Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Я плюю на твой труп, я мочусь на твою могилу. Глава 2


Я плюю на твой труп, я мочусь на твою могилу. Глава 2
Будильник звонил прямо над ухом. Я выскочил из постели, в надежде успеть одеться, прежде чем Иван придёт, чтобы наблюдать за мной. Я успел натянуть свои трусы и майку, когда он зашёл ко мне в комнату.

- Доброе утро. Мы готовы пойти за покупками, не так ли? – Сказал он, медленно опускаясь на стул около стола, похлопывая по ноге, приглашая меня сесть к нему на колени.

Я сел и поцеловал его, отстраняясь только тогда, когда он позволил мне. – Доброе утро, папочка.

Он позволил мне собраться, наблюдая за мной. После, проследовав за мной из комнаты, чтобы позавтракать. Это было повторение вчерашнего завтрака, за исключением того, что Исмаэль не требовал кофе, он хотел только сок. Исмаэль сказал, что приём кофе сегодня следует пропустить.

Мы убрались на кухне, и вышли к грузовику Ивана, который стоял рядом с полицейской машиной. Несмотря на то, что впереди было только два места, Исмаэль заставил меня сесть между ним и Иваном.

Они обсудили, что именно из одежды мне нужно было, и мы направились к торговому центру. Я знал, что моё мнение им не интересно, поэтому мне оставалось лишь молчать, глядя на вещи, которые они мне выберут. Я был уверен, что мама никогда бы не разрешила одеть мне эти вещи.

Первый магазин, в который мы зашли, был интимного мужского белья. Иван ждал снаружи, пока Исмаэль направился со мной. В конце концов, чтобы подумали люди, увидев мальчика-подростка и отца помогающего выбирать наиболее откровенную одежду и нижнее бельё. Они видели Исмаэля и думали, что он был моим сексуально озабоченным другом, а не братом.

Я уже был предупреждён, не спорить и держать мой рот закрытым, чтобы избежать любых нежелательных вопросов. Я был очень послушным и ни разу ни сказал, ни слова. Только взял те отвратительные вещи, которые он подобрал для меня, и пошёл в примерочную. Вечером я должен буду показать их Исмаэлю и Ивану. Уверен, они с нетерпением ждали вечернего показа.

Когда Исмаэль был удовлетворён количеством нижнего белья для моей начальной коллекции, мы вышли и увидели Ивана снаружи. Его глаза заблестели, и он облизнул свои губы в предчувствии вечернего праздника. Исмаэль тоже улыбнулся, поскольку он не мог посмотреть в магазине.

Мы продолжили, побывав ещё в нескольких магазинах. Теперь у меня были джинсы, которые были настолько узки, что я едва мог сидеть в них, и сидели так низко на бёдрах, что я клянусь, это было лишь чуть выше моей задницы. Они вручили мне рубашки, которые Лара называла «распутные». Всё было сшито так, чтобы как можно больше показать открытой кожи, насколько это было возможно. Я и не полагал, что мы пойдём ещё и в обувной магазин. Иван настоял, что я должен научиться носить мужские туфли с каблуком со своей новой одеждой. Мои кроссовки не могли создавать правильной картины.

Мы решили передохнуть и заодно пообедать в кафе. Я не должен был ждать или прислуживать им там.

– Люди не поняли бы проявление любви в нашей семье, - объяснил Иван. Это шутка. Какая любовь? Любовь к унижению и позору? Он был прав, кто-нибудь мог понять, что кое-что очень неправильное происходит с Начальником полиции и его сыном.

Когда мы закончили есть, Исмаэль объявил, что мне необходима стрижка для завершения образа. Иван согласился. Никогда не мог предположить, что моя жизнь настолько изменится. Я задумался, догадывалась ли Лара, каким был Иван, и не поэтому ли она оставила его, чтобы защитить меня.

Исмаэль сказал, что пойдёт в другой магазин, чтобы приобрести некоторые вещи и встретится с нами позже. Он подмигнул Ивану, прежде чем уйти.

Мы добрались до салона, и женщина за стойкой посмотрела на нас. – Ванька! – Завизжала она и обежала вокруг стойки, чтобы обнять его. – Я не могу поверить, что ты вернулся так скоро. Она выглядела чуть за тридцать и создавала впечатление такой же подлой душонки, какая была у Ивана. Волосы вьющиеся рыжие, почти красные, маленький топ, через который можно было увидеть практически всё и туго сидящие джинсы.

- Эй, Вика. – Он поднял её и быстро поцеловал. Это не было похоже на поцелуи, которые я должен был дарить ему. – Да кто знал, что мой мальчик так неожиданно вернётся в мою жизнь.

Она обернулась и посмотрела на меня. – Это твой сын? Этот малыш? Вань, он выглядит даже меньше самой маленькой мышки.

Мне было не по себе, хотя меня и не волновало её мнение.

- Ну ладно тебе, Викуля, – сказал Иван, слега сильней щипая её за щёку. – Вот почему мы здесь, у тебя. Я хочу, чтобы ты применила свою магию.

Она послала Ивану задумчивый взгляд. – Ты планируешь, как обычно? Своего собственного сына?

- Достаточно, Вика, ты только испугаешь маленького Валерку. – Он притянул меня в свои крепкие объятия и потёр руками мою задницу.

Вика заметила этот жест и злобно улыбнулась ему. – О, плохой Ванюшка, как тебе не стыдно, - шутя сказала она.

Иван подвёл меня к стулу и усадил. Она махнула другой девушке, чтобы та подошла и занялась мытьём моих волос, пока она с Иваном обсуждала мою стрижку. Опять у меня не было права голоса, поэтому я просто ждал.

Вика, наконец, вернулась ко мне и приступила к волосам. Развернувшись к Ивану, она спросила, - Ты хочешь, чтобы я покрасила его? У последнего были тёмные волосы, и я знаю, что тебе нравится изменять вещи.

- Нет, оставь естественным. Вместе с цветом его глаз смотрится потрясающе. У того другого волосы были короткими, но у Валеры оставь подлиннее. Чуть изменённая длина изменит его достаточно.

Он оставил нас, чтобы сесть и читать журнал, а она приступила к работе над моими волосы. Я понятия не имел, как я буду выглядеть, когда она закончит. По поручению Ивана, она держала меня спиной к зеркалу.

После стрижки, сушки и укладки моих волос, она сообщила Ивану, что я уже готов. Я всё ещё был спиной к зеркалу и не имел ни малейшего понятия, что он увидит. Он приблизился и бросил на меня критический взгляд.

Я заметил, как зашёл Исмаэль с двумя сумками в руках. Приблизившись, он присвистнул.

– Проклятие, братишка, ты хорош.

Иван, наконец, улыбнулся мне.

– Действительно очень хорошо. Ты просто прекрасен. Отличная работа, Вика.

Я выдохнул. Не представляю, что произошло бы, если бы Ивану не понравился результат.

Вика была очень горда собой. - Ну, я могу показать ему новый облик? - спросила разрешение она у Ивана.

- Да, я думаю, он будет также впечатлён.

Она повернула стул, и я оказался перед зеркалом. Я не узнал парня, смотрящего на меня. Я ещё не рассмотрел деталей, но и первый взгляд на себя впечатлял. У меня были, как я мог предположить «сексуальные волосы». Они выглядели рваными и спутанными, как будто кто-то долго проводил руками по моим волосам. Я не выглядел на тринадцать. Я выглядел, по крайней мере, на двадцать.

Я поднялся, чтобы мы смогли уйти. Тихо поблагодарив её, я ждал пока Иван рассчитается с ней своей кредитной картой. Иван дал мне одну из сумок, с которыми пришёл Исмаэль и велел мне идти переодеться. Он махнул Исмаэлю, чтобы тот показал мне дорогу. Немного отдаляясь, я заметил, как Иван достал очень большую стопку наличных, прикладывая палец к её губам, он протянул деньги и сказал. – Помни, никому ни слова, Вика.

Кивая, она запихнула деньги в карман рубашки и улыбнулась. – Конечно, нет. Всегда приятно иметь с тобой дело, Ваня.

Все комментарии сегодня, вызывали у меня лишь головную боль. Я сдался, нет никакой возможности узнать что-нибудь, пока Иван не захочет этого.

Исмаэль указал на уборную, которая была около задней двери. Он облокотился на стену, чтобы подождать меня. Я зашёл внутрь и закрыл замок. Это действительно был замок, я улыбнулся, используя его. Кто знает, когда у меня снова будет возможность запереться от Ивана или Исмаэля.

Исмаэль постучал в дверь.

– Нет-нет, Валерка, никаких замков. Но я не буду говорить Ване на сей раз. Это будет наша небольшая тайна, и ты сможешь поблагодарить меня позже, - засмеялся он.

Мне никогда не справиться с ними. Я вздохнул и стал раздеваться. Я достал всё, что как предполагалось, преобразит меня. Я боялся этого. Это были ещё одни узкие тёмные джинсы и красная кофта на шнуровке, которая была очень маленькой. Она плотно обтянула мою грудь и живот. Он так же положил туфли для меня, чтобы я смог одеть их. Я закончил переодеваться и убрал свою одежду и обувь в сумку.

Я вышел и встал перед Исмаэлем. Он посмотрел на меня и засмеялся. – Глупый, сними майку. Боже, неужели тебе всё нужно объяснять.

Он потянулся, забрать мою сумку, чтобы я смог вернуться и сделать, как он сказал.

– Когда закончишь, выкинь майку в мусорку. Это всё равно не тот элемент одежды, который ты смог бы оставить.

Я сделал всё по инструкции. В коридоре было холодно и можно было чётко увидеть мои соски, торчащие сквозь тонкий материал. Он улыбнулся и одобрительно кивнул, когда я вернулся. Мы направились обратно к месту, где нас ждал Иван. Он и Вика уставились на меня, так как мы приближались к ним.

Иван казалось, был доволен моим образом и Вика засмеялась.

- Да, Ванька, я действительно полагаю, что он будет лучшим.

Он поцеловал её в щёку и снова поблагодарил, поскольку мы уходили. Мы направились к машине, чтобы поехать домой. Я шёл между Иваном и Исмаэлем, замечая, что мужчины пялились на меня, когда я проходил мимо. Я посмотрел на Ивана и Исмаэля, опасаясь их реакции. Они оба усмехались, очень довольные вниманием, которое я привлекал. Иван обнял меня за плечи, а Исмаэль зацепил своим большим пальцем, задний карман моих джинсов. Они ясно давали понять, что я принадлежу им.

- Я считаю, что это был продуктивный день, Исмаэль. Не так ли? – спросил Иван, когда мы подошли к грузовику.

Исмаэль открыл дверь для меня, чтобы я смог пробраться вперёд. - Да, я тоже так думаю, - ответил он, поглаживая мою задницу, пока я забирался в машину.

- Я думаю, Валерка за сегодня заслужил награду. Мы пойдём обедать. Похвастаемся нашим горячим мальчиком. - Он двигал своей рукой вверх и вниз по моему бедру, перед тем, как выехать с парковки. - Мы даже позволим тебе выбрать ресторан.

Я посмотрел вниз на руки на моих коленях. – Неважно, всё, что вы захотите прекрасно, папочка.

Иван проревел со смехом. - Ну разве это не мило, Исми. Он хочет, чтобы папочка выбрал для него.

Он потянулся через моё плечо, чтобы заключить меня в объятия и поцеловал меня в макушку. - Я так горжусь своим маленьким мальчиком, он учится очень быстро.

Я посмотрел на него в замешательстве. Я ничего не понимаю.

- Валер, сегодня ты узнал, что это не только то, что ты хочешь. Это также и то, что ты можешь сделать, чтобы понравиться, - сказал он, поглаживая моё бедро. - Я боялся, что мы, возможно, были слишком нежными, и ты пропустишь сегодняшний урок. Но ты доказал, своим ответом, насколько умён.

Я должен был понять, что это была уловка. Мне только дали возможность изучить другой «ценный» урок. Единственная вещь, которая имеет смысл – понравиться Исмаэлю и Ивану.

Мы пошли в хороший итальянский ресторан, который назывался «Голубая Венеция». На входе нас встретил молодой официант. Он улыбнулся, разглядывая меня. Иван попросил стол в центре зала. Он явно хотел показать меня.

Мы сели, и официант вручил мне меню. Иван и Исмаэль осматривали ресторан, радуясь числу мужчин, которые смотрели на меня.

- Сядь прямо, Валерка, тебе нечего прятать, - улыбнулся Иван.

Официант вернулся и принял наш заказ. Я заказал грибные равиоли и колу. Иван остановил официанта. - Он будет бокал домашнего вина, а не колу.

Я посмотрел на него широко распахнутыми глазами. Я не хотел вина.

- Настало время, чтобы расти, Валерка. Хватит вести себя, как ребёнок.

Я опустил глаза. – Да, папочка.

Я спокойно ел обед, пока Иван и Исмаэль обсуждали спорт и другие мужские вещи. Я попросил разрешения выйти, когда закончил. Исмаэль кивнул и проследовал за мной. Они никогда не выпускали меня из вида. Наверно думали, что я убегу. Если бы мне было куда идти, я бы сделал это. Но идти некуда, я был в ловушке.

Иван уже ждал нас в грузовике, когда я вышел. Мы выехали и отправились домой. Я боялся вечера, и событий, которые должны были случиться. Я вспомнил утренний комментарий Ивана, что я буду демонстрировать свою новую одежду сегодня вечером для них обоих.

Я пошёл наверх со всеми моими сумками, когда мы добрались до дома. Иван и Исмаэль следовали за мной наверх, но разошлись по своим комнатам. Я надеялся, что они забыли.

Я начал убирать свою обувь, когда дверь открылась, и они оба вошли. Они уходили переодеться, в свободные спортивные шорты и футболки. Оба сели на мою кровать, опираясь на изголовье. Ни один из них ничего не сказал мне. И так было понято.

- Чтобы вы хотели видеть первым, папочка? - спокойно спросил я.

- Исмаэль и я уже видели тебя в одежде, ты примерял её в магазинах, Валерка, ты помнишь это. Я не должен напоминать тебе. – Предупредил он меня.

- Нет, папочка, я сожалею. - Я посмотрел на него, чтобы понять, был ли я перед необходимостью просить прощение, как у Исмаэля, тем утром.

- Ты можешь попросить прощения позже, Валерка. Покажи мне своё новое нижнее бельё.

Я встал и снял свою одежду и обувь, не думая о том, что они наблюдали за мной. В одних трусах, я прошёл к трём новым пакетам. Вытащив все обновки, я немного отошёл в сторону, чтобы Исмаэль выбрал то, что я надену первым.

Два часа спустя, я перемерил содержимое всех пакетов. Все прозрачные шорты, стринги, джоки, слипы и пижамы. Если это можно было назвать пижамой, в основном это были лоскутки сетки, которые были абсолютно прозрачны. Несколько сильно облегающих футболок с коротенькими брифами больше всего приглянулись Исмаэлю.

Иван и Исмаэль определённо наслаждались показом, это можно было понять по выпуклости в их шортах. Я всё ещё стоял в одних стрингах. Иван похлопал по кровати между ним и Исмаэлем, показывая мне жестом, улечься рядом.

Я так боялся, сейчас меня изнасилуют мой брат и отец, я задрожал. Стоя в изножье кровати, я думал либо перелезть через одного из них, чтобы оказаться между ними, или ползти вверх. Ни одна из перспектив не была привлекательной.

Я решил, что ползти было меньшим из двух зол, и сделал это. Они казались очень рады, видя то, как я ползал на руках и коленях только в стрингах. Я остановился и сел на пятки, когда достиг пространства между ними.

- Валер, я очень доволен выбором Исмаэля. Всё будет выглядеть очень привлекательно, под твоей новой одеждой. - Он гладил мои волосы. – Хочешь теперь выразить свою признательность брату, за его помощь?

Я почувствовал, как слеза выскользнула из угла моего глаза, но кивнул ему. Я повернулся и увидел, как Исмаэль откинулся на спинку и ухмыльнулся мне. Я сдвинул свою ногу и оседлал его в районе талии. Я почувствовал, как его эрекция дёрнулась позади меня. Я шепнул «спасибо», наклонился вперёд и открыл рот, чтобы поцеловать его, молясь, чтобы эта ночь закончилась. Исмаэль расположил свои ладони на моей голой заднице и сжал, принимая поцелуй с энтузиазмом.

Через несколько минут, я не мог поверить, Иван остановил его. – Достаточно, Исмаэль. Ты знаешь правила. - Исмаэль застонал, и отпустил меня. Я был смущён, и, наверно, это было написано у меня на лице.

Иван только сказал, что пришло время отблагодарить и его, за все те деньги, которые он потратил на меня сегодня. Я быстро слез с Исмаэля и подполз к Ивану, забравшись на него таким же образом. Я сказал «спасибо» Ивану и наклонился, чтобы поцеловать его. И он тоже прижал руки к моему голому заду, сжав и притянув меня поближе к выпуклости в его штанах. Он позволил мне отстраниться спустя несколько минут.

- Определённо, ты делаешь успехи, Валерка. Тебе просто нужно больше уверенности и практики, и вскоре ты будешь профессионалом. Боюсь, что кто-нибудь быстро догадается украсть тебя у меня. Ты просто подарок. – Похвалил он меня.

Исмаэль встал и сказал, что отправляется в холодный душ.

Иван усмехнулся. - Этот мальчик должен научиться контролировать себя, но не волнуйся, в ближайшее время ты научишься помогать в этом.

С этим загадочным комментарием он вышел из комнаты, повернувшись в двери. - Не забудь принять душ перед сном.

Я лёг и позволил своим слезам течь ручьём. Всё что происходило, имело сексуальный подтекст, но теперь у меня появилось чувство, что ни один из них не прибегнет к насилию. Это было похоже на какую-то извращённую игру, правила которой знали только они. Я ждал, пока Исмаэль не покинет ванную комнату, прежде чем отправится в душ. Я знал, что последует за этим, но старался просто не думать.

Я подхватил одну пару брифов и по пути в ванную захватил полотенце из бельевого шкафа. Закрыв дверь в ванную, я включил душ. Я почистил зубы, затем снял эти ужасные стринги. Зайдя в душ, я вымыл голову и с усилием стал намыливать своё тело, стараясь смыть все следы от их прикосновений. Я закончил и выключил воду. Успев только накинуть полотенце на волосы, я заметил Ивана, стоявшего там, как прежде.

Я не двигался, поскольку ждал, что он подаст мне сухое полотенце, чтобы вытереться. Он улыбнулся. - Такой хороший мальчик. Я не могу выразить, как папочка гордиться своим маленьким мальчиком. Очень многим детям нужно неоднократно напоминать, а со временем это очень утомляет. - Он, наконец, вручил мне моё полотенце. - Я знал, что ты будешь умницей. В конце концов, ты мой сын.

Я не понимал, что это означает. Это был ещё один кусок паззла, который ни к чему не подходил.

- Завтра у меня будет свободное время, таким образом, мы можем отвезти тебя к доктору Варису, чтобы удалить твою повязку. Разве ты не рад избавиться от неё? - спросил он.

- Да, папочка. Спасибо, - ответил я. Он отстранился, и я смог надеть своё бельё, потом он проследовал за мной в мою комнату.

Он лёг рядом со мной, подперев голову рукой. Он смотрел на свою руку, которой поглаживал мои волосы, и казался отстранённым.

– Лара поступила очень жестоко, увозя тебя так далеко от меня. Я так любил своего мальчика. Она ревновала к нашим отношениям. Ты всегда проявлял такой энтузиазм, желая понравиться папочке так или иначе, как мог. – Он посмотрел прямо в глаза. – Так много лет тебя не было со мной, теперь я должен быть внимателен ко времени, которое у меня появилось.

Он перевёл дыхание, словно освобождаясь от воспоминаний и мыслей. – Но довольно об этом. - Он наклонился, чтобы поцеловать меня в нос. – Если бы всё это время ты был здесь, то кое-что, что тебе предстоит, было бы невозможно. Я, скорее всего, потратил бы твои таланты эгоистично, только для себя.

Он встал, желая мне «спокойной ночи и сладких снов» выходя из комнаты и выключая свет. Я чувствовал, что всё, что они делали, было для «кое-чего, что мне предстоит». Я понятия не имел, что это, но мне необходимо продержаться год, прежде чем я смог бы убежать. Он пожелал мне сладких снов, так же, как и Исмаэль. Какая ирония. Теперь у меня могли быть только кошмары.

Это утро ничем не отличалось от предыдущих. Иван сам подбирал мне одежду, объясняя это тем, что я должен выглядеть сегодня особенно хорошо. За завтраком я сидел на его коленях и на коленях Исмаэля, пока разливал напитки. Я помог Исмаэлю убраться на кухне, а затем терпеливо ждал того момента, когда мы должны были выходить из дома.

Мы отправились к доктору Варису. Иван рассказал немного о его семье, дабы удовлетворить мой интерес. Исмаэль сидел и ухмылялся всё это время. Насколько я понял, доктор Варис был женат и имел трёх сыновей: Эрика, Дмитрия и Сергея. Эрик и Дима были женаты. Исмаэль фыркнул по непонятной мне причине. Иван протянул руку и отвесил ему подзатыльник, прежде чем продолжить. Эрик являлся владельцем спортзала в Санкт-Петербурге, а Димка – ночного клуба. Сергей должен был получить степень по медицине через несколько месяцев. Серёга закончил экстерном школу и колледж, и, по общему мнению, был невероятно умным. Он планировал присоединиться к своему отцу в больнице по приезду из студенческого городка.

Подъехав к больнице, я вышел из машины вслед за Исмаэлем. Войдя в здание, Иван подошёл к женщине на ресепшене и сказал ей, что он пришёл к доктору Варису. Она посмотрела на меня и мило улыбнулась.

- Я дам ему знать, что ты здесь, Ваня, - она подняла трубку и вызвала доктора.

Я сидел между Исмаэлем и Иваном, чувствуя себя неудобно в новой одежде. На мне были очень короткие шорты, которые едва ли что-то прикрывали ниже задницы, и прозрачная сеточная майка.

Очень привлекательный мужчина в белом халате подошёл к нам и улыбнулся Ване. У него были светлые волнистые волосы и атлетично сложенная фигура.

- Ваня! Прошло не так много времени. Что привело тебя так скоро? – он внимательно изучал меня, стоящего рядом с Исмаэлем. Доктор Варис смотрел на меня так же, как мой отец и брат, и я ненавидел этот взгляд.

- Кай, ты не поверишь, но это мой малыш, - он жестом указал мне приблизиться.

Когда я встал рядом с ним, Иван обнял меня, притягивая ближе к себе, - Поздоровайся с доктором Варисом, Валера. Он один из самых старых и близких моих друзей.

- Здравствуйте, доктор Варис. Рад с Вами познакомиться, - сказал я, протягивая ладонь для рукопожатия.

Он посмотрел сначала на мою руку, а потом на Ивана. Тот слегка кивнул головой, и доктор Варис, ухмыльнувшись, взял меня за руку.

Он притянул меня к себе, сжимая в крепких объятиях, и ощутимо шлёпнул по заднице.

- Пожалуйста, зови меня Каем, Валера. В конце концов, мы почти семья, - сказал он, - Мы с Ванькой знакомы очень-очень давно. Мы знаем друг друга с тех пор, как учились вместе ещё в младших классах, - он поцеловал меня в щёку, прежде чем отпустить, а потом повернулся к Ивану.

- Досадно, но с Ланой ещё ничего не решено, Ваня. Я старался. Вот, что я могу сделать на данный момент для тебя, Ваня. Серёжка ещё не готов, - и они рассмеялись втроём. Я совершенно не понимал, как его сын был с этим связан.

- Ну, Кай, мы здесь для того, чтобы снять повязку с руки Валеры. Он попал в автокатастрофу месяц назад, в которой погибли Лара и её муж-хоккеист, - Иван притянул меня в очередные объятия, - Но посмотри, что я получил вследствие этой беды. Никогда бы не подумал, что мой маленький Валерка вернётся.

Я ненавидел то, как просто он говорил об их гибели. Будто они своей смертью принесли ему огромную пользу.

- Ну, тогда пройдём в смотровую для уединения, хорошо? – доктор Варис указал нам следовать за ним по коридору. Он отвёл нас в самый дальний кабинет и велел мне сесть. Закрывая дверь, он сказал, что скоро вернётся.

Я слышал, что Иван и доктор Варис о чём-то спорили в холле, но не мог разобрать ни слова. Они вернулись вместе. Закрывая за собой дверь, Кай посмотрел на меня. У него в руках была цифровая камера.

- Улыбку, Валера, - говорил он, пока делал несколько снимков, - Это для твоей медкарты.

Он выдвинул из стола ящик, достал оттуда халат и подал его мне. Я смотрел на него в недоумении. С каких это пор снятие повязки требует раздевания?

Иван был очень любезен разъяснить мне:

- Я хочу, чтобы Кай ежегодно осматривал тебя. Просто, чтобы быть уверенным, что всё в сохранности и рабочем состоянии. Зная Лару, ты в порядке. Она всегда была такой ханжой.

Они вышли, дав мне переодеться. Я надел халат и сел на стол в ожидании. Вернувшись вместе с Каем в кабинет, Иван сел на стул у стены напротив меня.

Я надеялся, что доктор Варис вспомнит о том, что мой отец остался в комнате, и попросит его выйти, прежде чем начать осмотр.

Он снял повязку и проверил подвижность моих пальцев и запястья.

- Мы хотим убедиться, что ты в идеальном состоянии, Валера. А не второй сорт, - сказал доктор Варис, улыбаясь, - Хорошо, а теперь ложись на спину и расположи ноги в стременах, - попросил он.

Я посмотрел на Ивана, который даже не предпринимал никаких попыток, чтобы выйти, а затем вниз на доктора Вариса, сидящего в ожидании на стуле у меня между ног, и прошептал:

- Разве он должен находиться здесь во время этого?

Доктор Варис рассмеялся и повернулся к Ивану:

- Я думаю, твой мальчик немного застенчив, Ваня. Ты знаешь, что нужно делать, не так ли? Тебе следует поработать с ним над этим.

Я посмотрел на него с недоверием. Кай знал, каким человеком был Иван, и принимал это, как должное. Я в ужасе оглянулся и увидел лицо отца. Он был очень зол.

- Поверь мне, Кай, я приму меры незамедлительно, - Иван пристально и сердито посмотрел на меня.

Его взгляд говорил о том, что я ещё пожалею о том, что поставил его в неловкое положение перед другом.

Мне пришлось лечь и положить ноги, понимая, что другого выхода нет. Тихие слёзы сочились из моих глаз, когда он проводил исследование органов малого таза, а отец наблюдал за этим. После того, как был закончен осмотр, доктор Варис подошёл ко мне, потянув халат с моей талии, чтобы обследовать грудь. Он заметил слёзы и, покачав головой, наклонился, чтобы прошептать:

- Слёзы всё только усложнят, Валерка. Никто не хочет плакс. Тебе нужно научиться контролировать это, - поцеловав меня в висок, он встал и повернулся к Ивану, - Ну вот и всё. Я дам тебе знать о своём решении, когда придут результаты, но я не вижу никаких проблем.

Доктор Варис сказал мне, что я могу одеться, пока они с Иваном разговаривали. На этот раз они даже не побеспокоились о том, чтобы выйти из комнаты. Они оба смотрели на меня, и я сделал так, как меня учили: смотрел на них всё время, пока надевал шорты, и не отводил глаз. Кай, казалось, был доволен моим представлением, а Иван теперь сердился чуть меньше.

Доктор Варис повернулся к Ивану, хлопая его по спине:

- Позаботься о нашем маленьком мальчике, Ваня. Я не хочу, чтобы что-то с ним произошло. Он мне нравится.

Иван улыбнулся Каю:

- Не волнуйся. Мы с Исмаэлем держим его в секрете для вас. Я думаю, он станет прекрасным подарком, - он с улыбкой повернулся ко мне. Это был первый раз, когда я видел сущего дьявола в своём отце.

Кай рассмеялся:

- Приятно слышать. Просто проследи за своим старшим сыном. Мы же не хотим больше никаких надувательств, как в прошлый раз, не так ли?

Он открыл дверь, чтобы вывести нас в холл, где сидел в ожидании Исмаэль. Когда я проходил мимо, Кай провёл рукой вверх-вниз по моей спине, забираясь под кромку шорт, и ущипнул меня за задницу. Я испуганно подскочил.

- Застенчивый, помню, - сказал он, погрозив мне пальцем, а после ушёл.

Мы вышли из больницы и направились обратно к дому. Иван не проронил ни слова. Исмаэль ухмылялся мне, напевая от ожидания и осознания того, что должно произойти. Я боялся того, что ждёт меня в качестве наказания.

Когда мы вернулись, отец и брат вошли в дом вслед за мной. Иван остановил меня на пути к моей комнате.

- Исмаэль, принеси, пожалуйста, сумку. Валерка должен быть наказан.

- Ну, наконец-то!!! – кричал Исмаэль, стремительно взбегая вверх по лестнице, переполненный радостным предвкушением того, что должно произойти.

Иван, повернувшись ко мне, прорычал:

- Пора понять, Валерка. Твоя сучка-мамаша и её драгоценный Илья на этот раз не появятся, чтобы спасти тебя. Кай очень близкий друг. Он привык к совершенству. Ты подвёл меня сегодня. Ты должен получить ценный урок. Ты никогда больше не будешь подвергать сомнению мой авторитет. Это понятно?

- Да, Папочка, - прошептал я. Мне было так страшно.

- Сегодня был второй раз. Я знаю, что ты уже доставлял проблемы Исмаэлю раньше в своей комнате.

Исмаэль спустился вниз по лестнице с чёрной сумкой, противно улыбаясь от уха до уха. Иван взял меня за локоть и подвёл к кухонному столу, выдвигая стул на середину комнаты, и держал, пока Исмаэль клал сумку на стол, открывая её для Ивана. Затем Исмаэль сел на стул, чтобы наблюдать.

Иван повернулся ко мне:

- Снимай одежду, Валерка. Это твоё наказание.

Я, дрожа, стянул майку через голову, оставаясь в одних шортах и трусах.

- Всю одежду, - сказал он.

Я чувствовал, что начинал плакать, но вспомнил слова Кая о том, что слёзы сделают только хуже, и попытался остановиться. Сняв последнюю вещь, стал ждать.

Иван подошёл к сумке и достал из неё три шарфа, передавая два из них Исмаэлю, а также шарик с прикреплёнными к нему ремешками. Он толкнул меня на стол лицом вниз, заводя руки за спину и связывая их, в то время, как Исмаэль развёл мои ноги, привязывая лодыжки к столу. Я сильно дрожал и не мог остановить рыдания.

Я пытался просить:

- Простите меня, Папочка. Я обещаю, этого не повторится. Пожалуйста, не делайте этого. Я буду хорошим.

Он поднял мою голову за волосы, пихнул шарик в рот, затем закрепил ремни за головой и отпустил голову на стол, убедившись, что я смотрю на сидящего Исмаэля. Исмаэль, в свою очередь, передал бастинадо (палка для телесных наказаний) Ивану.

- Мне не нравится это не меньше, чем тебе, Валерка, но ты должен знать, какие последствия имеет непослушание. Как ты думаешь, ты сможешь это уяснить? – спросил Иван.

Я кивнул головой настолько сильно, насколько смог, так как у меня не было возможности говорить с шариком, затыкающим мой рот. Я заплакал ещё горче.

Он провёл рукой по моей спине, лаская задницу.

- Начнём.

Исмаэль рассмеялся. Его глаза сверкали так, будто он смотрел увлекательнейший футбольный матч.

Иван начал использовать бастинадо, чтобы отшлёпать меня. Я сдерживался с каждым ударом, как мог. Мне было очень больно, и через некоторое время я начал кричать. Шарик во рту приглушал мои крики, поэтому Ивану не приходилось беспокоиться, что кто-то снаружи услышит шум, и продолжал пороть меня.

Когда он, наконец, решил, что с меня достаточно, то позволил Исмаэлю отвязать мои ноги и помочь мне встать. Моя кожа горела. Исмаэль догадывался, что я не смогу самостоятельно стоять, поэтому приобнял меня для поддержки.

Иван сказал Исмаэлю отнести меня в комнату, пока складывал бастинадо обратно в сумку и застёгивал её. Не доставая кляп и не развязывая мне руки, Исмаэль перебросил меня через плечо головой вниз так, что моё туловище расположилось за его спиной, а Иван взял сумку и шарфы и последовал за нами наверх.

Исмаэль ласково положил свою руку на мою задницу, когда мы поднимались по лестнице, и сжимал её через каждые несколько ступенек, заставляя меня кричать. Мне было очень больно. Он открыл ногой дверь и поставил меня рядом с кроватью, ожидая дальнейших распоряжений Ивана.

Иван подошёл ко мне, чтобы развязать руки, и толкнул меня на постель.

- Передвинься на середину, Валерка.

Я попытался привстать, но мои мышцы отказывались подчиняться – я очень сильно дрожал. Он, наконец-то, помог мне.

Иван протянул руку с одним из шарфов Исмаэлю, который поменял своё месторасположение и теперь стоял по другую сторону моей кровати. Он взял меня за обе руки, перевязал их, толкая вверх над головой, а затем привязал их к спинке. Вскоре я почувствовал, как он потянул мою ногу и привязал её к столбику кровати, после чего Иван привязал вторую ногу к другому столбику.

Он и Исмаэль сели на кровать, осматривая меня. Исмаэль гладил мой живот, не дотрагиваясь до груди и до того, что было ниже.

Иван, наконец, заговорил, откидывая мокрые волосы с моего лица. Я всё ещё плакал от боли и унижения.

- Валера, сладенький, я не хотел прибегать к наказаниям. Но они, однако, необходимы. Ты получил слишком много снисхождений, живя долгое время с Ларой. Она была не в состоянии обучить тебя. Так бы ты давно узнал, как быть надлежащим нижним и рабом.

Я понял, что мои опасения были правдой. Лара оставила Ивана, чтобы защитить меня от него и даже от Исмаэля, хотя в то время он был ещё ребёнком. Очевидно, Исмаэль научился этому и научился хорошо. Должно быть, поэтому Лара оставила его с Иваном – было слишком поздно менять что-либо в нём.

- Я хочу, чтобы ты полежал здесь и подумал над моими словами.

Они оба встали и вышли из комнаты. Иван оставил включённым свет и дверь открытой. Он хотел быть уверен в том, что я познал унижение сполна.

Мне было слышно, как телевизор переключили на футбол. Иногда во время просмотра один из них начинал кричать из-за несправедливого судейства. Они смотрели спортивный канал, пока я лежал здесь, связанным, в своей постели, будто ничего особенного не произошло.

А я лежал и плакал по многим причинам. Боль. Моя мама. Илья. Я думал обо всех своих друзьях в Камышине, которых больше не увижу, представлял мой дом и воображал, что брожу по комнатам, вспоминая каждую деталь, чтобы помочь себе закрыться от того, что происходит сейчас.

Позже я услышал, как Иван и Исмаэль поднимаются наверх. Иван отправился в душ, а Исмаэль пришёл, чтобы посидеть на кровати рядом со мной. Он, улыбаясь, смотрел на меня, пока играл с моими волосами, используя их, чтобы гладить мою грудь, и радовался реакции тела, которая возникала против моего желания. Исмаэль встал, когда услышал, что Иван выключил воду, и наклонился ко мне, чтобы поцеловать шарик во рту.

- Спокойной ночи, маленький братишка. У тебя, может, и не будет сладких снов сегодня. Но я знаю, что у меня будет, - он напоследок провёл моими волосами по соскам и подул на них, заставляя их напрячься от ощущений и холода, - Да, очень сладкие сны, - он вышел, когда в комнате появился Иван.

Иван лёг рядом со мной, подперев голову рукой, чтобы смотреть на меня. А я глядел на него. Он опустил взгляд и пропутешествовал им по моему телу, заметив напряжённые соски. Иван, улыбаясь, протянул руку и аккуратно потёр костяшками пальцев каждый из них, делая их твёрдыми и наблюдая за этим. Я зажмурился.

- Валерка, смею предположить, что тебе было мало наказания, - сказал он, сжимая мои соски между пальцами. Я открыл глаза, возвращая ему взгляд, - Так лучше.

Иван продолжил свои пытки, не прикасаясь ни к чему, кроме моих сосков, в это же время он наблюдал за своими действиями и иногда возвращался к моему лицу, чтобы удостовериться, что мои глаза всё ещё открыты.

Наконец, зевнув и потянувшись, чтобы поцеловать меня, он встал.

- Спокойной ночи, Валерка. Увидимся утром.

Выйдя из комнаты, он закрыл за собой дверь и выключил свет.

Я был удивлён, но на этот раз слёз не было. Повернув голову в сторону, закрыл глаза и, наконец, уснул.






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 14.11.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2944290

Рубрика произведения: Проза -> Другое


















1