- Не двигайся, - усмехнулся Дэн, увидев, как мои руки ухватились за одеяло.

- Клянусь, Дэн, я сотру эту ухмылку с твоего лица через минуту, - прорычал я, слегка поднимая бёдра. Я улыбнулся, когда он застонал от соприкосновения моего члена с его эрекцией.

- Веди себя хорошо, - предупредил он, прежде чем взять прозрачную бутылочку, и вылить, чтобы это ни было, мне на грудь. - Я никогда раньше этого не делал, так что будь милым, - улыбнулся Дэн.

- Делал что? - спросил я, но вместо ответа он погрузил руки в масло и начал массировать мою грудь. Его нежные руки прошлись по животу, чуть выше пупка, а затем вверх вдоль ключиц к плечам. Если раньше я думал, что могу кончить, то сейчас я был в этом чертовски уверен. Дэн массировал грудную клетку плавно, позволяя мне комфортно дышать.

Я закатил глаза, в то время, как его ладошки ласкали и гладили мой живот, находясь чертовски близко к поясу боксёров. Облизнув губы, я открыл глаза и увидел перед собой впечатляющее зрелище. Когда его руки скользили по моему телу вверх, они сжимали мои соски, сильно. Я загляделся, полностью очарованный формой и цветом ремней Дэна. Хотелось протянуть руку и коснуться, поцеловать их и пососать его соски, так, как он любит. Но я помнил правила и ухватился изо всех сил за кровать.

- Так приятно? - хриплым голосом спросил Дэн. Его глаза изучали мой рот.

- Мммхм, - ответил я, чувствуя, как его бёдра слегка двигаются напротив моего члена. Он был настолько твёрд, что это причиняло боль, поэтому я сосредоточился на его руках и их движениях. Это чувствовалось так хорошо, чёрт возьми, великолепно, но моё тело безумно жаждало его совсем другим способом. Дэн помассировал вдоль моей ключицы, наверх к шее и обратно. Затем снова потёрся, и я не мог не застонать.

- Дэн, - прошептал я, царапая ногтями покрывало.

- Да, Валера? - спросил он, обольстительно улыбаясь и глядя из-под ресниц.

- Ты можешь немного подвигаться? - тихо спросил я, вскинув бровь и надеясь, что вопрос не выходил за рамки игры. Я так отчаянно желал этого трения, что с радостью перевернулся бы и потёрся о кровать. Дениска сводил меня с ума.

- О`кей, - ответил он и наклонился, оставив поцелуй на моих губах. Потянувшись навстречу, я постарался углубить его, но Дэн отстранился и мне удалось лизнуть только его нижнюю губу.

- Вот так? - тихо спросил он, чертовски медленно, но так чертовски идеально вращая бёдрами напротив меня.

- Да, котёнок, именно... так, - выдохнул я, прикусив губу. Он понятия не имел, как хорошо чувствовать его.

- А что насчёт этого? - снова спросил любимый. Но прежде, чем я успел ответить, он скользнул вниз по моим бёдрам и стянул боксёры, выпуская на волю мой член.

Я громко зашипел и выгнулся дугой, когда Дэн подул на его кончик.

- Блять, Дэн, что, чёрт возьми, ты делаешь со мной? - простонал я, хватаясь за волосы, а затем снова вернул руки на место, по бокам.

Он прекратил дуть и, взглянув на меня, усмехнулся; уголок его рта изогнулся так, что моё сердце чуть не выскочило из груди.

- Я заставлю тебя кончить так, что ты забудешь своё собственное имя, дорогой.

Если бы я не потерял грёбаный дар речи раньше, я, возможно, сделал бы это в данный момент.

Пока я смотрел на него, проглотив язык, он взял вторую бутылочку с жидкостью. В этот раз, с розовой. Вытянув ладошку, Дэн налил в неё немного.

- Расслабься, малыш, - улыбнулся он. - Скажи мне, если тебе понравится, - всё, что я мог сделать, это кивнуть, разинув рот, как грёбаный идиот.

С этими словами Дэн растёр жидкость в ладошках, а затем нанёс её по всей длине моего члена.

- Ебать, Дэн... ах, Христос, - я застонал, снова выгибаясь на кровати. Его руки были плотно обёрнуты вокруг члена, и жидкость, которая покрывала меня, согревала. Это даже близко не стояло с ощущением, когда я входил в Дэна, но, ебать, было чертовски хорошей заменой. Дениска обернул руки вокруг меня, оказывая давление на самые чувствительные места от основания до кончика.

- Так хорошо, малыш? - выдохнул он, сидя у меня между ног, и облизнул губы.

- Э-э... ах, - ответил я сквозь зубы, потому что, чёрт возьми, это было волшебно. - Позволь мне посмотреть на тебя, - ахнул я, сжимая одеяло со всей силы, пока он поглаживал мою эрекцию вверх и вниз.

Я должен увидеть его в этом наряде. Он был так красив и сексуален, и тот факт, что Дэн не осознавал этого, только увеличивал его привлекательность в десятки раз.

Не убирая свои прекрасные ладошки с моего невероятно твёрдого члена, Дэн выпрямился на коленях между моих бёдер и закусил губу, застенчиво усмехнувшись. Он знал, что подобное дерьмо сводит меня с ума, и я почувствовал, как мои яички сжались. Прозрачный материал облегал его тело, как вторая кожа. Я мог ясно представить себе, как протягиваю руку и тяну за бант, наблюдая, как его член выпадает из ткани, и его яйца качаются посередине.

Я так сильно хотел его. Я хотел прикоснуться к нему. Мне так чертовски необходимо чувствовать его.

- Скажи мне, как хорошо это ощущается, Валерка, - улыбнулся он, приблизив рот к моему члену. 


- Ох, Дэн... ах, это так, блять... о, да, так хорошо, - ахнул я, когда он снова обернул ладошки вокруг меня. 


- Знаешь, на вкус это, как клубника, - ухмыльнулся он, кивая на бутылочку с розовой жидкостью.

Он не говорил этого... нет... не говорил...

- Что?.. - пробормотал я, пока Дэн кружил указательным пальцем по головке члена, продолжая скользить по нему другой рукой.

- Клубника, - простонал он и провёл языком по всей длине.

- Дэн, - взмолился я, толкаясь бёдрами вверх. - Котёнок, ради любви... Христос...

- Ммм... это так вкусно, - улыбнулся он.

Откуда, чёрт возьми, появился этот мужчина? Он был так уверен в своих действиях, и удивительно красив, что мог бы разбить ваше сердце.

- Ох... ах, - простонал я, когда Дэн снова лизнул меня.

Я смотрел на него, а он на меня, не отрывая глаз. Я беззвучно сказал «я люблю тебя», затем Дэн наклонился и взял всю мою длину в рот. Уронив голову на подушки, я так сильно ухватился за спинку кровати, что мышцы на руках заныли.

- Чёрт... уф... ах, ах, блять, Дэн, - стонал я, не прекращая толкать бёдра навстречу его тёплому, влажному ротику. А его зубы, Боже мой... Его зубы медленно и нежно задевали меня, с каждым разом приближая мой оргазм.

- Так... ах, - прошипел я, сквозь зубы, с трудом открывая глаза. - Так... чертовски хорошо...

Мой рот был приоткрыт в молчаливом экстазе. Я был так близко к разрядке, но Дэн замедлил движение рук и рта, глядя на меня понимающе, когда я умолял его глазами помочь мне достичь освобождения.

- Чёрт побери, - громко простонал я, уткнувшись в бицепс, когда он отстранился.

- Терпение, малыш, - медленно улыбнулся он, выпрямляясь на коленях. Я с восхищением наблюдал, как он развязал этот грёбаный бант под мошонкой и освободился от ткани, которая удерживала его. Его ствол был таким же твёрдым, как и мой член, и я хотел сосать его, лизать и похоронить моё лицо между его яйцами. Христос, мне просто нужно сделать что-нибудь с ним. Я был почти загипнотизирован, глядя на крест, качающийся в центре груди. Дэн наклонился немного вперёд и потёр смазанной маслом рукой по своему каменному члену.

- Дерьмо... о мой... - я не мог говорить. Блять, я едва мог дышать, когда он, наклонившись ещё больше, поместил мой член на свой потрясающий ствол, а затем сжал их оба руками. – Ууууф, - чертовски громко застонал я, поскольку это было самое эротическое зрелище из всех, которые я когда-либо видел.

Мои ноги дрожали, пальцы впились в спинку кровати, пока мои яички сжимались снова и снова.

- Тебе нравится, малыш? - спросил он, но не было ни единого грёбаного шанса, что я ему отвечу. Я быстро кивнул, отчаянно пытаясь держать глаза открытыми, чтобы наблюдать, как его плоть скользит по моему члену вверх-вниз.

- Это... я... ох, блять, - пробормотал я, зажмурив глаза и сглотнув, прежде чем сделать глубокий вдох.

Направляя свой член вниз, Дэн лизнул кончик моей эрекции и обвёл языком вокруг головки, а затем повторил этот трюк снова и снова. Я стал задыхаться, толкаться бёдрами ему навстречу, стонать и потеть.

- Это оно... ах... да-а-а, котёнок... о, Боже, - кричал я, когда Дэн взвинтил темп.

Оторвав руки от спинки кровати, я схватился за одеяло и приподнял голову, чтобы лучше видеть его.

- Я... Дэн, малыш, я... сейчас... - я предупредил его, но он взял в рот мой член и стал сосать и лизать так сильно, как мог.

Я резко толкнулся к нему и взорвался в его ротик с такой силой, что упал обратно на кровать и закричал, как грёбаная сирена. Я едва мог пошевелиться, а моё сердце билось так сильно, словно могло сломать ребро, но Дэн продолжил сосать и лакать меня языком.

Тяжело дыша, я полностью истощённый, неподвижно лежал на кровати с закрытыми глазами, когда Дэн замедлился и выпустил меня из своего рта. Жестом я позвал Дэна ближе к себе, и он, захихикав, лёг рядом. Я попытался прижать его к себе, но он сопротивлялся.

- Ты весь липкий, - улыбнулся Дэн, потирая рукой центр моей груди. - Никаких объятий, пока не станешь чистым, - он нежно поцеловал меня в щёку.

По правде говоря, я был слишком истощён, чтобы спорить.

- Я пойду, принесу ещё напитков, а ты сможешь принять душ, - встав с кровати, Дэн направился в гостиную, а я, улыбаясь, наблюдал за его виляющей попкой.

Застонав, я перевернулся на живот. Это был самый интенсивный оргазм, что я когда-либо испытывал. Блять, меня всё ещё трясло. Убедившись, что на покрывале не осталось масла, я сполз с кровати и потащился в ванну с широкой улыбкой на лице.

Жёлтые листья шуршат, их ветер ласкает.
Купол небесный в крови да в бинтах.
Вороны кричат, быстро день умирает.
Секунда!.. И слёзы на грязных платках.

Девкой лихой в чёрном трауре вечном
Ночь тихой поступью в замок вошла.
В свете луны безудержно-млечном
На стёкол осколки она не легла.

А в зале просторном с сухими цветами
Одинокая Тень, что мрачнее смолы,
Стоит меж мирами, пустыми мостами,
И нет ни могилы, ни гранитной плиты.

Ритуалу уж век, а то зеркало помнит
Образ Господина в чёрном — непростительный грех.
Тут каждый угол от прошлого стонет,
В полночи вязкой раздается здесь смех.

При чёрных свечах Его дух вызывали.
С судьбою играли, кресты не целуя.
В мир свой холодную тьму запускали,
Алой кровью ступени рисуя.

И вот в зеркалах отраженье качнулось
Того Господина, чьё сердце из мрака и тлена.
Колода упала, Тень зла улыбнулась.
Шагнули они в сети мрачного плена.

Пронзительный крик и побег в никуда.
Их души отдались колючим ветрам.
Из года в год здесь смертей череда,
И выгнать Его не под силу Богам.

Как сгинет светило в объятьях тумана,
Любовники приходят в царство того Господина.
Матери плачут, разорвав сеть обмана,
Молиться бегут в разорённые храмы.

Но Господин не знает ни слёз, ни пощады.
Встречаться не стоит в зеркале с ним.
Думайте прежде, чем делать обряды!
Ведь часто расплата — жизни многих людей...

Вы знаете, несложно узреть Его стан,
И это проклятье, совсем не игра.
Но, только взглянув на тринадцатый аркан,
Очнитесь! Ведь жизнь дана лишь одна.

В том замке, как прежде, потери и страхи.
Вновь новая жертва сама появляется.
Уже заготовлены петли и плахи,
А Господин-Грех в зеркалах улыбается.






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 38
© 15.11.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2945211

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1