Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Фестиваль18+


                                                                                                                                  1

   В пятницу Наталья Александровна была приглашена на обед. Давний партнёр по бизнесу праздновал день своего рождения. Поздравив именинника и довольно плотно отобедав в одном из самых респектабельных ресторанов большого города, она села в машину и закурила. Вообще, она почти никогда не курила в машине, но обед был настолько плотным, что стоять на ногах было весьма тяжеловато. Ехать обратно в контору в пятницу после обеда уж очень не хотелось. Она позвонила своей секретарше, сказала, что её сегодня не будет, и поехала домой. Зайдя в прихожую, она поняла, что Ванька дома и не один. Рядом с кроссовками сына стояли женские босоножки. Ага, значит, она не ошиблась в своих недавних предположениях, когда позавчера заметила на летней ветровке сына несколько довольно длинных, явно женских, волос тёмно русого цвета. Ну, неужели? Слава богу! А то он уже несколько месяцев сидит один, как сыч, и пишет свои компьютерные программы… «Ну уж, извините, ребятки, что я не совсем вовремя» - мысленно обратилась она к молодому поколению и направилась на кухню. После плотного обеда хотелось пить, и она решила заварить крепкого ароматного чая…
Наталья Александровна сделала глоток ароматного напитка и с удовольствием закурила. В это время в коридоре послышались шаги, дверь открылась, и на кухню вошёл сын вместе со своей таинственной гостьей.
- Привет, мам!
- Привет-привет, сынок!
- Мама, познакомься! Это - …
- Привет, Ксюша! – перебила она сына, обращаясь к его гостье.
- Здравствуйте, Наталья Александровна! – ответила Ксюша.
Молодой человек с удивлением посмотрел на мать. В этот момент у Натальи Александровны зазвонил мобильный телефон. Она бросила взгляд на экран, улыбнулась и показала экран гостье сына. На экране было написано «Игорёк»…
- Да, Игорёчек!
- Привет! Наташа, есть важное дело! – очень серьёзно сказал Игорь Петрович.
- Игорёк, вы что, опять застряли где-нибудь в лесу, как еловая шишка в заднице?!
- Да нет, тут всё гораздо интереснее!
- Ещё интереснее?! Да куда уж интереснее то?!
- Подтягивайся часиков в восемь ко мне в гараж.
- Слушай, я, вообще, так устала, так вымоталась за эту неделю. Давай, может, завтра, или в воскресенье?
- Ни в коем случае! Дело не терпит отлагательств! Колян и Боря тоже будут.
- Аааа! Вон оно как, вы уже и уважаемого Бориса Дмитриевича втянули в свои авантюрные делишки!
- А вот тут ещё большой вопрос, кто, кого и куда втянул!
- Ладно, от вас всё равно никуда не денешься. Знать, судьба моя такая, - обречённым голосом сказала Наталья Александровна. – Инструмент то брать с собой?
- Бери, конечно! Заодно и поиграем!
Наталья Александровна повесила трубку, глубоко затянулась и медленно выпустила столб табачного дыма в потолок.
- Ксюша, ты, случайно, не в курсе, что на сей раз задумали эти заслуженные корифеи хронического алкоголизма и патологического авантюризма?
- Да нет, не в курсе, - задумчиво произнесла девушка. – Хотя, подождите! Когда они в прошлую субботу, после вашего выступления на корпоративе, приехали ночью к нам и пили пиво, то обсуждали какой-то музыкальный фестиваль. А на этой неделе отец постоянно созванивался с дядей Колей и Борисом Дмитриевичем, и они пересылали друг другу какие-то фотографии и видео, на которых были запечатлены концертные выступления различных музыкальных групп.
- Ага… Вот оно что! Уважаемые друзья, по видимости всей, собрались «в свет»! Ну, хорошо, я сегодня поеду, встречусь с ними и устрою им полноценную «светскую жизнь»!
- Я прошу прощения у уважаемых дам, что прерываю их милую беседу! Но, может быть, мне хоть кто-нибудь, хоть что-нибудь объяснит, в конце то концов?! Вы что, знакомы?! – обратился Иван к дамам, которые, судя по всему, просто забыли о его присутствии.
Уважаемые дамы дружно рассмеялись.
- Да, сынок, конечно объяснит! Помнишь, как-то по весне ты приезжал за мной ночью в гараж в районе метро «Н-ская»?
- Помню.
- Я там была в компании двух немолодых джентльменов. Одного из них, того, что повыше ростом, и с которым я только что разговаривала по телефону, зовут Игорь Петрович. А вот твою очаровательную гостью, которая несколько раз приходила к нам на репетиции в гараж, зовут Ксения Игоревна. Понимаешь?
Во время своего короткого монолога Наталье Александровне представилась возможность повнимательнее присмотреться к сыну и его гостье. Первое, что сразу бросилось в глаза – одетая на левую сторону футболка сына (утром, когда они вместе завтракали, футболка была одета правильно). Прибавив к этому: заметно помятое тонкое летнее платье Ксюши, несколько растрёпанную причёску девушки и, наконец, уж больно довольный и цветущий вид обоих молодых людей, опытная женщина заключила, что своим неожиданным появлением она, скорее всего, помешала процессу куда как более увлекательному и захватывающему, нежели, например, чтение вдвоём вслух русской классической литературы…
Она предложила молодым людям присоединиться к чаепитию. Когда Ксюша ненадолго покинула кухню, мать подошла к сыну, по-дружески похлопала его по плечу и сказала: «Футболку то переодень, гостеприимный хозяин!». Она рассмеялась и вспомнила подобный случай из своей студенческой юности. Как-то раз они гуляли с одногруппником, наслаждаясь историческими местами большого города. Тут пошёл дождь, и одногруппник любезно пригласил зайти к нему домой. Зайти то в квартиру они зашли, но вот пройти в комнату им не удалось, ибо последствия напрочь зашкалившего гормонального фона настигли их прямо в прихожей, и возникшую цепную реакцию невозможно было ни остановить, ни даже хоть как-то локализовать… А буквально через минуту из ванной комнаты вышла мама одногруппника, которая вернулась с работы раньше, приняла душ и к моменту их появления на пороге уже вытиралась мягким полотенцем…
Само собой разумеется, что, по понятным причинам, взрослая женщина не стала посвящать ни сына, ни его гостью в столь пикантные детали своей бурной юности…

                                                                                                                     2
    В начале девятого вечера шикарный автомобиль Натальи Александровны остановился возле гаража Игоря Петровича. Она вошла в уже заполненное табачным дымом помещение, держа в руках кейс со своим инструментом. Джентльмены были уже в сборе. Они сидели за столом и пили пиво из «раритетных» стеклянных кружек, которые раньше были в любой советской пивной (гаражный реквизит Игоря Петровича). Судя по всему, «военный совет в Филях» шёл полным ходом. Участники судьбоносного заседания горячо поприветствовали свою негасимую звезду. Возникла некоторая пауза. Видимо, обращение к Наталье Александровне было решено поручить Борису Дмитриевичу, который из всех присутствовавших представителей сильного пола имел наилучшую репутацию и даже пользовался её некоторым доверием….
- Джентльмены, у меня есть предложение! Давайте опустим вступительное слово. Лучше расскажите мне, пожалуйста, как это вы только додумались то, заранее извиняюсь за каламбурчик, под старость лет, да выйти в свет?! - язвительным тоном начала она, опередив народного дипломата. – Я конечно не ясновидящая, но предполагаю, что речь идёт о некоем музыкальном фестивале. В этом контексте, джентльмены, у меня к вам есть вопрос. Вы что, уважаемые друзья, по молодости не «нафестивалились»?! Или, может быть, это мероприятие организуется совместно пенсионным фондом и наркологическим диспансером с целью борьбы с хроническим алкоголизмом и профилактики оного среди граждан пенсионного и предпенсионного возраста?!
Такая осведомлённость звезды явно не входила в планы организационной комиссии, разработанный ранее и хорошо продуманный план рухнул, как карточный домик.
- А откуда ты знаешь?! – удивлённо спросил Игорь Петрович.
- Из проверенных конфиденциальных источников! – отвечала звезда.
- На что, а почему бы и нет?! – вступил, таки, народный дипломат.
- Мааальчики! Ну, вы правда, ебанулись что ли под старость?! Ну, какой, на хуй, фестиваль?! – почти взмолилась звезда. – Мы уже старые. Фестивали, гастроли и т.п. - это удел молодёжи! А нам то куда уже?!
- А вот тут позвольте с вами не согласиться! - Борис Дмитриевич придвинул поближе принесённый большой ноут бук (который, видимо, тоже был частью разработанного плана).
Николай Николаевич заботливо подал даме кружечку холодного пива.
- Да я за рулём вообще то, вроде как, и не собиралась сегодня употреблять… - как бы сомневаясь сказала она, борясь с соблазном сделать приятный глоточек холодненького.
- А что, опция «трезвый водитель» уже удалена из меню?! – спросил Игорь Петрович.
- Да нет, опция то не удалена, - ответила бестия, лукаво глядя на него. – Но появились некоторые существенные нюансы. Помнишь, Игорёк, тогда, в марте по моему, когда мы здесь первый раз собрались поиграть, ты меня отчитывал за отсутствие понимания и гуманизма в отношении к моему сыну Ваньке?
- Да, припоминаю, что-то такое было. Ты ему среди ночи позвонила и попросила приехать за тобой.
- Верно, а ты сказал, что он, может быть, там уже кого-нибудь за что-нибудь прихватил, а тут звонит пьяная мамаша и всё обламывает.
- Точно!
- Так вот, твоё «пророчество» сбылось!
- Хмммм… Мальчик завёл себе девочку? Ну, это же хорошо, тем более в его то возрасте.
- Ну да, дело то молодое, сам, наверно, помнишь… Действительно завёл, да и, как ты выразился, прихватывает, и, видимо, по полной программе прихватывает!!!
- Ну что же, респект и уважуха юному джентльмену! – авторитетно заявил Игорь Петрович.
- Игорёчек, но только знаешь, дело то в чём?! – загадочно, почти шёпотом спросила голубоглазая ведьма.
- Мммммм?! – Игорь Петрович отхлебнул пива. – И в чем же, солнышко ты наше?! – подыгрывая ей, так же, почти шёпотом, произнёс он.
Двое других участников совещания не отрываясь и очень внимательно следили за этим театрализованным диалогом, совершенно справедливо предполагая, что сейчас должно произойти нечто, что белокурая бестия обязательно что-нибудь отчебучит!
Наталья Александровна привстала со своего места, наклонилась поближе к собеседнику и ласково, едва касаясь, погладила его по волосам.
- А дело в том, мой хороший, - необыкновенно чувственно шептала она ему почти на ушко. – Что прихватывает то он ни «кого-нибудь», как ты предполагал, мой зайчик, а твою единственную любимую дочь Ксюшу!!!
Игорь Петрович крякнул. Николай Николаевич и Борис Дмитриевич начали синхронно сползать под стол, трясясь от беззвучного смеха…
Когда все просмеялись, и приступы смеха перестали возобновляться, то участники совещания перешли к повестке дня. И, то ли заряд позитива, полученный после коллективного смеха, то ли наглядные материалы в виде фото и видео, то ли вкусное холодное пиво, оказали положительное воздействие на столь категорично настроенную в самом начале Наталью Александровну, и она в итоге, к огромной радости присутствующих джентльменов, согласилась принять участие в очередной совместной авантюре.
Для подготовки времени было достаточно - ровно две недели. Репетировали почти каждый день. Борис Дмитриевич связался с организаторами фестиваля и уладил все технические вопросы. Для проживания был забронирован коттедж на территории турбазы. Иван и Ксюша везде и всюду ходили вместе, как «Тихон с Раечкой», и даже пару раз появились на репетициях. День поездки приближался….

                                                                                                                3
   Выезжали в пятницу в обед. Наталья Александровна вызвалась выступить в роли перевозчика и прокатить джентльменов туда и обратно с ветерком на своём шикарном автомобиле. Когда автомобиль был загружен, а все три пассажира заняли свои места в салоне, Наталья Александровна, сидящая за рулём, повернулась вполоборота, чуть наклонилась между сидениями так, чтобы видеть сразу всех пассажиров, приподняла на лоб свои солнцезащитные очки и мило улыбнулась.
- Добрый день, уважаемые пассажиры! Командир корабля приветствует вас на борту нашего сухопутно-колёсного судна! – начала она хорошо поставленным и необыкновенно доброжелательным голосом профессиональной бортпроводницы. – Прослушайте, пожалуйста, правила, которые вам необходимо соблюдать в течение всего полёта. На борту нашего судна категорически запрещается: курить, жрать пиво, ровно как и принимать любую пищу, роняя при этом крошки на сидения и между ними, нести всякую хуйню, и особенно пиздеть под руку командиру корабля во время движения судна, а также переключать любые тумблеры и нажимать любые кнопочки, в том числе и кнопочки привода стеклоподъёмников, так как наше комфортабельное судно оборудовано современными системами климат контроля и вентиляции салона, которые в своей работе не нуждаются в чьей-либо посторонней помощи. В течение полёта вам будут предложены прохладительные (БЕЗАЛКОГОЛЬНЫЕ!!!) напитки и различные (на выбор) аудиопрограммы в стереофоническом звучании. Также запланирована промежуточная посадка, предусматривающая посещение заведения общественного питания и других богоугодных мест. Благодарю за внимание и желаю вам приятного полёта!
- Есть, командир!!! – хором ответили джентльмены.
Опустив очки на переносицу, она включила передачу и резко тронулась с места. Оказалось, что употребив в предстартовом обращении к пассажирам слово «полёт», Наталья Александровна ничуть не лукавила. Машина действительно просто летела по трассе….
Доехали довольно быстро. Прошли процедуру регистрации участников фестиваля и разместились в забронированном ранее коттедже. Надо сказать, что коттедж был очень большим и комфортабельным. Летняя застеклённая веранда, небольшая кухня, где было всё необходимое для приготовления практически любых блюд, огромная гостиная с камином на дровах, двумя креслами и большим столом, к которому было придвинуто несколько мягких стульев с большими удобными спинками, плюс две довольно большие и уютных спальни. Открытие мероприятия было завтра в 15-00, поэтому было время отдохнуть и осмотреться. На штатном мангале, расположенным около дома на улице, был пожарен замаринованный ещё вчера шашлык. Наталья Александровна сервировала стол на улице, и друзья собирались ужинать.
По узкой асфальтированной дорожке, ведущей к их коттеджу, шёл человек. Роста он был выше среднего, некогда худощавого телосложения, но несколько округлившийся с годами. Его голова была побрита налысо. На нёмбыл строгий деловой костюм, идеально отглаженная светлая сорочка, галстук и дорогие классические ботинки. Вдруг респектабельный джентльмен остановился и осмотрелся вокруг, видимо, желая убедиться, что его в данный момент никто не видит. В следующую секунду он расстегнул пиджак, проворным движением откинул правую полу пиджака, скользнул пальцами под ремень сзади с правой же стороны и выдернул оттуда бутылочку пива. Открыв её зажигалкой, он сделал несколько жадных глотков, облегчённо выдохнул, развязал галстук, закурил и продолжил движение, держа в одной руке сигарету, а в другой бутылочку пива. Когда он подошёл, то мужчины сидели на улице, а единственная дама зашла в дом и что-то делала на кухне. Он поздоровался со всеми за руку и представился «Володя». С Борисом Дмитриевичем они поприветствовали друг друга как старые приятели.
- Боря, я чего пришёл то. Ну, во-первых, конечно, лично поприветствовать. Надеюсь, вы прибыли в качестве участников и завтра играете?
- Да, конечно, - подтвердил Борис Дмитриевич.
- Отлично! А во-вторых, Борь, поможешь завтра с отстройкой звука?
- Не вопрос, ты мне маякни чего, как и во сколько. Телефон мой у тебя есть.
Володя не успел ответить. Из дома послышался гневный голос хозяйки: «Мальчики!!! Ну как же можно так похуистически относиться к продуктам?! Ну что же это, блядь, за распиздяйство то такое?! Как можно было додуматься, в пакет с овощами сверху наебенить чуть ли не десять литров пива?!!! Пиздец почти всем помидорам!!!». Она появилась на пороге с пакетом, в котором находилась уже готовая томатная паста.
- Здравствуйте! Меня зовут Володя, - представился гость и чуть поклонился.
- Добрый вечер! Наташа! Очень приятно!
Разгневанная фурия снова удалилась в дом. Володя проводил её глазами.
- Я смотрю, у вас тут шибко не забалуешь?!
- И не говори! Присоединяйся к нам! - Борис Дмитриевич указал на накрытый стол.
- Ну, если только чуть попозже. Я только с работы. Пойду, переоденусь…
Шашлык удался на славу! Да и беленькая, прибранная заранее в морозилку, достаточно хорошо охладилась!!!....
- Кстати, а кто этот интересный представительный джентльмен?! – поинтересовалась хранительница очага с уже порозовевшими от крепкого напитка щёчками.
- А это один из ваших коллег по ритм секции – барабанщик Владимир Викторович, он же, кстати говоря, по совместительству, ещё и губернатор Н-ской губернии, - проинформировал Борис Дмитриевич.
Вскоре «представительный джентльмен» появился снова, но уже в «гражданской» одежде, более подходящей для загородного отдыха и участия в рок-н-рольно-джазовых мероприятиях. На нём были потёртые джинсы, ещё более потёртая джинсовая куртка, из под которой была видна «раритетная» футболка с едва различимой от времени эмблемой одной из популярных рок групп времён его молодости, прожжённая в нескольких местах сигаретой. Дополняли колоритный имидж видавшие виды стоптанные «казаки», которые, видимо, были заботливо подкованы и громко цокали при ходьбе по твёрдой поверхности. Сказать по совести, «представительный джентльмен» в таком виде скорее напоминал какого-то ханурика из утренней очереди за пивом времён конца восьмидесятых, начала девяностых….
Владимира Викторовича пригласили присоединиться к вечерней трапезе. Немолодая кудесница очень внимательно ухаживала за гостем, активно поддерживала беседу и вскоре, то ли под воздействием крепкого алкоголя, то ли ещё по какой-то неведомой причине, вообще защебетала, как ранняя весенняя птичка.
Когда трапеза была закончена, то джентльмены от души поблагодарили заботливую хозяйку. Владимир Викторович предложил немного прогуляться и осмотреть окрестности. Объект, на котором они находились, действительно был очень и очень интересным. Создавалось впечатление, что находишься в великолепном смешанном лесу. Вся огромная территория турбазы была очень старательно ухожена. Выход к речке, лодочная станция, небольшой песчаный пляж… Идеальные условия для отдыха и наслаждения великолепными пейзажами. На обратном пути Владимир Викторович, то ли вдохновлённый своей ролью гостеприимного хозяина и экскурсовода, то ли по какой-то иной, опять же непонятной, неведомой причине, выступил с довольно неожиданным предложением.
- Господа! – торжественным голосом начал он. – А давайте прокатимся до нашей губернской столицы?! Тут совсем не далеко, буквально вёрст восемьдесят. Я покажу вам нашу набережную и ещё несколько достопримечательностей! Буквально пару недель назад была завершена их реконструкция, сделали очень интересную подсветку, в тёмное время выглядит просто сказочно!
- Как интересно! – воскликнула ценительница ночной городской эстетики. – Только как же мы поедем, ведь ни один из нас сейчас не сможет сесть за руль?
- Не извольте беспокоиться, сударыня, - галантно заявил талантливый краевед. – Мой первый учитель музыки, а по совместительству личный водитель, уже давно не употребляет спиртного, а кроме того, страдает бессонницей. Уверен, он не откажет нам!
- Отлично!!! – ответила обрадованная любительница прекрасного, едва не захлопав в ладоши от восторга.
Джентльмены переглянулись и от предложенной поездки вежливо отказались.
Когда они подошли к коттеджу, то экскурсантка, сказав, что сейчас вернётся, чуть ли не бегом направилась в дом. Вернулась она минут через десять, всё такая же довольная, но уже с лёгким макияжем и запахом дорогущих духов. Галантный кавалер в прожжённой футболке попрощался с джентльменами и увлёк свою благоухающую спутницу за собой. Джентльмены решили посидеть ещё. Они включили освещение (уже начало заметно темнеть) и расположились на улице.
Владимир Викторович и Наталья Александровна дошли до его коттеджа, и он предложил войти. Это был точно такой же коттедж. Они зашли в гостиную. В кресле сидел пожилой мужчина и читал газету. На нём была ослепительно белая сорочка, галстук, тонкая жилетка, подчёркивающая его коренастую и подтянутую фигуру, отглаженные классические брюки со стрелками и начищенные классические ботинки. Он был идеально гладко выбрит, его абсолютно седые волосы были аккуратно подстрижены и расчёсаны. Дополняли его элегантный образ небольшие седые усы и узкие «плюсовые» очки на переносице, скорее напоминающие пенсне.
- Михалыч, познакомься, это Наташа! – обратился к нему Владимир Викторович.
- Очень приятно, Пётр Михайлович, - вежливо ответил старик и почтительно поклонился.
- Михалыч, ты нас…, - начал было Владимир Викторович.
- Ну конечно, Вовчик! – перебил его старик. – Вы же, не иначе как, в город собрались?!
- Точно!!!
- Тогда, вот что. Во-первых, коль скоро вы уже начали, то можно и ещё по чуть-чуть, на дорожку, так сказать, - подмигивая произнёс Михалыч и указал на стол, где стояли различные напитки, фрукты и лёгкие закуски. – Во-вторых, там, на кухне, стоит пакет. Сходи, посмотри потом, что из его содержимого нужно будет взять с собой. А я пока, с вашего позволения, дочитаю статью, очень уж она интересная…
Галантный кавалер, переминаясь в волнении на своих стоптанных казаках, подал даме руку, проворно отодвинул мягкий стул и помог её присесть к столу. Выбор напитков впечатлял: красное и белое вино, шампанское, коньяк и виски. Дама, решив про себя, что в данном случае «колотить понты» уже поздно, предпочла виски…
Минут через пять Пётр Михайлович встал со своего места, поправил галстук и одел пиджак.
- Ну, что, молодые люди, вы готовы?!
- Да! – хором ответили молодые люди.
- Тогда вперёд!!! – скомандовал старик, но потом чуть задумался, взял стоящую неподалёку спортивную сумку, вытащил из неё небольшой пакетик и протянул Владимиру Викторовичу. – Одень ка вот это, сынок, так будет значительно сложнее тебя узнать, ты ведь у нас – господин губернатор, лицо, так сказать, публичное и хорошо узнаваемое. А то и будут потом, как в прошлый раз, писать про тебя в своих жёлтых газетёнках бог весть какую ересь…
В пакетике были рокерская бандана и большие солнцезащитные очки.
Тем временем трое джентльменов, вежливо отказавшихся от экскурсии, сидели на улице за столом, мило беседовали и не спеша выпивали. Было уже почти совсем темно. Мимо них проехала машина и остановилась метрах в ста пятидесяти, у соседнего коттеджа. Вообще, народ прибывал. Приезжали машины, на местных «улицах» стало значительно больше прохожих.
Ещё минут через двадцать к отдыхающим за столом джентльменам подошли две довольно милые и симпатичные дамы лет тридцати пяти, тридцати восьми.
- Добрый вечер, молодые люди! – обратились одна из них.
- Добрый вечер! - ответили джентльмены.
- Не могли бы вы нас помочь?
- Что же случилось, милые дамы?! - с участием откликнулся Игорь Петрович.
Николай Николаевич, услышав голос и интонацию товарища, сразу вспомнил весенний эпизод около павильона «кофе с собой», близ метро «Н-ская», улыбнулся и про себя предположил, что выражение «молодые люди», услышанное его другом из женских уст, видимо, оказывает на него какое-то магическое действие….
- Да понимаете, мы вот приехали, заселились в соседний с вашим коттедж, тут, неподалёку, попытались включить холодильник, но у нас это не получилось. Позвонили по местному телефону в администрацию турбазы, но там никто не взял трубку. А холодильник бы очень нужен. Может, посмотрите?
- Да! Конечно же! Пойдёмте, посмотрим! – с очень серьёзным и чрезвычайно участливым видом сказал Игорь Петрович и решительно поднялся с места….
Прошло уже около часа. Игоря Петровича всё не было.
- Видимо, Игорь Петрович занялся очень серьёзным ремонтом холодильника, - язвительно предположил Николай Николаевич.
- Очень похоже на то, - согласился Борис Дмитриевич. – Кстати, Колян, есть предложение!
- Какое?
- Я что-то начал подмерзать, на улице прохладно.
- Честно говоря, я тоже.
- Давай переместимся в гостиную? Сядем у камина!
- Точно! Отличная идея! Я совсем забыл про камин!!!
Через десять минут товарищи уже сидели перед горящим камином. Это было просто божественно!!! Они даже погасили свет в гостиной и включили небольшой настольный светильник. Потрескивание дров, ласкающий взгляд спокойный открытый огонь, приятное, нежное тепло, идущее от него, радующие слух негромкие звуки джаза, доносящиеся из динамиков включенного ими местного музыкального центра и манящий запах коньяка из тонкостенных стеклянных бокалов, которые джентльмены держали в руках….
- Слушай, я что-то беспокоюсь за Игорька. Куда он у нас пропал? – сказал Борис Дмитриевич.
- Я думаю, что всё в порядке, но, на всякий случай, давай проверим, - ответил Николай Николаевич и достал телефон.
- Игорёк, ты там хоть живой?! – обратился он к пропащему по телефону.
- Да! Всё в порядке, Колян! - отвечал довольным голосом благородный рыцарь, смело ринувшийся в бой, чтобы помочь прекрасным дамам.
На заднем плане отчётливо были слышны голоса этих самых прекрасных дам, столь же весёлые и довольные, как и голос их отважного спасителя.
- Ну, хорошо, Игорёк, извини за беспокойство.
- Да я уже скоро буду, - ответил товарищ.
После последней фразы голоса на заднем плане вдруг сразу стали менее довольными, в них появились явные нотки сожаления и даже разочарования.
Минут через пятнадцать Игорь Петрович Действительно появился! Вид у него был какой-то загадочный, вдохновлённый.
- Колян, дай мне, пожалуйста, свой «хонер» на вечерок? – с порога заявил он
- Возьми, пожалуйста, он там, в комнате стоит.
Вдохновлённый рыцарь пулей метнулся в комнату, взял инструмент и, бросив уже на пороге «спасибо», молниеносно покинул помещение.
- О как!!! – удивлённо воскликнул Борис Дмитриевич.
- Какое вдохновение!!! А ведь он почти никогда не берёт в руки акустику! А тут, на тебе! Такая прыть!
Джентльмены дружно рассмеялись и подлили ещё коньячку.
Они ещё долго сидели, периодически подкладывая дров в камин. Когда дрова в комнате закончились, то они принесли ещё (на улице, под небольшим навесом, был достаточно приличный запас). Коньячок всё подливался и подливался, время текло незаметно…
В начале третьего ночи на пороге появилась Наталья Александровна. В руках у неё был букет красных роз, её глаза светились, и вся она просто сияла! Она не вошла, а просто впорхнула в гостиную, гонимая незримой волной романтики и всеобъемлющего позитива!...
То, что она увидела, заставило её сначала на несколько секунд застыть, потеряв дар речи, а потом звонко рассмеяться, да так сильно, что пришлось присесть на стул, чтобы, в буквальном смысле, не упасть от смеха. А картина была следующая. Николай Николаевич и Борис Дмитриевич, будучи, как бы это помягче сказать, изрядно выпивши, сидели перед пылающим камином, смотря на огонь, почти не моргая, будто гипнотизируя его. Их лица были чрезвычайно сосредоточены и напряжены. Из динамиков местного музыкального центра, включенного на довольно большую громкость, Владимир Семёнович пронзительно пел: «Шевелю кнутом, бью кручёные! И пою при том очи чёрные!»… Судя по всему, это была далеко не первая песня великого русского поэта, которую они сейчас прослушивали, находясь в таком состоянии. Казалось, что вот прямо сейчас по щеке каждого слушателя скатится горькая мужская слеза! При всём при этом, в помещении было натоплено так, как будто джентльмены решили превратить гостиную в парилку. Появления же Натальи Александровны они просто не заметили. Отдав должное бесконечной и пылкой любви этих двух русских людей к своей родной поэзии, Наталья Александровна убавила громкость и при помощи нехитрых манипуляций вывела слушателей из состояния ступора. Выйдя из ступора, они горячо поприветствовали её, чувственно расцеловав и обдав неповторимым перегаром. С предложением отправиться баиньки послушно согласились, но потребовали ещё по глоточку, на посошок. Мудрая женщина не стала с ними дискутировать, даже сама налила им по капельке коньячка и затем отправила спать. После этого она тщательно проветрила помещение, прибрала со стола, вымыла посуду, приняла душ и удалилась в свою спальню. Отсутствия Игоря Петровича она не заметила, решив, что он по каким-то причинам сошёл с дистанции раньше остальных участников и уже давно спит…  

                                                                                                                        4
   Первыми проснулись ночные почитатели великой русской поэзии. И совсем не потому что выспались, а потому что каждого из участников вчерашнего романтичного поэтического вечера (ночи) с самого утра мучил непреодолимый сушняк. Найдя в холодильнике полуторалитровую бутылку минералки, они с жадностью выпили её. Спать решили больше не ложиться. Посетив душ, собирались сварить кофе. Тут в гостиной появилась Наталья Александровна, она приветливо махнула им рукой и направилась в душ. Джентльмены заметно напряглись, понимая, что их вчерашнее столь углублённое и чувственное изучение творчества Владимира Семёновича могло быть не совсем правильно воспринято их негасимой звездой и более того – спровоцировать её на очередную развёрнутую и чрезвычайно красноречивую беседу воспитательного характера!...
- Привет, мальчишки! – почти ласково сказала она, выйдя из душа в домашнем халате, и как-то совсем по-матерински потрепав их по волосам. – Вы у меня тут живые? Кофе вам сварить? На завтрак что кушать будете?
- Да, наверное, пока только кофе, - неуверенно ответил ей Борис Дмитриевич.
- Хммм… Понимаю, - с ноткой искреннего сочувствия сказала она. – Ну, если надумаете позавтракать – скажите, я сразу приготовлю! А кофе сейчас сварю!
Джентльмены переглянулись. Это было что-то невероятное! Никакой воспитательной работы, ни каких матов на весь дом! Она ли это?! Джентльмены недоумевали…
Милая и ласковая кудесница принесла кофе. Джентльмены сделали по глотку и решили выйти на улицу, чтобы наслаждаясь ароматным напитком, ещё и покурить. Они открыли дверь в дом. На пороге лежал шикарнейший букет роз, на сей раз белых.
- Наталья Александровна! Можно вас на секундочку! – громко сказал Борис Дмитриевич.
- Что там ещё случилось, мальчики? – послышалось из дома.
- Идите скорее сюда! Это явно по вашу душу!
Она вышла на крыльцо, увидела букет, подняла его, закрыла глаза, вдохнула аромат прекрасных цветов и просияла гораздо ярче вставшего солнышка.
- Какая прелесть! – прошептала она, и, хихикнув как школьница, чуть ли не бегом удалилась в дом, чтобы поставить цветы в воду.
Мужчины в очередной раз переглянулись и с пониманием кивнули друг другу.
Утро было прекрасным. Светило солнце, легкий прохладный ветерок играл с уже начинающей желтеть листвой берёз и едва заметно колыхал зелёные лапы могучих елей. Лаская слух, пели лесные птицы. Это было ещё лето, но уже чувствовалось легкое, едва уловимое дыхание приближающейся осени. От этого дыхания становилось даже немного грустно, но, в тоже время, от него становилось как-то очень легко и спокойно, возникало ощущение какой-то великой гармонии, которая существует вечно, существует абсолютно независимо от того, знаешь ли ты хоть что-нибудь о ней, или нет…
Товарищи сидели на улице за столом, не спеша пили кофе и курили. Вдруг послышались приближающиеся шаги. Это был Игорь Петрович! Он неуверенным шагом шёл по пешеходной дорожке, держа в руках кейс с инструментом Николая Николаевича. Подойдя, он присел за стол рядом с друзьями и выдохнул с необыкновенным облегчением, как будто шёл не останавливаясь всю ночь.
- Доброе утро, Игорь Петрович! – обратился к нему Борис Дмитриевич.
- Доброе, доброе, - уставшим голосом ответил главный специалист по ремонту бытовой холодильной техники.
Николай Николаевич очень внимательно присмотрелся к товарищу. Выглядел он крайне уставшим, даже измождённым и, по видимости всей, почти не спал. Но вот ведь в чём дело. Не было абсолютно никаких признаков злоупотребления алкоголем (он давно и хорошо знал товарища и просто не мог ошибиться!). Николай Николаевич лукаво улыбнулся, по-дружески обнял Игоря Петровича за плечо и чуть наклонился к нему.
- Игорь Петрович, скажите, только честно, - полушёпотом начал он. – Вы считаете, что в нашем возрасте всё ещё можно устраивать такие неповторимые и виртуозные показательные выступления в составе «трио», да ещё и в столь пикантном соотношении «один к двум»?!
- Колян! – явно смутившись воскликнул отважный рыцарь. – Мне нужно поспать!
- Конечно, конечно, друг мой! Ведь нам же сегодня играть на публике, и вы должны быть в форме. Да и потом, поймите правильно, я ведь не настаиваю на вашем ответе прямо сейчас, ведь впереди ещё целая ночь в этом прекрасном живописном уголке!
Игорь Петрович поспешно ретировался в дом, оставив на улице двух трясущихся от смеха товарищей.
Через пару минут из дома вышла цветущая звезда.
- Джентльмены, а что Игорька всю ночь не было здесь?! – с искренним удивлением спросила она.
- Почему ты так решила?! – с не менее «искренним» удивлением поинтересовался Николай Николаевич.
- Таааак… Кажется, я что-то пропустила…
- Да нет, он просто ходил в гости, тут, недалеко совсем, - подтвердил Борис Дмитриевич, тоже прикинувшись «пустым ящиком из-под пива».
- Охххх, мальчишки! Ну и засранцы же вы! – как-то очень тепло, опять же по-матерински сказала она. – Вот оставь вас одних на несколько часов, и вы обязательно что-нибудь натворите!...
Борис Дмитриевич отправился к месту главных событий фестиваля заранее, чтобы помочь отстроить звук, Наталья Александровна, по понятным причинам, тоже упорхала, поэтому в роли оруженосцев пришлось выступить двум оставшимся участникам. Они шли, неся свои инструменты и мощный басовый арсенал их благоухающей звезды.
Народу собралось довольно много. Справедливости ради, нужно отметить, что некоторые (в том числе и участники) находились в состоянии, куда как более плачевном, нежели Игорь Петрович с утра. Игорь Петрович же поспал, был разбужен и накормлен заботливым товарищем и вообще выглядел бодрячком.
После короткой церемонии открытия начались выступления участников. Люди были действительно очень и очень разные, но, в основном, играли довольно хорошо. Атмосфера на сцене и вокруг неё была очень тёплая и дружеская. Эта атмосфера поддерживалась в том числе и каким-то невообразимым количеством пива, которое было буквально везде и всюду (даже на сцене стоял небольшой столик с несколькими кружками холодного пенного напитка, чтобы музыканты могли утолить жажду прямо во время выступления, или в перерывах между исполняемыми композициями). Господин губернатор пояснил, что «Н-ский» пивзавод является главным спонсором фестиваля. Кроме того, почти все члены совета директоров этого предприятия сами являются музыкантами и выступают на фестивале в составе различных музыкальных коллективов. По этому, пиво продавалось здесь либо с совершенно символической торговой наценкой, либо и вовсе по цене себестоимости, а для участников – совсем бесплатно. Была даже мысль смонтировать пивопровод от завода до места проведения фестиваля. Остановила лишь чрезвычайно высокая сметная стоимость этого проекта, которая, к сожалению, оказалась неподъёмной ни для предприятия, ни для губернского бюджета, ни даже в случае финансовой кооперации власти и бизнеса для осуществления столь благородной миссии. А обращаться за финансовой помощью к федеральному центру губернатор как-то постеснялся, то ли из скромности, то ли по каким-то иным причинам…
Почти всё время до начала их выступления Николай Николаевич и Борис Дмитриевич, который периодически садился за пульт, провели вдвоём. Их сияющая звезда ни на секунду не покидала своего галантного кавалера, который на этом фестивале выступал в роли барабанщика сразу в трёх коллективах и за это время умудрился прожечь пеплом от сигареты свою и без того многострадальную футболку ещё в двух местах. Ну а Игорь Петрович был ангажирован теми самыми очаровательными дамами, которым благородный рыцарь-рефмеханик вчера починил холодильник. Они всё время держались за него под ручки с двух сторон и были чрезвычайно веселы и жизнерадостны, видимо, никак не нарадуясь тому, что холодильник исправен, и теперь сохранности их продуктов ничего не угрожает…
Наконец, настало время выйти на сцену. За пульт сел Борис Дмитриевич. Песни решили выбрать проверенные. Публика очень тепло восприняла дебютантов. Особо старательно поддерживали их выступление господин губернатор и две жизнерадостные дамы, которые и так то вели себя довольно активно, а слыша соло гитару Игоря Петровича и вовсе входили в состояние экстаза (вот, что значит исправное холодильное оборудование!!!).
Наталья Александровна была сегодня явно на подъёме и заразила этим остальных музыкантов. Играла она как-то очень легко, изящно и мощно. Легко сочетала два своих прекрасных инструмента и мастерски импровизировала прямо на ходу. Предпоследней решили сыграть «рыбину» (так они называли песню про окуня, привезённую с июньской рыбалки). Странно, но эта стёбная песенка так понравилась публике и так развеселила её, что со второго припева слушатели начали активно подпевать. Вдохновлённые такой поддержкой, Игорь Петрович и Наталья Александровна повторили свою импровизацию, исполненную во время их предыдущего публичного выступления (причём, этот момент никогда не репетировался). Публика была в восторге. Когда они отыграли последнюю песню и покидали сцену, то многие участники подходили к ним, благодарили и жали руки (некоторые, особо подготовленные персонажи, даже пытались заключить в дружеские объятия и расцеловать). В общем, ясно было одно – «прописку» они удачно прошли.
Чем ближе к вечеру, тем атмосфера становилась всё более и более дружеской. Одним из ярких проявлений такой дружественности и демократичности стало то, что в большинстве случаев стало довольно сложно определить, какой именно коллектив в данный момент выступает на сцене. Во время выступления одной группы на сцену выходили участники других групп (в том числе и не совсем трезвые) и что-то подыгрывали, подпевали и т.д. Причём, в одном, например, куплете это могли быть одни люди, а в другом – уже совершенно другие. Естественно, что такая искренняя и бескорыстная «помощь» коллегам по цеху в большинстве случаев не была отрепетирована, и поэтому порой возникали некоторые накладки, но они были почти не заметны и меркли на фоне атмосферы всеобщего единения и даже братства.
Когда они во второй раз вышли на сцену (а это было уже поздно вечером), то во второй песне их «поддержали» два персонажа. У одного из них в руках был саксофон (тенор), а у другого – труба. Не смотря на то, что эти уважаемые люди явно не игнорировали наличие на фестивале огромного количества пива (причём, активно Не игнорировали, и, по всей видимости, с самого утра!), и их походка не отличалась твёрдостью и уверенностью, профессиональный опыт и сноровка джазовых музыкантов позволяла им практически моментально «въезжать» в любую тему и тональность. В последней песне музыканты умышленно затянули концовку, позволив тем самым уважаемым джазменам оторваться по полной программе. В финале Наталья Александровна спровоцировала саксафониста на «перекличку». Великолепная импровизация вызвала шквальные овации уже хорошо разогретой публики.
Концерт закончился около часа ночи. Завтра в двенадцать часов начиналась вторая часть, а в пять вечера – закрытие фестиваля. Господин губернатор ещё вечером пригласил джентльменов и, естественно, их негасимую звезду на поздний «губернаторский ужин» в свой коттедж. Джентльмены, понимая всю пикантность ситуации, от приглашения вежливо отказались. Сам же Владимир Викторович куда-то неожиданно исчез. Когда закончился концерт, к Наталье Александровне подошёл Пётр Михайлович.
- Наташа, Володя просил извиниться. Дело в том, что в местном районном центре случилась какая-то коммунальная авария, и он поехал туда на срочное совещание. Я хотел было его отвезти, но за ним заехал глава районной администрации, который был здесь неподалёку, у себя на даче. Володя быстро переоделся и уехал с ним. Думаю, что это ненадолго, и он скоро вернётся.
- Что за авария? Надеюсь, ничего серьёзного?
- Не знаю, приедет – расскажет.
- Ну, тогда давайте, я что-нибудь приготовлю, пока его нет?
- Отличная идея! Я с удовольствием помогу вам, если вы не против. Разнообразных продуктов в нашем холодильнике достаточно, так что мы можем пойти и начать.
- Хорошо, Пётр Михайлович, только давайте, я сначала дойду до своего коттеджа, сделаю быстренько какой-нибудь салатик и накрою своим мальчишкам на стол. Мяса для шашлыка там ещё довольно много, пожарят они его и без меня, а вот накрыть на стол по-человечески эти поросята не сумеют, тут им без меня никак! – ответила Наталья Александровна и рассмеялась.
Владимир Викторович бы не единственным, кто «загадочно» исчез. После окончания концерта бесследно испарился и Игорь Петрович. На сей раз друзья не стали ему звонить и беспокоить. Видимо, починенный им вчера холодильник для дальнейшей надёжной и бесперебойной работы нуждался в дополнительном наблюдении и обслуживании специалиста. Хотя, честно говоря, у товарищей возникло труднопреодолимое желание всё же таки позвонить Игорю Петровичу и, в качестве напутствия, напеть фрагмент одной из песен Владимира Владимировича: «… Ну, а в прочем, если захочешь, следующей ночью – я опять у тебя!!!»…
Пока джентльмены на улице жарили шашлык, мать Тереза порхала между стоящим перед камином столом и кухней как бабочка. Она заботливо сделала салат, аккуратно нарезала мясное ассорти, украсив его листочками петрушки, и красиво разложила разнообразные соления на небольшой глубокой тарелке. Пришедшие с улицы джентльмены, увидев столь искусно сервированный стол, громко и продолжительно поаплодировали и, в знак благодарности, поклонились своей благоухающей звезде. Милое и цветущее создание на пять минут заскочило в свою комнату и поправило макияж.
- Мальчики, я вас покидаю! Смотрите, ведите себя тут хорошо!
- Приятного ужина! – пожелали джентльмены вслед.
Они разожгли камин и сели к столу. Видимо, горячее ароматное мясо и холодная водка настроили Бориса Дмитриевича на философский лад.
- Друг мой, у меня создаётся впечатление, что на этом фестивале «фестивалят» все, кроме нас свами. – заметил он.
- Совершенно верно! Но именно так и соблюдается общее равновесие и всеобъемлющая вселенская гармония: нас четверо, двое – «фестивалят», а двое других – строго блюдут нравственные устои, – ответил Николай Николаевич и сам поразился глубочайшему философскому смыслу сказанного…
- Вовчик только что звонил, они там закончили, минут через пятнадцать выезжают обратно. Думаю, что через час с небольшим будут здесь, - сказал Пётр Михайлович, когда Наталья Александровна вошла.
- Ага, времени у нас не так много. Начнём!
- Наташа, вы любите куриные крылья, зажаренные на углях?
- Обожаю!
- Вовка от них тоже балдеет. Пойду, поставлю их жариться, мангал я уже разжёг.
Она с поразительной скоростью и проворством сделала два салата, потом нарезала стейками постную свинину, чуть отбила её обухом ножа и, обработав специями, обжарила на сковороде до хрустящей корочки, а затем, добавив немного нарезанного лука, поставила чуть потомиться на медленном огне. Тут появился Пётр Михайлович с большой тарелкой зажаренных куриных крыльев, и они вместе сервировали стол. Когда всё было готово, Наталья Александровна вышла покурить на улицу. Старик составил ей компанию.
- Прикольный фестиваль, даже жаль, что он завтра закончится, - с явной ноткой грусти произнесла Наталья Александровна.
- Да, здесь весело, да и природа очень красивая, я люблю здесь бывать, - ответил старик, лукаво улыбаясь. – А мы с Вовчиком во вторник едем в большой город в командировку на три-четыре дня…
- Правда?! – воскликнула проворная хозяйка, и глаза её просияли.
- Да, правда, - ответил Михалыч, продолжая улыбаться. – Он планировал эту поездку недели через две, но неожиданно решил ехать раньше. Я слышал, как он сегодня звонил своему помощнику и просил срочно, за понедельник, всё подготовить…
- А вообще, интересный у вас губернатор… Да и человек, наверное, хороший, – как-то совсем по детски сказала взрослая женщина.
- Вовка то? Да он отличный мужик! Я то его знаю с восьми лет, когда его привели ко мне в музыкальную школу… Совсем маленький был, - с необыкновенной теплотой начал старик. – Его мать, Антонина Сергеевна, царствие ей небесное, одна его воспитывала, так что я ему был вместо отца… Я то его учил на фортепиано играть, а в итоге выучил барабанщика…
- Он здорово играет, я слышала сегодня!
- Да, неплохо молотит… Он, когда в институте учился, умудрялся одновременно играть в четырёх группах! Просто фанат был ударных инструментов. На пятом курсе женился, у них почти сразу дочь родилась… Они прожили двадцать лет, а потом – на тебе…
- Что случилось?
- Четыре года назад его жена умерла. Рак. Ничего не смогли сделать. Он тогда уже губернатором был. Через два дня после похорон подал заявление президенту по поводу отставки, но тот отставку не принял и даже звонил ему на следующий день, они минут десять разговаривали… Работа его и спасла, а то и неизвестно, что бы сейчас с ним было… Но всё равно, стал какой-то не такой… Я то его знаю как облупленного, всё вижу, не такой стал, как раньше… А вчера вечером вдруг – раз! И всё поменялось! Я это заметил ещё тогда, когда мы вчера из города обратно ехали… Это - всё ты, дочка…
- Да ладно вам, Пётр Михайлович! Я то тут причём?
- Эээээ нет! Не скажи! Я хоть и старый, но не слепой и не глухой! Ладно, ты лучше расскажи, где так классно научилась на басу играть?
- Да всё получилось примерно так же, как и вы рассказывали. Учили играть на фано, а выучилась на басу, - сказала она и рассмеялась.
В этот момент подъехал автомобиль, и из него вышел господин губернатор в строгом деловом костюме, при галстуке и с букетом цветов. Грациозная лань метнулась к нему навстречу.
- Володя, что там случилось?
- Да ничего страшного, шума больше…
Когда поздний ужин подходил к концу, Михалыч чуть призадумался.
- Что-то давно я на рыбалке не был…, - мечтательно произнёс старик.
- Так давай съездим на следующих выходных! – предложил господин губернатор.
- Больно долго ждать! Сейчас начало четвёртого, если минут через пятнадцать выеду, то к зорьке буду на большом озере…
- Куда ты ночью то собрался, Михалыч?!
- Во-первых, ты же знаешь, у меня бессонница, а во-вторых – не учи старика, мальчишка! – сказал Михалыч и подмигнул.
- Ага, ты прямо вот так и поедешь: в белой рубашке и парадных туфлях! А рыбу будешь ловить на свой галстук?!
- Хе хе… Сынок… Ты забыл, что в твоём служебном джипе огромный багажник и явно давно туда не заглядывал! Я в нём вожу с собой много чего полезного, в том числе удочку, спиннинг, рыбацкую одежду и даже резиновую лодку!!! Пойду, переоденусь!
- Ну, ты даёшь, Михалыч!
- Доченька, можно тебя попросить? – обратился старик к Наталье Александровне. – На кухне стоит наш дорожный термос, сделай мне, пожалуйста, с собой кофейку покрепче!
- Конечно, Пётр Михайлович!
Михалыч появился минут через десять. Он был экипирован, как заправский рыбак. Пока его не было, Наталья Александровна не только сварила кофе и налила его в термос, но и приготовила различные бутерброды и упаковала их в дорогу.
- Спасибо, доченька! – сказал старик, взяв термос и пакет с провизией. – Ладно, молодёжь, некогда мне с вами болтать, ехать надо!
- Ну, удачной рыбалки, Михалыч!
- Спасибо! Ведите себя тут хорошо! – тоном опытного наставника произнёс старик и снова подмигнул. – Думаю, завтра на обед угощу вас ухой!!!
Оставшиеся в другом коттедже джентльмены решили, что вчерашнего столь углублённого и чувственного изучения творчества Владимира Семёновича вполне достаточно, и, поужинав, отправились спать…
                                                                                                                  5
    Проснулись они часов в девять и обнаружили, что в коттедже они по прежнему вдвоём. Сварив кофе, они вышли на улицу, сели за стол и закурили…
Погода несколько испортилась. Стало прохладнее. Низкая серая облачность почти цепляла верхушки деревьев, ветер усилился. Осень, казавшаяся вчера ещё такой далёкой, сегодня подкралась уже гораздо ближе. Она напоминала о своём приближении и прохладным воздухом, и срывающимися из низких серых облаков отдельными каплями дождя, и резкими порывами ветра, которые уже совсем скоро будут рвать с деревьев жёлто-красные листья и быстро гнать их по воздуху, как сноп раскалённых искр. Глубоко вдыхая это прохладный и влажный воздух и чувствуя, что она, Государыня Осень, уже где-то здесь, вдруг сразу слышишь слова Юрия Юлиановича, негромко сказанные его хрипловатым голосом:
«… Лета нету. Как кометы, блещут листья на ветру
Осень – крики без ответа, осень – вера в тишину
Скоро вьюги и метели… Скоро смерть заговорит
Только ели… Еле-еле зеленея греют вид…»
Вскоре появилась Наталья Александровна с букетом цветов и совершенно блаженным взглядом своих голубых глаз. Сказать, что она сияла – не сказать ничего!
- Мальчишки! Доброе утро! Вы у меня тут голодные?
- Да нет, мы только встали, - несколько сонно ответил Николай Николаевич, потягиваясь.
- Что вам приготовить на завтрак?
- Из ваших рук, наша благоухающая звезда, мы готовы есть всё, что угодно! – поэтично воскликнул Борис Дмитриевич.
Тут подоспел и отсутствовавший Игорь Петрович.
- Нууууу! Дорогой друг! Должен заметить, что сегодня вы выглядите гораздо лучше, чем вчера! Вот, что значит тренировка! – сказал Николай Николаевич, похлопав товарища по плечу.
- Исправно ли функционирует бытовая холодильная техника?! – поинтересовался Борис Дмитриевич.
- А то!!! – гордо подтвердил рефмеханик.
- Ну и отлично! Сейчас наша цветущая мать Тереза приготовит нам завтрак, и вы сможете подкрепиться и восстановить потраченные силы! – торжественно произнёс Николай Николаевич.
- Я уже позавтракал! – с достоинством проинформировал опытный марафонец.
Товарищи переглянулись и уважительно кивнули головами.
В двенадцать часов действо на сцене возобновилось. Надо отметить, что пива на второй день было всё так же много, но употребляли пенный напиток в значительно меньших количествах и далеко не все. Видимо, многим из участников и зрителей сегодня предстояло сесть за руль.
Выступления коллективов сегодня были более краткими, буквально три-четыре композиции. Когда вчерашние дебютанты вышли на сцену, то публика их узнала. Сыграли пару песен, которые не исполняли вчера. В одной из них был очень интересный солячок на басу. После этой песни человек пятнадцать участников, находившихся в разных местах, встали, почтительно закивали Наталье Александровне и символическими жестами снимали шляпы. Это были басисты из различных коллективов. Собирались сыграть ещё одну песню, но тут произошло следующее. В зрительском секторе подняли большой плакат, на котором цветными карандашами (или мелками) был довольно мастерски изображён упитанный пресноводный окунь анфас. Рыбина смотрела, недовольно нахмурив «брови» и чуть прищурившись. Во рту дымилась папироса, от которой поднимался сизый дымок. Все детали были так талантливо прорисованы, что создавалось впечатление полной реальности. Увидев плакат, музыканты дружно рассмеялись и все вместе поаплодировали незаурядному художнику. В ответ на это, плакат пришёл в движение, а публика начала скандировать «Окунь!!!». Николай Николаевич пожал плечами и сказал в микрофон: «Ну, рыбина, так рыбина…», и Игорь Петрович тут же начал играть вступление… Когда закончили песню, то на сцену поднялся автор плаката и подарил музыкантам свой шедевр…
Закончив выступление, Николай Николаевич и Борис Дмитриевич подналегли на пенный напиток. Игорь Петрович тоже подналёг, но не в компании товарищей, а во всё той же, вчерашней компании…
Когда концерт закончился, то организаторы устроили раздачу всевозможных почётных грамот и дипломов. Дебютантов тоже пригласили на сцену и вручили им грамоту «за прекрасный дебют». Когда они покидали сцену, держа в руках ценный документ, то ведущий попросил Наталью Александровну задержаться. Оказывается, авторитетная коллегия басистов фестиваля обратилась к организаторам с настоятельной рекомендацией официально присвоить негасимой звезде звание «изюминка фестиваля» и выдать соответствующий документ, подтверждающий столь высокий статус. Когда документ был торжественно вручён, слово предоставили лауреату (лауреатше). Наталья Александровна, как всегда, за словом в карман не полезла.
- Благодарю за доверие! – игривым тоном начала она. – Господа, но позвольте! Есть два существенных нюанса. Во-первых, изюминка, как правило, тёмного цвета, а я, как видите – блондинка! А во-вторых, господа, ну неужели я и правда такая старая и сморщенная, как изюминка?!
Безудержный хохот и овации были ей ответом.
- Наталья, а сыграйте нам ещё что-нибудь на прощание? – обратился к ней ведущий.
- Хммм… Это можно! Владимир Викторович, вы мне не поможете? – спросила она, найдя глазами господина губернатора, и кивнула в сторону барабанной установки, стоящей на сцене.
Господин губернатор с мальчишеской проворностью выскочил на сцену и прыгнул за «кухню». Коллеги по цеху подали ей её безладового монстра.
Играли они минуты четыре или пять. За это время изюминка показала всё, что она умеет вытворять с басом, и даже гораздо больше! Барабанщику тоже «досталось». Неугомонная бестия, вдохновлённая своим новым высоким статусом, постоянно провоцировала ударника усложнять ритмический рисунок. Надо отдать должное, господин губернатор тоже не ударил в грязь лицом! Когда стихли последние звуки, вся авторитетная коллегия басистов вышла на сцену. Джентльмены ещё раз сняли шляпы и поклонились свежеиспечённой изюминке…
После церемонии закрытия появился Пётр Михайлович и безапелляционно пригласил состоявшихся дебютантов в полном составе на уху. С удовольствием отобедав великолепной ухой под холодную беленькую, друзья отправились собираться в дорогу. Наталья Александровна, по понятной причине, спиртного не употребляла, но ей и без этого допинга хватало…
Собравшись и загрузив автомобиль, состоявшиеся дебютанты присели покурить на дорожку. Игорь Петрович отлучился минут на десять. Вернулся он обильно испачканный губной помадой (двух различных оттенков), и заботливой как никогда изюминке пришлось (под дикий хохот ритм гитариста и звукорежиссёра) при помощи носового платка удалять следы женской косметики с лица и шеи авторитетного рефмеханика. Докурив и выпив на посошок, друзья тронулись в путь, заехав по пути попрощаться с господином губернатором и Михалычем, где, естественно, выпили ещё… Попрощавшись, джентльмены деликатно удалились и сели в машину, старик же отправился в дом. Минут через пять изюминка, с глазами на мокром месте, заняла своё место за штурвалом. Она опустила стекло.
- Только ты сразу же мне позвони, когда приедешь! Обязательно! Хорошо?! – крикнула она господину губернатору.
- Натусь! Ну, конечно же! Во вторник утром, как только въеду в город! – заверил он…
Медленно выехав за территорию турбазы, Наталья Александровна задумалась, прижалась к обочине и остановилась. Повернувшись вполоборота, она внимательно посмотрела на каждого из пассажиров.
- Джентльмены! – торжественно воскликнула она. – У меня для вас есть чрезвычайно приятная и удивительно своевременная новость!
- Какая?! – хором спросили мужчины.
- По случаю завоевания нашим сплочённым коллективом почётной грамоты «за прекрасный дебют», а также в связи с тем, что меня сегодня публично обозвали старой сморщенной изюминкой, правила, которые действовали по дороге сюда – отменяются!!! Так что можете продолжать праздновать, то есть выпивать, даже бухать, если угодно, а также курить прямо в машине!!! Ура, товарищи!!!

                                                                                                             6
   Таким образом, сияющая изюминка в очередной раз за сегодняшний насыщенный день сорвала шквальные овации. Сидящий на переднем сидении Борис Дмитриевич выпорхнул из автомобиля, как юный юркий воробушек и извлёк из багажника сумку, в которой ещё оставались запасы «топлива». Джентльмены сразу же налили и выпили, и после этого Наталья Александровна продолжила движение…
- Кстати, господа! – очень серьёзным голосом произнёс Борис Дмитриевич. – Вы знаете, никак не могу вспомнить, где я слышал эту фразу: «Под старость лет, да выйти в свет!», не сочтите за труд, напомните мне пожалуйста!
Сидящие на заднем сидении товарищи переглянулись и изобразили глубочайшую задумчивость.
- Что-то я не припомню такого фразеологизма, дружище, - отвечал Николай Николаевич.
- Да и я впервые его слышу, - поддержал Игорь Петрович. – Однако, согласитесь, какой стиль, какой полёт мысли!
- Видимо, у меня под старость лет стали прогрессировать слуховые галлюцинации, - с ноткой грустного беспокойства заключил Борис Дмитриевич.
- Даааа… Борис Дмитриевич! Я, конечно, подозревала, что на вас дурно влияет общество этих двух старых авантюристов, но даже и предположить не могла, что вы станете такой жопой с ручкой!!!...
Между тем, автомобиль с большой скоростью двигался по трассе, пассажиры не спеша потягивали коньячок, и все вместе делились впечатлениями о прошедших двух днях…
И всё же, был один момент, который был не до конца ясен и понятен (во всяком случае, троим из четверых присутствующих). И после очередной паузы в диалоге, связанной с синхронным употреблением коньяка мужчинами, настал таки черёд пролить свет и на этот самый момент.
- Игорь Петрович! – начал Николай Николаевич доверительным тоном. – Теперь, когда всё уже позади, поведайте же нам, как вам удалось столь мастерски справиться с ремонтом холодильника?!
- Действительно! – поддержала Наталья Александровна. – Пикантные подробности технического и анатомического характера можно опустить, но вот всё остальное – чрезвычайно интересно общественности!
Игорь Петрович понимал всю безвыходность ситуации: ретироваться было невозможно (для этого пришлось бы, как минимум, выпрыгнуть из автомобиля на ходу), а «отмазаться» не получится…
Выбора не было, по этому, он начал «давать показания»…
- Ну, собственно говоря, холодильник то был исправен. Проблема была с сетевой вилкой, но я быстро решил эту проблему, и холодильник сразу же заработал…, - неуверенно начал он и тут же подзамялся…
- Ну и, по видимости всей, очаровательные дамы оказались людьми воспитанными и решили как-то отблагодарить за столь бесценную услугу, оказанную вами?! – деликатно заметил Николай Николаевич, желая немного помочь замявшемуся от смущения товарищу.
- Да, совершенно верно! Они… Любезно пригласили меня отужинать…
- Само собой разумеется, что вы не могли отказать очаровательным дамам?! – уточнил Борис Дмитриевич.
- Ну, естественно! Ведь это было бы просто некрасиво с моей стороны!
Друзья переглянулись и с пониманием уважительно закивали головами.
- За ужином мы беседовали… Выпивали… - робко продолжал благородный герой. – Выяснилось, что уважаемые дамы уже в третий раз приезжают на этот фестиваль в качестве зрителей. Оказалось также, что они очень любят гитарную музыку…
- Ооооо! Как им повезло! Ведь вы же у нас не только незаурядный рефмеханик, но и талантливый гитарист!!! – поддержала исповедующегося Наталья Александровна.
- Нууу… - начал было скромничать мастер на все руки.
- Не скромничайте, дорогой вы наш! – сказал Николай Николаевич и похлопал товарища по плечу. – Я просто сейчас вспомнил, с каким вдохновлённым видом вы тогда явились за инструментом! Предполагаю, что уважаемые дамы получили огромное эстетическое удовольствие от вашей вдохновлённой игры!
Чем дальше, тем Игорь Петрович всё больше и больше нервничал. Видимо, он всё ближе и ближе подходил в своём не совсем уверенном повествовании к какому-то очень важному моменту…
- Да, музицировал я довольно долго… Благодарные слушательницы поддерживали меня… Они подпевали… И даже танцевали…
- Ммммм! Какая прелесть! По себе знаю, как вдохновляет и «заводит» искренняя поддержка благодарной публики! – согласился Николай Николаевич.
- Ну, вот… Я, было, собрался уже уходить… - рассказчик опять замялся…
- Но благодарная публика никак не хотела вас отпускать! И, вполне возможно, учитывая столь тёплую и эмоциональную атмосферу вашего общения, а также наличие алкоголя, эта самая публика вполне могла использовать для достижения своей цели не совсем разрешённые «приёмы», несколько отличающиеся от бурных аплодисментов и криков «бис!», - пришёл на помощь Борис Дмитриевич.
- Именно так!!! Правда есть ещё один весьма пикантный момент… Как бы вам это объяснить… - Игорь Петрович снова замолчал.
Наталья Александровна очень внимательно посмотрела в салонное зеркало заднего вида на умолкнувшего Игоря Петровича. Пожалуй, ей сейчас приходилось гораздо сложнее, чем всем остальным, ведь, мало того, что приходилось прилагать немалые усилия, чтобы не расхохотаться, окончательно спугнув тем самым напрочь оробевшего, некогда отважного рыцаря, но нужно было ещё и управлять автомобилем, двигавшимся с очень приличной скоростью…
- Позвольте, Игорь Петрович, я попытаюсь немного вам помочь, - начала она, сосредоточившись и приложив просто титанические усилия, чтобы придать своему голосу совершенно серьёзную и спокойную интонацию. - Если правильно понимаю, то уважаемые дамы обладали несколько иными взглядами на вопросы сексуальной ориентации, нежели, например, мы с вами…
- Да… Вы правы… - робко подтвердил «подследственный».
- Рискну предположить, что одна из них (обладательница шикарного бюста, та, что с короткой стрижкой) достаточно категорична в своём мировоззрении и по жизни предпочитает исключительно женскую компанию. Вторая же дама – куда как более широка в своих взглядах и устремлениях, ибо вполне может сочетать и компанию мужчин, и женщин, и даже комбинированные варианты…
- Откуда вы это узнали?! – в полном замешательстве поинтересовалась жертва бесчеловечного допроса.
- Нууу… Дорогой вы мой, во-первых, я – женщина и мне не чужда женская интуиция, во-вторых, мне далеко не двадцать и даже не тридцать лет и я кое-что вижу, а в третьих, ваши очаровательные дамы постоянно были на людях и вели себя довольно активно, так что возможностей повнимательнее понаблюдать за ними у меня было предостаточно…
С этого момента Наталья Александровна, Борис Дмитриевич и Николай Николаевич старались не смотреть друг на друга, так как это могло спровоцировать цепную, совершенно неуправляемую реакцию, результатом которой стал бы безудержный припадок истерического смеха…
- Друг мой, ну в этом случае ваша задача существенно упрощалась, не так ли?! – провокационным тоном спросил Николай Николаевич.
- Это… Не совсем так… - ответил герой пошлых откровений и тут же выпил залпом приличную дозу коньяка, находившуюся в своём стаканчике. – Изначально – да… Я «приватно» общался с дамой, которая, как правильно подметила Наталья Александровна, придерживается «более широких взглядов». Происходило это, как вы понимаете, в её апартаментах (в их коттедже было тоже две спальни). Но… Видите ли, друзья мои… Как бы это сказать…
- Если позволите, я попробую сформулировать, - очень деликатно вступила Наталья Александровна. – Дело в том, что психологический портрет этой самой дамы «более широких взглядов» совершенно явно говорит о том, что это очень чувственная и чрезвычайно эмоциональная натура. Естественно, что эта эмоциональность наиболее ярко проявляется, в том числе, и при «приватном», как его обозначил наш друг, общении… Я не сильно ошиблась в своих гипотезах, Игорь Петрович?!
- Нет-нет! Всё абсолютно правильно! – авторитетно подтвердил заслуженный мастер «спорта». – Именно эта эмоциональность и не оставила равнодушной её спутницу, которая в тот момент находилась в соседнем помещении… Но, довольно скоро… Присоединилась к нашей компании… И вы знаете, друзья мои, что интересно?! За время нашего «общения» она (присоединившаяся) радикально пересмотрела свои изначально столь категоричные взгляды! И даже призналась в этом мне и своей спутнице перед нашим с вами отъездом!!!
Последняя фраза из уст непревзойдённого любителя острых ощущений, произнесённая им с необыкновенным достоинством и даже гордостью, явилась последней каплей. Описать эту мощнейшую волну истерического хохота просто невозможно!!! Слава богу, что в самом начале накатывающей волны Наталья Александровна стала интенсивно тормозить, а затем съехала на обочину и остановилась. В противном случае, скорее всего, произошла бы авария, так как управлять автомобилем она уже была просто не в состоянии…
Друзья покинули комфортабельный автомобиль и некоторое время приходили в чувство на обочине. Невозмутимым оставался лишь специалист по ночным марафонам в расширенном составе, который искренне недоумевал, видя умирающих от смеха коллег по музыкальному цеху.
Когда всё более или менее утихло, то слово решил взять самый старший по возрасту из всех присутствующих – Борис Дмитриевич.
- Игорь Петрович! Позвольте мне от своего имени и от имени нашего дружного коллектива принести вам искренние извинения! Вы уж простите нас великодушно за то, что мы сначала всё поняли совершенно неправильно! Ведь мы то, грешным делом, подумали, что вы с головой окунулись в мутную волну плотских утех и отвратительного разврата! И только теперь, осознав всю глубину вашего благородного замысла, мы понимаем, как чудовищно мы заблуждались!!! Ведь благодаря вашим высоким устремлениям, приложенным силам и умениям (извините за каламбурчик) заблудшая, несчастная женщина увидела, таки, свет в конце тоннеля!!! Ведь можно только представить себе, как она страдала, как мучилась (может быть, даже всю свою жизнь!!!) от отсутствия мужского участия в столь важной и неотъемлемой составляющей части полноценной жизни каждой женщины!!! И только вы, бесстрашный и благородный рыцарь, смогли избавить её от этих невыносимых мучений!!!!....
- Приятно иметь дело с понимающими людьми! – подыграл ему признанный авторитет в области наивысшего гуманизма, и они крепко пожали друг другу руки.
Когда до большого города оставались считанные километры, то друзьям пришлось сделать ещё одну вынужденную остановку. Причина остановки была та же, что и в первый раз. А дело было в том, что принимая в очередной раз поздравления с окончанием гуманитарного марафона, Игорь Петрович, как бы так, невзначай, сделал одно весьма интересное уточнение. Оказывается, что новые очаровательные знакомые этого благородного мужчины живут в населённом пункте, который находится буквально в двадцати километрах от большого города, и что он уже приглашён в гости на следующих выходных…






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 09.11.2020 Максим Окунев
Свидетельство о публикации: izba-2020-2940281

Метки: Финальный из сборника рассказов о немолодых музыкантов-авантюристов,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1