Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Я плюю на твой труп, я мочусь на твою могилу. Глава 3


Я плюю на твой труп, я мочусь на твою могилу. Глава 3
Я проснулся утром, Иван уже был в моей комнате. На нём была футболка и джинсы. Он не работал сегодня. Это означало целый день с ним и Исмаэлем. O, какое счастье! Вау, какой это будет кайф. Он возвышался надо мной, не отрывая взгляда.

- Ты усвоил этот урок, Валерка?

Я кивнул головой. Он был доволен моим ответом. Протянув руку он стал развязывать мои руки, а затем и ноги. Мои мускулы заныли, получая возможность наконец-то освободиться. Я чувствовал себя так, словно руки и ноги одеревенели. Он всё ещё не удалил шарик из моего рта. Иван мягко перекатил меня на живот. Он забрался на кровать и опустился около меня, начиная массировать мои плечи.

- Я знаю, что это болезненно, Валерка. Я помогу тебе, пока ты не будешь в состоянии встать самостоятельно.

Я ненавидел это, то, как фактически хороши его руки на моих затёкших мускулах. Я только кивнул ему, выражая свою благодарность. Он спустился, массажируя мою нижнюю часть спины. Я был поражён, чувствуя дорожку из поцелуев, которые он прокладывал через мою задницу, слегка лаская её.

- Тебе будет нелегко сидеть сегодня. Я не думаю, что ты должен носить штаны. Думаю только майка и трусы, пока кровоподтёки не сойдут.

Я смог только кивнуть, давая понять, что согласен. Он поцеловал снова и, наконец, позволил мне встать.

- Завтрак готов, одевайся. – Он отодвинулся, разрешая мне тем самым одеться.

Я сел на край кровати, давая ногам минуту почувствовать себя более стабильно, прежде, чем встать. Я качнулся немного и схватился за кровать для поддержки. Во рту всё ещё был связан мячик, и я не мог говорить. Я посмотрел на него, пытаясь привлечь его внимание для удаления этого.

Иван только смотрел на меня. Я повернулся и голым вышел из комнаты, направляясь в ванную.

Когда я вернулся в комнату, он ждал меня с трусами и майкой, которые он хотел, чтобы я одел. Я надел их и ждал разрешения пойти вниз, чтобы поесть. Он приблизился ко мне и, наконец, развязал шар в моём рту. Я следовал правилам. Я направил руку, чтобы притянуть его лицо к моему, для утреннего поцелуя.

Он был очень доволен и разрешил мне покинуть свою комнату, чтобы поесть. Исмаэль сидел за столом и ждал нас. Он улыбнулся, заметив отсутствие на мне одежды. Я ждал, пока Иван сядет, прежде чем взять кофейник. Подойдя, я сел к нему на колени, чтобы налить кофе. Я подождал, пока он не разрешит мне подняться, прежде чем смог встать. Я взял сок из холодильника для Исмаэля, и сделал то же самое для него. И, наконец, получил разрешение сесть. Я осторожно сел и съел свой завтрак в тишине.

Когда мы закончили, я взглянул в сторону Ивана. – Сегодня я думаю, мы должны поработать над двумя уроками. – Он посмотрел на Исмаэля, который улыбался и тоже улыбнулся. – Мы поработаем над преодолением твоей излишней застенчивости и тем самым продвинемся к следующему уроку. Ты стал довольно хорош в своих поцелуях, но они нуждаются в ещё большем количестве усовершенствования. Что ты скажешь, Валерка? - Он спросил меня, зная, что я не стану спорить. – Ты хочешь учиться?

Я смотрел в его глаза. – Да папочка, научите меня быть лучше.

Он был очень доволен мной. Исмаэль просто запрокинул голову и рассмеялся.

- Проклятье, он хорош, Ваня!

Иван приказал мне убрать кухню, в то время, как он и Исмаэль пошли в гостиную, чтобы подождать меня.

Я закончил и пошёл посмотреть, что мой следующий «урок» повлечёт за собой. Они снова смотрели гей-порно, лёжа в своих креслах.

Иван развернулся, заметив меня, стоящего в дверном проёме. – Подойди сюда, Валера, и ляг со мной. Он поставил кино на паузу и заставил меня лечь прямо на него сверху.

- Ты проведёшь следующие тридцать минут, практикуя свою технику для меня и затем для Исмаэля.

- Да, папочка.

Я наклонился и стал целовать его. Я начал с быстрых поцелуев уголков его рта и затем облизал его губы, проделывая путь к его языку. Я всосал его язык в свой рот и мягко прикусил его, продолжая двигать губами над ним. Я почти не останавливался, только лишь для того, чтобы отдышаться и снова возвращалась к его губам. Спустя тридцать минут, я услышал, как будильник прозвонил где-то позади меня.

Иван застонал и крепче сжал меня. - Это было превосходно, Валера. Ты прошёл долгий путь за очень короткое время. Теперь, давай посмотрим, что твой брат думает о тебе.

Я встал, чтобы отойти и когда поднялся, то заметил выпуклость в штанах Ивана. Я быстро опустил взгляд вниз, прежде чем он мог увидеть.

Исмаэль закинул руки за голову и усмехнулся. - Давай посмотрим, что ты умеешь, братишка.

Я подполз к его груди, чтобы лечь лицом к лицу. Я притянул его голову ко мне, чтобы использовать ту же технику, что и с Иваном. Я всосал и прикусил его язык так, как он показал мне. Ему нравилось постоянно увеличивать давление прежде, чем отпустить язык и возвратиться для большего.

Когда будильник сработал второй раз, я попытался отодвинуться, но он быстро притянул мою голову, чтобы помешать мне. Он зарычал и обрушился на мои губы, приподнимая и придвигаясь бёдрами ближе. Я смог почувствовать его возбуждение на своей ноге.

Иван засмеялся и бросил в нас подушку, чтобы привлечь внимание Исмаэля. – Хватит, Исми. Будет больше, не волнуйся. У нас впереди ещё несколько месяцев с ним.

Исмаэль отпустил, и я взглянул на Ивана, дожидаясь его распоряжений. Он сказал мне, что домом пренебрегали в связи с моим приездом, таким образом, я должен был сделать стирку сегодня и прибрать дом. Он или Исмаэль проверили бы мою работу.

- Да, папочка. – Я был благодарен за подобие нормальной домашней работы. Это был первый раз, когда я с таким предвкушением ожидал стирки.

Я вышел из комнаты, а они вернулись к своему фильму, обсуждая какими твёрдыми сделал их мой поцелуй.

Тем вечером я готовил обед. Иван сказал, что, так как моя повязка больше не была проблемой, это было время для накапливания умений. Это всё-таки было частью жизни идеального саба.

Мне было тринадцать лет. Почему он волновался о том, каким сабмиссивом я буду? И какого чёрта он думал, что для того, чтобы стать сабом, необходимо подвергаться такому обучению? Секс не был работой, это было партнёрство, один любовник являлся духовной половинкой другого. Я не знал много о любви, но от наблюдений за Ларой и Ильёй, я мог сказать, что, если вы действительно любите кого-то, и хотите, чтобы он был вашим любимым, то вы принимаете его таким, какой он есть, со всеми достоинствами и недостатками. Прежде чем я перейду к философствованию, это было просто непрактично для меня, я не влюблён и я несовершеннолетний.

После обеда они отправились, чтобы посмотреть игру, в то время, как я убрал кухню, занялся стиркой, а после отправился по комнатам, разносить чистую одежду. Это был первый раз, когда я был в одной из их комнат. Комната Исмаэля была типично подростковой. Спортивные плакаты и постеры из Плейбоя украшали стены. Тут было неряшливо, журналы и грязная одежда разбросаны повсюду. Я положил его одежду, которую постирал в шкаф и вышел, закрывая дверь позади себя.

Я взял одежду Ивана и направился в его комнату. Всё было очень просто. Была моя детская фотография на его столе, на ряду с другими, на ней Исмаэль придавил меня к земле во дворе нашего дома, растянувшись на мне. Исмаэль смеялся в камеру, а я, было похоже, плакал. На фото мне было, примерно, около трёх.

Я вышел из его комнаты и спустился вниз, чтобы посмотреть, нет ли ещё чего-нибудь прежде, чем я мог лечь спать. Я всё ещё ощущал болезненность от своего наказания и очень устал. Ваня сжалился надо мной и позволил мне лечь спать.

Я принял душ, радуясь возможности не наблюдать Ивана, стоящего в дверном проёме. Улыбаясь, я вытерся и надел свою детскую пижаму. Потом нужно было спуститься вниз, чтобы сказать «доброй ночи» должным образом.

Я поцеловал каждого из них и получил разрешения лечь спать без дальнейших унижений. Ваня сказал, что я не был готов к чему-то ещё, после моей прошлой порки. Я заснул той ночью, мечтая о доме.

Следующим утром Ваня разбудил меня очень рано. Он сказал, что это была моя работа подготовить всё для приёма пищи, так как я был самым младшим в доме. Я быстро встал и побежал в ванную, чтобы позаботиться о некоторых вещах, прежде чем вернуться в комнату и посмотреть на одежду, что он для меня приготовил.

Иван вручил мне плотно облегающую футболку с низким вырезом и пару новых шорт, которые плотно облегали мою задницу. Он сказал, что у меня было десять минут, чтобы сделать свои дела, прежде, чем я спущусь на кухню для приготовления завтрака.

Я поцеловал его, желая доброго утра прежде, чем он ушёл, чтобы переодеться для работы.

Я был на кухне, заканчивая приготовление яичницы, когда Ваня и Исми вошли, чтобы поесть. Исмаэль плюхнулся на сиденье довольный тем, что приготовление пищи было больше не его дело. Он нетерпеливо барабанил пальцами по столу, ожидая, когда я обслужу его.

Иван приблизился ко мне, обнимая меня за талию. – Ммм. Замечательно пахнет, Валера. Я впечатлён, что всё уже готово. Однако завтра утром ты должен будешь встать пораньше. Завтрак должен быть на столе, когда я спущусь, я не должен ждать. Понимаешь?

Я начал слегка трястись, предположив что буду наказан. Он тихонько засмеялся мне на ухо. - Нет, детка. Папочка не собирается наказывать тебя на этот раз. Ты не знал, так что я позволяю забыть об этом.

Я сделал глубокий шаткий вздох. – Спасибо, папочка, я не забуду приготовить всё вовремя завтра.

Он похлопал меня по заднице, и отошёл, чтобы сесть за стол. - Я знаю, ты не забудешь.

Я подготовил наши тарелки и принёс первую Ивану, усаживаясь на его колени. Я держал тарелку в одной руке и кофейник в другой. Он был очень впечатлён и улыбнулся мне. Он обнял меня и поцеловал в щёку.

- О, мой маленький Валера, ты действительно балуешь своего папочку. Ты - такой хороший мальчик. Он обратился к Исми. – Не так ли старший брат?

Исмаэль посмотрел на меня и улыбнулся. - Да, он настоящий шеф-повар, Ваня.

Я знал, что он смеётся надо мной. Он настолько лицемерен. Это было его правилом. Я встал и взял тарелку и упаковку сока со стойки.

Я подошёл, чтобы сесть на колени Исмаэля, чтобы также обслужить его. Он не отодвинул свой стул для меня. Он смерил меня взглядом, стоящего пред ним и злобно улыбнулся.

Я не знал, что делать, продолжая стоять. Я посмотрел на Ивана, наблюдавшего за нами. Моё сердце пустилось галопом, потому что это ещё одно испытание, и я не знал, что от меня ждут. Я должен был сделать всё правильно.

Я встал на его место, пытаясь оценить, чего бы он хотел в своём искривлённом, неправильном воображении. – Исмаэль, - мягко спросил я, - могу я, сесть к тебе на колени и подать тебе завтрак этим утром?

Я быстро оглянулся к Ивану, чтобы увидеть, правильно ли я поступил. Он улыбнулся и вернулся к своему завтраку.

Исмаэль что-то пробормотал и отодвинул свой стул. Я сел к нему на колени. Я поставил тарелку перед ним и стал наливать сок. Я собирался встать, когда его руки обхватили меня, обнимая сильнее. Он шептал мне на ухо. – Ты допустишь ошибку, и я получу возможность наказать тебя. Мне понравилось, как ты смотрелся распластанным на столе, когда Ванька порол тебя. Твои крики сделали меня настолько твёрдым для тебя, братишка. Я бы не был так снисходителен к тебе.

Он приподнял мою задницу, и я смог встать, чтобы вернуться на своё место. Мои ноги сводило судорогой.

Я взглянул на Ивана, присаживаясь. Он бросил на Исмаэля оценивающий взгляд. Я так ненавидел его. Я ненавидел их обоих.

В это время зазвонил мобильный Ивана. Он посмотрел на звонивший номер, и встал, чтобы ответить на звонок в гостиной.

Я не очень проголодался, но знал, что так будет лучше. Я поднял вилку и стал медленно есть. Я мог слышать беседу Ивана. Говорили обо мне, и мне не нравился подтекст. Я дрожал, прислушиваясь лучше.

- Да, Кай. Нет, не плохое время. Валера только обслужил нас за завтраком. Да, мы справились с вопросом авторитета на днях... - Он засмеялся. - Я не думаю, что он захочет подвергнуть что-то сомнению снова. И если он допустит эту ошибку, Исмаэль хочет управлять следующим наказанием.

- Нет, не слишком далеко. Я знаю, что Серёжка чувствует вещи немного по-другому, но ему нравиться безупречность, точно так же, как и его старику, не так ли? – Он опять засмеялся... - нет, я понимаю – Тина была особым случаем. Ты видел её прежде? Я рад, Эрик был очень доволен своей белокурой кошечкой. Как Даша действует на Диму?.. Я знал, что она будет отличным выбором. Её бодрость уравновешивает спокойствие Димы.

- Я рад, что он доволен ею. Снова сожалею о неблагоразумности Исмаэля... Ну, что ты думаешь? Я знал, что мой маленький мальчик произведёт на тебя впечатление. - Сказал он с гордостью. - Мы не смогли с ним продвинуться далеко, Кай. Помни, что он находиться дома только неделю. Я должен уничтожить десять лет ерунды от Лары. Она посадила кучу бредовых идей в его голове. Но я знаю, как до него добраться. Я всё сделаю. Я думаю, он будет естественным. Чёрт, я только что целовал его, он делает меня твёрдым, как скала... Да, кто бы подумал, что он окажется таким горячим?

- Если бы я тогда знал, то никоим чёртовым образом не позволил бы Ларке забрать его... Конечно, я не смогу быть таким богатым, как бы хотел, если оставлю его для себя и Исми, но иногда ведь хочется помечтать... И что он думает о фотографии?.. Я не вижу проблем в этом. Дай мне ещё несколько недель, чтобы он был подготовлен лучше. Он быстро учится, но мы ещё не охватили всё, понадобится некоторое время, чтобы подготовить его тело и добиться от него большей искусности... Я думаю, праздники отличный повод для того, чтобы встретиться всем вместе. Возможно, он должен провести день или два с Ланой, чтобы она оценила его кулинарные способности. Я хочу, чтобы все мужчины из четы Варисов были довольны своими избранниками... Я думаю, Серёжка будет более чем доволен им... Ты имеешь ввиду свидание? Хорошо. Хорошо. Это прекрасная идея. Я согласен. Слишком хорошее образование даёт им слишком много ненужных мыслей. Ведь именно в этом плане я ошибся с Ларой... Ведь мой младший сын идёт с активами, в отличие от других... Все документы у твоего адвоката. Ты или Серёжка, когда он будет в городе, можете привезти их сюда. Уверен, он хотел бы увидеть его лично. Познакомиться с ним поближе, если ты понимаешь, о чём я. – Он захихикал.

Повесив трубку, Ваня вернулся на кухню, чтобы закончить с завтраком. Он выглядел так, словно выиграл в лотерею.

- Исми, думаю, ты будешь рад. Кай близок к тому, чтобы согласиться заключить сделку. У нас есть несколько недель до следующей ступени в этом направлении, чтобы подготовиться. Любой промах с нашей стороны и сделка отменяется. Он не будет терпелив, как его племянник Лёня. Тогда нам просто повезло. Он, возможно, убил бы нас обоих, если бы не нашли замену так быстро. Кай был непреклонен, после просмотра фотографий Серёжка сказал, что не примет замену.

- Да ладно, Ванька. Ты знаешь, что та сучка была тяжёлым случаем и не собиралась сломаться. И мы не могли суку отпустить, - проворчал Исмаэль.

- Я знаю, однако думаю, что тебе необходимо выпустить пар с парнями. Это будут очень напряжённые тренировки в ближайшие несколько недель, и наши головы не должны быть затуманены ничем. Он ясно дал понять, что не допустит, чтобы ещё одна ошибка случилась с его семьёй. Он всё ещё в ярости от того, что Димка настоял на том, чтобы оставить Дашу. Почему бы тебе не навестить своих друзей в Нарве завтра? Я займусь Валерой. Ты не очень любишь то, что я планирую на завтра, поэтому почти ничего не упустишь, - я сидел там, чувствуя тошноту. Они говорили обо мне, как о выгодном товаре для продажи сыну Кая. Я сделал вывод, что Иван помог с сабами остальным сыновьям Варисов тоже. И если я не ошибаюсь, то Исмаэль только что признался, что убил одного из рабов!

- Звучит хорошо. Я буду нуждаться в хорошем трахе после сегодняшнего урока с моим младшим братишкой. Завтра будет абсолютно твой день, всё равно этот урок впустую. Кого, бля, волнует, что он чувствует? – Исмаэль просунул руку между спинкой стула и мной и хлопнул меня по заднице. Я дёрнулся от испуга и боли. Моё тело всё ещё болело после вчерашнего дня. И это его движение было первым признаком того, что они помнили то, что я находился в комнате, слыша, всё о чём они говорили.

Иван закончил завтракать и, наконец, обратил на меня внимание. – Валера, моя чашка пуста. Ты должен обращать внимание на то, что происходит вокруг тебя.

Я вскочил и ринулся за кофейником. И от поспешности я споткнулся. Я услышал грохот, пока падал, а потом сильные руки схватили меня, приводя в вертикальное положение.

- Валерка, ты пытаешься помешать заключению этой сделки? Ты не должен вредить себе. Это ясно? – Иван орал, встряхивая меня за плечи.

Я уставился на него широко распахнутыми глазами. Я был ужасно напуган.

- Мне так жаль, папочка, - пискнул я, - я споткнулся. Это был несчастный случай.

Он отпустил меня, пытаясь справиться со своим гневом. – Просто принеси мой кофе, Валера. Разговаривать тебе не разрешали.

Он поднял стул с пола и снова сел. Я взял кофейник, с яростью вытирая текущие из глаз слёзы. Вздохнув, я повернулся к Ивану.

Он откинулся назад. Позволяя мне усесться, и я поднял его чашку трясущимися руками. Я наливал кофе. Носик кофейника стукнулся о край чашки, и я выронил её из рук. Кофе потекло по столу и тарелке Ивана. Кофе выплеснулся на мою майку, стекая по животу, между моих ног, прямо на униформу Ивана.

Он подскочил от боли и ярости, сильно сталкивая меня со своих коленей, я полетел на пол.

- Ты, глупая сука! Смотри, что ты наделал! Проклятье! Моя нога горит и посмотри, что ты натворил с моими штанами! – он смерил взглядом кофейные следы на его штанах и моей новой майке.

Я трясся и слёзы стекали по моему лицу. Я не знал, что должен сделать, чтобы исправить ситуацию. Я повернулся к Исмаэлю, надеясь, что найду ответ. Он откинулся назад на своём стуле, скрестив руки на груди, улыбаясь в ожидании, наблюдая за разворачивающейся сценой.

- Я так сожалею! Не сердитесь! Это был несчастный случай! Я клянусь! – рыдания душили меня настолько, что говорить связно почти не получалось.

Глухо зарычав, он наклонился, поднимая меня с пола за руку и толкая к раковине. – Убери этот бардак, Валерка, а после жди меня в своей комнате.

Исмаэль поднялся и, проходя мимо, сказал. – Теперь моя очередь, младший братишка, - он ухмыльнулся и хлопнул меня по заднице, после чего отправился наверх.

Я заставил себя успокоиться и убрать весь этот пролитый кофе. Я быстро вымыл посуду прежде, чем поспешить наверх в свою комнату. Я понятия не имел, чего ждать.

В комнате я был первым, поэтому быстро сменил свою влажную майку на другую. Я сел за стол, ожидая моего наказания.

Иван вошёл в комнату, на нём были шорты и футболка. – Я вынужден пропустить рабочий день, Валерка. Я должен был объяснить, что дома случилась ситуация, которая требует моего непосредственного внимания. Несколько происшествий сегодняшнего утра действительно складываются не в твою пользу. – Он начал перечислять, загибая пальцы. – Первое, ты споткнулся и мог нанести себе вред. Второе, ты разливаешь кофе на стол, устраивая бардак и мешая мне наслаждаться завтраком. Третье, ты испачкал мою униформу, теперь я вынужден снова стирать её и приводить в порядок. Четвёртое, ты испортил обновку, за которую я заплатил, и я не говорил, что ты можешь переодеться! Пятое, ты заговорил без позволения, и не один раз, а два. И шестое, я вынужден прерывать свой рабочий день, чтобы иметь дело со всем этим.

- Я сожалею. Это был несчастный случай, - прошептал я. Меня трясло от новых рыданий.

- Ты понимаешь, насколько серьёзным должно быть твоё наказание, чтобы возместить всё это? – Он впился в меня взглядом. – Я не хотел наказывать тебя некоторое время. У нас через несколько дней будет важный гость. Однако, ты не оставляешь мне выбора. Мне просто придётся подойти творчески, наказывая тебя в этот раз.

Я не мог понять, что он задумал для меня. Я был напуган. Настолько же напуган, как тогда, когда на нас наехал пьяный водитель на дороге.

- В течение следующих трёх дней тебе не разрешено носить одежду. Чтобы предотвратить ожоги, во время приготовления пищи, ты будешь носить передник, но это всё. – Он прошёл и закрыл двери моего шкафа. Затем он запер ящики моего комода, а ключи положил в карман. Он посмотрел на меня. – Раздевайся, Валерка, и отдай мне одежду. – Я быстро скинул шорты и майку. На мне остались только брифы. Ухватив резинку, я засомневался, посмотрев на Ивана для подтверждения своих мыслей.

- Да, это тоже. Я сказал «без одежды»! Возможно, тогда ты научишься ценить то, что у тебя есть и лучше заботиться о своей одежде.

Я разделся и положил одежду в протянутую руку Ивана. Я стоял там, обнажённый, чувствуя себя настолько униженным, настолько ненавидящим Ивана. Как он смеет отбирать это, не только мою одежду, но и мою личность? Он пытался сломать меня. Я не могу позволить ему этого, я смирился со всем только на первый взгляд.

- Второе, тебе нельзя говорить. Ты будешь носить кляп большую часть времени. Снимать только лишь во время наших уроков. Третье, я не разрешаю тебе есть целый день. Вообще-то, я бы увеличил время этого наказания, но у нас будут гости и ты должен выглядеть наилучшим образом. Кроме того, ты будешь нуждаться в силах для следующего урока. Ты должен совершенствоваться очень быстро, и это большая работа с твоей стороны.

Он приблизился ко мне и вытащил кляп из кармана. Он открыл мой рот, чтобы поместить в него шарик, пока я плакал, и повернул меня к себе спиной, чтобы застегнуть ремешок.

- Я надеюсь, ты хорошо усвоил урок, Валера. Наклонись и дай мне взглянуть на твою задницу.

Я сделал так, как он сказал, пока он ощупывал двумя руками мои ягодицы.

- Твои синяки не настолько плохи, учитывая количество вчерашних ударов. Я думаю, ты можешь получить ещё сегодня без особого вреда. Иди на кухню, Валера, чтобы получить твоё наказание.

Я даже не могу передать, что чувствовал в этот момент. Это было так тяжело. В зале нас ждал Исмаэль, увидев меня, он подошёл и схватил меня за плечи. Его пристальный взгляд скользил по моему обнажённому телу, пока не остановился на кляпе у меня во рту, Исми усмехнулся. Он поцеловал шарик, который помещался между моих зубов, и притянул меня к себе.

- Я люблю видеть, что это нравится тебе, Валера. Твой ротик должен быть всегда чем-то занят. Позже я научу тебя, что ты можешь ещё поместить в свой рот. – Он наклонился, чтобы поднять сумку с пола, и показал мне жестом следовать впереди него. Спустившись на первый этаж, он поставил сумку на пол, вынимая все принадлежности, которые могли бы ему понадобиться. Иван показался в дверном проёме.

- Будь готов, Валерка.

Я знал. Что не могу сбежать, поэтому я неохотно выдвинул стул из-за стола, освобождая место, после этого я лёг животом на поверхность стола, сцепляя руки в замок позади себя, готовый принять наказание. Они связали мои руки и ноги, Иван достал трость для наказаний. Я смотрел, как он передал её Исмаэлю.

- Помни, Исми, всё должно зажить в течение десяти дней, поэтому не более пятнадцати ударов. Синяки после вчерашних тридцати ударов ещё не сошли, поэтому мы должны быть осторожны.

- Безусловно, Ваня. – Я смотрел на Исмаэля, не переставая рыдать. Он смерил меня взглядом в ответ, облизывая губы. – Я могу начать теперь? – Он был настолько отвратителен мне, жалкое существо. Иван указал ему начинать, садясь на стул, готовясь смотреть за процессом. Исмаэль занял позицию позади меня. Он положил трость на мою спину, пока его бёдра вжимались в мой зад. Он потирал руками мою спину и ягодицы, сжимая их время от времени. Он начал стонать, вжимаясь в меня крепче. Сквозь его джинсы я уже чувствовал, что он твёрд. Он грубо схватил меня за бёдра, начав толкаться в меня, то отталкивая меня прочь, то прижимая к себе снова в устойчивом ритме. А Иван просто сидел там и наблюдал за всем этим. Исмаэль продолжал свои толчки, в то время, как я плакал и стонал, пытаясь сжать бёдра и ягодицы.

- Не сжимай так сильно, Исми, ты оставишь новые синяки. Следы от ударов можно объяснить, если они не полностью заживут. Когда Серёжка увидит его, ему будет сложно поверить, что ты сдержался и трахнул его лишь через одежду.

Исмаэль заворчал и положил руки на стол, на уровне моих плеч, навалившись на меня. Он продолжал толкать всё сильнее и сильнее. Мои бёдра ударялись о стол, заставляя меня рыдать от боли. – Боже, Ванька, я так сильно хочу его. Просто попробовать, хотя бы в рот, а лучше всё-таки в задницу.

- Нет, Исмаэль. Если ты не можешь справиться с этим, я примусь за порку. Помни о следующем уроке, ожидающем нас. Это принесёт тебе облегчение.

Казалось, упоминание о предстоящем уроке было именно тем, в чём Исмаэль нуждался. Он просунул руки под меня, имея возможность сжать меня крепко, не оставляя следов. – Ебать! – выкрикнул он.

Исмаэль и Иван засмеялись. – Отлично, теперь Валера запачкал и твои штаны тоже. По крайней мере, это не горячий кофе.

Они всё ещё смеялись, поэтому я был никак не готов к первому удару. Я закричал. Он проверял, кричал ли я после каждого удара. Когда он, наконец, закончил, рыдания душили меня.

- Ах, Ваня, посмотри на эту вишнёво-красную красоту. Красивая попка. Если бы у меня было достаточно денег, я бы оставил его себе. – Иван встал и подошёл ко мне. Они оба поглаживали мои ноющие ягодицы.

- Я знаю, я чувствую то же самое, Исмаэль. Но он стоит слишком много. Мы найдём что-нибудь для нас позже. А пока мы можем всё ещё наслаждаться нашим маленьким Валерой до предела.

- Валера, - сказал Иван, - мы собираемся оставить тебя здесь, чтобы ты подумал над своим поведением. Нет необходимости забирать тебя наверх, потому, как мы напрасно потратим время, так необходимое нам для уроков, в скором времени мы вернёмся.

Прежде, чем покинуть комнату, каждый из них наклонился, оставив поцелуй на моих воспалённых ягодицах.

Я лежал, прикованный к столу и рыдал. Мне было так больно. Физически и эмоционально. Я не знал, как мне пережить этот год до получения паспорта. Я не понимал, какую роль Кай и его сын Сергей должны были сыграть в этом. Я так боялся ответа или другого наказания, ожидающего меня, если бы я задал вопросы.

Я слышал, как Иван в гостиной смотрел телевизор. Исмаэль спустился по лестнице в новых штанах. Он вошёл на кухню и достал две банки содовой из холодильника.

Открыв одну банку, он прислонился к дверце и посмотрел на меня. Сделав глоток, он всё ещё смотрел на меня. Наконец, оттолкнувшись от холодильника, он подошёл ко мне. Несколько раз он прижал банку к моей пылающей заднице, хихикая, когда я дёргался от холода. Я стонал от боли, это было ужасно. Он наклонился, вновь оставляя поцелуи на ягодицах.

- Я клянусь, если бы ты был моим, то единственная возможность для тебя выйти из этой позы, была бы находиться связанным в моей кровати. Я ненавижу то, что Серёга заберёт тебя. Может, он будет милым и захочет меняться. Или ещё лучше, отошлёт тебя. Тогда Ваня и я сможем оставить тебя себе. - Я задрожал. Он ещё раз прижался ко мне и подхватил банки с содой со стола. Мои ноги начали трястись от неудобного положения, но не было ничего, чтобы я мог сделать для облегчения боли. Оставалось только ждать моего отца и брата, когда они решат, что готовы для следующих пыток надо мной.

Я, должно быть, лишился чувств, потому что следующее, что я ощутил, - ладони, поглаживающие мои ноги, разминающие ноющие мышцы. Я заскулил, но кляп был всё ещё во рту, заглушая звук. Эти руки по-настоящему дарили облегчение моим ногам. Я продолжал постанывать, пока пальцы сильнее массировали мои страдающие мышцы. Я был всё ещё привязан к столу. Не знаю, был ли это Иван или Исмаэль, потому, как человек молчал и стоял сзади, а я не хотел открывать глаза, чтобы увидеть. Прямо сейчас я предпочитал притворяться, что не существует ничего, кроме этих ладоней, дарящих мне целебный массаж. Честно говоря, мне было всё равно, кто это был. Эти ладони дарили приятные чувства, успокаивающие.

Наконец, я открыл глаза, пытаясь увидеть, который из них наблюдает за мной, таким образом, я мог бы угадать того, кто делал массаж, ведь необходимо будет отблагодарить за это позже. Моё сердце пропустило удар, поскольку они оба наблюдали за мной, потягивая пиво. Господи Боже, кто тогда трогал меня? Кого они ещё привели, чтобы участвовать в их отвратительных играх, причиняющих мне столько боли? Доктора Вариса?

Меня начало трясти от страха. Тогда раздался бархатный, мягкий голос, который был мне не знаком. – Не двигайся, Валера. Просто расслабься. Тебе не стоит беспокоиться, я не причиню тебе боли.

- Ты не должен баловать его слишком, или он никогда не выучит, где его место, - разъяснил Иван человеку позади меня.

- Может, и так, но я не хочу, чтобы он был повреждён. Я думал, что мои инструкции были переданы вам, и вы понимали, чего я ожидаю, - человек казался раздражённым, и раздражение было направлено на Ивана и Исмаэля.

Я не мог поверить, что они сидели там и спокойно выслушивали всё это. Я не мог поверить, что этот человек и мой отец с братом обсуждали меня, пока я был нагим, привязан к столу с кляпом во рту. Казалось, для этого человека такое положение дел привычно, всё было в порядке. Я немедленно сопоставил этого человека с Иваном, и горькая ненависть поднялась во мне к незнакомцу. Не имело значения, что он немного облегчил мои страдания массажем, он был монстром. Я даже не знал его, но мне и не нужно было, я уже понял, что он из себя представляет.

- Я, несомненно, понял, чего ты хочешь. Но ведь наказания – часть учебного процесса, - продолжил Иван, пытаясь говорить убедительно.

- Повторюсь, Ваня, я понимаю твои учебные методы. Это причина, по которым моя семья сотрудничает с тобой на протяжении многих лет. Я просто не хочу шрамов на нём и не хочу, чтобы ты сломал его. Послушный мне нужен, но я не хочу зомби. Действительно ли мы поняли друг друга? Подчини его, но не ломай.

Человек продолжал массировать мои ноги. Он задел место, которое болело больше всего, и я дёрнулся и закричал в свой кляп.

- Шшш, Валера. Я знаю, тебе больно, - нет, он, определённо, не знает! Он не знает, что значит получать пытки от своей семьи. Я почувствовал, как прохладные губы прикоснулись к пульсирующему болью месту. Я не мог отрицать, что это было очень мягким и нежным прикосновением, сильно отличающимся от того, что я испытывал от рук своего отца и брата.

Исмаэль проворчал. – Ты даже не должен быть здесь. Ты прерываешь сегодняшний урок. Я думал, тебя не будет до следующей недели.

- Это больше похоже на то, что я прервал пренебрежение тем, что является моим, Исми. Вань, как долго он был здесь в таком положении?

Иван откашлялся и выглядел смущённым. – С тех пор, как Исмаэль закончил с наказанием. Примерно, четыре часа.

- Четыре часа! Ты не мог отправить его наверх, чтобы он лёг? – теперь человек практически рычал.

Это было странным, но слушая беседу, я перестал бояться человека, которому принадлежал этот голос.

Он заставлял меня чувствовать себя в некоторой безопасности. Я бы хотел, чтобы он забрал меня или остался здесь для меня. Он казался немного лучше, чем Иван и Исмаэль.

- Я сожалею. Возможно, мы увлеклись спортивным каналом и забыли о времени. Это никогда не повторится снова. Ты должен знать, что такое не является обыденностью, это случайность. Я и Исми, мы оба, чрезвычайно заботимся о собственности Варисов.

- Я понимаю, Ванька, и это единственная причина, по которой ты всё ещё жив сейчас.

- Спасибо за понимание, - ответил Иван. Весь его вид выражал облегчение от того, что он прощён за эту ошибку со мной.

- Теперь, когда это прояснилось, объясните мне степень его подготовленности. Что уже сделано и что запланировано на ближайшее время? Я хочу полный план на все дни, таким образом, я смогу увидеть его прогресс. С этого момента я буду лично наблюдать за обучением.

- Что, чёрт возьми, это значит? – прорычал Исмаэль.

- Это значит, дорогой Исми, что я хочу знать мельчайшие подробности того, что вы каждый день делаете с моим Валерой. Это значит, что если я захочу наблюдать или участвовать в его обучении, я буду. Это значит, что если я захочу что-то изменить или добавить в его обучение, вы сделаете это. Это достаточно разъясняет тебе значение моих слов? - прорычал голос в ответ.

- Нет проблем, - сказал Иван, толкнув Исмаэля локтем под рёбра, - так ведь?

- Да, никаких проблем, - проворчал Исмаэль, отхлёбывая пиво из банки.

- Теперь вернёмся к вопросу, на котором мы остановились, - произнёс мужчина, - какой урок у него следующий?

Иван и Исмаэль усмехнулись злобно, прежде, чем Иван попытался исправить выражение своего лица.

- Мы провели эту неделю, преподавая ему основы. Мы не могли продвинуться действительно далеко, пока его повязка на руке не была снята. Некоторые вещи требуют использование обеих рук, ты знаешь, - Иван ухмыльнулся.

- Да. Ну и как он справлялся до сих пор? – он продолжал массировать мои ноги длительными, успокаивающими движениями.

- Думаю, Исми и я склоняемся к мысли, что он естественный. Он способен в рекордно короткие сроки сделать нас невозможно твёрдыми. Я думаю, ты будешь чрезвычайно доволен.

- Я уверен относительно этого, иначе бы не выбрал его. Тем не менее, у меня более жёсткие критерии, чем у моих братьев, хотя с их сабами всё прекрасно. Уверен, что вы проделали большую работу с ними. Я просто хочу совершенства для себя.

Я почувствовал, что мужчина позади меня поднялся на ноги. Исходя из разговора, я сделал вывод, что это Сергей Варис. Я бы хотел увидеть его. Я нервничал. Его, кажется, не беспокоила вся эта ситуация. На самом деле, он, похоже, требовал большего. Я так растерялся и испугался, но самое главное, я почувствовал гнев. Я ненавидел их всех. Я бы хотел, чтобы мне объяснили всё. Я знал, что ответы мне не понравятся, но незнание было хуже. Словно я ослеп.

- Вы думаете, что он будет в состоянии охватить все знания за выделенный срок? – спросил он. Теперь он массажировал мои плечи и спину.

- Мой мальчик доказал, насколько быстро он учится. Ты не будешь разочарован, обещаю, - уверил его Иван.

- Хорошо, но он здесь только две недели, и, исходя из того, что я видел и из моей беседы с отцом сегодняшним утром, он уже был наказан дважды. Не очень хорошее начало, Ваня.

- Ему потребуется проделать больше работы, чем предыдущим. Он не воспитывался в приёмных семьях, как сабы твоих братьев. Лара наполнила его идеями и ожиданиями чего-то большего в течение этих десяти лет. Я должен вытрясти всё это из его головы, чтобы после программировать его под тебя.

Мужчина глубоко вздохнул, казалось, он обдумывает слова Ивана. – Хорошо, я понимаю это. Понимаю, что ему необходимо много работать, но я хочу его, таким образом, полагаю, мне необходимо набраться терпения. Помни только, что в мае я жду конечный результат. Теперь, что запланировано на вторую половину дня сегодня и на эту неделю? Уже время обеда.

- Ну, ты мог бы остаться на обед. Я уверен, что Валера хотел бы услужить тебе. Мы работаем в различных направлениях «доставления удовольствия» в течение ближайших двух недель. Кай сказал, что для тебя это особенно важно, - сказал Иван.

- Да, но как бы я ни хотел остаться на обед, у меня назначена встреча в больнице, и я опаздываю. Необходимо разобраться со всеми документами, чтобы переехать сюда сразу после праздников. Столько бюрократии и волокиты, чтобы перевестись сюда в середине года, но я хотел бы держать руку на пульсе. Я доверяю тебе, ты сможешь удержаться и контролировать себя рядом с ним, но я не доверяю Исмаэлю следующий уровень обучения. Я хочу, чтобы ты держал Исмаэля под контролем. Я не приму оправданий за ошибки.

Слова Сергея Вариса звучали, как бред. Что было не так с мужчинами-доминантами? Кто, вашу мать, вырастил их такими жестокими, испорченными людьми?

Иван и Исмаэль поднялись со своих мест, чтобы попрощаться. Сергей же (я был уверен, что это он, хотя до сих пор не слышал, чтобы они обращались к нему по имени) поглаживал мою задницу обеими руками. По положению его рук, я мог утверждать, что он вновь опустился на колени.

- Мой бедный Валера, - произносил он, оставляя поцелуи на больных местах, - пожалуйста, будь хорошим мальчиком. Я ненавижу видеть то, как ты страдаешь. Ты слишком красив для этого, - О-о-о, да заткнись ты! Мне так хотелось заорать ему это, но мои голосовые связки не позволяли мне этого. Ведь в моём рту кляп, словно у какой-то крысы.

Он встал, продолжая поглаживать мою задницу. – Вань, ты должен позволить ему отдохнуть и вымыться перед следующим уроком. Помни, что он здесь уже долгое время. Я уверен, что у него есть некоторые физические потребности.

- Конечно, Серёжа. Исми отвяжет его и отнесёт наверх, чтобы он мог посетить уборную.

Я почувствовал, как Исмаэль приблизился ко мне, в то время, как Сергей шагнул в сторону, уступая место. Серёга продолжал успокаивающие, круговые движения ладонями по моей спине, обсуждая с Иваном футбольную игру, которая состоится сегодняшним вечером. Он ждал, пока Исмаэль отвяжет меня.

Исмаэль, ослабляя верёвки, сжал одно из наиболее чувствительных и израненных мест. Я дёрнулся от боли и застонал.

Я услышал, как Сергей издал рычание. – Достаточно, Исмаэль.

- Да, конечно, - ответил он, стремительно разворачивая меня и закидывая себе на плечо. Думаю, мои ноги всё равно отказались бы служить мне.

Пока он нёс меня через кухню, я смог только мельком взглянуть на Сергея. В действительности, я не мог сложить полную картину его внешности, кроме того, что он обладал высоким ростом, и его волосы торчали в разные стороны в беспорядке.

- До свидания, Валерка. Скоро увидимся, - услышал я его голос на пороге кухни, болтаясь на плече Исмаэля.

- Может, и так, но наслаждаться его телом я буду первым, - захихикал Исмаэль, поднимаясь по лестнице. Никто не услышал его, кроме меня.

После того, как я позаботился о некоторых своих «физических потребностях», мои одеревеневшие ноги пришли в более или менее нормальное состояние. Я посмотрел на своё лицо в зеркале, вытираясь влажной салфеткой. Я ненавидел вид этого тупого кляпа у себя во рту. Я чувствовал себя забитой свиньёй, которую скоро подадут на блюде, и, судя по разговору, услышанному мною ранее, именно так и было.

Покинув ванную, я медленно спускался по лестнице, чтобы не упасть. Иван и Исмаэль сидели за столом, ожидая меня. Оба усмехнулись, глядя на то, как я стою перед ними обнажённый, с кляпом во рту и ожидаю дальнейших инструкций.

- Итак, Валера, готов ли ты подать нам обед, после которого мы смогли бы продолжить обучение? – спросил Иван.

Я кивнул, ожидая, что же они закажут из еды.

- Думаю, так как у нас не слишком много времени сегодня, то ты можешь сделать сэндвичи на ланч. Исми и мне не терпится начать наш следующий урок. Не так ли, Исмаэль? – Иван злобно усмехнулся, глядя на меня.

- Да, я уже твёрд, как никогда из-за него, Ваня. Урок обещает быть весёлым.

Я начал искать передник. Иван сказал, что на кухне я мог носить его. Он, должно быть, угадал, чего я хотел.

- Нет, нет, Валера. В приготовлении сэндвичей нет опасности обжечься, поэтому тебе не нужен будет передник сегодня. Вытащи из холодильника всё, что тебе понадобится, и стол в твоём распоряжении.

Я на мгновение опустил голову, чтобы остановить слёзы, готовые пролиться, и направился к холодильнику, чтобы достать продукты. Я разложил всё на столе и вернулся к шкафчикам за их тарелками. Подойдя к стулу Ивана, я замер в ожидании.

Он подвинулся так, что я мог сесть на его колени. Я готовил сэндвич согласно его указаниям, в это время он потирал мою голую задницу и бёдра, иногда обхватывая пальцами мои соски, пока они не напрягались. От холода, не от удовольствия. Он ошибочно думал, что я возбуждался от этого. Что за бред?

Я старался изо всех сил игнорировать то, что Иван делал, но случайно встретился взглядом с Исмаэлем. Он наблюдал за нами через стол, облизываясь и издавая мягкие смешки.

Я закончил с сэндвичем Ивана, и он позволил мне подняться, чтобы заняться едой Исмаэля. Исмаэль затащил меня на свои колени, принимаясь поглаживать и сжимать меня. Он держал мои яйца и член обеими руками, поочерёдно сжимая шары, не выпуская их из своей хватки ни на секунду. Я пытался подавить стоны, но никак не мог сдержать слёзы, которые заструились из глаз. Это было так больно.

Наконец, Иван вмешался. – Достаточно, Исмаэль. Мы же хотим получить то, что включает в себя следующий урок, не так ли, мальчик? – Исмаэль разочарованно вздохнул и сделал то, что велел Иван.

Так как мне не разрешалось есть, я не знал, что должен был делать. Я вопросительно посмотрел на Ивана.

- Ты можешь постоять там, Валера. Если ты не ешь, то не должен садиться, и я уверен, что твоей заднице стоя более удобно, нежели сидя, - он засмеялся.

Исмаэль развернул свой стул, чтобы я был у него на виду, и пока он ел, то постоянно пялился на меня. Когда они закончили с едой, я отнёс их тарелки к раковине, чтобы помыть их, и убрал всё лишнее со стола.

Исмаэль потёр руки, обращаясь к Ивану. – Ну, мы готовы?

- Вполне, я просто смотрю на него. Валера, пожалуйста, захвати несколько банок пива и жди нас в гостиной, - проинструктировал меня Иван.

Они покинули кухню, а я, подхватив их пиво, следовал за ними. Я так боялся того, что сейчас случится.

Они сидели в своих креслах, ожидая меня, когда я зашёл в комнату. Я стоял перед Иваном и ждал.

Иван приказал мне встать на колени, так, чтобы он мог снять мой кляп. Он переместил шар, увенчанный ремешками, на столик рядом с ним и потянул меня на свои колени.

– Для сегодняшнего урока, Валера, мы собираемся изучить твой замечательный маленький ротик, чтобы научить тебя пользоваться им, как можно более хорошо. Ты понимаешь, о чём я? – спросил он.

Я посмотрел на него непонимающе, но потом мои глаза расширились, когда понимание пришло. – Да, папочка, - просипел я. Мне хотелось кричать, но я подавил это желание.

- Хороший мальчик. Теперь подари мне поцелуй, чтобы разогреть твои губки, тогда ты сможешь начать со своего брата, - он притянул мою голову к себе, чтобы получить свой любимый поцелуй. Я целовал его глубоко до тех пор, пока он не застонал. Я знал, что это был знак, когда я мог отстраниться.

- О-о-о, Валерка, не могу дождаться, чтобы почувствовать твой ротик на моём члене, - он застонал и выгнулся, создавая натяжение его брюк, - посмотри, что ты делаешь с папочкой.

Я смотрел на него и просто ждал. У меня не было ни единой мысли в голове, так что если он и ждал от меня ответа, я не мог бы ему его дать. К счастью, ответ не потребовался.

- Хорошо, поднимайся. Исмаэль ждёт тебя. Он даст тебе инструкции, как начать. Будь внимателен.

- Да, папочка, - я поднялся и подошёл к Исми. Я стоял и ждал его указаний.

Он поднялся, подойдя ко мне поближе, и схватил меня за волосы, оттягивая мою голову назад. – Я ждал этого с тех пор, как увидел тебя в аэропорту. Ты заставишь меня кончить, младший братишка?

Я задрожал. – Я хочу, чтобы ты кончил, Исми, - выдавил я из себя, проглатывая желчь, поднимающуюся во мне.

- Сними мои штаны и встань на колени передо мной. Положи под колени диванную подушку. Ты пробудешь в этом положении долго, - он злобно усмехнулся мне, - меня не так-то легко удовлетворить.

Я взял подушку с дивана и опустил её на пол. Расстегнув его штаны, я спустил их, позволяя ему освободиться. Встав на колени, я спустил его боксёры, впервые увидев его полностью твёрдый член. Я пытался подавить дрожь, ползущую по позвоночнику.

- Вань, я думаю, будет более успешным, если первые пару раз ему можно будет управлять, как ты считаешь?

Иван усмехнулся. – Ты такой злой мальчишка. Но только что я думал о том же. Я сейчас вернусь, - я сел на корточки в ожидании дальнейших унижений.

Иван вернулся, на его пальце были нанизаны ободки наручников, и он совершал круговые движения рукой, позволяя наручникам прокручиваться, позвякивая. Он завёл мои руки за спину и защёлкнул наручники на моих запястьях. Когда всё было готово, он уселся, намереваясь смотреть.

Член Исмаэля маячил перед моими глазами, подёргиваясь, пока я со страхом смотрел на брата. Он обхватил мою голову руками. – Открой рот, - это всё, что он сказал, прежде чем его член полностью заполнил мой рот.

Я соединил губы вокруг его члена, в то время, как он сжал в кулак мои волосы, направляя движения. Он отстранялся и снова проникал в мой рот, с каждым разом всё глубже.

- Используй язык и зубы, Валера, точно так же, как когда ты целуешь меня, и соси усерднее. И не смей закрывать глаза. Я хочу видеть то, как ты смотришь на меня, когда кончу на твоё лицо.

Я сделал то, что он сказал, проведя языком по всей длине его члена, продолжая сосать. После я прикусил его зубами.

Он почти полностью вышел из меня. – Соси и лижи теперь только головку, - я выполнил инструкции и теперь я мог чувствовать вкус его выделений. Я боролся с рвотными позывами. Через несколько минут он вновь полностью погрузил свой член в мой рот, в то время, как я продолжал сосать.

Я мог сделать вывод, что он близок, потому что он начал стонать. – Да, вот так. Отсасывай, сука, - он сильнее дёрнул меня за волосы, ускоряя движения. Я мог чувствовать, как его член набух и подёргивался у меня во рту, и внезапно он полностью покинул мой рот. Он откинул мою голову назад, чтобы убедиться, что я смотрю на него, обхватил свой член и направил его на меня так, что струи спермы ударили мне в лицо, стекая на грудь. Когда его оргазм утих, он приказал мне снова открыть рот, где спустя секунду снова оказался его член.

- А сейчас сделай меня чистым. Поторапливайся и вылижи меня дочиста, - он усмехнулся. Я сосал и лизал, пока он не был удовлетворён тем, насколько он чист. Наконец, он отпустил мою голову и рухнул на кресло. – Ну да, это было классно.

Я посмотрел на Ивана, который не сводил с меня глаз. Его глаза потемнели, пока он оглядывал меня. Я стоял на коленях, с руками, скованными наручниками за моей спиной, мои волосы были в беспорядке от рук Исмаэля, и его сперма стекала по моей груди.

Иван встал и снял свои штаны. Я подполз на коленях к подушке около него и ждал. Иван возвышался надо мной. Его член был больше, чем у Исмаэля. Я был уверен, что задохнусь. Он притянул меня за голову к себе. Я открыл рот, вглядываясь в лицо своего отца и ожидая следующего шага по дороге в ад.

Он полностью заполнил мой рот, и я сомкнул губы вокруг его члена. Он откинул голову назад и застонал, обхватывая мой затылок двумя руками. – О-о-ох, Исми, ты не рассказал мне, насколько хорош его ротик.

Исмаэль засмеялся. – Подожди, он ещё не начал.

После этого Иван отодвинулся, выскальзывая из моего рта и снова врываясь в него, и так несчётное количество раз, пока я сосал и проводил языком по его члену так же, как я делал для Исми. Чем дальше он выходил, тем глубже входил, пока я не начал давиться.

- Расслабь своё горло, Валера, и рвотных позывов больше не будет. Давай ещё раз, - он вошёл в мой рот полностью, достав членом до самого горла, - соси сильнее и сглатывай. Постарайся, чтобы папочка поместился в твой ротик полностью, детка.

Я сделал, как он сказал, почувствовав, как головка его члена скользнула в моё горло. Он продолжал терзать мой рот и горло, его движения становились всё яростнее, он всё сильнее и сильнее сжимал мои волосы при каждом толчке.

Иван начал постанывать. – Блядь! Все эти годы упущены, у меня мог быть мой мальчик, который каждый день отсасывал бы мне так хорошо! – я задрожал от его слов. Посмотрев на его лицо, я мог сделать вывод о том, что он близок.

Он посмотрел на меня, как я обхватываю губами его член, наблюдая за тем, как он входит и выходит из моего рта. Его член начал подёргиваться, и он быстро вышел из меня, чтобы сперма залила моё лицо и грудь, в точности, как с Исмаэлем. Кончая, он выкрикнул моё имя. После того, как он успокоился, член снова был у меня во рту, чтобы очистить его.

Когда, наконец, Иван отпустил меня, усаживаясь на своё место и окидывая взглядом то, как я стою перед ним на коленях, он наклонился вниз и погладил мою щёку. – Папочка так гордится тобой, Валера. Ты был хорош. Повторим ещё несколько раз таким образом, а потом мы позволим тебе глотать.

Он сказал это так, словно они с Исмаэлем лишают меня чего-то важного. Какой из кругов ада я проходил сейчас? Но я сказал единственную вещь, которую имел права говорить. – Спасибо, папочка.

Исмаэль только откинул голову назад и засмеялся. Ни один из них не одел свои штаны, и мне не было приказано подняться с коленей, таким образом, я стоял там, покрытый их спермой, и ждал.

Иван посмотрел на меня. – Мы только нуждаемся в минутке, а затем вновь в твоём распоряжении, детка. Просто расслабься и отдышись, - с этими словами он включил телевизор и обратил всё своё внимание на игру. Он смотрел игру и поглаживал мою голову так, словно я был собакой. Я сидел на полу и ожидал следующего этапа пыток, который скоро начнётся. Я вспомнил его утренние комментарии об удалении моих идей и возвышенных ожиданий и перепрограммировании меня. Это, конечно, было шагом в этом направлении.

Они проделывали со мной это снова несколько раз до ужина, разбрызгивая сперму по моему телу. Мне разрешили перерыв, чтобы позаботиться о себе, но приказали ничего не стирать с тела. Иван заказал доставку пиццы на ужин. Когда прибыл парень из службы доставки, Исми вынес меня из комнаты. После они вернули меня в комнату, на то самое место на полу, где я должен был ждать, пока они покончат с едой.

После ужина они сказали, что готовы к последнему раунду перед сном. На этот раз это заняло больше времени, потому, как они уже имели несколько оргазмов до ужина. Когда я закончил, они оба помогли мне встать, Иван снял наручники. Отец с Исми написали свои инициалы на сперме, покрывающей меня, ухмыляясь своей выходке.

Иван, наконец, сказал, что я могу принять душ и отправиться спать. Я направился в ванную. Включил воду на полную мощность и, опустившись на пол душевой кабины, плакал, пока вода омывала моё грязное тело. Я мылся до тех пор, пока не убедился в том, что на мне не осталось ни следа от них, после чего покинул душевую кабину.






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 14.11.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2944295

Рубрика произведения: Проза -> История


















1