Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Я плюю на твой труп, я мочусь на твою могилу. Глава 4


Я плюю на твой труп, я мочусь на твою могилу. Глава 4
На этот раз Исмаэль ожидал меня. – Ты забыл свой кляп, маленький братишка, - заявил он, усмехнувшись, и поднял шарик так, чтобы я его видел. – Я думаю, уже сейчас мы можем вставить его на место, не так ли? Открой ротик широко, а потом я помогу тебе вытереться полотенцем.

Он сделал шаг вперёд, чтобы заткнуть меня кляпом. Я послушно широко открыл рот. Его рука замерла.

- Думаю, вначале я хочу получить свой поцелуй на ночь.

Моё дыхание сбилось, и я потянулся к нему, чтобы поцеловать. Он притянул моё влажное тело к себе и, крепко обхватив мою задницу, приподнял меня, пока я целовал его.

Он отстранился от меня немного и проворчал. – Обхвати меня ногами, Валера.

Я сделал так, как он приказал, в то время, как он посадил меня на туалетный столик.

- Не ослабляй хватку, сожми меня сильнее своими ногами, - он обхватил мой затылок, склоняя к более глубокому поцелую, начиная толкать свои бёдра в меня, трахая меня сквозь одежду, как он уже делал ранее.

Казалось, это продолжалось вечность, но, наконец, он отстранился. – Встань на колени, Валера, и побыстрее.

Я спрыгнул со столика и упал на колени, пока он расстёгивал штаны. Быстро сбросив их, Исмаэль схватил меня за голову. Я открыл рот и в ту же секунду он оказался там и начал совершать быстрые толчки, постанывая.

- Обхвати меня за задницу, Валера.

И я сделал это, положив свои руки на его ягодицы.

Он простонал. – Сожми их, каждый раз, когда я у тебя глубоко во рту, сжимай мою задницу.

Я выполнил его приказ, сжимал с каждым его толчком. Он продолжал управлять моей головой, его член входил и выходил из моего рта, а Исмаэль не переставая бормотал.

- Вот так, ты, маленькая сучка. Сосать мой член – вот и всё, чего ты достоин. Ты пока ещё не принадлежишь Серёжке и я трахну тебя в рот столько раз, сколько смогу. В итоге, всё, о чём ты сможешь когда-либо думать, буду я, - рычал он.

Его член начал подёргиваться, и я приготовился отстраниться.

- О-о-о, нет. Только не в этот раз, младший братишка. Сейчас ты проглотишь всё это, - пробормотал он, - смотри на меня!

Он сильнее обхватил мою голову, натягивая мои волосы так сильно, что слёзы покатились из моих глаз. Я смотрел в его глаза, пока он продолжал совершать толчки, а затем я почувствовал, как его сперма заполняет мой рот. Меня так сильно затошнило. Он продолжал насаживать мой рот на свой член, доставая до самого горла, полностью управляя моей головой.

– Проклятье, глотай! Сейчас же! И, блядь, не смей блевать.

Я сглотнул несколько раз, пытаясь успокоить рвотные позывы, не представляю, чтобы было, если бы меня вырвало на него. Он продолжал толчки до тех пор, пока не был готов оставить мой рот в покое.

Содрогнувшись в последний раз, он отпустил мою голову. Я остался стоять на коленях, опустив лицо вниз и стараясь не разрыдаться вслух. Он наклонился вниз, потянув меня за волосы, и впился в меня поцелуем, пробуя свой вкус у меня во рту. Меня так сильно трясло.

Когда, наконец, он освободил меня, я повернулся, потянувшись за своей зубной щёткой. Я хотел вычистить его привкус у меня во рту. Он выхватил щётку у меня из рук.

- О нет, я хочу, чтобы ты запомнил вкус моей спермы. Я хочу, чтобы мой вкус стоял у тебя во рту, маленький братишка, пока ты на коленях отсасываешь Серёжке, - он ухмыльнулся мне, - а теперь открой свой ротик для этого небольшого шарика.

Он начал смеяться, затыкая кляпом мой рот и застёгивая ремешок. Он поднял моё полотенце с пола, там, где я его уронил. – Теперь подними свои руки, я вытру тебя.

Он вытирал моё тело, уделяя особое внимание промежности. Грудь он оставил напоследок, Исмаэль дул на мои соски, таким образом, от холода они напрягались. Когда я был полостью вытерт, он поцеловал шарик у меня во рту и зажал мои соски между пальцами, прежде чем покинуть ванную и направиться в свою комнату.

Я шёл в свою комнату на трясущихся ногах, дойдя до кровати, я заполз под одеяло, ожидая. Я знал, что Иван скоро появится.

Ждать пришлось примерно полчаса. Он вошёл в комнату, улыбаясь от уха до уха, на нём были только боксёры. Он подошёл к кровати, смерив меня взглядом, рыдающего и закутавшегося в одеяло. Он молчал, стоя там и ожидая, пока я покажу, что вижу его присутствие.

Я вытер слёзы и поднял взгляд на него. Я мог видеть, что его член уже готов, натягивая тонкий материал белья.

Потянувшись к одеялу, он откинул его куда-то к изножью кровати, жадно рассматривая моё тело.

- Валера, Валера, - он покачал головой, - что за грустное выражение на твоём лице? Ты должен гордится собой. Ты был так хорош сегодня. Честно говоря, я и не думал, что у тебя такой потенциал. Твоя мать никогда не умела дарить такое наслаждение мне. Ей никак не удавалось научиться расслабляться. Она блевала каждый грёбаный раз. Чёрт, детка, сколько раз ты заставил меня и твоего брата кончить?

Я смотрел на него снизу вверх.

- Да ладно, Валера, я знаю, что ты не можешь говорить, но ведь у тебя есть руки. Покажи папочке сколько раз. Я хочу, чтобы ты гордился тем, что ты умеешь.

Я поднял трясущиеся руки и показал девять пальцев.

- Правильно, мой талантливый мальчик. Это только первый день, а ты заставил нас кончить девять раз. Это рекорд, знаешь ли. С большинством мальчиков в первый день нам удалось добраться только до четырёх раз. И это случалось только после нескольких неудачных попыток с рвотными позывами или рвотой. И следуя из того, что Исмаэль сказал мне, в последний раз ты всё проглотил, и тебя даже не вывернуло наизнанку прямо на него.

Он засмеялся.

- И я знаю, сейчас поздно и, должно быть, ты утомился. Ты так тяжело трудился сегодня, - его взгляд потемнел и переместился на мой рот, - но прежде, чем ты отправишься спать, разве ты не хочешь округлить счёт до десяти и заставить папочку почувствовать себя особенным?

Я медленно кивнул головой.

- Я знал, что мой маленький мальчик не разочарует папочку. Подойди сюда, и мы сможем снять твой маленький шарик.

Я поднялся с кровати, чтобы он смог снять кляп, и чтобы я мог ещё раз опуститься на колени. Он остановил меня, когда я был уже на краю кровати. – Останься здесь. Папочка слишком устал, чтобы стоять на ногах. Я просто лягу, а ты можешь занять место у меня между ног.

Я развернулся, давая ему возможность расстегнуть ремешки кляпа, после чего подвинулся, чтобы он мог лечь на мою кровать. Я наблюдал, как мой отец составляет подушки у спинки кровати, чтоб занять полу-лежачее положение и наблюдать за мной.

Он посмотрел на меня, приподняв бровь. – Я хочу, чтобы ты попросил меня, Валера. Скажи мне, что ты хочешь сделать. Заставь меня почувствовать себя особенным.

Я судорожно вдохнул. – Папочка, Вы позволите мне доставить Вам удовольствие? – я сделал паузу и закрыл глаза перед тем, как продолжить. – Я хочу сосать Ваш член до тех пор, пока Вы не кончите мне в рот. И тогда я хочу глотать всю Вашу сперму до тех пор, пока у Вас не останется ничего, чтобы дать мне, - я попытался унять дрожь, когда закончил своё утверждение и посмотрел на него в ожидании.

- Валера, несмотря на то, как хорошо это звучит, твои закрытые глаза и маленькая дрожь в конце мешают мне чувствовать себя особенным, мешает мне поверить, что ты действительно хочешь сделать это для папочки, - предупредил он.

Я так боялся, что меня снова накажут, что начал просить.

- Пожалуйста, папочка, пожалуйста, позвольте мне сосать Ваш член. Я хочу показать Вам насколько глубоко могу взять его в свой рот. Я хочу почувствовать вкус Вашей спермы глубоко в моём горле. Пожалуйста, папочка, позвольте мне сделать это для Вас, - я фактически умолял своего отца осквернить меня.

Слёзы стекали по моему лицу. Я знал, что не смогу вынести новых ударов палкой так скоро. Я был в ужасе, что снова сделал ошибку.

Иван наклонился ко мне и потянул меня ближе, укладывая к себе на грудь, вытирая слёзы с моего лица.

- Мой бедный мальчик. Нет никакой причины для слёз. Я позволю тебе сделать это для меня, если ты действительно хочешь. Ненавижу видеть, как ты умоляешь, Валера.

Мой разум заходился в судорогах и криках на его слова, зная каков должен быть мой ответ. Его жестокости просто нет конца.

- Я клянусь, что действительно хочу сделать это для Вас, папочка. Пожалуйста. Вы позволите мне? – спросил я, отстраняясь и подползая к месту между его ног. Я обхватил резинку его боксёров и начал стягивать их, сползая ниже к его ногам. Я хотел казаться нетерпеливым, чтобы он больше не бил меня.

Он обхватил моё запястье, мешая мне снять его бельё. Он уставился на меня с похотью и злым светом в глазах. Он отлично знал, что за игра сейчас идёт. Он профи в манипуляциях.

- Я пока думаю, Валера. То ли это, что ты действительно хочешь, и сделает ли это тебя счастливым? Это всё, чего папочка хочет, чтобы его маленький мальчик был счастлив, в конце концов.

Он отпустил мою руку. Я продолжил снимать его боксёры, в итоге отбросив их на пол. Я подполз поближе и заправил волосы за уши, наклоняясь к его пульсирующему члену и, для поддержки, опустил ладони на его бёдра.

- Я клянусь, папочка, это сделает меня очень счастливым.

Я открыл свой рот, принимая его член. Я подпрыгивал на нём, используя язык и зубы, всасывая его всё глубже с каждым толчком.

Я бросил взгляд на его лицо, чтобы оценить его реакцию, нравится ли ему это. Он закинул руки за голову. На его лице играла улыбка, пока он смотрел на меня.

- Это просто прекрасно, Валера, но ты можешь добиться большего успеха. Помнишь, насколько сильно ты любил фруктовое мороженое, когда был маленьким? Папочка всегда давал тебе несколько штучек, пока Лара не видит. Помнишь, как я объяснял тебе правильный способ, как необходимо лакомиться фруктовым мороженым?

Воспоминание о том, как мы с Иваном лакомились фруктовым мороженым, ворвалось в мою голову. Лара не позволяла ему делать этого. Я помнил, что повизгивал и подпрыгивал в руках Ивана, пока он по обыкновению нёс меня в подвал, чтобы спрятаться от Лары. И потом, когда я сидел у него на коленях, он шептал мне на ухо наставления о том, как лучше наслаждаться мороженым. В своих мыслях я сотрясался от рыданий, от чёткого осознания, что уже тогда он готовил меня к этому.

И тогда пришло новое воспоминание. Как я играл с яйцами своего отца, не соображая тогда смысл происходящего, мне было не больше трёх лет.

Я поочерёдно брал в свой маленький детский ротик большие и тяжёлые шары своего отца, они были измазаны моим любимым фруктовым мороженым. А в это время большая ладонь отца сжимала его налитый кровью гигантский член. Войдя в подвал, мама в ужасе закричала и немедленно оттащила меня от папочки. В тот вечер между ней и Иваном была настоящая битва. Через несколько дней она собрала вещи, и мы уехали.

- Используй свои ладони, Валера. Обхвати мои яйца и поиграй с ними. Вторую ладонь используй, чтобы обхватить мой член в тот момент, когда он выходит из твоего рта. Так же ты можешь взять в рот мои яйца и посасывать их пока удовлетворяешь меня рукой. Сменяй одно другим. Используй своё воображение для папочки. Поиграй со мной. Наслаждайся своей новой игрушкой. Это только для тебя, детка.

Иван начал постанывать. Он больше не смотрел на меня. Я сделал всё, что он приказал. Я чередовал посасывание его яиц с облизывание и сосанием его члена. Я пососал и укусил головку, после чего принял его глубоко в своё горло. Я удовлетворял его рукой, в то время, как посасывал вверх и вниз с разных сторон его члена, всегда облизывая головку, прежде чем сменить сторону.

- Ебать, Валера. Боже, детка. Я люблю твои сладкие губки, сосущие мой член. Ты делаешь меня таким твёрдым. Мне так нравится, что ты можешь полностью поместить меня, и я достаю до твоего горла. Я хочу кончить в твой маленький горячий ротик и чувствовать, как ты глотаешь мою сперму. Я хочу, чтобы ты продолжал сосать и глотать всё до последней капли, которую даст тебе папочка. Это всё для тебя, детка.

Он потянулся к моей голове и собрал мои волосы в кулак. Он начал толкать свои бёдра в меня. Я погрузил его глубоко в своё горло и сосал так сильно, насколько мог, задевая зубами его член при движениях. Я чувствовал, что его член увеличивался и подёргивался. Я пытался подготовиться мысленно, чтобы не отстраниться или не задрожать или показать любой другой признак того, что это было не тем, чего я хотел.

- Блядь, - Иван выгнулся на кровати, проникая так глубоко в моё горло, насколько вообще было возможно. Струя спермы с силой ударила в мой рот. Этот раз был сильнее всех предыдущих. Мне пришлось глотать много раз, чтобы проглотить всё.

Когда его оргазм прошёл, он не убрал руку с моей головы, показывая, что не готов закончить. Его властвующая ладонь на моей голове, показывала, что он хотел, чтобы я замедлился, но не отстранялся. Его член был немного более мягким, так как эрекция спала. Я продолжал. Через несколько минут я почувствовал, что он снова твёрд. Он начал вновь толкать бёдра в меня. На этот раз он не хотел играть, не позволяя мне вынимать его член изо рта. Я продолжал работать ртом, используя руки для того, что оставалось свободным, играя с его яйцами. Наконец, он кончил снова, и я глотал всё это, слизывая сперму, текущую по стволу, облизывая головку, чтобы подхватить каждую каплю. В итоге, он освободил мою голову, подтягивая меня к себе, чтобы я полностью лёг на него.

- Ахх, Валера, ты понятия не имеешь, какое огромное удовольствие только что доставил папочке. У меня не было подобных оргазмов годы. Только ты мог заставить меня кончить столько раз за день и два раза за один раунд. Ты действительно очень талантливый мальчик. Серёжа будет счастливым мужчиной.

Я закусил губу в раздумьях, но решил рискнуть, ведь только что я сделал его счастливым.

- Папочка, - спросил я робко, - Вы позволите мне задать вопрос?

Он поднял мой подбородок, целуя меня в нос и в губы. – Валера, после того, что ты сделал для меня, я очень в хорошем расположении духа. Ты можешь задать один вопрос, и в независимости от того, каким он будет, я не накажу тебя, - он улыбнулся мне, я видел, он считает, что очень добр ко мне.

Я задумался на мгновение, как сформулировать мой вопрос, как выразить моё непонимание происходящего. – Почему Вы говорите, что Серёжа будет счастливым мужчиной?

Он посмотрел на меня сверху вниз и улыбнулся.

- Потому что, глупый мальчик, ты подарок от его родителей на его выпускной, - заявил он, - Серёжа тяжело работал, чтобы окончить медицинский университет с отличием. Он заслужил тебя.

Он постучал пальцем по моему носу, словно мой вопрос был глупым, и, что человек обязан дарить на выпускной, как минимум своего сына, словно он купленный в магазине подарок. Я не знаю, что случилось со мной. Я резко сел и уставился на него в ужасе.

- Что?! – закричал я, - ты подразумеваешь, что я какой-то долбанный подарок?

Его глаза потемнели от гнева. – Валера, ты забыл правила? Я позволил задать вопрос, потому что ты дал мне лучшую разрядку, которую я имел за последнее время. Однако не злоупотребляй моей добротой, думая, что я буду терпеть от тебя малейшее неповиновение. Это ясно?

Я осознал свою ошибку. Я начал трястись и плакать. – Простите меня, папочка. Я не хотел проявить неуважение. Я просто удивился. И всё. Я просто не понял. Пожалуйста, простите меня.

Я наклонился, обнимая его в надежде, что поцелуй смягчит его и заставит простить, не наказывая меня.

После того, как он позволил мне целовать его в течение нескольких минут, он отстранил меня и вновь положил с собой рядом на кровать. Он слегка повернулся, подперев голову рукой, глядя на меня в раздумьях.

Он путешествовал взглядом по моему телу сверху вниз, в то время, как я уговаривал себя лежать спокойно. Он протянул руку и обхватил ладонью мою эрекцию, потирая большим пальцем головку, ожидая ответной реакции.

- Один раз, Валерка, только один раз я прощаю тебя без наказания. Первый и последний раз. Если когда-либо ты что-то ещё раз ответишь мне поперёк, то будешь жестоко наказан. Ты понял?

- Да, папочка, - прошептал я, - обещаю, что этого не повторится. Спасибо, что не наказываете меня.

- Я надеюсь, некоторая информация поможет. Кай и я всегда были друзьями. Мы играли в одной спортивной команде в средней школе и получили стипендию в один и тот же колледж. Я женился на твоей маме на следующий день после окончания средней школы, чтобы она отправилась в колледж вместе со мной. Я не хотел оставлять её. Я не верил, что она сможет дождаться меня, не заглядываясь на кого-либо другого.

- Кай встретил Лану, его жену, на первом курсе колледжа. У него возникли с ней некоторые проблемы. Лана была очень робкой в постели. Кай попросил моей помощи. Вместе мы помогли ей преодолеть свою застенчивость, чтобы она могла сделать Кая счастливым. Он очень любил её и хотел жениться на ней, но никто не хочет фригидную сучку в постели.

Иван по-прежнему сжимал мой член.

- Я повредил колено на втором курсе колледжа и не мог больше заниматься спортом, таким образом, я потерял стипендию. Лара и я возвратились в Таллинн и я поступил на службу в полицейское управление. У нас было не слишком много денег, а я не хотел жить от зарплаты до зарплаты.

Отец водил рукой по длине моей налитой плоти.

- Однажды Кай позвонил мне и сказал, что у жены его кузена такая же проблема, как у Ланы. Он спросил, заинтересован ли я в этом. Я, конечно же, ответил да. Так что я отправился в Питер, где жил его брат, чтобы преподавать его жене, как вести себя в постели и вне её. Его брат был настолько впечатлён изменениями в его жене, что предложил мне оплату.

Иван стал работать пальцами с моими яйцами.

- Тогда родилась идея. Кай помогал мне организовывать всё это. Я стал брать опекунство над проблемными детьми, сначала девочками-подростками, затем и мальчиками-подростками. Мне всегда нравились и мальчики и девочки. Вообще-то я натурал, но ты - мой любимый сын, ещё полуторагодовалым сорвал мне крышу, когда я тебя голеньким купал в ванной.

На этом комментарии он наклонился и поцеловал меня, сжимая пальцами мой сосок. Ему понравилась ответная реакция, поэтому он сжал другой. Он забавлялся мной некоторое время, пока я лежал там, притихший. Я пришёл в ужас, но я хотел знать, что будет со мной в будущем, поэтому я не двигался.

Наконец, он отвлёкся от своих размышлений. – Так или иначе, я брал под опеку проблемных подростков и преподавал им, как вести себя и понравиться верхнему, не зависимо от их пола. Кай находил успешного человека, который бы нуждался в послушном хорошем сабе, но не имел времени на поиски. Это целое искусство - сделать из обычного ребёнка качественного сексуального раба. Мы посвящаем себя тому, чтобы ребята и девчонки стали таковыми.

Мой член таял в сильных руках отца.

- Наши сабы знают своё место, и мысль покинуть Дома даже не возникает в их сознании. О них хорошо заботятся и их балуют, если они сумеют понравиться доминанту. Это то, как работают эти союзы. Дом – глава семьи, а в обязанности раба входит заботиться о нём, в сексуальном плане и в моральном тоже.

Рука отца задвигалась интенсивнее, почувствовав мой скорый оргазм. Одна его ладонь играла с моими яйцами, то оттягивая их, то резко сжимая. Вторая ладонь играла музыку дьявола на моём напряжённом стволе, размазывая густую смазку на головке. Когда мой оргазм достиг верхних нот, папа зубами прошёлся по моему левому соску, затем и по правому. Наверное я буду гореть в адском пламени, но мне понравился такой оргазм, подаренный моим отцом.

- Я мог убить Лару, когда она оставила меня. Она пригрозила мне раскрыть некоторые из моих сомнительных поступков полиции, и я отпустил её. У неё было слишком много свободолюбивых мыслей.

Папа собрал всю мою сперму и всосал свои, ставшие перламутровыми пальцы в свой рот.

- Однако я не позволю, чтобы и с тобой произошло то же самое. Определённо нет, сынок. Кстати, вкусная сперма. Мой маленький мальчик уже доказал, что он знает своё место. Ты собираешься стать очень послушным маленьким рабом, не так ли?

Он наклонился и поцеловал меня.

- Эрик - старший сын Кая. Ему двадцать семь. Он женат на Тине - она также прошла мою школу. К сегодняшнему дню их браку четыре года. Диме двадцать шесть и он женат на Даше уже два года - и она проходила обучение в моём доме. Старшие сыновья Кая натуралы, а Серёжка, младший гей. Ты познакомишься с ними через несколько недель, когда будешь готовить ужин в их доме.

Отец вычистил свои пальцы от моих следов.

- Теперь по поводу тебя. Серёжа будет врачом так же, как и его отец. Эта работа предполагает большую занятость и активную общественную деятельность. Он нуждается в красивом спутнике, чтобы он помогал ему обустраивать некоторые вещи, на которые ему просто не хватит времени. Он выпускается этой весной, таким образом, ты – его идеальный подарок.

Я прошептал. – Но мне всего лишь тринадцать.

Он смотрел на меня, улыбаясь. – Тебе требуется небольшое дополнительное обучение. Кай был очень впечатлён тобою в госпитале, поэтому он заплатил сверх нормы, чтобы получить тебя раньше, как раз к выпускному Серёжи.

Я не мог поверить своим ушам. Мой отец только что небрежно рассказал мне о том, что Кай платит ему деньги за то, чтобы он упаковал меня в подарочную упаковку и отдал, словно какую-нибудь ручку. Было уже решено за кем я буду числиться. У меня не было никакого права голоса в этом вопросе. Моё будущее только что изложили мне, как по полочкам. В нём нет места колледжу. Никаких путешествий или возможности сделать карьеру. Никаких личных достижений в моей жизни. Только то, что позволит Сергей Варис. Я не смог сдержать слёз, потому что понял, что моего «Я» больше не существует. Только лишь «Валера-раб», которого они лепили и создавали для своего удовольствия, с сегодняшнего дня и до конца моей жизни.

Иван по ошибке принял мои слёзы горя за слёзы радости. Словно сообщил мне только что прекрасную перспективу. – Ах, детка ты не должен плакать. Я знаю, ты взволнован. Я обещаю, ты не успеешь оглянуться, как выпускной Серёжи уже наступит. Тогда у тебя будет возможность начать новую жизнь. Ты будешь счастливым парнем, сабом успешного врача. Ты никогда не будешь нуждаться в том, чтобы найти работу, твоя задача будет состоять в том, чтобы заботиться о своём мужчине, делая его счастливым.

С этими словами он покинул мою кровать, нагнувшись для того, чтобы поднять и натянуть свои боксёры. Он поднял кляп с ночного столика. – Сядь, Валера, чтобы я мог вернуть шарик туда, где ему положено быть. И тогда ты сможешь немного поспать. Ты должен проснуться рано, чтобы приготовить завтрак, ты помнишь? Я думаю, что вафли будут неплохой идеей. Сегодняшний урок сделает меня очень голодным к утру.

Я сел, чтобы он вернул кляп в мой рот. В любом случае, не нашлось бы слов, чтобы выразить то, что я чувствовал сейчас. Я перевернул свою подушку, чтобы не чувствовать запаха Ивана, которым она пропиталась, лёг и позволил всем эмоциям захлестнуть меня.

Иван, оглянулся, поймав взглядом моё движение. Я затаил дыхание, ожидая, что он сделает мне. Он ничего не сказал, только посмотрел на меня, нахмурившись прежде, чем покинуть мою спальню. Я облегчённо выдохнул и закрыл глаза. Через минуту он вернулся, неся в руках ленты.

- Валера, я не буду тебя наказывать сейчас за это маленькое неповиновение. Это было мелкое нарушение правил. Однако я не доверяю тебе настолько, чтобы оставить в помещении одного на ночь. Поэтому, пока ты не докажешь, что полностью освоил и принял программу, ты будешь привязан к кровати каждую ночь. Дай мне свои руки.

Он связал мои руки над головой, как раньше, и привязал мои ноги за лодыжки к столбикам кровати. Подумать только, что в первый мой день здесь я решил, что эта кровать милая. Теперь я знал получше. У них всё было продумано, даже кровать соответствовала целям обучения программе.

- Теперь, - сказал он, поглаживая мою ногу, которую только что привязал, - отдохни немного. Завтра тебе придётся трудиться больше, чтобы всё освоить, - он усмехнулся злобно, глядя на меня, - но я обещаю, тебе понравится это, - он покинул комнату, выключив свет и закрыв дверь.

Я размышлял о Серёже, каким он был этим утром на кухне. Я вспомнил, что он был добр ко мне. Что он не хотел, чтобы Исмаэль причинял мне боль. Я знал, что он в курсе всего, что происходит со мной. Но он сказал, что не желает, чтобы они полностью сломали меня. Он, по крайней мере, хотел хоть какую-то часть реального меня в нашей совместной жизни. Я задался вопросом, была ли хоть какая-либо надежда на хорошую жизнь с ним.

В конечном итоге я заснул, погружаясь во сны о высоком безликом мужчине со спутанными волосами.

Я проснулся от звука открывающейся двери моей спальни, кто-то включил свет. Было раннее утро. Иван подошёл к моей кровати и сел рядом со мной.

- Доброе утро, Валера. Я собираюсь развязать тебя, чтобы ты мог позаботиться о некоторых своих физических потребностях. Я хочу, чтобы ты вернулся сюда через пять минут, это ясно?

Я кивнул головой, благодарный за то, что смогу сменить положение. Он быстро обошёл вокруг кровати, отвязывая мои руки и ноги.

- Теперь сядь, чтобы я смог снять мячик. Ты сможешь почистить зубы, но помни, что тебе не разрешено говорить, - напомнил он.

Мои ноги так затекли. Я медленно направился к выходу из комнаты, когда меня догнал его голос. – Пять минут, Валера. Я засекаю.

Я попытался идти быстрее и споткнулся, схватившись за дверь, чтобы избежать падения.

- Валера, я неясно выразился, когда сказал не причинять себе повреждений? – он подошёл сзади, схватив меня за шею. – Ты просто зря теряешь время. Теперь быстро иди в ванную, после чего тащи свою задницу сюда. У тебя осталось четыре минуты.

Я побежал в ванную, чтобы позаботиться о своих утренних делах. Я умывался и чистил зубы до тех пор, пока не услышал крик Ивана о том, что у меня осталась одна минута. Я быстро сполоснул рот и побежал к своей комнате, он ждал меня там.

Когда я вошёл в комнату, он сидел за моим письменным столом, барабаня пальцами по поверхности. Указав пальцем на меня, он переместил его в сторону кровати.

- Вернись в кровать, - приказал он.

Я заполз в кровать, не зная, должен ли я сидеть или лечь. Я посмотрел на Ивана, ожидая следующего приказа.

Он встал и подошёл к кровати. – Ляг, Валера, и раздвинь ноги, - он поднял одну из лент, поочерёдно привязывая мои ноги к столбикам кровати, после чего связал мои руки над головой.

Я не понимал с какой целью он снова связывает меня. Разве он не хотел, чтобы я приготовил завтрак для него?

- Хорошо, детка, - сказал он со злой улыбкой, - пришло время нового урока. Ты будешь хорошим мальчиком для папочки? – я был слишком напуган, чтобы отвечать. Но в этом не было необходимости, потому что он подхватил шарик с туалетного столика, вновь затыкая мне рот. – Ты когда-нибудь испытывал анальный оргазм? – я отчаянно затряс головой, безмолвно говоря ему нет.

- Сегодня я буду учить тебя кончать. Хотя оргазм не является обязательным в программе идеального саба, но Серёжка думает иначе. Он ожидает от тебя взаимности время от времени, поэтому ты должен быть подготовлен надлежащим образом к этому, - я всё ещё отрицательно мотал головой. Ведь он не имеет в виду, что будет касаться меня там? Я начал плакать, и я старался сдержаться или спрятать слёзы, но он, конечно, заметил.

- Почему ты плачешь, малыш? Это будет очень приятно. Тебе нечего бояться, - он сильно сжал мой сосок, и я вскрикнул, заглушаемый кляпом, - может быть, ты хочешь урок с Исмаэлем? – он ухмыльнулся мне, и я вновь с силой затряс головой, говоря нет. – Прекрасно, тогда давай начнём, хорошо?

Он забрался на кровать, и я почувствовал тошноту. Я знал, что нельзя, чтобы меня вырвало с кляпом во рту, иначе я просто захлебнусь. Он оседлал мой живот, и через его шорты я мог чувствовать его твердеющий член. Обеими руками он начал нежно массировать мою задницу. Я закрыл глаза, чтобы не видеть этой картины, тогда он пробормотал. – Вот так, детка. Разве, это не приятно? Я знал, что ты будешь восприимчив к этому. Серёжа будет просто счастливчиком. Ты не будешь в его постели сукой, ты будешь кобелём, - он сдавил мои ягодицы пальцами и они напряглись. Почему моё тело реагирует на него? Я не хочу этого!

Он перекатывал мои яйца между пальцами, и я заплакал сильнее. Пожалуйста, пусть это просто закончится. Но это было только началом.

Одна его рука осталась на моих яйцах, поочерёдно лаская левое и правое, вторая же скользнула между моих ягодиц. Так как я был по-прежнему связан, единственное, что мне удалось сделать, это попытаться отодвинуться. Я почувствовал его поглаживания там, и никогда ещё моё чувство униженности не было настолько явным. Я попытался отвернуться, но он не позволил.

- Смотри на меня, Валерка. Я хочу видеть твоё лицо, когда ты кончишь, - велел он, а затем засунул в меня свои грубые пальцы.

Поначалу было так больно.

- О, детка, ты уже такой твёрдый для папочки. Теперь мы должны быть осторожны, чтобы не повредить твою дырочку. Серёже не понравится это, ну разве ты не чувствуешь насколько это приятно? – снова спросил он, а потом я почувствовал его пальцы в каком-то определённом месте, и это послало какие-то электрические импульсы по всему моему телу. Я не понимал, что происходит, но внезапно в комнате стало жарче. Я чувствовал, как его пальцы интенсивнее погружаются и выходят из меня, но продолжал мотать головой, отрицая происходящее. Тогда он стал потирать то самое место внутри меня снова, продолжая просовывать в меня свои пальцы, всё глубже и глубже. Я никак не мог помешать медленному стону, вышедшему из меня и даже кляп не смог заглушить его. – Вот так, детка, - пробормотал он, и тот час меня накрыл ужас. Я не буду этого делать. Я не позволю ему сделать это со мной.

Он потёр в этом месте сильнее, и я крепко зажмурился. Я думал о чём угодно, кроме этих ощущений. И, наконец, я одержал победу, тогда он сильно ущипнул меня за соски. – Ты думаешь, что такой сильный, не так ли? – спросил он, а затем резко оставил меня. Покидая комнату.

Я вздохнул с облегчением, приказывая своему телу расслабиться.

Иван вернулся через несколько минут, неся что-то в руках. Я не мог точно сказать, что это было, но, похоже, у этого устройства был пульт. Он поднял это повыше, и я понял, что у него в руках сверхсильный анальный вибратор, и там действительно были провода и пульт. Я понятия не имел, что он будет с ним делать, пока он не погрузил его туда, где несколько минут назад были его пальцы. Я чувствовал давление от этого устройства именно в том самом месте, прикосновения к которому лишали меня контроля.

- Давай посмотрим, как тебе понравится вот это, - сказал он со смехом и я испугался. На мгновение я подумал, что это приспособление для того, чтобы причинить мне боль. Я закричал в кляп. Но, когда он включил устройство, всё, что я почувствовал, было вибрацией.

Это была сильная вибрация прямо в том месте. И я знал, что теперь ни за что не смогу помешать ему, получить то, что он хочет.

Оставив меня с анальным вибрирующим аппаратом, он отстранился, чтобы выйти из комнаты и вернуться через минуту. Мои глаза были крепко зажмурены, я не видел, как он вошёл, я просто сопротивлялся ощущениям изо всех сил. Я слышал, как он прошёлся по комнате, а потом мои закрытые веки ослепила вспышка. Я был связан, обнажён и с этой ужасной штукой во мне, а он фотографировал меня. Новые потоки слёз полились по моим щекам.

Я почувствовал, как пот выступал на моей коже, а внизу живот завязывался в тугой узел. На минуту я думал, что он причинит мне боль этой штукой, но это было намного, намного хуже. Казалось, узел в моём животе завязывается всё туже и туже, пока мой мозг боролся с телом, пытаясь восстановить контроль. Иван вновь потянулся к пульту, и между моих ягодиц завибрировало сильнее. Мой мозг, наконец, проиграл эту битву, и я почувствовал взрыв внизу живота. Я рыдал в затычку, пока волна за волной эти ощущения охватывали моё тело. И лишь когда последняя судорога прошла по мне, вибрация прекратилась.

Я посмотрел на Ивана, на его лице расползлась широкая улыбка. – Ты такой молодец, малыш, - сказал он, убирая промокшие волосы с моего потного лба, - ты так сильно кончил для папочки. Я думаю, ты заслужил угощение, - он быстро отстранился и я успел заметить его огромную эрекцию, выпирающую из брюк. Он скинул штаны и бельё, снимая тем временем мой кляп. Прежде чем я мог свободно вдохнуть, он обхватил меня за печи двумя руками и его член был у меня во рту.

Смотря на меня сверху вниз, он пробормотал. – Да, детка, ты сделал папочку таким твёрдым. Я так люблю чувствовать твой горячий ротик своим членом, - его бёдра двигались назад и вперёд, он был так глубоко, что доставал мне до самого горла.

- Вот это мой мальчик, соси сильнее, - он наклонился в сторону, и я увидел в его руках фотоаппарат. Он начал делать снимки, оставляя себе на память меня с его членом во рту. Потом он бросил фотоаппарат на кровать и схватился обеими руками за изголовье.

- Блядь, - выдавил он, пока его член подёргивался у меня во рту. Темп ускорился и я пытался старательно вдыхать через нос, чтобы не задохнуться. Я сосал так сильно, как только мог, чтобы он побыстрее кончил и это прекратилось. В конце концов, он погрузился глубоко в моё горло, взрываясь в оргазме. Меня чуть не вырвало, потому что он не отстранялся несколько мгновений. Но, наконец, это закончилось.

- Этот день, так как ты всё ещё не должен есть, ты можешь провести в кровати, расслабляясь и доставляя себе удовольствие, - сказал он, ухмыляясь.

Он поднял с кровати свой пакет с игрушками и камеру и покинул комнату. Я слышал, как он позвал Исмаэля, спускаясь по лестнице. – Эй, парень! Иди, посмотри на несколько откровенных фотографий, которые мне удалось сделать. Думаю, они тебе понравятся.

Я закрыл глаза и попытался заснуть.






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 14.11.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2944297

Рубрика произведения: Проза -> Киберпанк


















1