Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Полковник Востроносов. (Из цикла "Правдивые байки рядового Саватеева"


Полковник Востроносов. (Из цикла "Правдивые байки рядового Саватеева"

Наш полковник, Востроносов Пётр Андреевич, любил говорить своим подчиненным из командного состава: «Офицер должен знать каждого солдата вплоть до его внутренностей». Молодые лейтенанты, слыша такое, улыбались в ладошку и дали полковнику прозвище «Патологоанатом».
И на полковых зимних учениях он доказал, что прозвище это он получил не зря.
Перед нашей ротой была поставлена задача: по лесной дороге выйти в тыл условного противника и разведать его огневые точки.
Рано утром на трёх стареньких БМП, то есть, боевых машинах пехоты, мы въехали в заснеженный лес. Дорогу было еле видно, а километра через три передовая БМП, вообще, уткнулась грудью в огромный сугроб, охрипла и заглохла.
- Приехали! – сказал мой «земеля» из Армавира Жора Айрапетян и полез в карман за сухарями. – Дальше пёхом пойдём.
- Не пёхом, а на лыжах,- подсказал я,– по такому снегу без лыж не пройти.
- Кто – на лыжах, а я – пешком. Я их и в руках не держал.
- Так мы же целую неделю учились на лыжах ходить, - удивился я.
- А я медбрату Бузикину бутылку армянского коньяка поставил, и всю эту неделю в медпункте провалялся. С диагнозом ОРЗ, в скобках – грипп. Ко мне в палату даже капитан медицинской службы Богомолов остерегался заходить. Только в хорошем подпитии и в маске.
Тут прозвучала команда покинуть машины. Лейтенант Данилин построил нас в шеренгу и приказал взять шанцевый инструмент, чтобы расчистить в сугробах проход для техники.
Я не успел подумать, откуда же мне взять этот самый шанцевый инструмент, когда услышал другой приказ:
- Рядовым Айрапетяну и Саватееву на лыжах отправиться на разведку дальнейшей дороги и выяснить, на сколько километров тянутся заносы. В случае обнаружения условного противника в бой с ним не вступать и скрытно вернуться сюда.
Я уже говорил вам, что наш лейтенант очень невзлюбил меня, получив выговор из-за моей неосторожности на кухне. Так вот вам еще одно доказательство его предвзятого отношения ко мне: все будут копаться в снегу сапёрными лопаточками, а мы с Жорой, который лыжи даже в руках не держал, должны идти по сугробам неизвестно сколько километров, да еще и остерегаться условного противника.
Но приказ есть приказ…
Мы пошли по сугробам, встав на лыжи. Правда, шел только я, а Жора бесконечно падал, ругаясь по-армянски. Когда наши БМПешки скрылись из виду, он снял лыжи, воткнул их стоймя в снег и сказал:
- Заберем на обратном пути, если живы будем.
Метров через триста заносы закончились, и мой напарник сразу определил их причину:
- На этом месте дорогу пересекает широкая просека, по которой ветер гуляет, как хочет. Вот он и намёл эти сугробы, которых нет в густом лесу.
Я удивился его мудрой рассудительности и подумал, что не зря ему в роте дали прозвище « Ботаник».
Кода мы вышли на дорогу, Жора присел на бревно и предложил:
- Давай отдохнем. Всё равно спешить некуда, ребята еще долго будут раскапывать проход в снегу лопатами, похожими на детские совочки. К тому же нам надо осмотреться: нет ли здесь следов условного противника.
Он снова достал из своих бездонных карманов любимые им сухарики и задумчиво захрумтел ими.
- Смотри! – вдруг вскрикнул он. – Что это там на елке?
Я пригляделся и увидел недалеко от дороги, висевшую на дереве… санитарную сумку. Заметить её было очень трудно, если бы не красный крест на ней, слегка выгоревший, но всё же бросавшийся в глаза на фоне сплошной еловой зелени.
- Автомат наизготовку! – приказал громким шёпотом Жора.
- Зачем? – спросил я.
- А ты подумай, откуда могла взяться здесь эта сумка? – сказал Жора, снимая с плеча свой автомат. – Санитар или санитарка из подразделения условного противника повесил или повесила ее на елку, чтобы отлучиться по нужде. Через пять – десять минут он или она вернется за ней, и тогда нам достаточно щелкнуть затвором и крикнуть: «Руки вверх!», чтобы взять его или её в плен. За что мы точно получим с тобой отпуск на десять дней, включая дорогу туда и обратно, и поедем в Армавир. То есть, я – в Армавир, а ты – в Туапсе.
Это объяснение показалось мне резонным и радостным, и я тоже изготовил свой автомат.
Но прошло пять, десять и двадцать минут, а за сумкой никто не приходил. Тогда мы ползком, как нас учили, продвинулись по направлению к ней.
- Следов под ёлкой нет, - сказал Жора.- Значит, сумку повесили давно. Но все равно надо действовать скрытно. Ты иди и сними её, а я буду тебя прикрывать.
Я снял сумку и вручил её Жоре, который всё еще лежал на дороге, сжимая в руках автомат. Он ощупал сумку, зачем –то понюхал её и сказал:
- Сумка твердая, значит, сначала она попала под дождь, потом ударили морозы, и вода превратилась в лёд. Выходит, что здесь она висит с прошлых учений.
Он с трудом открыл сумку, и я заглянул внутрь. Там было несколько пакетов первой медицинской помощи, пластинки с таблетками и множество флаконов разной ёмкости.
Жора взял самый большой из них и прочитал на этикетке:
- Спирт медицинский , этиловый, чистый, 96 градусов.150 миллилитров.
И после недолго раздумья добавил:
- Это то, что нам надо. Выпьем по пятьдесят граммов, еще пятьдесят останется на опохмел.
- А чем будем закусывать? – спросил я.
- Спирт не закусывают, а запивают. Вода для этого есть у нас во фляжках на поясе. В крайнем случае, ты можешь закусить сухариками, но уже после запивки.
Мы сделали так, как он сказал, и пошли назад, довольные и веселые. Жора вообще был на таком взводе, что мне казалось: сейчас он на весь лес затянет какую-нибудь армянскую песню.
Мы были уже на вершине сугроба вблизи того места, где мы застряли, когда услышали зычный голос полковника Востроносова:
- Почему стоим на месте?! Кто будет выполнять поставленную перед вами задачу, вы или я?
Перед ним стоял бледный лейтенант Данилин и лепетал:
- Мы расчищаем, товарищ полковник…
- Пусть ваши жены так мозги вам расчищают! – орал полковник.
И тут лейтенант заметил меня и Айрапетяна, стоявших на горке, и увидел в нас своё спасение, поспешно промямлив:
- А вот и наши разведчики вернулись, сейчас они доложат об обстановке впереди.
И, набрав полную грудь воздуха, он закричал:
- Рядовой Айрапетян, доложить товарищу полковнику обстановку!
Жора живо сбежал с горки и, не доходя до полковника шагов пять, бодро и четко произнес:
- Товарищ полковник, впереди заносы на расстоянии двухсот тридцати пяти метров! Дальше дорога нормальная!
Я не знаю, откуда он взял эту цифру, 235 метров, но прозвучала она вполне убедительно.
Но главным было совсем другое. Полковник вдруг хищно повёл носом и снова закричал, но как-то растерянно и глухо:
- Да ты никак пьян, рядовой Айрапетян? Где взял водку?!
- Нашел, то есть, нашли, товарищ полковник!
- Где нашли?! С кем нашли?!
- С моим напарником, рядовым Саватеевым, нашли в лесу санитарную сумку, а в ней флакон со спиртом. Решили попробовать, спирт это или что другое.
- И где эта сумка?
- У рядового Саватеева на шее, товарищ полковник!
- Рядовой Саватеев, ко мне марш!
Я подошел к полковнику и отдал ему честь. Он пощупал сумку, открыл её и достал изнутри флакон со спиртом. Затем прищурился и осмотрел флакон на свет, сказав совсем миролюбиво:
- И вправду попробовали… Хотя могли бы и поменьше.
Но такой исход дела, видимо, его не устраивал, потому что он снова начал кричать:
- И всё равно, пять суток гауптвахты! За нахождение в районе учений в нетрезвом состоянии!

Учения прошли благополучно. Для всех, кроме нас с Айрапетяном. Но основной темой разговоров об этих учений был такой вопрос: как на расстоянии пяти шагов полковник Востроносов смог учуять запах спиртного? Может быть, фамилия всему их роду была дадена за такую способность
Но все вскоре пришли к другому выводу: не зря, видимо, ему дали прозвище Патологоанатом, и он, действительно, видит своих подчиненных «вплоть до их внутренностей» .

А о том, как мы с Жорой отбывали гауптвахту, я расскажу вам в следующей своей правдивой байке.












Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 10.11.2020 Борис Аксюзов
Свидетельство о публикации: izba-2020-2941534

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


















1