Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Выбор


Выбор
Андрей Беляков

ВЫБОР

Осень, начало октября, в кабинете невропатолога.
- О-о-о! А что это у Вас, молодой человек, руки так дрожат? - Врач от удивления приподнял и вновь опустил свои очки. - А ну-ка, ну-ка, давайте-ка пройдем сюда, к окну. Опустите их, закройте глаза. Теперь вытяните вперед, растопырьте пальцы, указательным коснитесь кончика носа. Вот так, хорошо, открывайте. Пальчики у Вас танцуют, видите?
- Сейчас, доктор, это моя вечная проблема — боязнь белых халатов, - мужчина закрыл глаза, выдохнул и снова открыл. Пальцы перестали трястись.
- Любопытно, любопытно, - доктор улыбнулся, часто при этом моргая глазами словно устав от напряженного просмотра. Мужчина тоже улыбнулся.
- Я когда поступал в училище, невропатолога с третьего раза прошел, он не срезал меня только потому, что я издалека приехал. С тех пор у меня такая вот ерунда.
Пилот, Игорь Александрович Кораблев, проходил ежегодное ВЛК. Врач, пожилой мужчина, невысокого роста, лысеющий и чуть сутулившийся, в больших, несуразных очках, но с очень пронзительным взглядом, продолжал внимательно наблюдать за пилотом.
- Что ж мне прикажете с Вами делать? Давление у Вас, как у космонавта, пульс учащенный, но в пределах; налицо эмоционально-вегетативная неустойчивость.
- Какая неустойчивость?
- Эмоционально-вегетативная.
- Да Вы что, доктор, такое говорите, откуда она у меня? Я здоров, как бык, и спокоен, как удав.
- Как удав, говорите? - Врач продолжал внимательно рассматривать Игоря, о чем-то размышляя.
Пилоту в какой-то момент даже показалось, что у того на висках выступили капельки пота. «Вот докопался, этот просто так не отстанет, вон как лупится», - с горечью подумал он.
- Сколько Вы летаете в Ютэйр?
- 5 лет, - но Игорь успокоился; первое волнение прошло, и теперь пристальный взгляд пожилого врача никак не трогал его.
- А до этого?
- До этого летал в военно-транспортной авиации на АН-12.
- О, так Вы бывший военный!
- Бывших, доктор, не бывает.
- А, ну да, ну да, извините. А на командира когда собираетесь?
- Следующим летом направляют в Екатеринбург на переучивание.
Доктор продолжал о чем-то размышлять.
- А лет Вам?
- 35.
- 35, - повторил врач, листая и читая мед книжку.
- Ну-ка, еще раз ручки покажите.
Игорь вновь вытянул руки и развел пальцы.
- Дрожат немного; ладно, отправлю Вас на пару недель в Кисловодск, путевки пока есть, попринимаете там ванны, подлечитесь.
Игорь побледнел.
- Да я здоров!
- Верю, молодой человек, охотно верю, но отдохнуть никому не помешает. И через 2 недели жду Вас повторно. И еще... Вы женаты?
- Нет.
- Это плохо, очень плохо, командиру без семьи нельзя. Сразу предупреждаю, до лета не обзаведетесь, не обижайтесь, не дам Вам рекомендации.
- Доктор, да Вы что? Вы серьезно, что ли?
- Серьезней не бывает.
Кораблев замялся.
- Это же дело не быстрое, где ж я за 8 месяцев жену себе найду?
- Кисловодск и жена, иначе о небе забудьте. Или снова возвращайтесь в военно-транспортную. Здесь Вам люди, нужно быть спокойным и уравновешенным. А эта Ваша жизнь холостяцкая до добра не доведет. Дрожь в руках с годами лишь усугубится.
- Да... да я летаю сутками, мне не до этого.
- Я все сказал, молодой человек.
Игорь вздохнул, но промолчал.
- До скорого свидания!
- До скорого...
Игорь вышел из медицинского учреждения. Несмотря на прекрасную погоду и разноцветные осенние краски, на душе было скверно. Привычный образ жизни рушился на глазах, и это огорчало и пугало одновременно. Работа для него была всем, ею он жил, на ней уставал и отдыхал, ею дорожил. Сменялись страны, люди, города, а он? Он просто не представлял, как по-другому. И хотя Игорь имел свое жилье, после полетов всегда спешил к родителям, где пилота ждала его комната. Привычка — дело серьезное, и что-то менять он не собирался совершенно. И вот какой-то доктор, докторишка, бесцеремонно так в вторгается в его личное пространство, что-то диктует, навязывает и грозится лишить его любимой работы. Что он вообще будет делать в этом Кисловодске? Так долго отдыхать Игорь просто-напросто не умел. С этими грустными мыслями Кораблев сел в свой автомобиль...
Когда скверно на душе, каждый человек ведет себя по-своему. Кто-то спешит к родным, близким людям; кто-то, наоборот, стремится побыть один; есть даже такие, кто прямиком направляется в парикмахерскую и назло всему меняет свой имидж. Игорь предпочитал плохому настроению сон — поспишь пару часиков и просыпаешься совершенно иным человеком. Но прежде Игорю захотелось заехать в банк, «Райфаззингбанк» он называется, где работала Юля, купить немного долларов. И, конечно, не они были тому причиной, а черноволосая девушка с испанскими чертами лица и жгучими карими глазами. Хрупкая такая, миниатюрная, очень милая. Сам Игорь был светловолосый, поэтому и тянуло, наверное, к противоположности. При виде его она всегда улыбалась, и от этого на душе становилось тепло и спокойно, а еще она почему-то краснела вся, и даже ее изящная шея приобретала красноватый оттенок, контрастно подчеркивая воротничок платья или блузки. Ну, как не купить после такого валюту? Это продолжалось уже несколько лет, скупка эта. И они как-то обменялись номерами телефонов. И даже поздравляли друг друга с праздниками, но не более того. А, да, еще Юля как-то скинула Игорю видео своих занятий танцами с шестом. И наш герой не успел толком отойти от шока и насладиться увиденным, как девушка попросила его удалить это видео. И спросила его мнение. Игорь ответил честно, что ему очень понравилось. А Юля деловито заметила, что танцы эти по достоинству оценить могут только мужчины. Вот, в принципе, и все. Ну, было еще фото Юлиного кота, огромного такого, и Игорь искренне удивился его размерам, а Юля написала: «Характерный парень». Теперь точно все.
- Пятьдесят долларов, пожалуйста, - протянул Игорь рубли в кассу, дальше все, как всегда: улыбки, румянец, и душа пилота наполнилась теплотой.
Он немного успокоился и хотел сказать ей про Кисловодск и позвать хотел с собой, но, естественно, раздумывая об этом про себя; вслух же, после пересчета сдачи, лишь промолвил: «Спасибо». И кто-то первым опустил глаза, она или он, неважно. Картина на бездушных банковских камерах от этого никак не поменялась...

Игорь летел в Кисловодск. Чуть более 2-х часов из Москвы до него. Пилот дремал, прикрыв лицо ладонью. Больше всего не хотелось, чтобы кто-нибудь из стюардесс узнал его. Он так удачно проскочил пристальный кардон при входе в самолет, прикрывшись высоким мужчиной, что появилась надежда о никем не замеченном перелете.
- Игорь Александрович, Вы?
Игорь поднял глаза.
- Привет, Вика.
- А Вы здесь какими судьбами?
Так вот всегда — с тем, с кем больше всего опасаешься столкнуться, повстречаешься обязательно. «Только не Вика», - думал Игорь, но это была именно она, одна из немногочисленных стюардесс, можно даже сказать малочисленных — нет, единичных, быть точнее, с которыми у Игоря были отношения. Ну, не отношения — а мимолетные сношения. Впрочем, что здесь особенного — она свободна, он тоже, почему бы, впрочем, и нет? Если все по обоюдному желанию и согласию. Вот только Вика была человеком настроения. Иногда навязчивой, реже игривой и веселой, но чаще грубой и недоступной — наверное, это случалось тогда, когда в ее жизни появлялся постоянный мужчина. Поэтому Игорь старался избегать встреч с ней.
- Врач отправил в санаторий на профилактику.
- Ух ты! Обожаю санатории.
Но тут ее позвали.
- Я еще подойду, - улыбнулась она.
Но во время полета она подойти так и не смогла. Вика остановила Игоря уже на выходе из самолета.
- Ты куда? - искренне удивилась она. - А проверить салон на предмет забытых вещей?
Девушки-стюардессы, что стояли рядом, засмеялись. Игорь вздохнул и сел в ближайшее кресло.
- Вика, можно тебя.
Она подошла.
- У меня к тебе дело.
- Дело? - Вика искренне удивилась.
После некоторой паузы Игорь произнес:
- Выйдешь за меня замуж?
Вся игривость и задор вмиг исчезли с лица девушки, она округлила свои синие глаза и замолчала.
- Ну, что молчишь-то?
А Вика почему-то раскашлялась; уже после, немного успокоившись, переспросила:
- Вы, ты делаешь мне предложение?
- Да, - сухо подтвердил Игорь.
- Как-то неуверенно ты его делаешь, - видно было, что она все это время напряженно размышляла.
- Почему неуверенно? Я серьезен как никогда.
- Игорь... давай лет через 5.
- Через 5 поздно, мне будет уже 40.
- Тебе 35? - Вика продолжила удивляться. - Никогда бы не подумала, максимум 30-31.
Игорь улыбнулся, но как-то грустно.
- Спасибо, ну так как?
- Пока не могу; семья — это дети, как мы их воспитывать-то будем? Мы ж постоянно в разлетах.
- Жаль, - Игорь ладонями хлопнул по коленям и быстро поднялся. - Ладно, мне пора, удачи, Вика.
- Да-да, и тебе удачи, - девушка до сих пор не отошла от пережитого и молча проводила взглядом пилота.
- Странный какой-то, - произнесла она, когда он вышел из самолета и скрылся в рукаве...

Кисловодск понравился, он прибыл в него около 7-ми утра. Город встретил прохладой и багрово-золотисто-травянистыми оттенками, опавшей листвой и вечнозелеными кипарисами. Осень уже чувствовалась, но она не шла ни в какое сравнение с московской — на небе ни облачка, и взошедшее солнце набирало силу. Его санаторий «Узбекистон» находился прямо посредине нижнего парка. Казалось, что парк этот повсюду. Игорь так и прозвал Кисловодск - «город-парк». Получив электронные ключи от номера и оградной калитки, мужчина направился осматривать ближайшие окрестности (заселение должно было состояться в девять). Воздухом нельзя было надышаться. Пилот закрыл глаза и сел на ближайшую скамейку. «Боже, хорошо-то как!». По бесчисленным дорожкам, в тени деревьев бегали девушки. Молодые люди, конечно, тоже бегали, но взгляд притягивали именно они. «Завтра выхожу на пробежку», - решил пилот. Ну, где еще этим заняться, как не здесь.
После заселения и завтрака Игорь встретился с лечащим врачом. Темноволосая женщина, лет 45-ти, приятная на вид, задумчиво перечитала диагноз Кораблева и выписку с рекомендациями.
- Что-то не похожи Вы на неуравновешенного, вытяните, пожалуйста, руки.
Игорь выполнил требование врача. Пальцы не дрожали. Женщина померяла пилоту давление — 120/80.
- Ничего не понимаю. Ну, да ладно, хуже от лечения уж точно не будет.
Она назначила Игорю нарзанные ванны, ингаляцию, душ «Шарко» и подводный массаж, бассейн и парафинотерапию на поясницу — последнюю, кстати, попросил он сам. Первые процедуры наш герой начал принимать уже сразу после обеда — нарзанные ванны это были. Медсестра, симпатичная женщина, также лет 45-ти, провела Игоря в кабинет с открытой раздевалкой и наполняющейся ванной посредине.
- Раздевайтесь, - улыбнулась она.
Мужчина замешкался.
- Полностью?
- Ну, а как?
Немного помедлив, Игорь принялся раздеваться, поглядывая на нее.
- Боитесь, что сглажу? - продолжала хитро улыбаться женщина.
- Да нет, - произнес мужчина, а сам подумал: «Боюсь, что возбужусь, а Вы решите, что я маньяк.»
Когда дело дошло до трусов, сестра поставила на ванну экран и, кивнув на него, заметила:
- Не переживайте, ничего не увижу.
- Да я... - Игорь махнул рукой.
Вновь улыбнувшись, сестра вышла.
Кормили, как на убой, и хотя еда была незамысловатой и простой, Игоря все устраивало, особенно каши на завтрак и ужин. Контингент отдыхающих, в основном, пожилой; женщин-ровесниц Игоря можно было пересчитать по пальцам, и одна из них оказалась соседкой по столу. Правда, она была чуть выше Игоря, и это немного его смущало. Она сама предложила прогуляться в первый вечер после ужина, но разговор как-то не задался, и эта их прогулка оказалась первой и последней. А через 4 дня наш герой встретил ее на центральной улице, прогуливавшейся в обнимку с высоким усатым мужчиной, и она сделала вид, что не заметила его. За столом она все так же была любезна и разговорчива, но Кораблев все понял и красную черту, образовавшуюся между ними, не пересекал.
Озонотерапия в санатории была платной, но Игорь ее посещал; процедуры проводила такая симпатичная девушка, что наш герой просто не смог их проигнорировать. Настей ее звали. Немного разбитная, острая на язык, но пилоту казалось, что он с ней на одной волне. Тем более уколы в вену она ставила превосходно, и Игорь, до этого так их боявшийся, практически ничего не чувствовал. Жаль только, что она оказалась замужней, и супруг часто заезжал за ней забрать ее с работы.

Игорь бегал каждое утро. Начал с малого, постепенно увеличивая маршрут. А с ним расширялись и границы парка. Оказалось, что помимо нижнего, был еще и верхний, с его долиной роз, и он был на порядок больше нижнего. Нравилось все: погода, город, еда, персонал, процедуры, отдыхающие, вежливые и приветливые люди, и Игорь вошел во вкус. Он стал ловить себя на мысли, что доктор-то оказался прав, давно нужно было отдохнуть, прекратить этот вечный бег по кругу жизни и насладиться покоем и одиночеством. Игорь даже почитал Мураками и Хемингуэя, взяв их книги в библиотеке санатория. Пилот не искал друзей, ему было хорошо одному. После ужина крутили кино, здесь же, только на втором этаже, и Кораблев с удовольствием посещал фильмы. Единственное — пропускал танцы, но просто не подходил для них по возрасту.
Бывало, он не ходил на ужин и кушал в «Соседях» или «Огоньке» - ресторанчиках в центре «Арбата», как он называл пешеходную улицу у «Поющих фонтанов», где с 19 до 21 каждый вечер устраивалось световое шоу, собирая отдыхающих со всего Кисловодска. Процедуры тоже пошли на пользу, и дрожь в пальцах пропала окончательно. Еще Игорь много спал; единственное, что стало немного беспокоить и напрягать, так это организм, переполненный здоровьем. Гормоны и молодость стали требовать свое, а именно: женщину. И медсестра, что на ваннах, молодела с каждым новым посещением, и наш герой уже сам спешил раздеться, да только она вот всегда уходила до, ну, вовремя, то есть. И бегуньи по утрам невольно заставляли не расслабляться, а держать темп и не отставать, чтоб не упустить из вида их прекрасные силуэты. Так и пролетела первая неделя отдыха и лечения. По воскресеньям процедур не было, и Игорь поехал на Эльбрус. Долгая экскурсия, на целый день. Поднимались на высоту 3700 м. Три канатно-кресельные дороги вверх и столько же вниз, вид сказочный, две его снежных хребта манили и притягивали взор; казалось, что вот они, рядом, как на ладони, но это обманчивая близость, и о их коварстве и труднодоступности известно давно всем. А еще на высоте холодно и ветрено, и солнце слепить без темных очков, и жгучее оно, обгореть ненароком можно, и дышать трудновато с непривычки. Короче, испытаешь как новичок все прелести гор. Там, наверху, Игорь познакомился с двумя любительницами «селфи». Вот уж воистину говорят, что это трудное и опасное занятие. Девушки попросили нашего героя сфотать их на краю обрыва и на каком-то опасном валуне, но это было просто необходимо, судя по их восторгам и эмоциям, и Игорь проникся пониманием. Обедали после спуска уже втроем; веселые девчонки, компанейские; за столом тоже не забывали запечатлеть себя, и все скидывали и скидывали куда-то и кому-то свои фото. «Наверное, парням своим», - решил Игорь. Вечером прощались, как старые знакомые. Девушки вышли на две остановки раньше, они были из санатория «Москва». Но телефонами ребята не обменялись, и улыбнувшись и помахав руками, девушки покинули автобус.
Описание отдыха Игоря в санатории было бы не полным, если бы мы не упомянули уборщицу, что убирала его номер. Первое время она вносила полную сумятицу в его размеренную жизнь. Дело в том, что она начинала уборку сразу после завтрака, когда у пилота выпадал свободный час перед процедурами. Он приходил к себе в номер, раздевался до трусов и ложился на кровать. После пробежки и употребления каши на завтраке хотелось просто поваляться и покопаться в телефоне — полюбоваться, например, Юлиной фотографией. Тут-то и заходила она. Таблички «не беспокоить» в номере не было, и Игорь никак не мог остановить ее постоянное стремление навести порядок. После нескольких неловких встреч он даже стал бояться раздеваться и ложился на кровать прямо в спортивном костюме. Стук в дверь, слово «можно» (открывала номер она своим ключом), улыбка смущения — и начиналась уборка. А Игорю не оставалось ничего другого, как покинуть ставший неуютным и таким чужим этот номер. Она была довольно милой женщиной, наверное, ровесницей Игоря, черноволосой и невысокой, так бесцеремонно отобравшей у нашего героя этот час — после завтрака до процедур. Да Бог с ним, с часом этим. Тем более, минут 30 еще оставалось времени поваляться, а в телефоне порыться можно было и на скамейке на улице. Однажды она привела на работу свою дочь, девочку лет 5-ти, и ребенок ходил по номеру, разглядывая вещи Игоря: часы, визитницу; ее взгляд в конце концов остановился на жвачке.
- А мне можно ее угостить? - спросил Игорь перед тем, как покинуть в очередной раз номер.
- Можно, - улыбнулась уборщица.
И мужчина протянул девочке пластик резинки.
- Что нужно сказать? - спросила мама, обращаясь к дочери.
- Спасибо, - поблагодарила та.
А еще ее постоянные претензии при встрече — «с Вас одно полотенце», «Вы должны мне одно полотенце». И они даже как-то искали их вместе и нашли потом, сохнущих на балконе, и вместе радовались находке, словно дети.
Но, как говорится, все познается в сравнении. Как-то в конце недели Игорь пришел с завтрака и, уже не раздеваясь, ждал ее прихода. Стук в дверь — зашли две женщины в каких-то защитных костюмах и принялись протирать подоконники.
- Ой, - обратила внимание на Игоря зашедшая к нему в спальню одна из них. - Не заметили Вас.
- Это санобработка? - подскочив, удивился наш герой.
- С чего Вы взяли? Обычная уборка, просто у Вашей уборщицы сегодня выходной.
После этого к «своей» черноволосой женщине Игорь стал относиться с симпатией и какой-то привязанностью. Пусть такая, немного бесцеремонная, но своя же, и другой уж точно не надо.
А в начале второй недели за стол к Игорю подсадили новенькую отдыхающую. На первый взгляд немного моложе пилота, а может, и ровесницу, суть не в этом. Блондинка, прическа каре, да и на лицо вполне симпатичная; немного говорливая, но ее это никак не портило, да ему это и неважно было; мы же понимаем его состояние. Вот полнота в бедрах, это да, минус, но не в нашем случае. И герой наш искренне заинтересовался нежданной соседкой, оживился весь и за разговорами совсем не заметил обеда. Разговор продолжился на процедурах, и Игорь, совершенно не внимательный в таких вопросах, заметил даже отсутствие у нее кольца. Он предложил ей (Ириной ее звали) поужинать в «Огоньке» и полюбоваться поющими фонтанами, она согласилась.
И вот сидят они за столом, довольные и нарядные, смущаются немного, и слушают «Миллион алых роз» Пугачевой и созерцают водное шоу фонтанов. Принесли заказ: Ирине форель и спаржу, Игорю бараньи ребрышки.
- Тебе, Вам не прописали магниты? - продолжила женщина разговор, начатый еще когда они проходили нарзанный бювет.
- Нет.
- Я тоже не взяла, не вижу от них никакой пользы.
- А что у Вас?
- Шея, остеохондроз, три шишки в этой области, - Ирина, задрав руку, провела по задней стороне шеи.
- Беспокоят?
- Да, чувствую дискомфорт.
- И что Вам прописали?
- Душ «Шарко», нарзанные ванны, парафинотерапию.
- А подводный массаж?
- Да Вы что? Это же больно, не умею терпеть, насилие какое-то над организмом.
Она стала подробно рассказывать о своих болячках, беспокойствах, как приспосабливается и борется с ними. Игоря стало это утомлять.
- Может, выпьем?
- Ну, можно немного.
Заказали — ей бокал красного вина, ему 150 грамм чачи.
Выпили.
Ирина переключилась на больной позвоночник мужа ее подруги — как он, бедолага, постоянно с ним мучается, и что она не хотела бы испытать такое.
- А Вам нравится здесь душ «Шарко»? - постарался перевести разговор Игорь.
- Нет, - ответила она и продолжила о болезнях позвоночника.
Игорь допил чачу, шоу продолжалось, ее он уже не слушал, кивал лишь при необходимости и переключился на музыку и фонтаны. А она говорила и говорила. Уже в санатории пилоту еще 20 минут пришлось стоять и делать вид, что вникает в исповедь Ирины. Наконец, он не выдержал и произнес:
- Ну, мне пора, спокойной ночи.
Она замолчала вдруг и после некоторой паузы ответила:
Спокойной ночи...

После этого ужина интерес к Ирине пропал, и теперь за столом в столовой с Игорем сидели уже две женщины, с которыми он прервал так и не начавшиеся отношения. Просто стол несбывшихся надежд какой-то. Хорошо, что в среду к ним подсел сорокалетний мужчина, кудрявый такой, с большими залысинами, который проявил интерес и терпение к Ириным рассказам, и внимание женщины переключилось на него.
А вот Игорю очень нравилась одна бегунья, светловолосая девушка с загорелыми ножками, в белых кроссовках, беспроводными наушниками в ушах, коротких шортиках — таких коротких, что взору представала аккуратная складочка между ягодицей и бедром на каждой ее ножке.
Несколько дней пилот старался держаться за ней. Бегать девушка умела, задавая неплохой темп. Он стал выходить на пробежку в одно и то же время, благо бегунья наша оказалась к тому же пунктуальной особой. И вот на четвертый день он решился. Игорь обогнал ее и, издав звук «ай», присел, изобразив, что подвернул ногу. Но она, как ни в чем не бывало, обрулив его, пробежала мимо. Почесав затылок, пилот вздохнул, проводив взглядом ее удаляющийся силуэт, и присел на ближайшую скамейку. «Ничего себе, какая», - произнес наш герой. Больше в это утро он не бегал.
До отъезда оставалось три дня, и Игорь решил после обеда подробно изучить верхний парк, подняться по каскадной лестнице, посидеть в «Чайном домике» и сходить к «Красно солнышку», посмотреть оттуда на Эльбрус. Каскадная лестница — довольно необычное сооружение, состоящее из более чем четырехсот ступенек вдоль склона, разделяющего нижний и верхний ярусы, благо имеются площадки для отдыха. Преодолеть ее, не останавливаясь, довольно затруднительно, особенно для людей пожилого возраста. Так вот, отдохнув на очередной такой площадке, Игорь приступил к дальнейшему подъему, и тут его обогнала незнакомка, заметив при этом:
- О, а ножка, смотрю, уже не болит.
Игорь поднял глаза и замер. Он сразу узнал эти загорелые ноги и белые кроссовки, только теперь она была одета в короткое серое платье. Наверное, он так бы и остался стоять, но девушка обернулась и, подмигнув, произнесла:
- Ну, че замер, догоняй!
Тут-то у пилота и открылось второе дыхание, и оставшийся подъем он практически не заметил.
А наверху — место с детской и спортивной зонами для семейного отдыха, ярусные деревянные площадки для загара, и девушка, взобравшись на второй ярус, села и принялась снимать белые кроссовки, сверкая своими черными трусиками. Игорь зажмурился.
- Лиана, - глядя на него представилась она.
- Игорь.
- Че щуришься, ложись, отдохнем немного, примем порцию солнечных ванн, - пригласила она, снимая носочки и вытянув ножки в направлении солнца.
Было довольно тепло, +25, и светило щедро награждало желающих загаром. Игорь снял обувь и прилег рядом.
- Часы клевые.
- Дизель, в Мюнхене  купил.
- В Мю-юнхене! - протяжно повторила Лиана. - А плеер отстой.
- Че слушаешь-то? - она бесцеремонно сняла у Игоря наушник и подставила к уху. - Орбакайте! Ну, ты и динозавр! Ха-ха, ихтиандр просто какой-то! И откуда ты такой взялся? Что ж с тобой делать? Бегаешь за мной уже неделю.
- Может, сходим в «Чайный домик», чаю выпьем, угощу тебя пирожными, - возвращая наушник, предложил пилот.
- Ну, а почему бы и нет? - согласилась девушка.

В чайном домике заказали черный чай, тирамису и варенье из роз. Наслаждаясь десертом, Лиана молчала, и Игорю это нравилось. Он рассматривал девушку, а она ловила его взгляды и улыбалась в ответ. Нет, они, конечно, разговаривали, но как-то ненавязчиво и по делу. Лиана, как и Игорь, оказалась из Москвы, в Кисловодске отдыхала в санатории «Сириус», до этого сентябрь провела в Сочи (отсюда такие загорелые ножки). Улетала обратно в Москву в воскресенье, то есть через два дня (Игорь улетал в понедельник). Ну, вот и все. Что нашему герою удалось о ней узнать. Они еще долго сидели, наслаждаясь погодой и уютной атмосферой кафе, затем дошли до долины роз, поднялись к санаторию «Орджоникидзе». Игорь сфотографировал девушку на ее телефон на белоснежной смотровой площадке, с которой открывается удивительный вид всей долины, угостил ее гранатовым соком. Было хорошо и спокойно, время остановилось и потеряло всякий смысл.
- Ну что, к «Красно солнышку»?
- Идем, - она вновь была не против.
- Дымки бы не было, увидеть бы Эльбрус.
Она лишь улыбнулась, промолчав. Когда возвращались обратно, стемнело. Им повезло, Эльбрус предстал перед нашими героями в своей белоснежной красе. Игорь сфотал ее на его фоне, а она — его. На выходе из верхнего парка пилот предложил поужинать в ресторанчике «Старый парк», она не возражала. Еда понравилась. Игорь заказал баранину, шашлык на этот раз, она — овощи и картошку по-деревенски.
- Закажи себе 100 грамм коньяка, - попросила Лиана.
Пилот сдвинул брови, словно прося разъяснения.
- Люблю, когда от мужчины пахнет коньяком, а мне вина, если можно.
- Конечно, можно, какой разговор.
- Ну и? К тебе или ко мне? - спросила она, когда все закончилось.
- Ко мне, - не веря такой удаче поспешил ответить он...

То были самые лучшие два дня его отдыха в Кисловодске. С утра они бегали, после завтрака вновь встречались и целыми днями бродили по городу, где-то ели, где-то пили кофе, все закружилось вокруг — ну, для Игоря уж точно. Вечером вновь где-то сидели, пили алкоголь, смеялись, а ночами засыпали лишь под утро, совершенно забросив процедуры. Лишь утром в воскресенье Игорь осознал, что отдых заканчивается. В 12 дня Лиана уезжала в аэропорт. Она просила не провожать ее.
- Ну, мы же встретимся в Москве? Давай, я как прилечу, сразу позвоню тебе.
Девушка, выдержав паузу, начала говорить, а он, по мере продолжения этого монолога, возвращался на грешную землю.
- Нет, Игорь, в Москве мы встречаться не сможем, этот наш роман останется здесь навсегда. У меня есть «папочка», за счет которого я живу, благодаря которому позволяю себе эти поездки. Он иногда присоединяется ко мне, но в последнее время он очень занят. Игорь, ты клевый, мне было хорошо с тобой, но пойми — я ничего не хочу менять в своей жизни, прости.
- Да ничего, я понимаю, - пробубнил наш герой, и — «бум» — приземлился,больно ударившийся сердцем.
В 12 за ней подъехало такси, и она уехала...

А Игорь пошел на свой крайний обед. Аппетита не было. Ковыряясь вилкой в салате, пилот с грустью наблюдал за Ириной и кудрявым мужчиной, так мило беседующими между собой. «Интересно, они уже переспали? Все счастливы и довольны, кроме меня; что ж со мной не так?» - размышлял пилот.
- У Вас все хорошо? - спросила его высокая женщина. - Вид у Вас какой-то потерянный.
- Да, все хорошо, спасибо, улетаю завтра.
Соседка понимающе кивнула.
- А я через три дня. Ну, и как Вам, понравилось?
- Да, очень...

Обратно Игорь летел на Боинг-767, большом самолете, и пилот не знал ребят из этого экипажа. Уже находясь в салоне, Игорь получил по вотсапу сообщение. Заглянув в телефон, пилот округлил глаза, писала Юля.
- Привет (улыбающийся смайлик).
- Привет (улыбающийся смайлик).
- У моего племянника день рождения в пятницу. Подскажи, что лучше ему подарить.
- Книжку «Маленький принц» Экзюпери. Сколько ему?
- 5 лет.
- А, поздно, наверное (грустный смайлик).
- Да рано наоборот, думаю. А если трансформер? Они ему нравятся (задумчивый смайлик).
- Ну, тоже неплохо.
- Поможешь?
- Конечно.
- Может, в среду? В Детском мире?
- Ой, в среду у меня медкомиссия, давай в четверг.
- Ок, в четверг.
- Я напишу тебе в четверг утром.
- Ок, спасибо (улыбающийся смайлик).
- Телефон, пожалуйста, отключите, - обратилась к Игорю стюардесса.
- А, да-да, - впервые улыбнувшись за этот день, ответил наш герой.
Самолет взмыл в небо. «Юля, Юля», - думал пилот, засыпая...

Они договорились встретиться в 14:00 в кафе на втором этаже. Игорь пришел за полчаса, с букетом хризантем, и присев за столик, заказал себе кофе. Пока ждал его, вспомнил вчерашнюю встречу с доктором. «А ведь неплохим оказался мужиком, неплохим... Петр Иванович, надо запомнить, удивил вчера...».
Игорь вспоминал:
«Ну-с, молодой человек, как отдохнули?
Спасибо, доктор, хорошо отдохнул.
Жалобы? Беспокоит что-нибудь?
Да нет, все отлично.
Ну, тогда приступим, ручки вытяните.
Игорь выполнил требование врача.
Ну,это совсем другое дело, видите, какая польза от нарзанных ванн. Понравился Кисловодск?
Да, прекрасный город, даже не думал, что так впечатлит.
А воздух какой, да?
Да, воздух великолепный.
А как насчет моей второй просьбы?
Второй? Ну, я работаю над ней.
Познакомились с кем-нибудь? Извините за мой нескромный вопрос.
Да женщин много, только не выходит пока как-то с ними.
Интересно, очень интересно. Вы извините меня за мое любопытство, просто у Вас сейчас букетно-конфетный период, какие сейчас цветы предпочитают женщины?
Какой период? Вы о чем, доктор?
Петр Иванович меня зовут. Ну, Вы цветы-то им дарили?
Нет.
Нет? А что дарили?
Игорь пожал плечами.
Ничего не понимаю. А расскажите о какой-нибудь Вашей пассии.
Ну, это долгая история.
А я никуда не тороплюсь, а Вы?
Да нет.
И Игорь рассказал врачу о Лиане.
И Вы не настояли? Не остановили ее? Не полетели с ней?
Нет.
Странно, очень странно, а Вы влюблены в нее?
Не знаю.
Значит, нет. Ну, ясно, не встретили еще.
Ну, мне нравится одна девушка, давно уже нравится.
Ну и нравы нынче! - покачал головой врач. - Ну, рассказывайте, рассказывайте, не держите в себе.
И наш герой рассказал Петру Ивановичу про Юлю.
Краснеет, говорите? Ну, Вы ей небезразличны, это очевидно. Говорите, завтра с ней встречаетесь?
Да.
Врач оживился.
А почему не позвали ее в Кисловодск?
Игорь снова пожал плечами.
Я смотрю, Вам все нравятся. А делать ничего не хотите.
С минуту доктор размышлял.
Купите ей цветы, непременно купите. Хризантемы. Пожалуй, хризантемы.
Ну, хорошо.
Не хорошо — а купите! А если вот, к примеру, она окажется несвободной?
Да нет, как не свободна?
Ну как, это же живые творения, думаете, она сидит и ждет Вас?
Нет, конечно.
Поборитесь или отпустите, как Лиану?
Я не думал, доктор.
А Вы подумайте, хорошенько подумайте. А впрочем, что тут думать — это почувствовать нужно. Я вот в свое время почувствовал — и, знаете, сорок лет уже чувствую.
Тут в кабинет к Петру Ивановичу заглянули.
Минуту, Елена Клавдиевна, одну минуту.
Как ни печально, нам пора закругляться. Ну, молодой человек, удачи Вам. Подумайте над моим вопросом, хорошенько подумайте, и Вам станет ясно, нужен ли Вам этот человек. А пока летайте, я написал Вам тут: «Годен», не вижу причин препятствующих. До лета.
До свиданья, - попрощался пилот.»

Юля опоздала на 7 минут. Увидев цветы, девушка засмущалась и, вспыхнув, покраснела вся. Мило так. Игорь вдруг почувствовал, как тепло растекается внутри и такую в ней родственную душу, что оробел и первое время не смог подобрать нужных слов. Так минуты три они и стояли, молча глядя друг на друга. Наконец он опомнился:
- Это Вам, - протянул пилот хризантемы.
- Спасибо большое, - Юля опустила глаза, вдыхая аромат цветов.
- Подарок, - выдавил Игорь.
- Да, подарок.
- Я видел трансформеры вон в том отделе.
- В том?
- Да, в том.
Они рассмеялись и наконец-то расслабились.
Выбор пал на желтого и черного, и наши герои все никак не могли определиться. Юле больше нравился желтый, Игорю — черный. Наконец она заметила:
Вам, мужчинам, виднее; хорошо, давайте купим черный.
- Может, кофе, чай? - предложил Игорь, когда упакованный трансформер оказался в руках девушки.
- Можно чай, - согласилась она.
У нее зазвонил телефон. Девушка переменилась в лице.
- Привет. Выбираю подарок племяннику. Где... В Детском мире. Да нет, спасибо, я уже купила. Да не надо, я, я... Ну, хорошо я на втором.
Закончив разговор, девушка не знала, как поступить.
- Игорь, прости, можно вернуть тебе, Вам цветы, - она протянула их пилоту. - Я... я встречаюсь с мужчиной, женатым мужчиной; он, он оказался поблизости, он уже паркуется, сейчас поднимется на второй этаж, я не хотела бы портить с ним отношения...
- Я понимаю, - зачем-то ответил Игорь и взял букет.
С минуты они стояли молча.
- Вы осуждаете меня?
- Нет... Нет, что Вы.
- Игорь, Вы не понимаете, простите.
- Да ничего, нормально все.
И девушка, оглядываясь в сторону пилота, направилась к эскалатору. А он... он стоял на месте, переминая в руках букет, глядя на нее. Игорь даже увидел полноватого мужчину, поднимающегося по эскалатору. Тот улыбнулся Юле и махнул рукой...
- Юля! - крикнул Игорь; получилось как-то хрипло. Девушка остановилась.
- Юля, - вновь повторил пилот, подбежал к ней и взял ее за руку.
Улыбка сошла с лица полноватого мужчины, он поднялся на площадку второго этажа, постоял немного, оглядываясь и озираясь по сторонам, и шагнул на эскалатор, поднимающийся дальше вверх.
- Это Вам, - протянул в который раз букет Игорь.
- Мне? - удивленно ответила девушка.
- Вам...

….






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 12.11.2020г. Андрей Беляков
Свидетельство о публикации: izba-2020-2943059

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1